home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Что-то хрустнуло. Кажется, это была сухая ветка, оказавшаяся под ногами и не выдержавшая ее вес. Хруст напомнил звук, при котором ломалась кость. Такой же звонкий и неожиданный. ХРУМ. И что-то сломалось. Она перекувыркнулась. Только чудо позволило Маше разминуться с острой ветвью, торчащей как частокол из земли. Она выставила перед собой руки, рухнула на землю, перекатилась и оказалась в каком-то ручье, почувствовав жар всем телом. Это был не ручей, нет, это был самый настоящий гейзер. Вода в ручье должна была быть холодной как лед. Сейчас же она обжигала. Она не казалась холодной, вода в ручье казалась кипятком. И этот пар… Он шел вверх, целыми клубами, из-за него было трудно дышать. Создавалось впечатление, будто неподалеку прорвало горячую трубу. Она видела, как к берегам ручейка прибило рыбу, перевернутую вверх пузиками. Рыба в ручейке подохла и сварилась, словно в ухе. Тонкая блузка, насквозь пропитанная влагой, прилипла к телу. В нескольких местах она оказалась порвана и перепачкана чем-то напоминающим мазут. Юбка выглядела не лучше, превратившись в самую настоящую тряпку. Мокрые волосы напоминали мочалку…

Горячая обжигающая вода вернула Машу к реальности. Мокрая насквозь она сидела в ручье и оглядывалась по сторонам. Реальность пласт за пластом возвращалась в сознание и девушка с трудом сдержала себя от того чтобы не разрыдаться. Она смотрела на свои синие от уколов вены и круглый живот, в котором рос ее малыш и слезы накатывались на глаза. Что с ней сделали эти люди? За что?

Тело выкручивало и девушка с ужасом увидела, как в воде появилось размытое зеленоватое пятно. Маша, пошатываясь, поднялась на ноги. Вся дрянь, которую ей вкололи эти люди до сих пор была внутри нее и, похоже, выходила наружу. Но… Внезапно все мысли отошли на второй план и в сознании встал один единственный вопрос. Как она сюда попала? Где она была сейчас?

Теперь она не видела забора, тех людей обколотых врачами в комуфляже, не видела того ужаса, что происходил в коровнике переделанном под госпиталь военными. Все это куда-то делось за один миг. Маша понимала, что она далеко от того Богом забытого места. По всей видимости, она шла сюда на автомате, как лунатик, который встал с кровати посереди ночи, с ватными ногами, невидящими глазами, не понимая куда идет и зачем. Это был шок. И только сейчас случилось то, что должно было произойти. Маша приходила в себя… если так можно было сказать. Она бежала? Нет? Но как она оказалась тут?

«Все ОК», – заверила она себя.

Слова в голове звучали издевательски. Она не помнила совсем ничего. Неужели она бежала… Но как ей это удалось? Маша попыталась разозлиться на саму себя. Глупо, но это помогало всегда, когда нужно было сосредоточиться и навести в голове порядок. Она сжала ручки и больно укусила себя за губу. Нет, сейчас затея не закончилась ничем хорошим. На ладонях остались отметины он ногтей и она чуть было не прокусила себе губу. Рассердиться не удалось. Она понимала, что единственное чувство, которое у нее есть сейчас это растерянность. И если бы не вода, показавшаяся ей такой горячей, которая и привела девушку в себя, вполне возможно, что она шла бы бездумно дальше и дальше. То, что кололи ей там, казалось слишком сильным средством, и она до сих пор не могла очнуться.

На секунду Маша задумалась о том, как же все-таки дрянно должно быть выглядит она сейчас. Без туфлей, с растрепанными волосами, вся мокрая насквозь, в испорченных напрочь блузке и юбке. А ведь именно эту блузку она хотела себе на день рождения! Именно сейчас, когда Маша сидела у ручья, обхватив себя руками, ей захотелось топнуть ножкой и закричать, что так не должно быть. Только не с ней и… НЕ С ЕЕ РЕБЕНКОМ. Девушка аккуратно положила руки на живот, где уже пятый месяц теплилось ее дитя. Только ради него стоило взять себя в руки и попытаться посмотреть на произошедшее со стороны.

Вода из ручья теперь не казалась такой горячей, какой могла показаться сперва. Маша почувствовала, как тело пробивает дрожь и начинают коченеть конечности.

«Ты дура», – подумала она.

Все что было, все, что случилось с ней в том странном госпитале, сейчас это не важно. Нужно было думать о другом. Что будет с Кириллом? Она крепче прежнего обхватила себя руками и принялась растирать плечи ладонями. Судя по всему, солнце давно скрылось за небосводом. Было далеко за полночь. Пришла ночная пора и темнота вокруг сковывала. Зубы предательски застучали, но мысли, несмотря на холод прояснялись. Разум судорожно пытался выдернуть ее из омута вопросов и догадок и буквально силой заставить мыслить рационально.

«Я же могу, да? Могу?».

