home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

В этот момент Роме показалось, что еще чуть-чуть, и он испустит дух за одной из пальм площади торгового центра. Гориллоподобная тварь у аквариумов издала истошный вопль и, подняв огромную лапу, опустила кулак на плитку на полу. Плитка с глухим хлопком лопнула, побежали трещины. Две другие более мелкие твари злобно зарычали, брызжа слизью в разные стороны. Алексей вжался в автомат с прохладительными напитками спиной и тяжело дышал.

«Что это было?».

Рома вытер пот, обильно заливающий глаза. Непохоже, чтобы твари у аквариумов заметили их, однако им явно что-то не нравилось. Мужчина тысячу раз успел пожалеть, что они сломя голову ринулись в столь опасную авантюру, но отступать было некуда. За спиной осталось полпути. Половина площади отделяла их от коридора, уводящего в хозяйственный отдел. Рома медленно, стараясь не издавать звуков, пополз дальше. Стоило как можно скорее преодолеть оставшееся расстояние. Неизвестно что на уме у этих тварей, но еще один такой удар и он не ручался, что не упадет в обморок прямо на месте. Что уж говорить об Алексее, парень явно держался из последних сил. Впереди показался первый фонтан. Рома заметил, как с бортика фонтана свисает человеческая рука. На пол с кончиков пальцев стекала слизь, образуя целую лужицу. Когда он подполз ближе, стало понятно, что трупами завален весь бассейн фонтана. Кто-то собрал все тела с площадки и уложил их на дно. Рома, стараясь не смотреть на мертвецов, пополз дальше. Если не считать спонтанной агрессии горилообразной твари, план проходил идеально, они оставались незамеченными. А до цели оставались считанные метры. Скоро они доберутся до коридора, а там… Впрочем пока рано думать об этом.

Алексей, ползший за Ромой, явно отставал. Парня сильно напугала истерика тварей. Он передвигался с большим трудом и добрался лишь до второй пальмы, когда как от заветной цели его по-прежнему отделял автомат и фонтан до краев заполненный трупами. Медленно очень медленно. Однако Рома не собирался никого ждать. Было бы глупо отлеживаться у фонтана только ради того чтобы Алексей получил возможность поравняться с ним и они вместе, одновременно достигли коридора. Но, несмотря на собственные убеждения, мужчина то и дело оборачивался назад.

Площадь на вид казавшаяся не такой большой, оказалась просто необъятной, если пересекать ее по-пластунски. Рома чувствовал как медленно, но настойчиво начали ныть мышцы. Свою роль сыграла невероятная духота, дышать на площади было практически нечем. После того как гориллообразная тварь со всего маху въехала лапой по плитке, испугав ребят, в воздухе явно повисло напряжение. Твари то и дело оборачивались по сторонам, словно чувствуя, что на площади помимо них есть кто-то еще. Тем не менее, они продолжали размеренно бродить вокруг аквариумов и пока отнюдь не собирались менять маршрут. Рома тяжело дыша, дополз до конца площади и спрятался за углом коридора, за вывеской магазина посуды. Легкие, сжавшиеся в комок, ныли, однако дело было сделано. Оставалось дождаться Алексея. Парень застрял у фонтана и никуда не торопился. Рома поймал на себе уставший взгляд Леши и замахал ему рукой. Почему он расселся посреди площади как раз в тот момент, когда твари почувствовали что-то неладное? Словно в подтверждении мыслей мужчины существа с продолговатыми мордами заухали, словно совы и разинули пасти, принюхиваясь. Рома еще энергичней замахал рукой. Ползти у Алексея явно не было сил. Парень встал на четвереньки и попытался добраться до спасительного коридора таким образом. Однако это явилось последней каплей. Твари в центре площади взвыли. Они заметили Алексея и, не задерживаясь ни на миг, двинулись в сторону парня. Рома вскочил на ноги, ругаясь, на чем стоит белый свет. Сбывались самые худшие опасения. Алексей нелепо замер у фонтана на четвереньках и с заполнявшимися страхом глазами наблюдал, как взбесившиеся существа метрами преодолевают расстояние, которое разделяло их и официанта. Стоило предпринимать какие-то меры, иначе парню придет конец.

