home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Кующий плоть

Он пригнулся, защищаясь от ледяного потока. Эльфы рассказывают друг другу истории о том, что северный ветер может резать плоть, словно ножом. Ветер нес с собой мелкую твердую снежную пыль. ОН хорошо представлял себе, как острые словно бритва кристаллики льда срезают кожу с лица, если не защищаться от них. ОН ненавидел север Альвенмарка. Бесконечные зимы. И того, кого ОН хотел навестить сегодня. Убежище альва находилось далеко от ближайшей звезды альвов, и ОН шел уже несколько часов.

Конечно, ОН мог сплести заклинание, чтобы защитить СЕБЯ, но любое заклинание оставит след. Это не может продолжаться вечно, рано или поздно его обнаружат. Сегодня ОН осмелится совершить ужасное в пятый раз. Четыре раза ему удалось. Четыре раза ОН извилистыми путями убегал в мир людей, тщательно следя за тем, чтобы оставлять только те следы, которые ОН хотел, чтобы обнаружили.

Но, похоже, совершенных ИМ убийств еще никто не заметил, что укрепляло ЕГО уверенность в том, что ОН избрал для СЕБЯ верный путь. Время альвов миновало. И в первую очередь этого.

Мрачная решимость заставила ЕГО забыть о холоде. С тех пор, как альвы заключили пакт с девантарами, чтобы лишить Нангог их творения, они потеряли свою силу. ОН не мог понять, почему альвы терпят эти деяния. Их брат исказил творение, выхватил все хорошее и испортил все своими химерами! Они представляли собой результат произвольного скрещивания существ, живших на заре творения, в те ранние дни мира, когда альвы еще радовались плоду своего труда. А тот брат создал таких существ, как минотавры, которых он сотворил из троллей, эльфов и быков! Как мог альв сделать что-либо подобное? Даже собственные братья и сестры презрительно называли его кузнецом плоти — и, несмотря на это, не предпринимали ничего против его творений, насмехавшихся над красотой этого мира.

ОН подумал обо всех тех двуполых существах, населявших Альвенмарк. Кентаврах, фавнах, лисьеголовых кобольдах и ламассу, у которых не было даже рук и которые зависели от того, чтобы их кормили, если они не могли с помощью своей магии подносить блюда ко рту. Это все нездраво! Здесь и сегодня ОН отрежет часть тела, зараженную сильнее всего! ОН излечит Альвенмарк и поведет его к великому будущему!

Уже почти целый день длился ЕГО подъем в покрытые глубоким слоем снега горы, когда резкий окрик отвлек ЕГО от мрачных размышлений.

— Ты кито?

Между скалами показалась гигантская фигура. Еще один такой вот уродец. Кожа существа была цвета гранита. Страж был троллем, по крайней мере верхняя его часть. Ниже пупка к творению, похоже, был добавлен гельгерок. Кузнец плоти дал троллю сильные лапы плотоядной ящерицы и длинный, покрытый чешуей хвост. А еще он сделал его выше. Это существо было более четырех шагов ростом. Впечатляюще, даже страшно для эльфа. Но не для НЕГО. ОН испытывал к этому уродцу лишь презрение.

— Ты меня не узнаешь? — резко спросил эльф.

— Не-е-ет! — Похоже, уродец туповат.

— Наклонись, и я прошепчу тебе свое имя на ушко. Ветер не должен подслушать нас и унести прочь знание о том, кто я.

По лицу стража можно было видеть, как отчаянно он пытается уловить смысл в услышанных словах. Было очевидно, что он осознает собственную глупость. Он сомневался в самом себе, и ему даже в голову не приходила идея, что его могут обманывать. Он привык понимать не все, что ему говорят. Он встал на колени, наклонился и, наконец, встал на четвереньки.

— Итак, мое имя… — ОН коснулся затылка. Быстрого нажатия хватило для того, чтобы перенаправить всю его жизненную силу в снег и мертвые камни. Несмотря на то что он по- прежнему мог соображать, тролль не мог шевельнуть ни единым мускулом. Пройдет не один час, прежде чем онемение отступит и чудовище сможет поднять тревогу.

ОН прошел сквозь неприметную расщелину в горе, которую кузнец плоти выбрал себе в качестве пристанища: лабиринт больших, переплетающихся пещер со сталактитами. Здесь царило приятное тепло, ЕГО сопровождал рассеянный свет, источник которого был не очевиден. Когда ОН приходил сюда в последний раз, этого света не было. Что это, очередное существо или неизвестное ЕМУ заклинание?

