home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

За спинами ребят в тумане растаяло здание торгового центра. Их компания теперь насчитывающая семь человек приближалась к станции водоснабжения местного водохранилища. Место, о котором все больше говорила Эвелина, становилось ближе. И вскоре небольшое здание Кувшинки, как называли станцию местные жители, можно было разглядеть сквозь завесу тумана в нескольких сотнях метров от ребят. Андрей, бывавший здесь не раз, видел, как изменились очертания строения. Покрылись сажей бетонные стены и в некоторых местах возникли пробоины. Металлические балки, некогда символизирующие конструкцию болотного цветка по задумке архитектора, согнулись и смотрели вниз. Кувшинка завяла, здание было изуродовано силой стихии после падения метеорита в городе. Однако сам фундамент строения, располагавшийся на надстройке поверх дамбы, не ушел под воду и не треснул, если не считать нескольких пробоин в мосту, ведущем от берега к конструкции. Те кто строили Кувшинку в свое время не пожалели ни сил ни материала и подошли к делу с полной ответственностью.

– Мы почти на месте, – в голосе Эвелины слышалось нескрываемое облегчение. Девушка ждала этого момента с тех пор, как они чудом спаслись от отряда СОБРа в правительственном гнезде на Ленина.

Ей никто не ответил. Все до одного ребята были измотаны долгими бессонными часами, наполненными страхом и переживаниями. Хуже всех выглядел Рома. Мужчина чувствовал себя отвратительно, держась за руку и то и дело поправляя сползающую вниз повязку. Он был бледен и весь взмок. Рука набухла и как-то неестественно потемнела. Рома все время, что они шли, пытался всматриваться сквозь туман куда-то вдаль. Андрей сначала думал, что он хочет увидеть эту самую Кувшинку, то самое безопасное место, о котором сказала Эвелина, но мужчина в ответ на вопрос, куда он смотрит, сказал, что хочет увидеть свой дом, где у него осталась семья. В это самое безопасное место он шел только за тем, чтобы получить помощь, обработать рану на руке и отправиться дальше, к жене и маленькому сыну. И шел он туда только потому, что Кувшинка оказалась по пути. Отчего-то Андрей ему верил. Этот мужчина мог запросто отправиться сквозь туман ради того чтобы спасти свою семью в одиночку. Тот же Алексей, который был похож на целлофановый пакет, шелестевший на воздухе? Маша, с трудом державшаяся на ногах и пугавшаяся каждого шороха? Сам Андрей, попукивающий втихую, как только из тумана показывались новые черты? Никто кроме Ромы, да пожалуй, сестер не отважился бы на такое. И только за это Андрей невольно начал уважать этого мужчину.

Компания из семи человек подошла вплотную к мосту, ведущему на дамбу с Кувшинкой. Эвелина приказала остановиться. Они стояли на месте несколько минут, все молчали, будто понимая, что нужно делать именно так, но посматривали на девушку, ожидая дальнейших распоряжений. Все кроме Веры, которая явно понимала что происходит. Однако и она, спустя несколько минут посмотрела на сестру с вопросом во взгляде.

– Ничего не понимаю, – слова были произнесены Эвелиной шепотом, однако Андрей сумел расслышать их.

Девушка встала на мост и постояла некоторое время там. Ничего не произошло. Вокруг все также расстилался туман, сковывала тишина.

– Может быть, мы, наконец, зайдем внутрь? Чего ты тянешь? Что-то не так? – спросил Рома.

Парень тяжело дышал и стоять лишние несколько минут у входа того места, где ему обещали оказать помощь, если можно зайти внутрь, выглядело по крайней мере глупо. Девушка не сразу, но все же согласилась со словами Ромы.

– Ты прав, – она огляделась. – У нас должны были спросить пароль… Понимаешь, всегда перед входом сюда у нас спрашивали пароль. Без него… – она, недоговорив, двинулась в сторону видневшегося входа в постройку.

