home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Рома с трудом сдерживал себя от того чтобы не заплакать или не застонать. От боли гудела голова, крутило тело, он терпел из последних сил. Наверное, никогда в своей жизни ему не было так больно как сейчас. После того как в рану попала вода из водохранилища она нестерпимо жгла и покрылась странной коркой, даже скорее шкуркой. Приходилось сжимать зубы, чтобы хоть как-то переносить боль.

После того как они выбрались из Кувшинки через решетку в полу, они попали в систему очистительных сооружений. Все происходило стремительно. Вода подхватила ребят и понесла по широкой трубе, как показалось Роме вниз, а потом их выбросило внутри дамбы у края водохранилища. Впечатления от водного путешествия остались не из приятных. Однако теперь Кувшинка осталась далеко позади, они оторвались от федералов и оставалось надеяться, что люди в форме не подозревают об их существовании. Иначе…

Рома снял с себя майку и как мог, выжал одной рукой. Повязка на руке поменянная совсем недавно теперь никуда не годилась, а новых бинтов под рукой не было. Стоило или снять ее или довольствоваться тем, что есть. Рома, подумав, выбрал второй вариант. Не хотелось смотреть на рану, да и не хотелось пугать видом руки ребят. Он не верил словам Старшего о том, что причина таких изменений в его организме – мутация, объясняя себе реакцию организма попавшим в кровь ядом. Но как бы то ни было, рука выглядела очень и очень паршиво. Не признавать это было, по крайней мере, глупо. Не всем ребятам удалось выбраться из Кувшинки. Куда-то исчезла Вера, сестра девушки лучницы, и он своими собственными глазами видел, как выбежал навстречу федералам Алексей. У парня явно поехала крыша… Рома помнил, как они вместе выбирались из торгового центра и уже тогда нервы парня давали слабину. На удивление достойно из передряги выбрался Игорь, несмотря на то, что мужчина с трудом становился на простреленную стрелой ногу и мог ходить только при помощи палки, которую, впрочем, благополучно потерял. Более или менее сносно выглядела Маша. Она увидела в довольно крупном и хорошо сложенном мужчине Андрее опору и держалась рядом с ним. Сам Андрей на первый взгляд казался цел и невредим. Не ранена была и Эвелина, однако девушка потерявшая сестру сидела чуть в стороне ото всех. Рома видел, как по ее щекам скатываются одинокие слезы. Рома прекрасно понимал горе и отчаяние, охватившие девушку. Эвелина не видела смерти сестры, не знала, жива ли она, но не была уверена и в том, что Вера умерла. Схожие чувства испытывал сам Рома, когда думал о Яне и Павлике. Только мысли о том, что их надо найти и спасти заставляли его жить дальше. Девушка замкнулась в себе и с тех пор как они оказались на берегу единственные слова, которые она произнесла, были «где Вера?». Исчез и лук вместе с полным колчаном стрел.

Похоже, никто из ребят не знал, что им следует делать дальше. Не знал этого и Рома. План, о котором говорил Старший, так и не удалось обсудить. Они лишь наметили цель, но не поставили перед собой задачи. И что делать дальше Рома не знал. Оказавшись на берегу, он думал, что руководство возьмет на себя Эвелина, но девушке похоже было плевать и на план и на то, что происходило вокруг. Рома понимал, что сейчас, как и тогда в центре все придется брать в свои руки. Нужно было понять как без оружия, без еды и без отдыха выбраться из города полного тварей и федералов. Рома окинул взглядом ребят. Он заметил, как Андрей обнимает Машу. Девушка тряслась всем телом и явно замерзла. Хорошо когда кто-то проявляет о тебе заботу и готов помочь. Игорь, долго ковылявший возле берега, наконец, нашел какой-то дрын, на который он начал опираться как на костыль. Эвелина, по-прежнему, сидела на песке. Если не организовать их, не выйти вперед, не стать лидером, они так и будут ждать у берега непонятно чего. Хотя Рома прекрасно знал чего эти люди за исключением разве что Эвелины, которой, пожалуй, было сейчас на все плевать, хотят. Они хотят, чтобы кто-то указал им, что делать дальше. Сами они будут сомневаться, гадать, долго выбирать, пока, наконец, сомнения не сожрут их планы и они так и останутся на берегу. А когда ты идешь за кем-то, правильными или неправильными тебе при этом видятся его дела, с тебя спадает груз ответственности перед самим собой. Рома вздохнул. Так оно и было. Впрочем, ему было плевать. Он не собирался быть никаким лидером. Он собирался действовать, а будут ли эти люди с ним или без него идти к цели, ему было наплевать.

