home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Забытый камень

Нандалее оглядывалась по сторонам, лишившись дара речи. Ей никогда не доводилось бывать в месте, подобном этому. Когда они вышли из звезды альвов, их встретила зима. Под ними раскинулась прекрасная зеленая долина. Но им пришлось пересечь зиму, чтобы попасть туда. Расстояние составляло сто шагов.

Зима была самым знакомым для нее временем года. Именно оно длилось дольше всего в Карандамоне. Но здесь зима была не суровой. Не было колючих ветров. Солнце, сверкая, преломлялось в сосульках, свисавших с деревьев. Слишком уж много сосулек. Как будто кто-то украсил деревья льдом. Нандалее улыбнулась собственным абсурдным мыслям.

— Замечаете что-нибудь необычное? — Перворожденный принял свой эльфийский облик. Он снова стал тем Темным, которым был во время их первой встречи. Причин изменения облика он не объяснял. А она не стала спрашивать. Так он производил менее пугающее впечатление. Была в нем какая-то мрачная привлекательность. Вот только глаза его почти не изменились. Несмотря на то что вертикальные зрачки исчезли, необычная синева осталась: цвет неба в ясный зимний день.

— Это похоже на романтическое представление о зиме. Не настоящая зима.

Темный кивнул.

— Примерно правильно. Она всегда мечтала о гармонии и идеальном мире. Реальность выносила с трудом. Очень редко уходила отсюда. Дважды уже я тщетно искал ее здесь. Надеюсь, теперь она вернулась.

— Кто она?

— Я не буду называть вам имен. Вы здесь только для того, чтобы оглядеться по сторонам. Это место — прибежище альвийки. Когда вы повстречаетесь с ней, она понравится вам. Она не может не нравиться, несмотря на то что немного… рассеянна.

Нандалее повиновалась. Она стала оглядываться по сторонам. Что он хочет, чтобы она обнаружила? Он настолько превосходит ее… Они миновали мнимую зиму и оказались среди весеннего буйства природы. Деревья утопали в цвету. Певчие птицы соревновались друг с другом. Легкий ветерок подхватывал лепестки цветов и ароматы. Она увидела зайчонка, играющего рядом с лисой, миролюбиво наблюдавшей за ним. Ни одной сломанной веточки. Ни одного сорванного листка. Все казалось идеальным — и совершенно неправильным. Неужели совершенный мир должен выглядеть так? — спросила себя Нандалее. Как бы там ни было, это не ее мир. Она поглядела на свои покрытые струпьями, ноющие от боли подушечки пальцев. Вот реальность! Она судорожно сглотнула и попыталась не думать о том, как выглядит ее лицо.

Темный то и дело пристально поглядывал на нее. Дело в ее ранах или он чего-то хочет от нее? Пусть скажет! Она не будет задавать вопросов, упрямо подумала Нандалее. Ни единого вопроса! Даже если придется откусить себе язык.

Звериную тропу обрамляли цветы мака. На темной земле она нашла один-единственный отпечаток ноги. Она осмотрела след, взглянула на сапоги перворожденного.

— Ее здесь нет, — наконец произнес дракон. — Я бы почувствовал ее. У нее всегда хорошее настроение, — он понурился.

Цветы мака привели их на поляну. Теперь они вошли в лето. К зелени травы примешалось немного желтизны. На деревьях, совсем рядом, висели спелые фрукты. На одном дереве росли одновременно яблоки и груши. Все эти игры раздражали Нандалее. В этом нет нужды! Может быть, все дело в скуке? В этом мире еще столь многое можно изменить. Девушке вспомнились зимние ночи, когда желудок напевал ей колыбельную.

На другом конце поляны вспыхнул странный серебряный свет. Нандалее никогда не видела ничего подобного. Он немного напоминал врата, открывавшиеся на звезде альвов. Но здесь не было светящейся арки. Просто сверкающая поверхность. Немного больше ее. И в ней было что-то манящее.

— Осторожнее, милая моя. Если вы войдете в этот свет, то окажетесь вырванной из приюта душ. Вы уйдете в место, куда я не смогу последовать за вами.

— Что это? — Едва эти слова сорвались с ее губ, как эльфийка тут же разозлилась сама на себя. Она ведь поклялась молчать!

— Альвы называют это Лунным светом. Он окружен тайнами. Даже для альвов. Я чувствую, что кто-то прошел сквозь эти врата, но не думаю, что это была хозяйка этой рощицы. Она любила Альвенмарк. Она не сбежала бы!

— А если она все же поддалась искушению? — Нандалее не могла отвести взгляда от этого света.

— Нет! — с поразительной резкостью ответил Темный. — Не она! Кто-то сплел здесь чуждое заклинание. Его эффективность я понять не могу, но чувствую, что что-то не так.

Нандалее подумала о Гонвалоне. Она так тосковала по нему. Несмотря на то, что в ту ночь, когда они вернулись из Лазурного чертога, он выдал ее Золотому. Она только что принесла себя в жертву ради него, отказалась от того, чтобы стать наставницей Лазурного чертога. А что сделал он? Поспешил к своему дракону, вместо того чтобы побыть с ней. Интересно, сказал ли он и о том, что случилось после? Сердце подсказывало ей, что их любовь осталась тайной. Но разум ее терзали сомнения. Ей так хотелось увидеть его снова! Она решительно отвернулась от серебристого света.

