home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Хорнбори Драконоборец

Удивленная и испуганная, разглядывала Нандалее просторную пещеру, простиравшуюся перед ней. Сотни янтаринов окутывали ее в яркий свет, семь водопадов вырывались из отвесных стен, проливаясь огромными каскадами в большое озеро, воды которого представляли собой бурлящую пену. Шум падающей воды был настолько громким, что он ощущался почти как физическое прикосновение. Воздух здесь был прохладным и настолько сильно насыщен влагой, что на бороде у Нандалее повисли мелкие серебряные жемчужинки.

Похоже, эта пещера представляла собой сердце Глубокого города. Сюда со всех сторон сбегались туннели, в стенах пещеры были сделаны широкие террасы, шириной до семидесяти шагов. Озеро обрамляли несколько каменных причалов. Маленькие — всего пять или шесть шагов длиной, и большие — до двадцати шагов.

И странные бочки с горбами в верхней части. В борта вставлены стеклянные круглые окошки. Похоже, это корабли. Нандалее догадывалась, для чего они были созданы, и эта догадка напугала ее. Они пришли сюда не для того, чтобы просто посмотреть на эти противоестественные вещи, они будут использовать их. Она отошла еще на шаг, но не могла отвести взгляда от пещеры и бочек-кораблей, оббитых листовой медью. Несколько были пришвартованы к причалам. Нандалее увидела, как горб на спине одного из бочонкоподобных кораблей открылся.

— Они называют эти судна угрями.

Она вздрогнула и съежилась.

— Пожалуйста, перестань разговаривать у меня в голове. У меня голова болит от твоих мыслей.

Он кивнул.

Нандалее закусила губу. Извинение бы не помешало. Но чего она ждала? Он — перворожденный, а она — всего лишь эльфийка. Ей никогда не пришло бы в голову извиняться перед кобольдами Белого чертога, несмотря на то что она хорошо сознавала, что плохо обращалась с маленькими слугами и жестоко шутила с ними.

Холодный влажный воздух, тянувшийся из большой пещеры в туннель, был приятен. Со смешанным чувством восхищения и отвращения она рассматривала бочонкоподобные корабли. Никогда не доводилось ей видеть таких странных лодок.

— Они ходят на них по подземным озерам и рекам. Все глубокие города соединяются между собой, — несмотря на гудящий бас своего карликовского голоса, Темному приходилось кричать, чтобы одолеть шум падающей воды, доносившийся из большой пещеры. — Карлики привыкли действовать втихаря. Они думают, что могут укрыться от наших взглядов. Они даже начали строить подземные каналы.

Нандалее испытывала облегчение от того, что он снова разговаривает с ней нормальным образом. Нет, снова поправила она себя. Нормально для него — наверняка жгучий драконий язык, слова, выжигаемые в мыслях. Интересно, насколько непривычно ему сейчас? Небесный змей, запертый в теле карлика, говорящий по-эльфийски и… Но что за мысли? Что она знает о небесных змеях? Судить о Темном с точки зрения эльфа весьма и весьма самонадеянно.

Они молча рассматривали просторную пещеру. Она была совершенно уверена в том, что карлик, по следу которого они шли, рано или поздно снова придет сюда. Это место было идеальным для того, чтобы замести следы. И оно впечатляло, это следовало признать. Интересно, сколько времени потребовалось для создания этого? Сколько карликов работали над совместным планом? Эльфы никогда не создавали ничего настолько грандиозного.

— Однажды я путешествовал на одном из этих угрей, — вдруг произнес Темный. Он подошел к ней настолько близко, что его губы почти касались ее уха. Ее охватило незнакомое приятное чувство. Оно исходило от него. Он ею доволен?

— Тот, кто садится в подобное транспортное средство, должен предварительно попрощаться с жизнью, — продолжал дракон. — Они часто ходят под поверхностью воды. При этом то и дело натыкаются на скалы, поэтому лодки строят такими устойчивыми. Впереди в угре сидит штурман, сквозь круглое окно он пытается вовремя разглядеть препятствия. Они обозначили все опасные утесы янтаринами, но иногда течение настолько сильное, что вовремя изменить курс этого плавучего гроба не всегда удается. Кроме того, эти угри раздражают белых змей. Они обитают в больших подземных озерах и нападают на все, что движется.

Нандалее нравилось его слушать. Ей вдруг вспомнилась Бидайн. Девушка улыбнулась. Однажды она снова увидит подругу и расскажет ей об этих странных карликовских кораблях. С мыслью о Бидайн вернулась тоска по Гонвалону. Не сейчас, с грустью подумала она и спросила себя, достанет ли ей мужества снова встретиться с ним, имея эти ужасные шрамы. Его сочувствия она не вынесет. Эльфийка отбросила эти мысли и снова обратилась к Темному.