Ребята, ступившие на мост, пошли следом. Со стороны Кувшинка выглядела заброшенным строением. Андрей поймал себя на мысли, что чертовски глупо было бы делать штаб в здании, в котором не было окон и находился один единственный вход. Пусть он ничего не понимал в этом, но разве этот вход нельзя было заблокировать, если кто-то захочет взять подпольный штаб силой. Выглядело это крайне не логичным. Но с другой стороны вряд ли этот Старший, которому так доверяла Эвелина мог не видеть таких очевидных вещей. Девушка, возглавляющая их шествие, резко остановилась. Перед ее ногами по мостовой были густо размазаны чьи-то останки. Там была кровь, плоть, кишки и материя. След тянулся к перилам. Сестры переглянулись. Не говоря ни слова, Эвелина достала стрелу из колчана и вложила ее в тетиву. Здесь явно, что то было. Кто-то размозжил по мосту тварь, да так что та с трудом смогла скрыться.

«Если ее не сбросили в воду… или…», – мелькнуло в голове Андрея.

Андрей прекрасно помнил о странных событиях, случившихся на остановке возле торгового центра, когда останки притягивало будто магнитом. Он тут же спрятал воспоминания в самый дальний уголок своего сознания. Не хотелось думать об этом сейчас. Эвелина, вслед за ней и Вера подошли к проему, уводящему внутрь Кувшинки, и скрылись в непроглядном мраке.

– Тысячу раз я успел пожалеть, что не взял с собой фонарик, когда была такая возможность, – сказал Рома.

Ни секунды не сомневаясь, мужчина с раненой рукой шагнул в проем следом за сестрами. Андрей оглянулся на застывших позади Алексея, Игоря и Машу. На лице всех троих читалась явная неуверенность.

– Заходим ребята, – он поспешил последовать за скрывшимися в проеме сестрами и Ромой.

Здесь внутри не было неба над головой и единственный источник света, который хоть как-то позволял ориентироваться в пространстве, исчез. Теперь узнать о том, где находятся ребята, можно было разве что по голосам, звукам их шагов и даже дыханию. Здесь внутри звуки слышались особенно отчетливо. Оказавшись внутри Кувшинки, Андрей поежился. От стен тянуло сыростью. Температура внутри разительно отличалась от температуры снаружи. Он был уверен, что внутри здания столбик термометра покажет не больше десяти градусов. Подошва хлюпала по пропитанной влагой земле. Это место мало напоминало штаб. Здесь вряд ли можно было даже заночевать без риска простыть или заболеть воспалением легких.

– Я знаю, сестра и я, так же как и ты ничего не понимаю, – впереди послышался голос Эвелины.

– Настя! Сергей! Вова! – из-за замкнутого пространства слова Веры эхом разошлись во все уголки помещения.

Никто не ответил. Андрей почувствовал разочарование. Неужели последняя надежда, с которой все это время он связывал свои планы, рушилась? И куда теперь идти? Сдаваться людям в форме? Дать обколоть себя с ног до головы вакциной и превратиться в ходячий труп? Вот только где они все те, которым была оказана такая помощь до падения второго метеорита. До того как начало происходить то что не подавалось пониманию любого даже самого извращенного разума?

– Они не могли бросить нас сестра, – в голосе Эвелины уже не было прежней уверенности.

– И это вы называете безопасным местом! – голос раздался сзади и, похоже, принадлежал тому самому пареньку официанту, который до этого момента только нечленораздельно мычал в ответ на любые вопросы. – Я доверился и пошел с вами. А я знал! Знал, что мне не стоит этого делать. Стоило дождаться майора, он не оставил бы меня там в той дыре! – выпалил он.

В повисшей за репликой официанта тишине раздался хлопок.

– Заткнись! – сдали нервы у Ромы.

Похоже, мужчина отвесил парню оплеуху. Официант застонал, но даже это не заставило его замолчать.

– Ты не закроешь мне рот! Среди нас есть полицейский! Почему нами командует какая-то девчонка, которую ты видишь впервые в жизни! С чего ты взял, что она может тебе помочь. Она себе не может помочь, раз завела нас в такую дыру! Нам крышка! А Игорь смог бы все объяснить своим, нас бы никто не тронул…

– Заткнись, – прошипел Рома. – Заткнись или я закрою тебе рот сам.

– Ты дурак, раз считаешь, что тебя или Игоря стал бы кто-то слушать. Он всего лишь пешка в большой игре. На нем нет противогаза… Что бы он объяснил… – Эвелина не договорила как Алексей снова перебил девушку.

