home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Чужое тело

Звезда альвов закрылась, Нандалее окружила темнота. Путь привел их в пещеру. Эльфийку охватило чувство того, что она находится глубоко под землей.

— Он пришел сюда и больше не уходил,  — голос Темного лился внутри нее, словно жидкий огонь. — Он несколько раз выходил через эту звезду альвов в нижний город, но никогда не покидал его этим путем. Похоже, он пытался стереть след.

Нандалее казалось, будто огромный камень давит ей на грудь.

— Мы внутри горы?

Дракон задумчиво кивнул.

— Да. Гора. Большое поселение карликов.

Нандалее чувствовала себя все хуже. В пещере Парящего наставника она еще могла находиться. Там недалеко было небо, и во время занятий они сидели на свежем воздухе. Но здесь воздух был затхлым. Одно это уже могло служить доказательством того, насколько далеко должно быть небо.

— Вам нехорошо, госпожа Нандалее?

— Все в порядке! — поспешно ответила она. Не хотела проявлять слабость. Прежде чем закрылась звезда альвов, ее свет наполнял пещеру. Она была не особенно большой. В стенах находились ниши, внутренняя сторона которых была полностью покрыта фиолетовыми, белыми или зелеными кристаллами.

— Это место карлики называют комнатой будущих открытий.

— Ты уже бывал здесь?

— Нет. Но в каждом крупном горном городе есть пещера, подобная этой. Лишь немногие карлики умеют открывать звезды альвов. Они ходят другими путями. Но верят, что однажды овладеют искусством плетения заклинаний.

— Так же, как эльфы?

Он вдруг зашипел, совсем не по-эльфийски.

— Мы пришли не для того, чтобы болтать. Сдерживайтесь!

Его вспыхнувший гнев проник в самую глубь ее. Словно волна раскаленного жара, пронесся он по телу эльфийки.

— А вот здесь мне потребуется ваша помощь. Я могу идти по следам, оставленным заклинаниями в паутине опутывающей весь мир магии, но на голой скале от моих знаний мало проку. Это ваша задача.

Нандалее судорожно сглотнула.

— Это я не могу сделать. Я…

— Такой ответ не принимается.

Она снова сглотнула, не осмеливаясь ответить, чтобы еще больше не разозлить его.

— Но я почти ничего не вижу, — едва слышно прошептала она.

Одно слово дракона — и из земли вокруг нее вырвался бледный голубоватый свет. Эльфийка огляделась и порадовалась тому, что перестала слышать голос, состоящий из жидкого огня.

В пещере не было пыли, пол представлял собой ровную каменную плиту. Даже со светом найти что-либо было невозможно! Что… Она остановилась и опустилась на колени. На полированном полу обнаружилась крохотная царапина. Менее чем в шаге от нее еще одна. Затем третья.

— Что вы видите?

— Должно быть, здесь прошел кто-то в подбитых гвоздями сапогах. Думаю, один из гвоздей выступает вперед, он немного длиннее остальных. Каждый раз, когда владелец этих сапог делает шаг, раздается скрежет. Он действительно оставляет след. Похоже, он довольно тяжел!

— Тяжел,  — это слово было похоже на холодное пламя. Совсем не такое, как прежде. О чем он думает? На что она наткнулась? — Мы последуем за ним.

— Это бессмысленно, — едва эти слова сорвались с губ эль- фийки, как она тут же пожалела об этом. Она не хотела разочаровывать его. Не заходить слишком далеко. — Мы… Мы не можем пойти по следу. Я…

— Почему?  — Слово, похожее на раскаленный нож.

Как же объяснить это существу, которое, хоть и охотник, но, очевидно, может идти только по следу в магической сети, опутывающей мир? Вежливо, с уважением! А еще нужно попросить его говорить с ней не мыслями, а так, как в долине альвийки. Нормально. Он ведь принял облик эльфа и…

Его пристальный взгляд заставил умолкнуть поток ее мыслей. Глупо было заставлять ждать дракона!

— Я потеряю след во внешних туннелях, — получалось, что она ни на что не годится. — Я… По такому следу нельзя идти. Однажды я охотилась на старого волка. Хитрую бестию. Была зима. Два дня я шла за ним сквозь лес, по камням и никогда не видела его. Но на снегу очень легко прочесть след. На третий день я пришла в просторную долину, через которую прошло стадо буйволов. Они проложили в снегу глубокую борозду. Волк пошел по их пути. Его след терялся среди тысяч других. И то же самое будет здесь. Кем бы он ни был, тот, кого мы преследуем, — мы потеряем след, если выйдем в оживленную часть пещерного города. Он окажется не единственным с неровно подбитыми сапогами. Это бессмысленно!

Темный молчал.