— А за счет чего движутся эти бочки?

Он указал на одну из террас. Ходовые колеса обоих больших кранов начали вращаться и подняли из воды с помощью тяжелых железных цепей один из угрей.

— Посмотри на корму, Нандалее. Видишь деталь, напоминающую два скрещенных изогнутых меча? Это гребной винт, который вращается и гонит корабль вперед. Внутри угря есть длинный коленчатый вал. Механизм, который приводится в действие силой ног пассажиров, заставляет вал вращаться. Сила ног пассажиров — вот что движет эти бочонкоподобные суда.

Нандалее не поверила своим ушам.

— А почему они просто не прокопали туннель между своими городами? Ведь подобное путешествие — все равно что пробежка!

Темный усмехнулся и под огромными усами сверкнули его кривые, покрытые пятнами зубы. С некоторым ужасом девушка заметила, что его клыки даже после превращения остались островатыми. Зубы хищника.

— Это же карлики, милая моя. Они твердолобы и упрямы. Попытка понять, что происходит в их отвратительных головах — безнадежная затея. Может быть, здесь сыграло роль то, что эти водные пути уже существовали, а на то, чтобы прокопать туннель от города до города, потребуется не одно столетие.

Нандалее сосчитала суда. Девять были подняты из воды и висели на железных цепях, еще семь — пришвартованы у причалов. Сколько же карликов помещается в одно такое судно? А во все разом? Сто? Двести? Она восхищенно наблюдала за тем, как добрая дюжина яйцеобразных бочонков, оббитых листовой медью, погрузилась в воду. Может быть, в конечном итоге это жертва?

— Что вас удивляет, госпожа моя?

Нандалее рассердилась на себя за собственное неподдельное удивление. Когда же она, наконец, научится скрывать свои чувства? Темный совершенно прав — поистине, не нужно уметь читать мысли, чтобы догадаться, что творится у нее на душе.

— Они пускают бочонки по течению. Это тоже способ транспортировки товаров. Потерянные бочонки затем отыскивают угри.

— А как они возвращают обратно пустые бочки?

— Они их не возвращают, — ответил дракон. — Здесь добывают медь. Бочонки сами по себе представляют собой предмет торговли. Они не возвращаются. Равно как и тот, кого мы ищем. Вы понимаете, почему я назвал эту пещеру местом отчаяния?

Эльфийка кивнула.

— Из-за угрей. Вероятно, все они плывут в разные стороны.

— На первых милях нет. Из следующего озера тоже только два выхода. А после этого они многократно разветвляются, уводя в совершенно разные стороны. А поскольку мы не знаем, кого ищем и когда он был здесь, то можем сразу бросить эту затею.

— А если он вообще не уходил?

Его голубые глаза пристально глядели на нее.

— А где же он должен быть тогда, по вашему мнению?

— Мы, эльфы, — когти небесных змеев, и, кем бы он ни был, ему не стоит опасаться, что за ним пойдет один из небесных змеев, ведь так?

Темный с сомнением покачал головой.

— К чему вы ведете?

— Пещера, из которой воняет так, что не стоит опасаться, что какой бы то ни было эльф войдет в нее… Она послужила бы идеальным укрытием, — по его лицу Нандалее видела, что ее слова не убедили его. Она улыбнулась. — Когда я теряю след, то руководствуюсь интуицией.

Некоторое время он пристально смотрел на нее.

— Хорошо, поскольку больше нет ничего, за чем мы могли бы последовать, то пойдем за вашей интуицией, милая моя, — в его голосе слышалось неприкрытое сомнение. — Идемте туда. Пожалуй, это наша последняя надежда.

Туннель с кварцевой жилой на входе было легко найти. Девушке показалось, что вонь въелась в самую глубь скалы.

А Темному, похоже, неприятный запах не доставлял совершенно никаких неудобств. Может быть, он защитился при помощи заклинания? Он, не колеблясь, спускался по туннелю, ведущему в просторную пещеру. Это была мастерская, полностью заставленная столами, на которых громоздились разнообразные приспособления, стеклянные колбы, горшки, тигли и сковородки. Слева от нее возвышалась большая печь с несколькими очагами. Повсюду лежали бумаги. У дальней стены трое карликов работали буром, расширяя пещеру. Четвертый стоял на шатких лесах, заглядывая через край огромного котла, в который вставили несколько медных трубок толщиной с палец. Еще один карлик, стоявший рядом с лесами, был одет в шлем с броскими золотыми крыльями. Они уже встречались с ним в туннеле, вспомнила Нандалее. Теперь у него был нездоровый, бледный цвет лица, он отчаянно махал белым платком под носом. Увидев их, он удивленно вскрикнул.