Рома вскинул пистолет, в котором по-прежнему оставалась одна единственная пуля, прицелился и спустил курок. Рык собакоподобной твари превратился в жалобный визг. Существо, бежавшее на лапах, вместо которых у нее были человеческие руки, рухнуло навзничь на холодную заляпанную кровью и слизью плитку. Пуля Макарова снесло твари нижнюю часть пасти. Клыки словно бисер рассыпались по полу, а челюсть беспомощно повисла на сухожилиях. Тело уже мертвой твари по инерции продолжило движение, врезалось в бортик фонтана и застыло там в нелепой позе. Патронов больше не было, обойма оказалась пуста. Рома еще никогда в жизни не сожалел так, как он сожалел сейчас о том, что не взял с собой пистолет второго полицейского. Со всего маху он запустил увесистым пистолетом во вторую тварь, подбил ее, но существо лишь хищно зашипело и переключило внимание на Рому. Ее примеру последовала огромная гориллоподобная тварь. Казалось монстрам теперь не было дело до Алексея, все их внимание было поглощено Ромой, который оказал тварям сопротивление. Мужчина покрепче сжал бейсбольную биту в руках. Он не знал, что будет делать дальше, но был точно уверен в том, что первая тварь, сунувшая лапы или пасть получит по лапам или клыкам, да так крепко, что возможно лишиться их. Уверенность придавала сил. Он потерял из виду Алексея. У фонтана, где парень был еще с минуту назад, официанта уже не было.

Маленькая тварь, оказавшаяся гораздо проворней гориллообразного монстра атаковала первой. Зубастая пасть клацнула всего в метре от лица Ромы, когда мужчина нанес удар, немного выгнувшись, чтобы увернуться от укуса. Бита свистнула сверху вниз и опустилась на голову существа. Собакоподобную тварь силой удара прибило к полу. Послышался хруст. Ударная площадка биты размозжила твари мозги. Существо свела конвульсия и словно в приступе эпилепсии оно начало биться о пол центра. Рома отпрянул в сторону. Майка и джинсы оказались перепачканы слизью и кровью. На кончике биты прилипли кусочки мозгов. Недолго думая Рома замахнулся и добил существо, перебив хребет точным ударом. Руки ходили ходуном. Он чувствовал, как начала кружиться голова от невыносимой вони, которую после смерти испустила тварь. Но времени на то, чтобы прийти в себя не было. Гориллообразное существо, ревя по пути, наткнулось на складной рекламный щит, вырвало его вместе с цепью и замком и запустило в Романа. Мужчина отпрыгнул в сторону и перекувыркнулся на полу. Щит влетел в витрины магазина посуды. Полетели осколки битого стекла только чудом не задевшие Рому. Он вскочил на ноги и бросился к противоположному концу площадки. Убегать от такой твари как эта в коридор выглядело безумием. Если гориллоподобный монстр догонит его в закрытом пространстве, то никаких шансов на спасение не останется. Здесь же на открытой площадке можно было спастись. Тварь за спиной Ромы взревела и схватила подвернувшуюся под руку скамью. Монстр с легкостью вырвал скамью из пола, несмотря на то, что она была прикручена железными болтами. Мужчина резко побежал в другую сторону и тварь, кинув скамью промахнулась. Одна из глиняных статуй миловидной девушки на фонтане разлетелась на мелкие осколки.

Рома чувствовал, как с каждым шагом силы покидали его. Бежать при такой влажности было чрезвычайно сложно. Еще чуть-чуть и он остановиться. Твари, похоже, было плевать на туман, ей великолепно дышалось в таких условиях. Оставалось два варианта. Либо он выдохнется, выбьется из сил и тварь догонит его… либо он атакует первым.

«Попробуем».

Рома обернулся на монстра с воплем догоняющего его через всю площадь и резко остановился. Кончик биты так и остался смотреть в пол. Он неуверенно переступил с ноги на ногу.

– Попробуем, – на этот раз произнес он вслух.

