home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Вонь исчезла также неожиданно, как и появилась, но Алексей еще долго не мог оторваться от бутылки с водой, пока не поставил полупустую двухлитровую бутылку на пол. Парень тщательно промыл глаза и прополоскал рот. Желудок наполнился жидкостью и он больше не мог сделать ни глотка, понимая что иначе вода полезет наружу. Это было ужасно. Такое впечатление, что кто-то запустил в комнату самого настоящего газа. Голова кружилась. Алексей понимал, что больше не сможет отсиживаться в подсобке. Он мог запросто задохнутся, появись вонь в подсобке еще раз. Алексей намочил край рукава и прислонил к носу. Конечно не Бог весть что, но если в зале ресторана не выветрилась вонь, стоило подстраховаться и убираться отсюда. Парень покосился на валявшийся на полу разделочный ножик и секунду поколебавшись поднял его с земли. Там, в торговом центре его могли ждать неприятные сюрпризы, поэтому идти туда с голыми руками не стоило. Он покрутил рукоятку ножа и крепко зажал в руке. Конечно, с таким не пойдешь против пули. Но… Все лучше чем сидеть и ждать пока его отравят как в газовой камере, ведь так?

– Так, – прошептал он.

Рука убрала кочергу подпиравшую дверь, провернулся ключ. Алексей потянул ручку на себя. В зале ресторана царила темнота. Зажженными осталось всего пару свечей. Предусмотрительно зажав нос и рот намоченным рукавом, Алексей все же почувствовал ту самую вонь, но теперь она была гораздо слабее и единственным неудобством которое вызвал мерзкий запах, была легкая резь в глазах. Алексей прищурился, перехватил поудобней разделочный нож и вышел из подсобки. Он вспомнил о Тимуре, лежавшем всего в нескольких шагах от двери в луже алкоголя. О Грише, труп которого лежал у входа к барной стойке и поежился. В темноте придется быть аккуратней, чем в прошлый раз. Не хотелось перевернуть что-нибудь вновь и привлечь к себе внимание кого бы то ни было. Покашливая, он медленно двинулся вперед, увидев размытые очертания трупа повара-сушиста, еще несколько часов назад обслуживающего людей в форме и медиков.

Как бы не была сильна вонь, от которой резало глаза и першило в горле, запах спирта по мере приближения к трупу ударил в нос. Алексею показалось, что он различает отчетливый аромат «Мартини». Он замер и даже захотел убрать смоченный водой рукав, чтобы вдохнуть аромат полной грудью, но вовремя одумался. Стараясь не дотрагиваться до трупа и не касаться его даже подошвой мокасин, Алексей затаил дыхание и сделал первый шаг. Он был готов услышать хруст стекла и даже почувствовать, как в мягкую подошву вонзаются острые осколки, как вдруг нога коснулась чего-то желеобразного и вязкого. Послышался чавкающий звук. Алексей одернул ногу и отпрянул на несколько шагов назад.

– Какого… – сорвалось с губ.

Скорее инстинктивно, нежели понимая, что делает, Алексей выставил перед собой нож. В нос опять въелся уже знакомый запах. Та самая вонь. Резкая и особенно вонючая волна. Алексей закашлялся не в силах справиться с собой, но не отвел взгляд и то, что он увидел на том месте, где лежал труп Тимура заставило отвернутся. С телом сушиста явно что-то произошло, пока он был за дверью в подсобке. Он заставил себя вернуть взгляд и достал из кармана зажигалку. С минуту он стоял с зажженной зажигалкой над телом погибшего пока огонь не обжег пальцы. Алексей скорчился от боли и выронил зажигалку на пол. Зубы впились в ткань рукава и по подбородку стекли несколько капель выжатой воды, оказавшейся неприятной на вкус. Парень не мог отвести взгляда от Тимура, понимая, что увиденное не может быть правдой. Такого просто не могло быть! Труп сушиста буквально высох на глазах до размера какого-нибудь карлика из цирка и покрылся темно-коричневой коркой. Форма, туфли, все было покрыто непонятными ожогами и пропитано той самой влагой, в которую Алексей наступил несколько минут назад, так похожей на вазелин. Но самое ужасное было то, что случилось с туловищем человека. Оно наоборот разбухло до невероятных размеров, стало бледно-розовым и покрылось узором из капилляров и вен. На туловище Тимура тут и там остались отметины в виде ожогов, прожегших кожу до черноты, все было перемазано непонятной на вид и запах слизью. Именно от нее как понял Алексей шла вонь. Больше всего обращал внимание странный, похожий на жерло разверзнувшегося вулкана разрез ровно посредине туловища трупа. Это была самая настоящая рваная дыра, выглядевшая так, будто кто-то засунул внутрь Тимура взрывчатку и поджег фитиль. То, что осталось от внутренностей парня вывернуло наружу.

