home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Змеи

Нандалее высунула голову из люка и сделала глубокий вдох. Наконец-то она может покинуть эту проклятую лодку. За ее спиной ругался карлик, пытаясь протиснуться. Проклятое отродье, подумала она, торопливо преодолевая последние ступеньки. Она ненавидела эту поездку, заточение в вонючей деревянной посудине. Она думала, что сойдет с ума от скрежета коленвала, от уверенности в том, что за двумя дюймами листовой меди их подстерегают темнота и смерть.

Наверное, в конечном итоге дракон наложил на нее заклинание. Иначе она не могла объяснить себе, почему вдруг успокоилась. Он тоже был напряжен. Она замечала это, когда он мысленно разговаривал с ней. Его слова жгли горячей. Она чувствовала, что это не из-за карликов и не из-за путешествия на этом проклятом угре. Все дело было в том, кого они преследовали. Похоже, Темный подозревал, из-за кого исчезают альвы, но не говорил ей. Зачем ему совет эльфийки? Она свою полезность исчерпала. Теперь она всего лишь лишний груз, с горечью подумала девушка.

После того как Темный обнаружил, что кто-то прошел через звезду альвов Глубокого города, они помчались в гавань, но опоздали. Прямо у них на глазах угорь ушел под воду.

Нандалее нашла следы сапог загадочного карлика на причале. Не оставалось ни малейших сомнений в том, что они всего на несколько мгновений разминулись с тем, кто мог знать больше о крови в роще альвийки. Три часа прошло, пока Темный нашел мужчин и лодку, чтобы последовать за угрем.

Так началось мученическое путешествие Нандалее в проклятом плавучем гробу. По доброй воле она никогда больше не ступит на подобное судно. После экстремального плавания она до сих пор чувствовала себя плохо. Она не была рождена для того, чтобы быть карликом, это было ясно.

С причала кто-то протянул ей мясистую руку, и девушка с благодарностью ухватилась за нее. Ноги болели, а угорь, который еще толком не пришвартовали, покачивался под ее ногами.

Дюжины вооруженных карликов стояли вдоль причала. Они смотрели на них, держа наготове заряженные арбалеты и длинные копья. Нандалее невольно схватилась за пояс, там, где обычно носила охотничий нож. Она хотела было отпрянуть, но вылезавший за ней карлик снова толкнул ее и заворчал:

— Давай уже, увалень, я хочу, наконец, выбраться из этого бочонка! Постоять да поглазеть можешь и на причале.

Она боролась с паникой. Может быть, о таком приеме позаботился карлик, которого они преследовали? Соберись, одернула она себя, ухватилась за веревочную лестницу и взобралась на каменный причал.

Заряженные арбалеты не последовали за ее движениями, они оставались нацеленными на угорь и темную воду. Вздохнув с облегчением, Нандалее опустилась на стопку тюков ткани и огляделась по сторонам. Гавань напоминала ту, которую они покинули полтора дня тому назад. Вот только здесь не было водопадов, а своды просторных гротов были несколько ниже. На верфи у берега виднелись каркасы трех наполовину готовых угрей. Работа стояла. Над целой гаванью чувствовалось странное напряжение.

Наконец на набережную выбрался Темный, перебросился парой слов с одним из стоявших там и пошел к ней.

— Он был здесь, — его слова стали жгучим шоком. Дракон казался сильным и решительным, но после путешествия на угре Нандалее чувствовала себя усталой не только физически. Даже душа ее отупела и устала. Она собралась, указала на стоящих на набережной вооруженных карликов.

— Кто встревожил карликов?

Темный покачал головой и знаком велел ей поторопиться. Она стала лениво подниматься за ним по широкой платформе, когда обнаружила на камнях засохшую кровь. Много крови! Ее усталость мгновенно улетучилась. Она внимательно оглядела вооруженных карликов. Что же здесь произошло? Против кого сражались карлики? Кого или чего они ждут?

Темный шел дальше, не останавливаясь. Похоже, он знал гавань. Гавань города карликов! От этого по коже шел холодок. Может быть, небесные змеи действительно постоянно среди них, а они и не подозревают об этом?

Наконец они достигли туннеля, в котором остались одни.

— Произошел несчастный случай, — произнес он. Даже сейчас Нандалее почувствовала облегчение от того, что он обращался к ней не с помощью мыслей. — За угрем, который пришел перед нами, следовал большой белый змей. Ничего подобного прежде не случалось. Когда команда покинула корабль, змей атаковал, совершенно неожиданно. Он схватил одного из пассажиров. Команда успела вытащить беднягу на причал, но он потерял обе ноги.

— Белый змей?