Тварь в несколько прыжков на огромных лапах настигла мужчину и, не останавливаясь ни на миг, нанесла страшной силы удар. Такой удар наверняка мог запросто оторвать Роме голову или превратить его внутренности в пюре, отбросив мужчину в другой конец зала, однако лапа монстра схватила воздух. Рома нырком ушел от сокрушающего удара твари и отскочил в сторону, успев ударить битой по открывшемуся боку горилоподбного существа. Тварь с трудом устояла на ногах, ее повело. Маневр Ромы явно привел монстра в ярость, но не причинил вреда. Рома хотел повторить удар, однако монстр опередил его и обрушился на мужчину другой рукой, на этот раз удар пришелся сверху вниз. Громоздкая лапа взорвала плитку в нескольких десятках сантиметров от промежности Ромы, который с трудом успел отвести страшный удар, отпрыгнув от монстра назад. Перегруппировавшись, он ударил в ответ. Кончиком биты он ткнул тварь в живот, что впрочем не вызвало у нее никакого дискомфорта. На второй удар времени не осталось вновь. Тварь обрушила еще более сокрушительный удар второй рукой и все, что оставалось Роме это перекатиться еще ближе к стене, напрочь забыв о контратаке. Почувствовав успех, монстр продолжил атаковать. Сверху на Рому посыпался целый град ударов и мужчина лишь чудом успевал изворачиваться, делая немыслимые перевороты и кувырки. Возможности провести атаку просто не было. Тварь оказалась чересчур сильна. Однако и она постепенно выдыхалась и, похоже, решила взять паузу, когда Рома был почти зажат в угол. Мужчина, покачиваясь, поднялся на ноги. Голова кружилась.

Монстр словно чувствуя свое превосходство, взревел, обдав Рому вонью и слюной. Рома тяжело дышал. Он сделал еще несколько шагов назад. С этой тварью ему было не справиться. Гориллообразное существо прыгнуло вперед занеся лапу для удара, однако, несмотря на усталость и на этот раз Рома оказался проворней твари. Кулак монстра врезался в стену из гипсокартона, проломил отверстие и тварь, не устояв на ногах упала. Рука провалилась в стену по самое плечо. Монстр взревел, в голосе слышалось ярость вперемешку с отчаянием. Рука твари застряла в стене. Это был шанс. Рома подбежал к гориллообразной твари сзади и словно дровосек рубящий дерево ударил от плеча битой по маленькой ноге в область колена. Ногу от удара согнуло пополам, перелом оказался открытым. Кости вперемешку с кожей и мясом вылезли наружу. Крик, который издала тварь в следующий миг, напомнил Роме вопль маленького ребенка. Он на мгновение растерялся, а потом сделал шаг назад и нанес удар по второй ноге. Тварь дернулась и попыталась освободить руку, но тщетно. Рома начал избивать существо не жалея сил. В стороны брызнула кровь ярко зеленого цвета.

– Ты этого хотел? Этого? – его голос сорвался на хрип.

Однако тварь не сдавалась. Рома с ужасом увидел, как гипсокартон лопнул. Тварь ревела так, будто с нее снимали кожу живьем. Лапа вместе с огромным куском гипсокартона вырвалась из стены, по инерции зацепив не успевшего увернуться Рому. Мужчина отлетел в сторону на несколько метров, перекувырнулся и больно ударился об оказавшуюся рядом скамью. Бита вылетела из рук и теперь лежала в добром десятке метров в стороне, ближе к фонтану. Тварь ловким ударом о плитку на полу стряхнула с себя остатки гипсокартона. Взгляд существа остановился на Роме. Существо явно хромало, в его передвижениях не было прежней легкости, оно было не в силах опереться на переломанные ноги и наверняка не чувствовало отбитые бока. Рома чувствовал себя не лучше. Он понимал, что с трудом может подняться и на равных продолжить сражение голыми руками. Мужчина покосился на биту. Нет, она была слишком далеко, чтобы до нее добраться…

Монстр, истекая кровью и прихрамывая, приближался. Рома приподнялся на локтях. Похоже это конец.

– Да пошел ты! – он яростно сплюнул перед собой, бледным взглядом наблюдая за тем, как тварь протягивает к нему лапу. Он представил, что будет с ним, когда монстр сожмет его в своих руках… думать об этом не хотелось. Наверное, то, что происходило с апельсином после того, как его выжимали в сок, было в данном случае завидной участью.

– Держись!