Алексей закрыл глаза и отвернулся. Нужно было время для того чтобы прийти в себя, как-то осознать, принять, объяснить увиденное. Он отвернулся от трупа в другую сторону и неподвижно стоял на месте с опущенной головой и закрытыми глазами. Это не поддавалось никаким объяснениям. Можно было сказать, что он еще совсем молод и ему нет и двадцати. Но… Все это бред. Этого парня, бедного Тимура сначала убили, затем поджарили его ноги как барбекю, а потом решили выпотрошить наизнанку, измазав каким-то дерьмом. Все это не укладывалось в голове. Алексей в который раз попытался себя заверить не совать нос в чужие дела. Но как?

– Я хочу домой, – уже сказав эти слова, он понял, что произнес их вслух.

Слова вызвали растерянную улыбку. Куда? О каком доме он говорил? Дом со сьемной квартирой был поставлен на карантин и последние несколько дней он спал в ресторане… Медленно растерев лицо ладонями Алексей попытался успокоиться. Оставаться без огня в полумраке ресторана не хотелось и он нагнулся чтобы подобрать зажигалку. Взгляд замер на полосе слизи стекающей по барной стойке вниз. Слизь была настолько обильна, что напоминала подтаявшее мороженое или расплавленный шоколад. След толщиной в добрые полметра огибал барную стойку и уходил куда-то за ее пределы, в зал ресторана. Меньше всего Алексею хотелось смотреть на Тимура вновь, но он все же перевел на труп сушиста взгляд. Скорее всего, парень ударился головой о барную стойку и у него вытекли мозги?

«Но он ведь уже был мертв!»

Это была правда. Тимур был мертв, когда Алексей шел в подсобку.

– Еще лучше, значит…

«Значит, кто-то ударил башкой о барную стойку мертвого Тимура», – закончил он про себя.

Мысль не обнадеживала. Даже если так, зачем его поджигать и измазывать в каком-то дерьме? Алексей стиснул зубы.

«Не суй свой нос в чужое дело».

Он окинул взглядом бар и на этот раз, не сомневаясь, взял бутылку виски. Несколько больших глотков позволили прийти в себя. Алексей секунду поколебался и засунул бутылку в карман. Спирт в крови разом поднял адреналин и парень перешагнул через тело Тимура. Он посмотрел на руки сушиста, которые напоминали грабельки для ухода за домашними цветками. Чтобы не произошло с ним, теперь их повару никогда не сделать знаменитые на весь город роллы.

Подошва макосин неприятно чавкала соприкасаясь со слизью. Ей казалось было залито все вокруг. Бутылки, кружки, столовые приборы, и не менее четкие в разные стороны вели полуметровые вонючие следы оставленные невесть чем тут и там. Идти приходилось медленно. Стараясь не испачкаться в слизи с ног до головы, Алексей подошел к концу барной стойки, туда где он совсем недавно перевернул дорогую японскую вазу с цветами. Алексей аккуратно нагнулся и приготовился переступать через труп Гриши, но вдруг замер в нерешительности. Проход оказался пуст. Трупа не было и в помине. Парень внимательно всмотрелся в проход. Никого. Будто никого здесь и не было. Проход был пуст. О Грише напоминала лишь разбитая ваза, да лужа крови в том месте, где лежало тело парня. Но как ТРУП мог исчезнуть. Он ведь не мог вот так взять и уйти. Он, в конце концов, умер. Алексей сделал несколько шагов и заметил обильный след слизи уходящий вдаль. Парень присмотрелся внимательней и только сейчас понял, что рядом с осколками вазы лежат угольки, в которых прослеживались очертания ботинок Григория. Еще через несколько шагов Алексей увидел форму официанта и… несколько костей.

– Так, стоп, стоп, стоп, с меня хватит.

Алексей покачал головой и развернулся в сторону выхода.

– С меня хватит. Все, ребята вы меня извините, но я умываю руки.