Но как только она вспоминала о том, что сделали с ней эти люди, о странной зеленоватой жидкости, которая вышла из нее в воду ручья, на глаза наворачивались слезы и девушка с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Там… Там…

Она судорожно потерла ладонями плечи и сжалась в комок. Подбородок уперся в колени, которые дрожали, словно отбойный молоток. Она изо всех сил старалась вспомнить что же произошло с ней после того как ее вывели во двор госпиталя и как она оказалась тут. Где она порвала и перепачкала вещи и что это было за место, куда она пришла? Маша с ужасом осознала, что в ее голове остались какие-то отрывки, смутные очертания, словно пятна не отстиравшегося порошка на вещах. Она помнила лишь тот самый двор огороженный частоколом рядом с коровником. А потом… Вспомнить то, что было потом представлялось затруднительным. Маша помнила странную вспышку ярко-белого света и удар. Именно в этот момент ее выключило. Именно выключило, как будто некто нажал на невидимый тумблер в голове.

Девушка некоторое время так и сидела, склонив голову. Воспоминания нехотя возвращались какими-то неясными очертаниями и отрывками. Маша смутно вспомнила картинку того как она бежала сюда сквозь лес. Какие-то люди… Девушка вспомнила, что видела много людей, была паника. Но вспомнить, что это были за люди, с чем была связана паника, ей не удалось.

Маленькие пальчики с отличным маникюром впились на мгновение в плечи. На коже остались красно-лиловые кровоподтеки. Господи, почему судьба распорядилась так, что однажды такая история случилась именно с ней. Маша старалась подавить отчаяние, зарождавшееся в душе.

«Я не могу допустить, чтобы Кирилл пострадал из-за… меня», – подумала она.

Как бы то ни было, нужно что-то делать дальше. Вернуться домой, рассказать отцу о случившемся… Все, что угодно только не сидеть на месте. В это мгновение, не смотря на то, что ее трусило от холода, по телу прошла волна жара, накрывшая ее с ног до головы. Ощущение было таково, будто кто-то поставил рядом радиатор и врубил его на полную мощь. Земля под ногами обдала ее паром и девушка испуганно отскочила в сторону. С того места, на котором она только что стояла вверх била тонкая струя пара.

– Ты испугала меня! – Маша всплеснула руками.

Пар бил из небольшой трещины в земле, куда запросто могла провалиться человеческая нога. Сделай Маша шаг в сторону и ее ступня оказалась бы там, тогда перелома не избежать. Но ей повезло. Девушка облегченно вздохнула. Интересно откуда эта штуковина появилась здесь?

Девушка огляделась по сторонам, пытаясь понять, где находиться. Над головой Маши расстилалось необычное небо. Такого неба как это девушке не доводилось видеть ни разу. Она не видела луны, не было на этом небе звезд. Только странный бесконечный шлейф, как показалось Маше бордового цвета, с оттенком лилового. На секунду девушка подумала, что во всем виноват странный туман, заволокший все пространство вокруг, из-за которого резко ухудшилась видимость. Ввысь смотрели верхушки деревьев и то ли из-за того что осень вступала в свои права, то ли по другой непонятной девушке причине, листья деревьев засохли и пожелтели, хотя Маша отчетливо помнила что город еще днем дышал зеленью. В конце концов, листва не опадала в конце августа! Но больше всего молоденькую девушку озадачило другое. Трещина, которую она заметила рядом с ручьем, теперь казалась лишь недоразумением. Вокруг себя Маша видела странные впадины в земле, самые настоящие провалы, как будто грунт резко обвалился вниз, потянув за собой деревья и кустарники. На месте провалов образовались оползни, а из огромных дыр валил пар.

Ужас от увиденного и от осознания того, что девушка не помнила, как оказалась тут увеличивался. Она не помнила, как бежала сюда, с какой стороны. Только ручеек, ветка похожая на элемент частокола и ссадины на руках и шеи. Вот – все, что осталось от мира, который она привыкла видеть каждый день, мира который был близок и знаком. Все остальное казалось каким-то чужим, странным.

– Успокойся, – Маша услышала собственные слова.

Поддаться панике вновь и лишиться рассудка, нужного сейчас как никогда она успеет всегда. Но что если все это плод ее воображения? Галлюцинация? Побочное действие препаратов, которые ей вкололи? Мысли вселили уверенность. И словно в подтверждение Маша нагнулась и подняла с земли желтый листик тополя.

– На самом деле ты зеленый, правда?

В ответ лист рассыпался в ее руках. Он высох настолько, что не выдержал прикосновения девушки. Маша, как-то удрученно покачав головой, подняла с земли камушек. Она подошла к одному из провалов в земле и бросила туда свой камушек. Камень исчез в пустоте. Маша вздрогнула. Неужели все, что она видит вокруг – все это было реально? Все эти впадины, трещины, странное небо, все это разделяло ее от мира, в котором она привыкла жить.

«Нас», – поправила она сама себя. – «Меня и Кирилла».