Что она сделала не так? Как мыслит создание, которое старо, как мир? Как он отнесется к тому, что она пытается поучать его? По спине побежали мурашки.

— Я буду продолжать поиски.

— А я? — бесцветным голосом спросила она. — Можно мне тоже пойти?

Взгляд его синих глаз пронзил Нандалее, подобно холодной стали.

— Довольно необдуманное желание, госпожа Нандалее. Желание трансформации.

Она озадаченно поглядела на него. Что он имеет в виду? Она ведь всего лишь хотела, чтобы он разрешил ей пойти с ней, несмотря на то что сейчас она уже понимала, что будет для него лишь обузой.

— Мы будем постоянно приспосабливаться под местность, примем облик и запах карликов. Это означает, что мне придется сделать вас плотнее.

— Плотнее?

— Представьте себе, что есть такое же количество чего-то, только в меныием объеме. Если я изменю ваш облик, это будет не просто иллюзия. Изменится каждая косточка. Ваши мышцы и нервы станут короче. Боль невероятная. А когда это будет закончено, поначалу вы не сумеете управлять новым телом. Будете двигаться неловко. И, конечно же, вы не знаете языка карликов. Так что вам придется молчать.

Слова его представляли собой жгучую боль, и Нандалее захрипела, когда он подошел ближе к ней. Его глаза изменились — теперь эльфийка глядела в появившиеся снова вертикальные драконьи зрачки. А затем он произнес слово силы. У него было металлическое звучание, похожее на звон скрещивающихся клинков.

Всего на удар сердца у нее закружилась голова, а затем рвущая боль вытеснила все остальные чувства. Она рухнула на колени, увидела, как волнами съеживается ее плоть. С нее спали все одежды, начали стягиваться кости — быстрее, чем плоть, которая их окружала. Она закричала. Горло разрывалось от криков боли, и, несмотря на это, с губ не срывалось ни единого звука. Ей хотелось потерять сознание, подчиниться боли и провалиться в спасительную тьму забытья, но чувства не повиновались ей. Это было подобно проклятию, и она была обречена испить эту чашу боли до дна. Может быть, это еще одно заклинание Темного? Может быть. Он хотел показать ей ее собственное высокомерие? Она беспомощно извивалась на полу пещеры.

На щеках начала расти борода, все тело чесалось — и боль постепенно отступала. Девушка с отвращением разглядывала неуклюжие руки с короткими пальцами. Покрытые шрамами подушечки пальцев остались. Она ощупала лицо. Нос превратился в изуродованный мясистый ком. Одной брови не было. Она была изуродована даже в облике карлика!

Она обернулась. Темный тоже изменился. Пот блестел на его приземистом теле. Насколько же более болезненным должно было быть превращение для него! Как ему удалось втиснуть в эту форму огромное драконье тело?

Нандалее откашлялась. Итак, ее истерзанное горло снова может издавать звуки.

— Что было с моим?.. — Девушка испуганно умолкла. Голос превратился в низкое басовитое бурчание.

— Заколдовать ваш голос было необходимо. Ваши крики были бы слышны по всей горе. А теперь одевайтесь. Вид голого кривоногого карлика пробуждает во мне голод.

Она съежилась под болью его слов. Неужели он делает это нарочно? Или не задумывается об этом? И что значит это последнее замечание? Драконья шутка? Или он серьезно?

Нандалее наклонилась и… рухнула вперед. Это тело! Сущая мука! Совершенно лишено равновесия. Элегантности. Она поспешно собрала одежду и начала одеваться. При этом она чувствовала себя беспомощной, словно маленький ребенок. Дырявые чулки, грубые холщовые штаны и рубашка, больше похожая на мешок, чем на предмет гардероба.

— Надеюсь, вы хорошо помните свое тело.

Это еще что за вопрос?

— Конечно, — не задумываясь, ответила она, поднимая на него взгляд. Лицо его большей частью скрылось за всклокоченной бородой с седыми прядями. И только чистая синева глаз напоминала о том эльфийском воине, которым он был еще несколько мгновений тому назад. Похожая на чулок шапка сидела набекрень, седые волнистые волосы спадали на плечи, камзол был вышит безвкусными золотыми лилиями, из-под бороды торчала толстая золотая цепь. На половине коротеньких пальцев красовались кольца. Сапоги были выше колен, блестели, словно отполированные. А его топор… Нет, поправила она себя. Это скорее пародия на топор. Лезвие филигранной работы, многократно пробито, над лезвием торчит массивный серебряный набалдашник, на который карлик и опирался. Что это — костыль или оружие? Или признак достатка? Или все разом?

— Идемте.

Не дожидаясь ответа, он вышел в туннель, заканчивавшийся комнатой в скале.