Рома вздрогнул от неожиданности. Это был голос Алексея. Откуда-то сбоку раздался звон разбитого стекла. Застыла в нерешительности и тварь. Монстр уставился куда-то в сторону. Но не успел Рома обернуться, чтобы понять что происходит, как в голову монстра влетело что-то увесистое. Рома пригляделся – это была банка газировки, угодившая твари в лоб. Брызнула шипучка, облившая монстра и залившая ему один единственный глаз. Из образовавшейся после удара раны полилась кровь. Тварь завертела башкой. Она попыталась дотянуться до глаза и потереть, но из-за того что ноги существа были переломаны ее повело и она чуть было не рухнула на пол. Следом за первой банкой в голову монстра прилетела вторая, а затем еще и еще. За банками последовали бутылки со звоном разбивающиеся о голову существа. Тварь вертелась на месте и выла. Рома, покачиваясь, поднялся на ноги и увидел, как возле автомата с прохладительными напитками стоит Алексей. Парень разбил стекло автомата, доставал оттуда банки с бутылками, и кидал их в взбесившееся гориллообразное существо. Монстр явно оказался не готов к такому повороту событий. Он растерялся и начал громить попавшийся на пути горшок с красивой двухметровой пальмой. Он разбил горшок, рассыпал по полу чернозем и словно спичку переломил пальму пополам. Ярости твари не было предела. Газировка залила один единственный глаз твари и лишила ее маневра. Расправившись с пальмой, гориллообразное существо принялось за фонтан. Треснул борт и на плитку площади устремился поток воды. Вывалилось несколько трупов. Монстр на мгновение замер, приподнял голову и что-то вдохнул огромными похожими на поросячий пятак ноздрями. Он казалось, не обращал внимание на глухие хлопки, с которыми банки кока-колы бились о его голову. Перед ним лежало несколько трупов вывалившихся из фонтана. Тварь жалобно взвыла и потянулась к одному из тел.

Рома огляделся. Бита, уже проверенная в бою лежала у самой стены, однако еще ближе он заметил нечто гораздо более интересное. Всего в нескольких метрах от него на полу были разбросаны остатки от деревянной лавки, сломанной монстром. Одна из палок надломилась и торчала вверх острием. Мужчина, не раздумывая бросился к деревяшкам и подобрал заостренную палку, которая оказалась не просто длинной, но и увесистой. Перехватив палку удобней, Рома подскочил к воющей около трупа твари и словно копье всадил палку твари под бок. Тварь вздрогнула. Вой вместе с точным и сильным ударом прекратился. Рома навалился на палку и провернул ее несколько раз. Монстр попытался развернуться и даже сумел нанести удар. Он врезал по палке и сломал ее пополам. Рому отбросило, но удар раненной твари уже не мог причинить реальный вред. Половина палки так и осталось торчать из тела существа. Тварь размахивала руками и заливалась кровью. Она медленно опустилась на пол. Еще некоторое время тварь шевелилась на полу, пока подошедший Алексей не нанес ей несколько точных и сильных ударов бейсбольной битой в голову. Это был конец.

Рома поднялся. Мужчина держался за ушибленный бок и поймал свободной рукой бутылку минералки, которую бросил ему официант. Он сделал несколько глотков, а потом плеснул воду на ладонь и умылся. Стало легче.

– Спасибо.

– Это тебе спасибо за то, что ты меня спас.

Сейчас, после того, что произошло на площади, не было ни сил, ни желания вести разговор дальше. Рома подошел к стене и поднял свою бейсбольную биту, стараясь не смотреть на тварь. Он в несколько глотков прикончил бутылку с минералкой и двинулся в сторону прохода, уводящего к хозяйственному отделу.

– Думаю нам пора.

Алексей, как-то вяло передвигая ноги, поплелся вслед за Ромой. Оставаться на площади не было никакого желания. Роме показалось, что завеса пара только сгустилась, а в оставшихся целыми фонтанах, вода стала еще более мутной и вязкой. С самого дна фонтанов вверх медленно всплывали пузырьки, лопаясь на поверхности.

Они свернули в коридор. Вскоре перед глазами возникла надпись на рекламном щите хозяйственного отдела. Оставалось пробраться в магазин, взять все необходимое и, наконец, вернуться в сектор «А» или «В», чтобы выломать отверстие в кирпичной кладке и выбраться наружу.

