home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Сила позитивного мышления

ОН ненавидел это тело. Карлики! Сгущаться до такой степени было сущим мучением! ЕМУ приходилось плести слишком много заклинаний одновременно и следить за тем, чтобы их узоры не смешивались. Чтобы стереть СВОЙ след, по пути между мирами ОН сошел с золотой тропы и оказался в Ничто. Никто не ходит туда, в Ничто, чтобы искать там что бы то ни было. Если сойти с тропы альвов, окажешься в темноте. Но ЕГО не охватила паника. ОН знал, что наконец может падать, не опасаясь удариться.

Силой одной-единственной мысли ОН вернулся к тропе альвов. В принципе, уйти из Ничто было очень легко. ОН удовлетворенно огляделся в просторном зале. ЕМУ нравилась здешняя суматоха. Деловитость карликов. Они брались за дело, творя свой собственный мир. ЕМУ доставляло радость приходить сюда, наблюдать за ними, путешествовать на их причудливых судах. Еще несколько последних шагов. Штурман махнул ему рукой из люка угря.

— Ты опоздал!

— А я щедро заплачу, — с улыбкой возразил ОН.

Карлик пробормотал что-то невразумительное и подвинулся, чтобы ОН мог протиснуться в люк и спуститься по короткой железной лестнице. Если всего на удар сердца прервется заклинание, убирающее его вес, все, вместе с этой хрупкой лодочкой, окажется на дне подземного озера.

С глухим металлическим лязгом над ними закрылся люк. Матовый свет крохотного янтарина освещал внутреннее пространство. Какие же они жадные, эти карлики! И как же от них воняет! Невероятно, какой паноптикум разнообразных ароматов собран в этих закупоренных деревянных бочках. Смрад изо рта, запах лука, газы, пущенные из желудка, зловоние нестираной одежды и немытых тел. Прогорклый жир? Им, должно быть, кто-то намастил бороду.

— Вот, садись здесь, — штурман протиснулся мимо него и указал на свободное место у коленвала. Затем он снова пробрался вперед, чтобы улечься на живот среди рычагов управления перед иллюминатором.

Дракон занял свое место. Этот угорь был меньше, чем его собственное тело, когда он принимал свой истинный облик. ОН прислонился спиной к борту, просунул ноги в кожаные петли на плоских педалях и, как и все остальные, стал ждать приказа штурмана.

Глухой стук по внешней оболочке угря послужил знаком того, что все тросы отпущены.

— Ну, вперед! — крикнул штурман, и все одновременно принялись крутить педали, приводя в движение коленвал, протянувшийся через всего угря. Несмотря на то что он блестел черным цветом от масла, вращение сопровождалось скрежетом. Этот звук будет сопровождать их всю поездку.

ОН вооружился терпением. ЕМУ нужно продержаться чуть больше дня. С НИМ ничего не может случиться, сказал ОН себе. ОН в безопасности. И, несмотря на это, ОН чувствовал себя несколько неуютно. Это лишало путешествие части привлекательности. ЕГО жизнь слишком безопасна, слишком предсказуема. С тех пор как ОН начал работу над своим великим планом, все в корне изменилось. ОН установит новый миропорядок.

Над НИМ послышалось кудахтанье! Из транспортной сетки, натянутой под потолком, высунула голову курица.

— Это еще что за интересный пассажир? — Ему захотелось схватить птицу, раздавить ее кости СВОИМИ клыками. Нужно взять себя в руки. Такие мысли могут лишить ЕГО формы. Если

ОН вырастет в этой крохотной лодке, она разорвется на тысячи кусочков. Думай, как карлик, то и дело мысленно повторял ОН. Думай, как карлик! ТЫ должен сначала ощипать ее, затем выпотрошить, а потом зажарить. Слишком много усилий, для такого перекуса-то. Слишком…

— Это курица, слепой идиот! — проворчал сидевший напротив него карлик. Светловолосый брюзга, который постоянно что-то жевал. Может быть, корень или кусок смолы. Для карлика от него пахло даже неплохо. Аппетитный кусочек. Гораздо лучше курицы. И металла на нем не слишком много, он не будет застревать между зубами и доставлять неприятности.

— Курица — талисман штурмана, — сказал карлик, сидевший рядом с ним, старый забойщик, похоже, поскольку в морщинах на его лице глубоко засела каменная пыль. — И не обращай внимания на Грунги; он был в дурном настроении еще тогда, когда только что выбрался из мамочки.

— Талисман? Но ведь «Унилех» — хороший угорь, я узнавал… — Это действительно было правдой, ОН сделал это, прежде чем впервые довериться этим причудливым судам. Лодка пользовалась хорошей славой. Она тонула лишь дважды, и то каждый раз были выжившие. За тринадцать лет со дня спуска на воду это был очень хороший результат.

— Курица теряет сознание, когда воздух здесь становится слишком спертым. Тогда мы понимаем, что самое время всплывать и открывать люк.

ОН удивился.

— А разве не может она тогда бегать по полу? Я имею в виду, что если воздух у нас над головами станет настолько затхлым, что курица потеряет сознание…

— А ты, видимо, умник, — прошипел Грунги.

— На полу не годится! — крикнул спереди штурман. — Мы не можем просто пустить ее бегать по лодке. Куры слишком глупые. У меня уже две штуки попало под коленвал. Эта, что сидит вверху, немного умнее. Она притворяется, что теряет сознание, когда считает, что нам пора начинать беспокоиться.