Покачиваясь, она последовала за ним. Проклятое карликовое тело! Даже будучи в стельку пьяной, она не чувствовала себя более неуверенной, чем сейчас. Она держалась вплотную к стене, держась за нее рукой. Ее окружала непроницаемая тьма. Неужели у нее ухудшилось зрение?

Наконец они добрались до более освещенного туннеля. Здесь в стены на больших расстояниях были вставлены янтарины, и Нандалее уже не чувствовала себя пленницей абсолютной тьмы.

Темный остановился. Выжидательно посмотрел на нее, и девушка опустилась на колени в поисках следа карлика с плохо подбитыми сапогами. Похоже, этим туннелем не особенно пользовались: на камне почти не было следов. Наконец она обнаружила маленькие выбоинки, оставленные гвоздями на сапогах. Да, здесь было даже несколько таких следов. Он часто ходил этим путем.

— Налево, — сказала она и поднялась.

Темный схватил ее и прижал к себе.

— Ни слова!  — вспыхнули мысли в ее голове. В следующий миг она услышала шаги.

Навстречу им шел карлик, парень с густой черной бородой и кустистыми бровями. Он бросил на них вопросительный взгляд, но ничего не сказал. С покрытыми коркой ранами на лице она, очевидно, была уродлива даже по меркам карликов. Интересно, как встретит ее Гонвалон? Наверняка будет вежлив. Но чего ждать от такого лица? Их любовь задохнется в его вежливости. Возможно, будет лучше, если она никогда не вернется в Белый чертог. Потерпит ли Темный ее в своей долине? Зачем ему.

От размышлений ее оторвал шум. Чуть впереди коридор, по которому они шли, расширялся. До них донеслись гул голосов, шаги и другие звуки, и, дойдя до конца туннеля, они увидели необъятную вытянутую пещеру. Их коридор заканчивался узкой лестницей, выбитой в стене скалы и уводящей вниз шагов на десять. Над ними неровными арками раскинулся свод пещеры. Похоже, вода размыла здесь камень, с потолка свисали сталактиты. Некоторые слипались со сталагмитами, образуя массивные колонны. Пол отчасти был покрыт темными валунами, местами величиной с палатку; вверх поднимался дым, но не тянулся к ним в туннель. Здесь работали дюжины карликов, распиливая стволы деревьев на доски. Нандалее была уверена, что выход на склон горы должен быть поблизости.

Девушка с удивлением увидела среди карликов маленьких лошадей. Из расположенного по левую руку от них туннеля упряжка как раз втягивала в зал новый ствол дерева.

— Похоже, это место напоминает о волке, идущем по следам буйволов.

Значит, он слушал ее! Радость от этого открытия смягчила пылающую боль его мыслеголоса. Она была исполнена решимости доказать ему свои качества следопыта.

— Необязательно, — голос ее представлял собой басовитый шепот. Проклятый, чужой голос! — Похоже, здесь много выходов. Может быть, я смогу найти след, если он пошел по одному из наименее часто используемых туннелей.

Темный бросил на нее взгляд, в котором было совсем мало надежды. А затем коротко кивнул.

Они спустились по лестнице, идущей вдоль стены пещеры. К счастью, карлики совершенно игнорировали их, будучи полностью погружены в работу. Хоть Нандалее и не увидела надсмотрщика, но у нее возникло ощущение, что карлики торопятся. Как будто они стараются напилить как можно больше досок за день. Опилки и конский помет образовывали плотное покрытие, воняло потом и нестираной одеждой. Запах лошадей был сравнительно приятным. Похоже, обращались с животными не очень хорошо. Они были худы, под упряжью виднелись кровоточащие раны. А благодаря наглазникам лошади все время смотрели прямо перед собой.

Уже в третьем из туннелей, которые вели из большой пещеры, ей повезло. Она нашла предательские царапины, ну, или то, что таковым казалось. Они снова остались одни, молча шли вперед, и Нандалее была рада тому, что хотя бы на некоторое время смогла избежать его жгучего голоса. Наконец ей показалось, что в стене слева она услышала шум воды. Далекий шум. Интересно, что произойдет, если в такой туннель ворвется вода?

Нандалее ускорила шаг, запуталась в собственных ногах и упала бы, если бы Темный не поддержал ее.

— Нелегко быть карликом.

В его пламенном голосе не было интонации. Что это было — шутка или обычный комментарий? Ей захотелось, чтобы он помолчал. Или начал разговаривать по-настоящему. Ртом! Может быть, для него разговаривать по-настоящему значит использовать пылающий мыслеязык.

В коридор, по которому они шли, влились несколько туннелей, и постепенно он начинал расширяться. Все чаще они встречали деловитых карликов. Изменилась и скала вокруг них. Они шли сквозь гранит. Нандалее выругалась про себя. След окончательно утерян!