— Это морские змеи, госпожа Нандалее. Когда они долгое время живут в подземных водах, то вся чешуя их теряет цвет. Они — дикие охотники, но то, что один из них напал на всплывший угорь, довольно необычно. Они очень редко отваживаются заходить в карликовские гавани.

— Думаешь, его позвали?

— Может быть, — задумчивым голосом произнес он. При этом он, совершенно безотчетно, провел кончиком языка по своим слишком острым клыкам. Он почуял кровь, поняла Нандалее. Почуял свою добычу. — Зачем тому, кого мы ищем, звать белого змея, я не могу понять. Это вызывает лишь излишнее волнение. До сих пор мне казалось, что он действует очень скрытно. Поспешим дальше, милая моя. Здесь мы не найдем ответа. Идемте же! Мы потеряли много времени. По моим подсчетам, у него более семи часов форы. Вероятно, вы правы и он действительно направляется к комнате грядущих откровений.

Они продолжили путь. Дракон казался напряженным, то и дело замирал, прислушиваясь… Нет, пожалуй, он пользовался другими, неизвестными ей чувствами. Опасался засады? Его напряжение передалось и ей. Ее бесформенные руки потели, одно место на спине, куда она не могла дотянуться своими короткими, мускулистыми карликовскими руками, чесалось. Она молча следовала за Темным сквозь лабиринт туннелей.

В этом глубоком городе запах отличался от того, откуда они прибыли. На дым сжигаемого древесного угля накладывался тяжелый аромат жареного сала и бобов. Камни здесь тоже были иного качества. Они были светло-серыми с серебристыми вкраплениями. Часто стены туннелей украшали работы каменотесов. Этот город был красивее. Может быть, древнее, подумала Нандалее, и у его жителей было больше времени на то, чтобы украсить место, в котором живут. Несмотря на это, узость туннелей по-прежнему давила на нее. Было и еще кое-что странное в городе карликов, что бросилось Нандалее в глаза только сейчас. Они встречали исключительно мужчин. Где же могут быть женщины и дети?

Добрых два часа спустя они достигли комнаты грядущих откровений. Пещера, в которой находилась звезда альвов, была одета в белый мрамор. Здесь тоже были кристаллы, вставленные в стены. В дюжинах стенных ниш, размером едва ли больше ладони, стояли крохотные скульптуры — изображения первых кланов этого города, как пояснил ей Темный.

Одно слово силы заставило подняться из скалы двух сотканных из света змей. То, как Темный открывал врата, казалось очень простым. Девушка подумала о Гонвалоне и о том, какой страх испытывал он перед этим заклинанием. Воспоминание отозвалось болезненным уколом. Она не увидит любимого на протяжении бесконечно долгого года.

Темный протянул руку к одной из змей, светло-голубой свет окружил его пальцы.

— Он был здесь и… Он отправился в Нангог! — недоуменно произнес он. — В Нангог!

— В запретный мир? — Для Нандалее это место было еще дальше и невообразимее, чем царства карликов под горой. Место, где таились неведомые ужасы. Мир, существовавший только в легендах. Табу.

— Мы преследовали девантара! — вдруг произнес Темный. — Я с самого начала чувствовал, он плетет заклинания как-то иначе. Нам надо возвращаться! Альвы должны узнать о происходящем.

Нандалее в ужасе поглядела на него. Девантары были воплощением злобы. Ожившей подлости и предательства. И, прежде всего, они обитали где-то невообразимо далеко! В Альвенмарке их не было! Они жили в мире детей человеческих и не могли попасть сюда, ибо альвы следили за тем, чтобы этого не произошло. Впрочем, та альвийка, которую они искали, пожалуй, была очень миролюбивой и отстраненной. Может быть… Она в ужасе уставилась на Темного.

— Думаешь, девантар пришел к ней, чтобы…

— Невообразимо! — Пламенный крик стер все ее мысли. Никогда она не чувствовала такого потрясения Темного. — Она была не безоружна. Одно ее слово могло двигать горы.

— И, несмотря на это, она исчезла, — осмелилась напомнить Нандалее. Девушка с трудом переводила дух. Тяжело дышала от боли.

Дракон решительно покачал головой.

— Нет, убить альвийку — на это девантары не осмелились бы. Это привело бы к войне миров.

Обе светящиеся змеи сомкнулись, образовав арку.

— Идемте, госпожа Нандалее, — произнес дракон, протягивая ей руку. Голос его звучал решительно, словно он созывал свое войско на битву, и от его прикосновения в сердце ее потекла сила и решимость. — Мы не пойдем в Нангог. Мы вернемся в сад Ядэ, милая моя. А потом я отправлюсь на поиски Певца.


Сила позитивного мышления | Логово дракона. Обретенная сила | Прощание