В глаза ей бросился засохший листок. Он выделялся красно-коричневым пятном на сочной зелени летнего куста лесных орехов. Она пригляделась к кусту внимательнее. Черенок был надломлен. Только один этот. Она вгляделась в ветки. В прошлогодней листве лежал камень. Кончиками пальцев она вытащила его из-под куста и обнаружила на нем коричневое пятнышко. Эльфийка принюхалась, даже лизнула его.

— Что это, благородная следопыт?

— Засохшая кровь. Ты прав; эта поляна не такая мирная, как кажется.

— Как вы сумели найти камень?

Она указала на красно-коричневый листок.

— Один-единственный увядший листок не вписывается в картину идеального лета, — с этими словами она протянула ему камень.

Темный тоже понюхал его. Ничего не сказал. Вместо этого пошел обратно к звезде альвов. Нандалее еще раз огляделась по сторонам. Больше ничего подозрительного она не обнаружила. Никаких следов в траве. Она снова быстро поднялась. Ничего.

Дракон ждал ее.

— Кто-то прошел сквозь эту звезду альвов. Я почувствовал это еще во время своего первого визита. Должно быть, это было несколько лун тому назад. Я попытаюсь отследить след. Но шансы на успех весьма малы.

— А что делать мне? Я должна остаться здесь? Я думала, мы заключили сделку.

Он долго смотрел на нее. Так долго, что Нандалее осознала, насколько неподобающим был ее тон. Его взгляд было тяжело истолковать. Что-то было в нем не так, но девушка не могла сказать, что именно.

— Я не хочу подвергать вас опасности, госпожа Нандалее, — наконец произнес он.

— При всем уважении, — уже более смиренно сказала она, — но разве я похожа на существо, созданное для жизни в идеально гармоничном месте? Я лучше подвергнусь некой неизвестной опасности, чем встречусь с верной скукой.

Казалось, он задумался. Эльфийка могла лишь догадываться, насколько далеко он мысленно находился.

— В этом месте живет альвийка, госпожа Нандалее, — наконец нарушил он молчание. — Она совершенно не такая, как я. Это трудно описать, но в ее присутствии нет мрака, нет печали, нет гнева. Она… — Он поднял руки, подыскивая слова. — Она словно обратившаяся в силу беззаботная песня соловья.

Нандалее наморщила лоб и вздрогнула от боли. Надорвалась корочка над бровью.

— Я беспокоюсь за нее. Покидать это место — это совершенно не в ее духе. Я должен выяснить, кто здесь побывал. Кто заставил ее покинуть место, которое она любила больше всего.

В его словах появился тягостный оттенок. Неужели он опасается, что с альвийкой что-то произошло? С одной из создательниц Альвенмарка? Нет, это исключено, подумала Нандалее. Кто может стать опасным для альвийки! И, несмотря на это, было совершенно очевидно, что дракон испытывает глубочайшую тревогу.

— Я из клана охотников, — осторожно произнесла она. — Мы одиночки, но если клан в опасности, мы подчиняемся. Собираемся вместе и слушаем слово старшего, пока не минет беда.

Темный пристально смотрел на нее. Интересно, что происходит в его драконьем мозгу? Может быть, она снова разозлила его?

— Вы полагаете, дракон и госпожа эльфийка могут образовать клан? — Он был по-прежнему холодным, отстраненным, и то, как он смотрел на нее, ей совсем не нравилось. Под этим взглядом она чувствовала себя ничтожной. И снова осознала, как изуродовано ее лицо. Испещрено шрамами, без кончика носа, с отрезанной бровью.

— Пожалуй, мы были бы очень маленьким кланом, — тихо, подавленно произнесла она. Как она могла дерзнуть поставить себя на одну ступень с одним из старейших творений Альвенмарка? Наверное, все дело в том, что он принял облик эльфа…

— Это очень непривычная мысль для меня, госпожа Нандалее. У нее горьковато-сладкий вкус.

Она непонимающе глядела на него. Ей никогда не пришло бы в голову пробовать мысли на вкус. Может быть, она для него тоже имеет вкус? А ведь он опечален, подумала Нандалее.

Однако, вероятно, он гораздо выше таких банальных эльфийских чувств.

— Вы видите мир иначе, чем я. Кто бы ни пришел сюда, он хорошо постарался, чтобы стереть для меня свой след. Он знает, как я мыслю, и он знает, как стать невидимым для меня. Вас он в своем плане не учел, госпожа моя. Вы действительно можете стать ценным приобретением для меня на охоте.

Впервые с тех пор, как они заключили сделку, Темный улыбнулся, и девушки коснулось чувство глубокой привязанности. Она несмело поглядела в небесно-голубые глаза. Он все еще улыбался. Теперь несколько иначе. Заговорщицки, как будто они разделили тайну. Может быть, сейчас он прочел ее мысли по лицу?

— Тогда идемте со мной и забудем об осторожности.

Услышав эти слова, Нандалее содрогнулась. Был ли в них подтекст или же ей это просто показалось?


Мечты жреца | Логово дракона. Обретенная сила | Чужое тело