«Потому что на них мне тоже плевать», – холодно подумал он.

Рома отряхнул песок, налипший к джинсам, и подошел к Эвелине.

– Я понимаю твою боль, но если ты будешь и дальше сидеть на берегу ты ничем не сможешь ей помочь, потому что не сможешь помочь себе, – сказал он.

Сказав эти слова, Рома развернулся и зашагал от девушки, не обратившей на него внимание, прочь. Однако со спины он почувствовал на себе взгляд Эвелины. Пустые наполненные слезами глаза. Рома остановился напротив стоявших в обнимку Маши с Андреем и присевшего на песок Игоря.

– Как вы ребят? Не вериться, что нам удалось выбраться целыми, – сказал он.

– Если честно с трудом стою на ногах, – Игорь показал на простреленную стрелой ногу. – Рана начала гноиться, но я думаю смогу идти еще некоторое время, – как-то неоднозначно выдавил он.

– А куда идти? – Маша всхлипнула. – Мне кажется, они везде найдут нас, эти люди. Как они нашли нас там? Для чего вернулись? – она уткнулась в плечо Андрея и замолчала.

Мужчины встретились взглядом.

– Ты как? – спросил Рома.

– Если не считать что промок до ниточки, то со мной все в порядке, – ответил Андрей. – Где Вера? Алексей?

– Ты не видел?

Андрей покачал головой.

– Было не до этого.

– Парня расстреляли… А девчонка исчезла. Эвелина не может прийти в себя после этого.

Андрей погладил по голове Машу. Он посмотрел на Эвелину, которой, казалось, не было никакого дела до ребят.

– Они были очень близки. Кроме Веры у нее никого нет, – сказал он.

– У меня тоже никого нет кроме жены и сына, – слова получились довольно резкими и Рома запнулся. – Я могу ее понять, – добавил он.

Разговор уходил в сторону. Ни Роме, ни Андрею он явно не нравился. И оба мужчины замолчали не найдя больше слов. Однако если молчать, если не слушать друг друга и не понимать, что хочет каждый из присутствующих, действительно можно было остаться на берегу. Они совсем недавно не обратили внимания на состояние Леши. Чем это обернулось… Парень, возможно, нуждался в поддержке, а ему некому было ее дать. Возможно, проблема скрывалась в том, что поддержка необходима была каждому? Никто не хотел или не мог переступить через себя и начать фальшивить. Наконец Рома сосредоточился.

– Как бы то ни было нам надо думать, что делать дальше и как выбраться из города. Я не знаю, можно ли верить словам Старшего о том, что наши дела обстоят хуже некуда. Но то, что я вижу вокруг, не вызывает сомнений в их подлинности. И мы не можем этого проверить. У нас нет оружия, еды, воды… У нас ничего нет. Кто не ранен, тот устал, и все мы с трудом держимся на ногах.

– И ты думаешь, что мы сможем прорваться? – Роме показалось, что Андрей спрашивал с иронией.

Рома хмыкнул. Он сначала хотел разозлиться на этого мужчину, но потом понял что все это действительно чертовски смешно. Учитывая те факты, которые он перечислил, надеется на чудесное спасение, было наивно и глупо. Но либо они делали это, либо стоило заканчивать разговор. Если шансов не было, их следовало найти.

– У нас нет других вариантов. Надеюсь, это ты понимаешь? Я лягу костьми и буду грызть землю, но выйду отсюда. А если выйду я, то выйдите и вы, – сказал он, улыбнувшись. – Как я понимаю мы все еще одна команда?