Темный что-то ответил. Нандалее не поняла ни слова. Ей пришлось опереться на один из столов. Здесь были рассыпаны раздробленные кости и обрывки чешуйчатой кожи. А между ними — белые комочки клейкой массы. Девушка с отвращением уставилась на свои руки. Она обнаружила источник вони.

Нандалее судорожно попыталась отчистить клейкую массу. Вонь отбросила ее на грань потери чувств, и девушка опасалась, что ее вот-вот стошнит. Тем временем на них обратил внимание стоявший на лесах карлик. Держа в руках тяжелый молот, он спустился и заворчал на Темного таким тоном, что никакого перевода не потребовалось. Дракон сохранял спокойствие, что еще больше разозлило карлика с молотом. Щеголь в крылатом шлеме попытался утихомирить буяна, схватив его за руку, когда тот поднял молот. После этого Темный поспешил убраться в туннель и махнул ей рукой.

Нандалее немедля последовала за ним. Она чувствовала жгучую ярость перворожденного и опасалась, что ее наставник вот-вот уничтожит всю мастерскую с помощью своего драконьего огня. Вместо этого он ушел в туннель. Он энергично тянул ее за собой, и она не сопротивлялась. Внезапно вонь исчезла.

— Лучше?

Она кивнула и сделала глубокий вдох.

— Вы это видели?

Нандалее вздрогнула от его мысли. Похоже, он совершенно утратил контроль над собой. Он в ярости глядел на вход в туннель. Его зрачки стали вертикальными. Под кожей появилось какое-то шевеление, словно кости его черепа превратились в змей.

— Вы это видели?

Девушка почувствовала облегчение, когда он снова заговорил с ней нормально. Голова перестала раскалываться. Очевидно, он начал успокаиваться.

— Я думала, ты их всех убьешь.

— Я не это имею в виду. Невежи и холерики — каждый второй карлик представляет собой либо то, либо другое. А он — и то, и другое сразу. Я имею в виду части трупов! Вы стояли у стола. Коснулись этого! Кожи и костей одного из моих младших братьев. Среброкрыла! Они убили среброкрыла!

Нандалее не могла себе представить, чтобы карлик был в состоянии победить дракона. Даже среброкрылого.

— Может быть, они нашли тру… тело в глуши?

— Нет, этого не может быть. Безумец сказал, что я могу радоваться, что за меня вступился Хорнбори Драконоборец, поскольку иначе он размозжил бы мне голову. Хорнбори Драконоборец! Они еще этим похваляются!

— Может быть, он просто хвастун. Карлики врут без зазрения совести. Может быть, они…

— Я прочел это в их мыслях! Они присутствовали при том, когда умер среброкрылый. Они там были! Теперь он говорил тихо и настойчиво. Его холодная сдержанность пугала ее.

— Я буду наблюдать за ними. Если они сделают это еще раз, произойдет нечто, что не забудет ни один карлик. В будущем станут осторожнее, полагая, что здесь, внизу, они в недосягаемости.

Нандалее не понимала его гнева. Это ведь просто части мертвого дракона.

— Мертвый был твоим другом?

— Безмозглый среброкрылый — другом? Нет! У них разума не больше, чем у собаки или кошки. Они не умеют творить заклинания, даже интуитивно. Они — прожорливые хищники и ведут жизнь, которой руководит жадность. Живут одним днем, бесцельно. Но они — драконы! Мы все — братья и сестры. Тот, кто убьет одного из нас, делает своими врагами всех, — он сжал кулаки так, что пальцы захрустели. — Уйдем отсюда, госпожа Нандалее. Мы потеряли след.

Некоторое время они молча шли рядом, и даже карлики, которых они встречали по пути к комнате будущих откровений, похоже, чувствовали холод и ярость, окружавшие дракона, поскольку старались обойти его стороной. А Нандалее гордилась. Он сказал мы. Мы! Как будто она уже драконница!

Наконец они добрались до звезды альвов. Темный произнес слово силы, и из скалы поднялись две светящиеся змеи. Нандалее хотела уже войти под арку, когда дракон удержал ее.

— Он был здесь! Может быть, около четверти часа тому назад. Он снова открыл врата, когда мы были в гроте падающей воды. Наверняка сейчас он направляется туда! Если повезет, мы поймаем его прежде, чем он сядет в угорь! Скорее!


Кующий плоть | Логово дракона. Обретенная сила | Сила позитивного мышления