home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Звон разбитого стекла вернул его в сознание. Тело неприятно свело судорогой, будто кто-то вылил на Алексея ведро холодной родниковой воды. Свело зубы, в ушах застучал пульс, и он почувствовал, как к горлу подкатил ком. Алексея стошнило и он закашлялся. Рвота попала в нос, задержав дыхание. Не успел он прийти в себя, как тело охватил жар. Он часто задышал и закрыл глаза.

«Я умираю», – это была первая мысль родившаяся в голове после того как он пришел в себя.

Алексей замер на холодном полу и старался не шевелится чтобы вновь не почувствовать боль. Все что угодно только не это… Откуда-то издалека он слышал собственное дыхание, чувствовал как кислородом наполняется каждая клеточка тела, чувствовал собственный пульс. Становилось легче и он попытался открыть глаза. Боль действительно прошла. Сверху на него смотрел знакомый затейливый рисунок потолка ресторана, в котором он работал официантом. Японская символика, какие-то строки из поэзии страны восходящего солнца, значение которых он никогда не знал, и огромные светильники с возможностью регуляции светопередачи.

КОГДА-ТО работал официантом.

От этой мысли он вздрогнул. Алексей несколько раз моргнул, пытаясь прийти в себя. Неужели он упал в обморок? Если это так, то дело дрянь… Майор не простит ему оплошности, а если он узнает, что Алексей не выпил те таблетки, которые он смыл в унитаз… Он издал звук чем-то напоминающий стон и попытался подняться. Зачем было соглашаться выходить на раздачу после бессонной ночи! Правильно говорил его напарник Витя, что лучше сделать эту злосчастную прививку и остаться дома!

«Опомнись!»

Алексей попытался разозлиться на самого себя, вспомнив в каком состоянии он видел Витю сегодня утром. Парень явно не соображал, что происходит вокруг и сам не мог даже сходить в туалет.

Он приподнялся на локти и тут же почувствовал, что влез рукой в зеленый горошек, больно уколовшись о разбитое стекло банки. Парень беззвучно выругался. Одна банка оказалась разбитой, со второй банки слетела крышка. Зеленый горошек рассыпался по полу. Что теперь? Что теперь, а? Это не роллы и приготовить новые не получиться, как и не получиться выложить за это в кассу из собственного кармана. Он слышал, что продуктов завезли ровно столько, сколько выдали талонов прошедшим вакцинацию гражданам. Откуда теперь брать консервы взамен разбитой банки?

«Да уж…».

Сегодняшний день действительно удался. Алексей, сжал, что было сил, зубы и стряхнул с пальцев горошины. Опершись о стол он, отряхиваясь, поднялся на ноги, прихватив с собой оставшуюся целой банку горошка. Он не знал, что сделает ему майор, но… Может быть не все так плохо? Оставалось надеется на это.