Сталактиты и сталагмиты срастались, образуя чудесные, переливающиеся разными цветами колонны. ОН часто останавливался, упиваясь красотой пещер. Когда-то они были великолепны, альвы. Но этот деградировал. Обезумел.

Время от времени в уголках пещеры ОН замечал существ, о которых забыл кузнец плоти. Змею с кобольдской головой, гуся с копытами и конским хвостом. Комок плоти на культях вместо ног с глазами, полными слез.

ОН почувствовал присутствие альва еще до того, как увидел его. Появление безумного творца ощущалось как давление. Он был силен и полон жажды деятельности, и, входя в пещеру, ОН потупил взгляд.

— Почему драконо-тролль пропустил тебя? Я не хочу, чтобы мне мешали и… Ты выглядишь интересно! Что это, униженное предложение нового творения? Львиная голова… Впечатляет!

Пол этого глубокого грота был залит свежей кровью. Чувствовалась неприятная жара. ОН знал о пропасти далеко позади, расщелине, которая вела к вечному огню.

— Так чего ты хочешь?

ОН не мог смотреть прямо на альва. Он был иным. Не сотканным из света существом! Альв излучал разрушительную силу. Взгляд на него предвещал безумие.

ОН поглядел на нечто, лежащее на каменном столе. Большое… Кожа срезана. Окровавленные мышцы дрожат… Оно было еще живо и чувствовало каждый надрез. Там угадывалось еще три тела — один эльф, один кобольд и еще что-то, что было уже не узнать.

— Можно ли скрестить девантара с одним из твоих творений? — ОН почувствовал, что внезапно завладел полным вниманием альва. Послышался металлический щелчок, как будто кузнец плоти положил клинок на каменный стол.

Присутствие альва стало еще более давящим, когда тот направился к НЕМУ Бесшумно.

— Думаешь, что сможешь поймать девантара. В одиночку?

— Я не думаю… Я знаю. У меня есть кое-что. Что-то, что создали девантары. Вот, посмотри на это.

Альв наклонился к нему. Так же беспечно, как и существо при входе в грот. ОН показал ему кинжал. А потом нанес удар. Все было, как и с другими. Они смертны!

На этот раз ОН почувствовал слабость. ЕМУ стоило усилий сплести заклинание. Растворить все — кроме эссенции, заключенной в неприглядном камне.

ОН добил трех существ на столе, избавив их от страданий. Но их было больше. Намного больше! Они укрылись в просторных гротах, и ОН чувствовал их взгляды. Иногда слышал звуки. Цокот копыт. Шелест крыльев. Может быть, среди них есть разумные существа?

Однажды кузнеца плоти станут искать. Может быть, Певец? Он самый непостоянный среди альвов.

ОН поглядел на дальнюю часть большого грота. На потолке виднелось красноватое свечение. Отблеск лавы. ОН пересек пещеру и подошел к расщелине. Огонь! Он любил смотреть на пламя, формовать эту стихию и высвобождать ее. На миг ОН подумал о том, чтобы принять свой истинный облик. Лава может стереть все следы. Заклинание было могущественным, возможно, оно привлечет внимание. Но ведь это то место, где альв создавал свои причудливые творения. Заклинания, искажавшие сотворенное, были здесь повседневностью. Даже теперь, когда альва не стало, ОН еще чувствовал его ауру. И ОН чувствовал, как сильно искажена магическая сеть. ОН произнес слово силы. Нерешительно. Тихо. И лава шевельнулась. Как живая.

ОН повторил слово. Более требовательно! Из бездны вырвался огонек пламени.

ОН вытянул руки и открыл свое сокрытое око. По гротам должен был пронестись очистительный огонь, наполнить их и выжечь все то, что творилось здесь.

ОН швырнул слово силы в пропасть. Так громко, что все гроты эхом отразили ЕГО голос. ЕГО слово стерло цокот и шелест существ, забившихся в свои норы.

Лава поднялась. Скорее!

Он бросился прочь из пещеры; мимо существа у входа, которое все еще было неспособно пошевелиться. Когда много часов спустя ОН достиг звезды альвов, далекий горизонт все еще светился отблесками пламени. Кузнец плоти погиб, но многие из его причудливых созданий будут жить дальше. Он наложил вечный отпечаток на Альвенмарк.


Проклятие видящих | Логово дракона. Обретенная сила | Хорнбори Драконоборец