Не забывая об осторожности, Рома оглядывался по сторонам. Здесь было темно, как в гроте и в скором времени разглядеть что-либо не представлялось возможным. Первым, что увидел Рома, была касса. Открытый кассовый аппарат с целой кучей наличных разного достоинства внутри. Измазанный слизью и кровью стул и стол… Но ничего того, что заслуживало хоть какого-нибудь внимания здесь не было. Ребята, не задерживаясь, двинулись дальше. Меньше всего мужчине хотелось ходить по магазину в кромешной тьме. Но ни Рома, ни Алексей не помнили, где в точности находится отсек с необходимым инструментом.

Словно читая мысли, сзади зашумел Алексей. Парень наткнулся на стеллаж и что-то искал.

– Какого черта ты делаешь? – прошипел Рома.

– Я ищу фонарик, – в доказательство своих слов, Алексей достал с полки массивный прожектор и нажал на переключатель. В Рому ударил яркий поток света. – Пригодиться?

Рома кивнул и, не раздумывая взял с полки такой же фонарь какой был у Алексея. Возможно, это привлечет к ним дополнительное внимание, но без света они могут проторчать здесь несколько часов, так и ничего не найдя. Из головы не выходила одна единственная мысль. Куда отсюда делись все трупы? Денис четко видел кровавые разводы на стенах, стеллажах и полу магазина. Определенно, как и повсюду в торговом центре, здесь были тела людей. Но трупы будто исчезли в раз. Свет из фонаря выхватил из темноты несколько стоявших в ряд столов. Те же бумажные пакеты как в ресторане… Рома увидел ящики набитые продуктами чуть поодаль. Значит, раздача осуществлялась и здесь. Что же это приоткрывало хотя бы одну тайну. Ресторан на втором этаже не был единственным местом раздачи. Сюда тоже тянулась очередь, которую он просто-напросто мог не заметить? Следовало ли из этого, что такие же точки раздачи стояли и в других местах по торговому центру. Рома не видел ничего подобного, но так, по крайней мере, можно объяснить, почему трупы были везде… Он направил световой поток фонарика на ближайший стеллаж. Наборы инструментов для дома, ручные дрели, сверла… Того, что могло их заинтересовать здесь не было. Стоило пройти чуть дальше, вглубь магазина. По все видимости, товары которые искали ребята, не пользовались популярностью. Он вышел из первого стеллажа, стараясь смотреть под ноги, чтобы не наткнуться на инструмент, подошел ко второму стеллажу и осветил его. Стеллаж был заставлен обоями, клеем и прочей чушью, еще менее полезной чем содержимое того первого стеллажа. Рома не стал заходить внутрь и направился дальше. В третьем стеллаже стояли огромные свертки линолеума. Оставалась еще несколько стеллажей.

– У тебя есть что Леш?

Алексей искал инструмент у противоположной стены.

– Пока ничего, – раздалось из темноты.

Рома вздохнул, прошел в следующий стеллаж и осветил ряды с инструментом для сантехники. Он уже хотел убирать луч фонарика и идти в другой стеллаж, как световое пятно выдернуло из темноты что-то до боли напомнившее человеческий ботинок, где-то в трех метрах над головой мужчины. Рома перевел руку с фонариком и всмотрелся. На предпоследнем ряде стеллажа висел труп, обернутый, словно в кокон паутиной серого цвета. Нить паутины цеплялась за балки на потолке помещения. Рома посветил дальше вдоль стеллажа и увидел, что трупов висит несколько.

– Вот дерьмо то какое, – это был голос Алексея. Похоже, парень увидел в рядах нечто подобное тому, что видел Рома. – Ты видишь это?

Рома потянул с ответом. Он резко убрал фонарь с подвешенных над потолком трупов.

– Вижу.

«Сколько раз можно повторять: найди эти чертовы кувалды, молотки. Что угодно, что может пробить стену и убирайся отсюда как можно быстрее!»

Рома поспешил в следующий стеллаж. Трупы были и там. Складывалось впечатление, будто всех тех, кто умер в магазине, придя сюда на раздачу в теплое воскресное утро, собрали и подвесили под потолком, опутав в какой-то паутине. Он наткнулся на стеллаж с плиткой и выругался сквозь зубы. Левый глаз несколько раз дернулся в тике. Не останавливаясь, Рома забежал в следующий стеллаж и осветил его ряды. Он видел, как у противоположной стены исследует стеллажи Алексей. Луч света то и дело мелькал, разрезая кромешную тьму хозяйственного отдела. Периодически до ушей Ромы доносились странные звуки с разных концов помещения, но оно было столь велико и звуки были настолько отдаленными, что Рома не обращал на них внимания. Ощущение же было таким, будто кто-то переворачивает товар с верхних полок.