Выпрямившись, он огляделся по сторонам и так и замер. Те же столы для раздачи, ящики с продуктами, стулья, горели свечи. Все выглядело точно также как до момента потери сознания Алексеем. НО… Парень сначала замер, а потом, выронив банку с горошком из рук, невольно попятился. Оксана, Гриша, Саша, Тимур, те ребята, которые стояли вместе с ним на раздаче и кто обслуживал людей в форме и врачей… Он медленно огляделся и на лице застыла гримаса ужаса. Все они, все до единого лежали в неестественных позах кто на полу, кто на барной стойке, а кто упав прямо за столик, где уткнувшись лицом в тарелку, делали свой заказ представители властных структур и красного креста. Алексей сделал еще несколько шагов, пока не наткнулся на стул. Рука коснулась чего-то мягкого, еще теплого и… мокрого. Он оглянулся – это был один из врачей снявший противогаз и решивший отведать местную стряпню. Девушка лет двадцати пяти. Она буквально погрузилась лицом в один из самых популярных салатов ресторана – Цезарь. В шикарных русых волосах можно было разглядеть сухарики. Одна из рук свисала вниз, под стол, другая лежала на столе и то, что увидел Алексей, заставило его вздрогнуть. Ладонь девушки была насквозь проткнута вилкой. По столу растеклась ярко-красная кровь. Голова девушки была пробита словно от удара тяжелым тупым предметом. Создавалось впечатление, будто кто-то, что было сил, ударил девушку о стол. Не было сомнений в том, что она была мертва. Алексей одернул руку и поспешил отойти в сторону. Как и тогда когда он лежал на полу его стошнило. На этот раз спазмы сводили желудок до тех пор, пока он окончательно не оказался пуст. Парень вытер рот дрожащей рукой и медленно сполз на пол. Казалось, силы покидают его. Он медленно обвел взглядом ресторан. Похоже, умерла не только эта симпатичная девушка-врач за столом напротив. Оксана, Тимур… Они тоже были мертвы. От этой мысли Алексея затрясло. Только сейчас он увидел, что пол ресторана как в каком-нибудь дешевом американском фильме ужасов залит кровью. И это была кровь тех людей, которых он знал, с которыми общался. Он посмотрел на Оксану, самую молодую официантку в «Японце», как и он сам стоявшую на раздаче и тут же отвернулся. Оксана лежала на полу среди банок консервированной кукурузы, грудью вниз, но голова девушки вывернулась так сильно, что смотрела вверх в потолок. Ее глаза были открыты, а из-за того, что девушка носила длинные волосы, которые заплетала в хвостик, шея была приподнята вверх под неестественным углом. Это было ужасно. Чуть поодаль лежал Саша, стоявший на раздаче кильки. Перед смертью парня вывернуло наизнанку, и Алексей был готов поклясться, что видит, как из его рта виднеется нечто до боли напоминающее прямую кишку.

– Господи, Господи, Господи, – Алексей не заметил, как перекрестился.

То, что произошло здесь, не поддавалось никакому объяснению. Это было ужасно. Кошмарно, абсурдно. Чтобы объяснить случившееся не было никаких слов. Но что это было? Алексей покачал головой. Нет, нет и нет.

– Я не хочу создавать себе проблемы, – прошептал он. – Чтобы то ни было, не хочу.

Это было не его дело и нечего совать нос туда, куда не следует. Так говорила ему его мамочка, когда еще была жива. Так говорил ему майор, когда он спрашивал про таблетки, благополучно смытые в унитаз. Несколько секунд он, молча ни о чем не думая, смотрел в одну точку. Куда исчез майор, остальные полицейские, которые сидели за столами? Где, в конце концов, те двое дежурных у дверей? Алексей почувствовал, как где-то глубоко внутри начинает зарождаться паника. Он понимал, что вляпался и получалось так, что никто не хотел ему помогать очиститься. Никто.

– Успокойся парень, – слова были задуманы для самоуспокоения, но вместо этого вышел какой-то неприятный писк.

Разбираться во всем самому явно не хотелось. Только сейчас он понял, что совсем ничего не помнит. Последнее из того что приходило на ум был разговор со странным мужчиной из очередных, который пытался что-то у него узнать.

«Неужели он не прошел вакцинацию? Но как тогда получил купон?»

Неважно… Куда важнее что было потом. А что было потом? Он даже не помнил человека, которому должен был отдать банку горошка, хотя имел отменную память на лица. Да и где все эти люди толпой ломившиеся в зал ресторана? Куда они делись? А может это они устроили здесь погром и расправу? Дела плохи. Оставалось благодарить Господа уже за то, что он сам остался жив, чтобы не стряслось в ресторане. И…?

– Что теперь? – закончил он мысли вслух.

Тишина, царящая вокруг, как никогда нервировала. Сейчас больше всего хотелось услышать чей-нибудь голос или музыку, получить возможность все взвесить и подойти ко всему без горячки. Но больше всего был неприятен запах. Аромат благоуханий так и не выветрившийся за те несколько дней, которые не работал ресторан, смешивался с запахом крови. От этой смеси кружило голову. Он сидел здесь уже около получаса, а никто ни один из НИХ не пошевелился, не издал ни единого звука, ни спросил прикурить, в конце концов.

«Потому что они мертвы, придурок», – пронеслось в голове.

Отстраненная, но вкрадчивая, навязчивая мысль. Алексей ответил на нее шипением из ругательств. Страшно захотелось закурить и, не задумываясь, он достал из кармана пачку и зажигалку. Трясущаяся рука поднесла к губам сигарету. Чиркнул кремень, зажегся огонек и он закашлялся. Первая сигарета полетела на пол. Он прикурил не с той стороны и вздохнул едкого дыма расплавившегося фильтра.