— Ни малейшего шанса, — пробормотала она. — На граните идти по следу я уже не смогу.

— Посмотрим, куда приведет туннель,  — эльфийка задыхалась под его мыслями, но он игнорировал ее боль. — Я давно уже здесь не бывал.

Он уже был здесь однажды? Может быть, ему нравится путешествовать в чужих телах? И если он уже бывал здесь, то где же он бывал еще? Может быть, и в Белом чертоге? Может быть, небесные змеи наблюдают за детьми альвов? Не это ли он хотел сказать ей своим замечанием? Нет, решила она, об этом она спрашивать не станет. Она не хотела больше слышать ответов пламенного голоса, который был настолько сильнее, могущественнее и болезненнее, чем у всех остальных драконов, с которыми она встречалась.

К запаху спертого воздуха, сопровождавшему их с того момента, как они вошли в систему пещер, примешалась странная вонь.

— Воняет немытыми ногами, — пробормотала она.

— Нет. Это кобольдский сыр из Драшнапура.

Нандалее вздрогнула, пожалев о своих словах. Она будет молчать, молчать, молчать. Дети альвов не созданы для того, чтобы общаться с драконами. По крайней мере, не с тем, кто родился первым!

Они прошли туннель, перед входом в который в темноту уходила многократно разветвляющаяся жила из грязного белого кварца. Вонь здесь была настолько интенсивной, что Нандалее дышала только ртом. Она ускорила шаг. Постепенно она училась управляться со своими слишком короткими карликовыми ногами.

Вонь осталась позади уже некоторое время назад, когда они достигли пещеры, в которую впадало пять туннелей. Пол здесь был из гранита, и тысячи подбитых гвоздями карликовских сапог за многие годы отшлифовали пол. Здесь их путь заканчивался. Здесь следа больше не было. Уже давно. А они прошли целый ряд входов в туннели поменьше. Она предположила, что это вход в жилые помещения.

Темный выжидающе смотрел на нее. Став карликами, они оказались одного роста, и, несмотря на это, у нее было такое чувство, что он смотрит на нее сверху вниз. В ней проснулось упрямство. Она не хотела так просто признавать свое поражение. Если она теряла след в лесах, то пыталась поставить себя на место зверя. Не ищет ли он источник воды? Удобное место, чтобы поесть? Защищенное место, чтобы родить?

Они ищут карлика, вошедшего в этот город через звезду альвов, но не покидавшего его. Значит, он идет к какому-нибудь другому выходу. Вот где след! Ликуя, она заглянула в синие глаза дракона.

— Есть ли в этой части Глубокого города ворота, ведущие наружу, или еще одна звезда альвов? Место, куда непременно пойдет тот, кто здесь проездом? Может быть, место, подходящее для того, чтобы окончательно стереть свой след?

Темный задумчиво кивнул.

— Есть, и оно вам не понравится, госпожа Нандалее. Это место отчаяния.

Она все еще чувствовала оглушение жаром его мыслей, а он уже устремился к среднему из туннелей. Ей трудно было поспевать за ним, а город карликов, похоже, тянулся бесконечно. Один раз они пересекли шаткий мост, переброшенный через пропасть посреди горы. Похоже, никого не интересовало, что здесь бродят два чужака. Один парень с золотыми крыльями на шлеме и блестящей от масла бородой даже приветливо поздоровался с ними, словно старый знакомый.

Крутые арки каменных мостов вели через темные пруды, в которых плавали бледные рыбы. Нандалее порадовалась, когда они, наконец, оставили позади эти сырые гроты и свернули в широкий туннель, где кучами лежали товары, а ругающиеся носильщики стекались к далекому выходу. Здесь снова появились маленькие худые рудничные лошади, которые на этот раз тащили на себе высокие корзины из сплетенных ивовых прутьев. Носильщики, склонившись к самой земле, тащили на себе приспособления для переноски грузов, закрепленные только пестрыми лентами на лбу. Большинство из них, похоже, жевали какие-то травы, постоянно ругались и то и дело сплевывали. Мрачная это была компания. Нандалее спросила себя, не становятся ли они такими от того, что ведут жизнь вдали от солнца.

Пещера, к которой стремился этот особенный туннель, была ярко освещена, и навстречу им несся грохот падающей воды. Настолько сильный, что вскоре он затмил собой все остальные звуки. С удивлением и ужасом глядела Нандалее в самую странную из пещер, которую ей доводилось видеть, и тут же поняла, что имел в виду Темный, когда пророчил, что это место ей не понравится. Она отпрянула.

— Нет, — решительно произнесла она. — Только не это! Туда я не пойду!


Забытый камень | Логово дракона. Обретенная сила | Проклятие видящих