– Я не желаю слушать твой бред! С меня хватит. Прямо сейчас я пойду и найду тех, кто сможет реально помочь. Не знаю как вы, а я хочу еще пожить! Игорь идем, ты со мной?

Из темноты ему никто не ответил.

– Как знаешь, – бросил официант.

Послышались шаги. Парень направился в сторону выхода. Он был явно не в себе и не понимал что творит. Соваться одному на улицу было равнозначно самоубийству. Мало ли какие неприятности могли последовать за этим?

– Куда ты… – Эвелина не договорила, Алексей вышел из здания Кувшинки и, вступив на мост, вскоре растворился в тумане.

– Остановить его? – вопрос Веры явно предназначался для Эвелины, однако ответил на него другой человек.

– Не стоит пусть уходит.

Из-за эха внутри здания было не ясно как далеко находиться тот, кто говорит, но то, что голос не принадлежал ни одному из ребят в их компании, было очевидно. Андрей напрягся. В кромешном мраке, который окружал со всех сторон знать о том, что они здесь не одни было как то не по себе. Впрочем, сестры, похоже, знали человека, которому принадлежал голос.

– Почему ты сразу не дал о себе знать? Старший! – Эвелина, казалось, готова была сорваться.

Впереди в десятке метров от ребят зажглась странная лампа, напоминающая больше обыкновенную стеклянную банку в которую кто-то засунул проволоку, фитиль и налил масло. Однако к удивлению Андрея такая конструкция работала и осветила лицо выпачканного в саже и крови человека, одетого в военный камуфляж точь в точь как у Эвелины. Это был мужчина на вид сорока лет, с длинными черными волосами, схваченными в хвостик. Они держал в руках пистолет. Дуло оружия смотрело вниз. На нем был одет бронежилет, как и лицо испачканный кровью и сажей, а также каска. Человек был ранен, и тяжело дышал, держась рукой за бок под плечом. Из раны тонкой струйкой сочилась кровь. Так вот он, так называемый Старший о, котором твердила девушка. Но в этот момент все внимание Андрея было приковано к другому. Теперь, когда самодельная масляная лампа освещала помещение внутри, можно было разглядеть то, что происходило в деталях. На полу лежало множество тел существ самой невообразимой формы. Были здесь и трупы людей – три человека, одетых, как и старший в камуфляж, бронежилеты и каски.

– Я только пришел в себя, – вздохнул человек, слова давались ему с трудом. – И не сразу разобрался в том, что происходит. Как вы? Вы целы?

Эвелина убрала стрелу обратно в колчан и опустила лук. Девушка огляделась по сторонам. Андрей видел, как в ее глазах блестят слезы.

– Спасибо за заботу, Старший, это царапины, сами затянуться. Эти люди – те, кто встретился нам по пути сюда, выжившие. Есть раненые, которым нужна помощь. Но… Что случилось здесь? Что с тобой? Ты ранен? – спросила Эвелина.

– Где то тут есть аптечка, это все чем я могу помочь, – сказал Старший. Мужчина отвел взгляд. Вопрос явно пришелся ему не по душе. – Яна, Гриша, Мерза мертвы. Других забрали, – сдавленно произнес он. – Не узнаешь штаб, да? – Эвелина ничего не ответила, внимательно слушая рассказ, и он продолжил. – Мы дали бой тварям, израсходовали почти весь арсенал, что был в запасе, а они все шли и шли, будто где-то прорвало. Если бы не сигнал, от которого мы все тут чуть не оглохли, вряд ли бы нам удалось их остановить. Но мы рано радовались. Пришли те, кто подал сигнал. Это были федералы. Им мы уже ничего не смогли противопоставить. У них были автоматы и огнеметы. Они убили троих наших ребят, подстрелили меня, а остальных повязали, когда у ребят кончились патроны. Я потерял сознание и, наверное, они сочли меня за покойника, раз оставили здесь. Больше я ничего не помню, – Старший закашлялся и замолчал. Рассказ дался ему с трудом.

– Я слышала этот сигнал, все кто находиться здесь его слышали, – только и нашлась Эвелина.

Рассказ Старшего поставил в тупик. Она замолчала, обдумывая сказанное товарищем.

– Ты же говорил, что мы не имеем права брать их оружие? Нас выследили по пистолету в улье на Ленина, а у вас был тут целый склад пушек! Чего удивляться если ты нарушил свой же завет? – Вера кричала.