Он быстро зашагал к дверям и не заметил, как под ноги попалась одна из полос слизи. Скользкая как лед она выбила опору из-под ноги Алексея. Парень рухнул на пол, больно ударившись бедром. Отлетел в сторону нож, выпала зажигалка. От удара перехватило дыхание и если бы не паника, охватившая Алексея, он наверняка отключился, однако страх позволил остаться ему в сознании. Не медля ни секунды, он вскочил на ноги и чуть ли не на ощупь нашел на полу зажигалку и нож. Одежда, руки и частично лицо перепачкались слизью. Алексей впопыхах сдернул с первого попавшегося стола скатерть чтобы как следует вытереться и не чувствовать невыносимую вонь. Во все стороны полетели ножи, вилки, чашки и тарелки. На полу оказался салат, суп и чашки с перелитым американо. Парень не обращая ни на что внимание, принялся судорожно вытирать слизь, боясь, что она может попасть в глаза или вместе со слюной оказаться в организме. Закончив, он отбросил скатерть в сторону и тяжело задышал. На форме остались невнятные белые разводы. Но главное, что сам он остался цел. Издав то ли стон, то ли рык, он отвел взгляд от очередного попавшегося на глаза трупа. Теперь он не мог сказать, кто это был – кто-то из официантов, полицейский или врач. Он даже не мог точно сказать был ли этот труп мужчина или это была женщина. Умерший человек был обезображен до неузнаваемости. Нечто просто размазало его по полу, вскрыв изнутри, поджарив и выпотрошив наружу кишки, измазав слизью. Это был один сплошной комок набухшего мяса без узнаваемых конечностей, без головы. Гниющая плоть, разлагающаяся на солнце не один месяц. От этого трупа также вело несколько полос слизи.

Пошатываясь, Алексей двинулся дальше к выходу. Трупы, превращенные в одну сплошную выпотрошенную отбивную, то и дело попадались на глаза. Он старался не смотреть по сторонам. В полумраке зала ресторана зрелище казалось особенно ужасающим. Налицо был ответ на вопрос, куда делись полицейские, медики и обычные граждане, пришедшие за купонами. Несколько раз он пытался проследить взглядом, куда ведут отвратительно воняющие слизистые следы, но тщетно, они терялись в темноте. Что это такое, и откуда взялось было непонятно. Но ясно было, что именно в следах стоило искать причину того что произошло с людьми умершими нечеловеческой смертью в ресторане. Подойдя к двери выходу, он замедлил шаг и покрепче сжал рукоять ножа. Стоило проявить осторожность. На сегодня сюрпризов хватало сполна. Взглянув последний раз в зал ресторана, парень открыл дверь…

В этот миг сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Из темноты навстречу Алексею подалось что-то большое и размытое, постепенно приобретающее черты человеческого силуэта. Не было времени оценить ситуацию, все взвесить или принять решения. Он не успел отойти и увернуться от возможной атаки. Единственное, что оставалось парню – что было сил, отчаянно выбросить острый как бритва разделочный нож, которым Тимур фаршировал рыбу. Лезвие вошло почти по самую рукоять в тело человека и Алексей выпустил нож из рук. Он растеряно отошел в сторону, наблюдая, как валится на пол огромный толстый парень в белой майке и шортах. Алексей помнил этого фактурного человека из очереди. Парень использовал сразу весь купон на пять дней за раз.

Глаза Алексея от удивления поползли вверх, но он не шевельнулся и продолжал стоя смотреть за тем, как мужчина упал замертво на пол. Он не проронил ни звука и не сделал ни одного движения. По полу растеклась кровь, тоненькая струйка незаметно подобралась к носочкам мокасин Алексея и он испугано убрал ногу.

– Эй с тобой все в порядке? – выйдя из оцепенения Алексей нагнулся над мужчиной, которому на вид было не больше тридцати и посмотрел ему в глаза. Глаза человека были открыты вот только смотрели они куда-то сквозь, вдаль, не на Алексея.

Алексей приложил палец к сонной артерии. Пульса не было. Мужчина был мертв. Парень как-то рассеяно опустился рядом с толстяком на колени. По щеке сбежала слеза.

– Я… я не хотел.

Алексей заметил, что удар пришелся ровно в солнечное сплетение. Человек навалился на рукоять ножа всем своим весом и поставил точку.

– Я не хотел.

Парень покачал головой и развел руками. Что еще было сказать. В голове промелькнула мысль, что вот оно то состояние аффекта, про которое твердили адвокаты, когда спасали задницы своим подзащитным. Но сделанного не исправишь. Алексей осторожно коснулся пальцами век мужчины и попытался закрыть глаза. Однако веки не подались и не опустились вниз.