– Да что же это такое!

Кое-как он закурил со второй попытки и первые несколько затяжек получились просто чудовищными. За раз он выкурил почти всю сигарету до самого фильтра. Однако стало легче. Табачный дым приятно вскружил голову. Докурив, он потушил сигарету, резко выдохнул и поднялся на ноги.

– Так парень все в порядке. Ты жив, не ранен, а значит, сможешь выбраться отсюда. Так, мэн?

Он закивал. Алексей покосился на входную дверь ресторана и почему-то испугался собственной мысли. Что если те, кто сделал все это ТАМ? Идея об этом еще не приходила парню в голову. Он резко пригнулся, спрятавшись за стоявшим рядом столиком с девушкой-медиком, у которой из руки торчала вилка. Идея о том чтобы выйти из ресторана уже не казалось такой привлекательной. Он бросил взгляд в сторону подсобки. Может, не стоило высовывать свою задницу отсюда, а перебраться туда, подальше от места событий? Дождаться пока сюда вернется майор, который разберется со всем? Он, не выпрямляясь в полный рост, двинулся в сторону барной стойки, за которой был вход в подсобное помещение. Лоб покрыла испарина и Алексей буквально почувствовал как майка прилипла к телу. Мокасины несколько раз хлюпнули, оказавшись в лужи крови и Алексей скорчил неприятную гримасу. Всего в нескольких метрах от него у барной стойки, согнувшись пополам, с разбитым лицом, лежал Гриша. Можно было догадаться, что официант стукнулся лицом о колону и только затем упал на пол. Алексей с отвращением заметил, что передние зубы Григория висят во рту на одних корнях. Официант умер с открытыми глазами, на его лице застыла хищная кровавая улыбка. Наполовину выбитые зубы придавали ей свой особенный колорит. Алексей поспешил отвести взгляд и закрыл рукой глаза. Зрелище было отвратительным. Он попытался аккуратно переступить через своего товарища, но нога зацепилась о вытянутую руку Гриши и Алексей, потеряв равновесие, рухнул на пол, зацепив по пути столик со стоявшей на нем вазой с цветами. Дорогая орнаментированная ваза, привезенная хозяйкой ресторана из Японии, со звоном разлетелась на мелкие кусочки. Стекло лишь чудом не вонзилось в кожу Алексея. Парень замер и затаил дыхание. Однако по ресторану все также растеклась тишина, нос щекотал запах ароматизаторов, а вокруг не было ни одной живой души. Алексей покачал головой, успокаиваясь. Не хватало еще, чтобы он привлек сюда ненужное внимание. Неважно чье, неважно кого он привлечет, но кто-то же сделал это со всеми этими людьми! Он осторожно переступил через руку Гриши и оказался за барной стойкой. Оставалось зайти в комнату в конце стойки с алкоголем, закрыть за собой дверь и дождаться прихода майора. Пусть это выглядит несколько странно для мужчины и попахивает трусостью… Но он решил для себя именно так. Здесь у барной стойки его ждала еще одна неприятность. Раскинув руки, в груде разбитого стекла и луже алкоголя лежал Тимур даже сегодня одевший свою смешную черную тюбетейку и красный фартук. Алексей дал себе слово, что не станет рассматривать парня и просто перешагнул его. На секунду он задумался о том, чтобы остановиться и выпить чего-нибудь покрепче, но затем выкинул эти мысли из головы прочь. Позже, все это позже.

Мелкими шажками он подошел к двери, но вдруг резко остановился. До его уха донесся скрежет, какой обычно бывает, если проведешь металлом о металл. Тут же погасло несколько свеч в конце зала и помещение ресторана окутала завеса полумрака. Некоторое время ему понадобилось для того чтобы прийти в себя. Ноги отказывались слушаться, руки, словно у тряпичной куклы, болтались вдоль туловища. В сердце поселился непонятный животный страх. Хотелось бежать, без оглядки лишь бы быстрей и подальше отсюда. Наверное, лишь собрав всю свою волю в кулак Алексей заставил себя успокоиться. Вспотевшая ладонь коснулась двери отделявшей парня от заветной подсобки и он, что было сил, дернул ее на себя. Дверь открылась с непринужденной легкостью и Алексей чуть не завалился внутрь подсобки, захлопнув за собой дверь. Он судорожно принялся искать ключ от замка и, наконец, достав его из кармана, заперся, попятившись спиной от двери. Не видя, куда идет он зацепил горшок с кактусом, который разлетелся на куски.