«Или подвешивает трупы?» – пронеслось в голове.

Он осветил стеллаж и почувствовал, как приятно защекотало внутри. В самом конце, у последнего ряда стояли кувалды с прорезиненной ручкой.

– Нашел!

Рома бросился в конец стеллажа и схватил одну из кувалд, словно примеряя. Такой штукой действительно можно было проломить кладку из кирпича. К Роме подбежал Алексей.

– А я уже думал мы зашли не по адресу, – парень прерывисто дышал и вытирал рукавом пот ручьем льющийся по лбу.

Он взял одну из кувалд. Выбор пал на самую тяжелую из тех, что были в наличии. Рома заметил, как выступили вены на лбу парня. Однако сдаваться Алексей не собирался. Вряд ли он сможет размахивать ей как шпагой, но нанести удар с обеих рук… почему нет? Рома посчитал, что на это у парня хватит сил и поэтому не стал отговаривать от выбора.

Непонятные звуки, доносящиеся откуда-то издалека, повторились. Создавалось впечатление, будто сверху, с последнего стеллажа на пол рухнуло что то громоздкое и объемное. Алексей нахмурил лоб.

– Я не один это слышал?

– Я слышу это с тех пор как мы зашли сюда… – Рома вслушался в тишину, пока, наконец, странный звук не раздался вновь на этот раз ближе и теперь с другой стороны. – Уходим, не стоит искать неприятности.

Ребята похватали кувалды и направились в сторону выхода. Нести тяжелые кувалды изможденным Роме и Алексею оказалось нелегко. Рома взвалил кувалду на плечо, а Алексей предпочел тащить ее по полу, издавая неприятный режущий ухо звук. Метал, обернутый резиной соприкасался с начищенным полом и резал ухо. Не успели ребята сделать и несколько шагов, как странный звук повторился. На этот раз он шел сразу с нескольких сторон. Слева, справа и сзади. И как показалось Роме, на этот раз он был гораздо ближе и отчетливее. Мужчина несколько раз обернулся и посветил фонарем на ближайшие стеллажи. Ничего. На него смотрела пустота. Те же инструменты, надписи, проходы. Но что-то внутри подсказывало, что стоит ускорить шаг. Буквально через минуту звуки повторились вновь. На этот раз к хлопкам добавился треск и продолжительное шуршание. Звук был такой, будто кто-то провел наждачной бумагой по дереву. Алексей нервно обернулся.

– Уносим ноги, Леш, не смотри назад, – бросил Рома.

Мужчина ускорил шаг. До двери оставались считанные метры. Свет от фонариков беспорядочно гулял туда-сюда под ногами ребят. Роме казалось, что кувалда в его руках вот-вот придавит его к полу хозяйственного отдела, настолько она была тяжела. Он с трудом переложил кувалду с одного плеча на другое, стало легче.

Шхш.

ШХШ.

Тот самый звук, так похожий на трение наждачной бумагой о деревянный брусок повторился над головой. Рома почувствовал, как что-то отвратительно мокрое и противное капнуло ему на руку. В нос ударила вонь разлагающегося трупа. Он остановился, поднял луч фонарика вверх и направил световой поток на потолок. Световой поток вырвал из тьмы развод слизи, как будто что-то проползло только что над их головами. Не успел Рома выпрямиться, как шипение раздалось на этот раз спереди, со стороны входа.

ШХШ.

ШХШ.

Несколько отвратительных звуков донеслись по бокам. В следующий момент фонарик, который держал в руках Алексей выпал из рук. Парень явно испугался и закричал. Рома перевел взгляд и посветил в ту сторону, куда смотрел официант. На стене возле кассы расположилась тварь. В ней легко просматривались человеческие черты. У твари было четыре конечности, но создавалось впечатление что руки и ноги твари не имели никаких костей, она словно паук прилипла к стене на похожие на липучки присосках, которые были у нее вместо кистей. Тело твари было непонятного серого цвета, оно было покрыто ожогами и язвами, которые гноились и пульсировали странными зелеными надрывами. У твари была голова, но не было глаз. Из беззубой пасти свешивался длинный язык на кончике раздвоенный пополам. Чудовище зашипело и с необычайной легкостью взбежало по стене вверх, к потолку.