– Датчики, по которым отслеживали нас федералы стоят только на табельном оружии людей производящих зачистку улья, – спокойно ответил Старший – Все, что ты видишь, мы взяли из другого места. Кроме того, – мужчина достал из кармана что-то небольшое и гладкое. – Это магнит, можно размагнитить при помощи этой штуки их чип. Все оружие было размагничено. На всякий случай. Мы узнали это не так давно, извини.

Андрей услышал, как хихикнул Рома, по всей видимости, вспомнивший о двух пистолетах выброшенных на дорогу. Мужчина перевязывал руку новым бинтом.

– Где оно? – вопрос задал Рома. – Где оружие, о котором ты говоришь?

– Оно исчезло, похоже, федералы забрали пушки с собой, – Старший пожал плечами. – Я не могу дать другой ответ. Этот пистолет я прятал на черный день. Как видите не зря. Они его не нашли.

– Если вы закончили я задам вопрос, – сказал Рома. – Я иду к своей семье, это на улице Борко, в паре километров отсюда. Вы не знаете, как обстоят дела в том районе? Там женщина и маленький ребенок.

Старший пристально взглянул на Рому. Казалось, он изучал его взглядом, прежде чем ответить на вопрос мужчины. Что то в этом мужчине, которого сестры усердно называли Старшим тянуло словно магнитом. В нем действительно чувствовалась сила и решимость, несмотря на то, что сейчас он выглядел весьма паршиво.

– На этой улице никого нет, мои соболезнования, – сказал он.

Рома то ли не расслышал слова Старшего сразу, то ли не понял их смысл. Он застыл в оцепенении, наблюдая, как пульсирует рана на опухшей руке. Мужчина несколько раз сжал и разжал кулак. Из раны прыснул гной и лицо Ромы свело от непереносимой боли. Наконец он выдавил из себя.

– Ты можешь рассказать подробнее?

– Чуть ниже в садах упал метеорит. Один из наших был там, от Борко ничего не осталось, там руины… – Старший не договорил.

– Моя семья… – Рома сжал зубы и побледнел то ли от того то с силой затянул бинт на руке то ли от услышанных слов. – Моя семья не могла умереть. Ты не понимаешь, что значат они для меня.

– Я закончу? – спокойно спросил Старший, дождавшись пока Рома выскажется. – Там были выжившие, но после зачистки федералов их увезли в лагеря. Они увозят куда-то живых и здоровых людей. Сейчас там никого нет. Ты не найдешь там свою семью, от НИХ не спрячешься. Можешь спросить у этой девчонки, – он указал на Машу прятавшуюся за спину Андрея. – Она как я понимаю как раз оттуда.

Маша, услышав, что речь зашла о ней всхлипнула и Андрей почувствовал как девушка прижалась к нему ища защиту.

– Я должен пойти туда и во всем убедиться сам, – холодно сказал Рома.

– Сунешься туда и попадешь к ним на крючок. А судя по тому, что твориться с твоей рукой, – Старший покачал головой. – Ты быстрее найдешь там смерть, чем попадешь в лагерь. Ты мутируешь, – он улыбнулся. – Как и я. То же дерьмо происходит со мной.

Андрей не понимал, о чем сейчас говорит Старший. О какой мутации вообще шла речь. Да рука… но мутация? Это был шок. Для Эвелины слова товарища, похоже, не были сюрпризом.

– Рома мы найдем твою семью, все будет хорошо, – Эвелина положила руку на плечо мужчины.

Рома выглядел раздавленным, однако к огромному удивлению Андрея мужчина сумел сдержать себя в руках и не начать пороть горячку. Он опустил голову и, казалось, ушел в себя. Старший внимательно осматривал ребят, оказавшихся вместе с сестрами внутри Кувшинки. Наконец, он перевел взгляд на Игоря и подозвал к себе Эвелину. Они долго разговаривали. Девушка, по всей видимости, объясняла Старшему, как оказался среди них человек в полицейской форме, рассказывала об остальных ребятах. Наконец мужчина, найдя ее объяснения удовлетворительными кивнул.

– Мне надо многое рассказать вам.


Глава 22 | Под навесом мрака | Глава 24