ОН обвел взглядом ухмыляющиеся лица. Они все пьяны или позволяют себе шутить с НИМ? Спокойный выдох. Это карлики, и, несмотря на то что они очень трудолюбивы, компания из них ужасная. К счастью, ЕМУ придется выносить их всего один день. И если они станут сердить ЕГО снова, то им предстоит пережить величайший сюрприз в своей жизни, когда ОН покажется им в своем истинном облике.

Над ними послышался тревожный скрип, курица испуганно закудахтала.

— Мы вышли к устью реки! — крикнул штурман. — Занавесьте свет, чтобы я лучше видел янтарины снаружи.

Грунги вынул янтарин из стены и спрятал его в бархатный мешочек. Мгновенно воцарилась тьма.

ЕМУ показалось, что вонь стала сильнее.

— А почему вообще курица висит головой вниз?

— Ты что, никогда не резал их, купец? — послышалось где-то в лодке.

Угорь дернулся. Они снова наткнулись на скалу!

— Если этих тварей подвесить головой вниз, они не так трепыхаются.

ТЫ сам этого захотел, мысленно напомнил ОН себе. Это проверка, которую ТЫ сам СЕБЕ устроил. Самый могущественный охотник, царь небес Альвенмарка, уменьшившийся и принявший облик карлика, запертый в этой маленькой вонючей лодке. Какое невероятное упражнение для терпения. Какой контраст с планами свержения богов!

Курица над ЕГО головой негромко хныкала, но ее было почти не слышно из-за скрипа коленвала. И ОН возгордился своим собственным совершенством.

Заскрипел один из рычагов управления. ОН чувствовал, как лодка борется с течением, накренившись на несколько градусов по правому борту. На миг ОН увидел свет, упавший в один из иллюминаторов угря. Должно быть, это янтарин, обозначающий опасные скалы на пути.

Карлики, прислонившись спиной к стене лодки, молча крутили коленчатый вал. Каждый предавался своим мыслям. Утихла даже курица.

Когда в иллюминаторы угря попадал свет, можно было ненадолго увидеть лица остальных — мелькание бледной кожи и теней. Их было двенадцать. «Унилех» представлял собой угря средних размеров и был набит различными товарами. Часть свисала в сетках с потолка, ограничивая свободное пространство над их головами до пяди. Остальное было сложено в особые грузовые ящики, подогнанные под цилиндрическую форму корпуса судна. Одновременно они служили им сиденьями.

Для НЕГО оставалось загадкой, как можно любить такой способ путешествия. Он был опасным и некомфортным. И все это ради того, чтобы не показываться на поверхности. ОН подумал о СВОЕЙ цели и нащупал новый камень, надежно спрятанный в кожаный мешочек на поясе. Скоро ОН созовет тех небесных змеев, которым доверяет. ОН кое-что придумал, что навеки свяжет их вместе.

— Тебе страшно? — спросил ЕГО старый забойщик, сидевший рядом.

— Нет. Я воспринимаю этот способ путешествия как полезную возможность заглянуть к себе в душу.

Карлик уставился на НЕГО. Было совершенно очевидно, что такой ответ ему непонятен.

— У меня позади уже много путешествий без происшествий. И, словно в насмешку над его словами, угорь снова содрогнулся, и защитная скоба на корпусе громко царапнула скалу.

Некоторые пассажиры негромко застонали.

— Продолжаем крутить! — приказал штурман. — Здесь течение очень сильное. Если мы потеряем ход, то лодка станет неуправляемой и нас понесет на скалы, которые находятся где- то по правому борту! Так что крутим!

ОН закрыл глаза, подавляя инстинкт, приказывавший принять СВОЙ истинный облик. Каждый раз, чувствуя угрозу,

ЕМУ хотелось противостоять ей в теле дракона. Будучи небесным змеем, ОН был неодолимым противником. Но в этой лодке инстинкт может убить ЕГО, если ОН поддастся ему. Дракон очень хорошо сознавал, что ОН тоже смертен. Если ОН совершит превращение, ЕГО огромное тело разнесет угря в клочья. ОН будет плыть по туннелю, увлекаемый бурным течением, уповая на то, что во время трансформации, когда ОН наиболее уязвим, его не швырнет на скалы.

— Ты знаешь, в чем мой секрет? — прошептал карлик, сидевший рядом с ним. — Это сила позитивного мышления. Ты должен просто думать о самом лучшем, а не о всевозможных несчастьях, которые могут произойти. Наши мысли формируют наши жизни!

Сидевший напротив Грунги выковырял из носа козявку и принялся задумчиво рассматривать ее. Через некоторое время он скатал ее большим и указательным пальцами, превратив в шарик, а затем отбросил в сторону.

— Вот мы кто, старик, козюли в руках судьбы. Только что еще были в безопасности в носу, а потом нас вытащили и, не глядя, куда-то швырнули. Позитивное мышление? Не смеши меня! Мы игрушки в руках судьбы. Так было всегда и всегда так будет.

ОН с отвращением поглядел на скатанные в шарик козявки, упавшие на ЕГО камзол, и подумал, насколько же прав Грунги. Как только угорь достигнет своей цели, с Грунги произойдет несчастный случай. Кровавый, очень неприятный несчастный случай. Что-то, что причинит ему невероятную боль, прежде чем он умрет.

ОН стряхнул козюли.

— Думаю, иногда разумнее придерживаться позитивного мышления. А еще я уверен, что тогда жизнь проходит гораздо счастливее.


Хорнбори Драконоборец | Логово дракона. Обретенная сила | cледующая глава