Рома попытался поймать ее лучом фонаря, но безуспешно. Световой поток выхватил из темноты еще несколько подобных чудовищ. Твари, похоже, не собирались убивать ребят, они замыкали круг вокруг них, задумав нечто другое. И Рома и Алексей замерли в нерешительности. Казалось, что до спасительного выхода из хозяйственного отдела остаются считанные метры, но как раз на потолке и на стене над ним висело сразу пара существ. Скорость, которой обладали эти монстры, давила любую было зарождавшуюся надежду. Рома оценил расстояние и попытался рвануться к выходу, но мужчину остановил резкий толчок в грудь, сбивший его с ног. Он оказался прикован к полу субстанцией сероватого цвета, так похожей на паутину коконов, которой были обернуты трупы, подвешенные под потолком. Алексей бросился на помощь, однако его руку припечатало паутиной к ближайшему стеллажу. Паутина тварей казалась крепче любого каната. Рома попытался подняться, но на него словно положили невероятной тяжести груз. Он застонал и опустился обратно на пол. Единственный шанс был в том, чтобы постепенно разорвать опутавшие его сети. Твари в унисон продолжали шипеть со всех сторон и не думали приближаться. Внезапно в Рому врезалась еще одна крепкая нить, охватившая ноги. Мужчину рывками потянуло по полу. Он попытался сопротивляться, но тщетно. Твари медленно потянули Рому вверх. Он вцепился зубами в паутину и ему даже удалось разорвать несколько витков. Боковым зрением он видел как Алексей каким-то чудом вырвался из своей ловушки, схватил с одного из стеллажей бензопилу и, заведя ее, кинулся куда-то в темноту с отчаянным криком. Секунды превратились в вечность. Рома не сдавался, почти удалось высвободить руки. Он больно ударился спиной об один из рядов и голова мужчины запрокинулась. Твари не церемонились, таща его наверх. Наконец левую руку удалось освободить и он зацепился за стеллаж.

«Если вы думаете что у вас получится подвесить меня точно также как тех ребят… Вы ошибаетесь… Мы еще повоюем…» – мысли в голове путались.

Несколько наборов со слесарным инструментов посыпались вниз, разбиваясь вдребезги. То что стояло на верхних полках не найдя опоры вывалилось и несколько дрелей стукнуло Рому по голове. Он зашипел, но не отпустил руку. Твари тянули. Рывками, так чтобы у мужчины не осталось сил. Пальцы Ромы медленно начали разжиматься. Первым разжался мизинец, потом отошел большой палец. Рома почувствовал, что держаться нет сил. Рука дрожала как отбойный молоток. И в тот момент, когда он уже был готов отпустить стеллаж, отдав все силы, раздался страшной силы звук, от которого заложило в ушах и закружилась голова. Это был звук сирены.

Хватка тварей ослабла. Рома почувствовал, что его никто не тянет. Не отпускает, но и не тянет, он завис в странном подвешенном положении над стеллажом. Сирена разрывала барабанные перепонки и казалась настолько громкой, что еще чуть-чуть и от этого звука можно было сойти с ума. Внезапно натяжение, державшее Рому пропало. Мужчина с высоты полетел вниз. Единственное, что спасло его от падения, оказался выставленный ящик с инструментом, о который зацепился Рома. Он застонал, но, не обращая внимание на боль, принялся разрывать свободной рукой паутину.

– Ты в порядке? – голос Алексея возникшего как приведение рядом с трудом можно было различить сквозь вой сирены. Рома еще никогда не видел парня таким бледным. На его руке красовался лилового цвета синяк, майка оказалась разорвана, обнажая торс.

– Помоги освободиться, – выдавил Рома. Он не был уверен, что официант слышит его, но сейчас ему было все равно. Он откинул голову на пол. Нужно было прийти в себя, забрать кувалды и убираться отсюда как можно быстрее. Пока твари не вернулись обратно, у Ромы с Алексеем появился шанс на спасение. – Помоги освободиться, – повторил Рома. Он почувствовал во рту странный неприятный привкус.


Глава 13 | Под навесом мрака | Глава 15