«Какого черта?».

Он смотрел не один боевик, где трупам закрывают глаза именно так. Сжав зубы, он попытался закрыть глаза мужчине еще раз. Тщетно. Он даже нажал с некоторым усилием на глаза толстяка, но рука соскользнула и пальцы коснулись злосчастной слизи. Недолго думая Алексей вытер пальцы о майку мертвого мужчины извинившись про себя за бестактность и поднялся на ноги. На секунду его взгляд остановился на рукояти ножа торчащего из груди трупа. Он задумался, а потом, как-то виновато оглядевшись по сторонам, рывком вырвал нож наружу. Он замялся и, наверное, хотел что-то сказать, но промолчал и вместо этого полез в карман, где лежала недопитая бутылка виски. Слишком много дерьма свалилось на голову за один день. Он открыл бутылку и пил до тех пор, пока желудок неприятно свело судорогой, гулко выдохнув в конце. Тепло медленно разлилось по телу. Стало лучше. Алексей убрал бутылку. Он последний раз бросил взгляд на тело мужчины. На миг ему показалось, что майка на толстяке теперь сидит как-то не так. Она стала ему… в натяжку? Алексею показалось, что швы майки готовы вот-вот лопнуть. Решив не обращать на это внимание, он шагнул в сторону выхода.

В коридоре, который выводил посетителей из ресторана, тускло горели свечи, расставленные полицейскими в декоративные светильники. Их свет даже сейчас падал на гравюры восточных мастеров под таким углом, что от них просто невозможно было отвести взгляд. Красиво и со вкусом расстилались ковровые дорожки заменяющие своим изяществом любую плитку. Алексей встал на один из таких ковров. Здесь не было никакой слизи. Казалось, все было чисто и уютно как всегда… почти как всегда. Впереди пустотой манил проход к лестнице. Но Алексей отчего-то заколебался. Наверное, он так и стоял в нерешительности, если сзади не послышался уже знакомый его уху шорох. Парень вздрогнул.

«Показалось?».

Нет, он был уверен, что слышал его точно также как в том, что его зовут Алексей. Звук шел не из зала ресторана, нет, его источник был совсем рядом. Шорох повторился. Совсем близко, совсем неподалеку, буквально в нескольких шагах от него. Шорох и что-то чавкающее, что-то напоминающее газовыделение у больного человека. Алексей обернулся и прислушался. Звук явно шел откуда-то сзади. Нож в руке опять предательски задрожал.

«Ты только что убил этими руками человека, а теперь боишься каких-то шорохов», – пронеслось в голове.

Он не обратил на мысли смешавшиеся с потоком других мыслей в сознании внимания. С минуту он стоял в напряжении, всматривался в темноту и слушал тишину. И когда Алексей уже хотел отворачиваться, успокоив себя, что шорох это всего лишь плод разыгравшегося воображения, как звук повторился. Взгляд уловил едва заметное движение. Алексей пуще прежнего всмотрелся в темноту. Он не мог поверить тому, что видит. Шевелилась нога толстого мужчины. Шорох и нога, будто передвинутая кем-то сдвинулась с одного места на другое. Движение сопровождалось чавкающим звуком. Алексей почувствовал отвратительную вонь вновь ударившую по ноздрям. Не такую сильную как в прошлый раз, но уже чувствительную и навязчивую. Шорох и голова мужчины резко, под неестественным углом выгнулась в другую сторону. Это выглядело так, будто кто-то приподнял ее и опустил на пол с сумасшедшей нечеловеческой силой. На глазах Алексея череп мужчины лопнул, на пол пролилась слизь. Чавкающие звуки усилились и живот здоровяка буквально на глазах начал расти. Теперь помимо левой ноги у мужчины шевелились все конечности. Создавалось впечатление, что им управлял явно перебравший кукловод. Руки, ноги, голова, то и дело выгибались под неправильными, неестественными для человеческого тела углами. Слышался хруст ломаемых костей, текла слизь. Алексей закрыл рот рукой и отступил назад, к лестничному проему. Вонь становилась невыносимой, а то, что происходило теперь с мертвым мужчиной напоминало скорее какую-то агонию. Его крутило, ломало и вертело во все стороны. Изо рта шла пена и слизь. Алексей, опираясь о стену рукой, чтобы не упасть в обморок от вони, пытался как можно скорее добраться до лестницы, ведущей на первый этаж.