Она почувствовала как закололо в груди от одной мысли что ей придется пробираться через оползни и трещины в сырой земле. Как она смогла попасть сюда и не свернуть шею, не провалиться в одну из ям. Это было чудо. Мысли постепенно вновь начинали путаться, цепляясь одна за другую, словно чья-то нога в голове ставила им подсечки по пути. Она усилием воли вернула рассудок обратно.

«Я не хочу об этом думать», – заверила она.

Слова, прозвучавшие в сознании, получились убедительными. Несколько секунд она, покачиваясь, не думая ни о чем, смотрела на спокойно, размеренно плескавшуюся у ног воду. Зубы выдавали дробь. Такими темпами можно было распрощаться со всеми пломбами, особенно с теми, которые она поставила много лет назад, когда еще не было всяких ультра навороченных технологий, а зубы пломбировались обычным цементом или чем-то очень похожим на него.

Вода в ручейке, несмотря на то, что испускала пар, была настолько чистая, что на дне Маша видела камушки и золотистые крупинки песка. Торчать посереди леса в мокрой одежде, с мокрыми волосами и промокшей насквозь обувью оказалось не самым приятным занятием, которое она могла представить. Маша медленно, покачиваясь, поднялась на ноги и принялась судорожно выжимать юбку. По ногам на землю полились струйки смешанной с тканевым красителем воды. Она быстро осознала, что делает глупость и, всплеснув руками, замотала головой.

– Господи, – сорвалось с губ.

Ветер пронизал тело. Мокрая челка милированных волос закрыла глаза. Она завизжала, но через мгновение взяла себя в руки. Визг эхом прошелся по роще и затерялся среди деревьев. С одной из веток ввысь метнулась черная птица. Кажется, это была ворона. Все напоминало сон. Странный лес, ручей с мертвой рыбой, ветер и туман. В голове вновь промелькнул лучик надежды, что все происходящее вокруг не более чем бред. Что если это не реальность, а аффект? Что если она лежит дома на взмокшей постели, на скомканных простынях, под одеялом, прихватив вирус гриппа о котором твердили власти. Температура, жар, отсюда и галлюцинации. Маша больно ущипнула себя за запястье. Сейчас она очнется, откроет глаза, рядом будет стоять с перепуганными глазами отец…

Но нет, щипок только заставил прийти девушку в себя. Никакой постели, пухового одеяла, взмокших от жара простыней и отца, склонившегося над кроватью со словами: «Я беспокоюсь за тебя, милая», не было.

В голове всплыла не совсем логичная мысль.

«Интересно, что бы сказал делать Евгений Петрович, узнай он о ситуации, в которой я оказалась?».

Евгений Петрович преподавал в одиннадцатом классе школы номер 65 ОБЖ. Как раз там, в 11 «Б» и училась Маша. Но вместо уроков ОБЖ в родной школе, девушке вспомнилось как ее любимчик Павел Воля во время выступления в «Камеди Клаб» цитировал отрывки из учебника основ безопасности. Что делать если ты потерялся в лесу. Тогда это казалось смешным и глупым. Во многом потому, что выглядело нереальным…

«Стоп», – оборвала она себя.

Мысли и воспоминания зашли слишком далеко. Она посмотрела на запястье, где уже красовался сине-желтый развод после первой сверки реальности и с силой ущипнула себя еще раз, рядом. Боль настраивала на нужную волну. Что-то похожее делали со стареньким радиоприемником, если тот отказывался работать.

Но как же выбраться отсюда? Зачем она вообще бежала сюда? Маша смотрела на безмятежно плескавшуюся воду в ручье. Все это могло продолжаться бесконечно. Вопросы, ответы, вновь порождающие новые вопросы. Пора начинать действовать. Если она продолжит сидеть на месте, ни к чему хорошему это не приведет.

Захотелось курить. Маша бросила вредную привычку, как только узнала, что беременна, но сейчас она бы не отказалась сигареты. Просто ради того чтобы успокоиться. Она сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Девушка решила для себя, что сейчас она спокойно, никуда не спеша, чтобы не споткнуться и не свалиться в одну из ям, образовавшихся в земле, двинется вперед. Рано или поздно она встретит тех, кто сможет ей помочь.

Дрожа всем телом, она перепрыгнула через ручей. Несмотря под ноги, подобрав подол юбки одной рукой, другой держась за живот, со странной улыбкой на лице, Маша медленно побрела через лес. Ступни касались холодной земли. В коленных суставах что-то щелкало. Больно. Она чувствовала боль. Наверное, мениски вот-вот полетят ко всем чертям, но сейчас это казалось не важным. Она шла так несколько минут, аккуратно обходя вокруг оползней и ям. В какой-то миг захотелось соленого. Но, не обращая внимание ни на что она шла вперед, пока чей-то голос не окликнул ее откуда-то сбоку. Девушка остановилась и обернулась.


Глава 15 | Под навесом мрака | Глава 17