Мысль о скрежете и погасших свечах в конце зала не давали покоя. Алексей со злостью несколько раз ударил рукой сжатой в кулак о стену и скривился от боли. Что если те, кто сделал все ЭТО, были там? Что тогда? Получается, зря он выжил? Все это зря? Он сложил руки в молитвенной позе на груди и словно молитву повторил слова.

– Господи сделай так, чтобы пришел майор. Господи сделай так, чтобы пришел майор.

Не успел Алексей договорить, как скрежет в зале повторился. Он обернулся и прислушался. Через несколько секунд звук повторился вновь, на этот раз он был больше погож на шорох. А затем еще и еще. Чувство было такое, будто кто-то шаркает по полу ногами. Предательская дрожь вновь дала о себе знать. Алексей сделал несколько шагов назад и перевернул стоявшие на столе кастрюли. Грохот от их падения, наверное, разнесся по всему ресторану. Мокрый от пота Алексей схватил лежавший на столе нож для разделки рыбы и прижав его к себе прислушался. За дверьми, по-прежнему, что-то шаркало. Звук усилился. Теперь он напоминал звук, с которым тесто обивают о стол. Алексей приблизился к двери и попытался посмотреть в щель на то, что происходит в зале ресторана, но ему ничего не удалось разглядеть. Однако ясно было одно – звук шел откуда-то издалека. Понять приближался ли он или наоборот удалялся было невозможно. Несколько минут прошло в томительном ожидании пока, наконец, до ушей парня не донеслось нечто до боли напоминающее стон. Алексей вздрогнул и отпрыгнул от двери, не на секунду не выпуская разделочный нож из рук. Тело трясло, а липкий пот заливал глаза. Так страшно как сейчас ему не было даже в детстве, когда мама оставляла его спать одного на втором этаже их частного дома.

– Успокойся, – выдавил он из себя.

Он подумал о том, что сам загнал себя в ловушку, закрывшись в подсобке. Выхода из подсобки кроме как через барную стойку не было, а оставаться здесь… Но идти туда? Алексею показалось, что еще чуть-чуть и из его глаз потекут слезы. Он не знал, что делать и действительно был готов заплакать. Размышления прервал резкий хлопок. Шуршания, которые парень слышал в самом начале, послышались вновь, на этот раз интенсивней и как показалось Алексею, теперь звук шел с разных сторон. Шуршание сменяли хлопки. Алексей испуганно попятился от двери. Руки нашли какую-то кочергу, которой он тут же подпер дверь, не доверяя замку. Он стиснул рукоятку разделочного ножа и начал пятиться от двери, пока не уперся в противоположную стену подсобки. Алексей замер в нерешительности уставившись взглядом на входную дверь.

В нос резко ударил неприятный запах. Этот запах он чувствовал впервые. Это не был запах благовоний ароматизаторов. Не был тот противный, приторный запах с примесью крови, который он чувствовал еще там, в зале ресторана. Нет… это была самая настоящая вонь. Вонь гнили, чего-то разлагающегося, того чего нельзя передать словами. Он уткнулся носом в рукав и попытался не дышать, но запах, эта вонь, были настолько отвратительны, что скулы парня свело в судороге. Носоглотка начала неприятно гореть, все сильнее и сильнее пока неприятное ощущение жжения не превратилось в боль, будто туда насыпали целую горсть черного перца. Обожгло слизистую глаз. Он выпустил из рук нож, бросился к крану с водой и без разбора открыл до упора ручку. Из головы совсем вылетело, что воду отключили еще несколько дней назад. Невидящими глазами так и не дождавшись пока из крана потечет вода парень нащупал бутылку с водой стоявшую всегда на столе. Вода приятно охладила носоглотку. Алексей зажмурился и начал пить кипяченую воду.


Глава 9 | Под навесом мрака | Глава 11