Неожиданно толстяк замер. Тело обмякло и распростерлось по дорогому ковровому покрытию, но уже через миг послышался хлопок. Тело взорвалось как спелый апельсин. Все вокруг обдало пламенем. Алексей прикрыл лицо рукой, на секунду ослепнув от яркой вспышки, но устоял на ногах и двинулся дальше. Сейчас было не важно, что происходит с мертвым мужчиной, гораздо важнее было спастись. Бежать отсюда как можно скорее. По пути Алексей налетел на стену. Мгновения ушли на то чтобы взгляд прояснился после ослепившей парня вспышки. Вскоре стал виден проем ведущий к эскалатору, и он двинулся дальше. Но не успел он сделать и нескольких шагов как позади, а затем и сбоку раздался противный визг. Странное шипение послышалось со стороны эскалатора. Прямо перед ним, согнувшись, то ли на присядках, то ли на четвереньках застыло странное существо размером с собаку.

Алексей отпрянул к стене и с перепугу, наотмашь рубанул разделочным ножом, но удар резанул воздух. Тварь не была похожа на какое-либо известное парню животное. Если бы Алексей вгляделся чуть внимательней, он понял, что в чертах застывшей перед ним твари проглядываются черты человеческого лица. У нее был массивный изогнутый по спирали позвоночник, голова с продолговатой пастью, под которой невообразимым образом укрылись еще одни глаза, и четыре конечности, то ли лапы, то ли это были руки и ноги твари. Лапы имели по пять пальцев, соединенных перепонками будь то у рептилии и казались настолько тонкими, что вот-вот могли переломиться пополам. Тело существа венчал массивный хвост, скользкий и липкий. Из утробы твари донесся неприятный рокочущий звук. Она уставилась на Алексея и оскалилась. Тварь обнажила стройный ряд острых как бритва зубов и, не медля ни секунды, бросилась атаковать. Алексей не нашел ничего лучше как выставить перед собой нож. Зубы твари клацнули о металл, оставили на стали отметины и существо повисло на ноже, удерживаемое Алексеем на весу. Алексей понимал, что выпусти он сейчас нож и преимущество, то единственное оружие, которое у него было, канет в лету, как и надежда на спасение. Однако тварь отнюдь не собиралась сдаваться. Лапы или руки твари вцепились в одежду Алексея мертвой хваткой и каково же было удивление парня, когда откуда-то снизу, оттуда где должна была располагаться пасть, на Алексея взглянули живые человеческие глаза. Взгляд умолял, он был полон грусти, тоски и печали. Алексей дрогнул и этим мгновением воспользовалась тварь. Лапы сомкнулись на шее парня. Он постарался удержать равновесие и сделал еще несколько шагов, но затем упал и вместе с тварью оказался у эскалатора, ведущего на первый этаж. Лапы твари, словно тиски, сжимали горло, и Алексей почувствовал, что начинает задыхаться. Он попытался вырваться и нанес несколько ударов коленом в бок существа. Плечо уперлось в бутылку виски, выпавшую при падении. Необходимо было действовать как можно быстрее. Алексей отпустил нож, перехватил освободившейся рукой бутылку и обрушил ее что было сил на голову твари. В стороны разлетелись брызги разбитого стекла, существо обдало виски. Тварь зашипела и издала истошный крик. Алексей с трудом поднялся на ноги, держась одной рукой за горло, а в другой руке крепко держа получившуюся после удара бутылкой розочку. Он подскочил к твари и всадил розочку туда где как ему казалось начиналась ее шея. Тварь попыталась огрызнуться, но Алексей увернулся и врезал носком мокасин в нос существу. Слизь вперемешку с кровью брызнула в разные стороны. Алексей, тяжело дыша, отступил, чтобы подобрать нож и добить все еще живое существо. Рукоятка легла в руку и парень наотмашь рубанул тварь в лоб. Это был последний удар. Существо рухнуло замертво. Алексей выпрямился и обернулся в сторону двери ведущей в зал ресторана. Оттуда доносились отчетливые чавкающие звуки и приглушенный сдавленный рык. Похоже, тварь оказалась не одна. Из проема показались одна, а затем другая морды существ. Парень медленно сделал несколько шагов в сторону эскалатора, а затем бросился на первый этаж.


Глава 10 | Под навесом мрака | Глава 12