– Все равно нам некуда больше идти, – сказал Игорь. – Федералы рано или поздно найдут нас везде, если не они так эти твари, а не твари так голодная смерть, – он пожал плечами. – Я пойду за тобой, куда бы ты ни пошел, так, по крайней мере, остается надежда.

Андрей ничего не сказал, он просто поднял вверх большой палец. Маше, похоже, было все равно. Эвелина, наверняка слышавшая весь разговор, поднялась на ноги и подошла к Роме. Ее глаза казались неживыми и смотрела девушка вдаль.

– Ты прав, если моя сестра жива, мой единственный шанс увидеть ее вновь – выжить. Вы все должны понимать, что города больше нет. Его уничтожат, может быть не сегодня, не завтра, но рано или поздно от тех руин, которые нас окружают тоже ничего не останется. Отсюда надо выбираться, – она вскользь взглянула на Рому. – Как и хотели пойдем к выезду… А там по пути уже будем решать. У меня больше нет лука, нет оружия, надо найти что-то, чем можно было бы защититься кроме голых рук.

Она огляделась и увидела торчавший в земле неподалеку металлический прут. Девушка подошла к пруту и рывком достала его из земли. Прут не внушал абсолютно никакого доверия, он поржавел, изогнулся и не имел заостренных краев. Эвелина осмотрела его со всех сторон, покачала головой, но не стала выбрасывать.

– Это хотя бы что-то, – пояснила она.

К сожалению, прут оказался в единственном экземпляре. Рома огляделся по сторонам. Можно было взять булыжник на берегу. Но тащиться с ним потом в дороге? Идея явно была не из лучших. Он посмотрел на высохшее дерево в нескольких десятках метров от берега. Сейчас можно было только предполагать, что за дерево росло здесь, до того как на город рухнул метеорит. Но высохшие ветки, среди которых можно было подобрать неплохую палку, могли послужить средством обороны. Рома еще раз вспомнил о пистолетах, которые этот чудак Андрей выбросил в туман возле торгового центра. Конечно, можно было вооружиться палками и металлическими прутками, но ничего не могло сравниться с пулей.

– Эй, ребят вы видели это? – Игорь указал в сторону, где застыло выгоревшее дерево. – Или у меня начался жар или я вижу лодку.

Рома перевел взгляд на то место, куда показывал Игорь и не сразу разглядел среди лишившегося листвы кустарника забросанную ветками рыбацкую лодку. К удивлению она казалась цела и похоже кто-то намеренно спрятал ее в кустах уже после того как город пережил падение метеорита во второй раз. Игорь, кряхтя, поднялся на ноги и, опираясь на внушительную палку, заковылял к лодке. Эвелина проводила его холодным взглядом, Роме на секунду показалось, что девушка перехватила прут в руке.

– Да здесь крысы! Они что-то жрут!

Игорь отшатнулся. Крысы, действительно оказавшиеся внутри лодки, хлынули в разные стороны при виде мужчины. Наверное, это и спасло Игоря. Сработал какой-то механизм и со свистом вверх рванула самая настоящая сеть, зацепившая ногу Игоря и перевернувшая его на землю. Все время пока сеть натягивало наверх с помощью хитроумно сделанного механизма, вокруг стоял звон и скрежет бьющихся друг о друга жестяных банок. Игорь упавший прямо на стаю не успевших разбежаться крыс вскочил на ноги, забыв о ране, и принялся отряхиваться, скорчив на лице гримасу отвращения. Одна из крыс повисла на рукаве и Игорь, схватив ее за хвост ударил, что было сил о землю, а потом раздавил животное ногой. Тяжело дыша, мужчина развернулся к ребятам, стоявшим у берега, и хотел что-то сказать, как прогремел выстрел. На глазах Ромы Игорю словно слизало пол головы. Он еще несколько секунд стоял, застыв в полный рост на ногах, а потом грузно рухнул на землю. Маша заверещала. Рома отчетливо слышал, как перезаряжается ружье. А потом раздался голос, дрожащий скрежещущий голос старика.

– И сюда добрались менты поганые.

Раздался еще один выстрел. Андрей, бросившийся на помощь Игорю, упал, вскрикнул и схватился за простреленное плечо. Щелчок, особенно отчетливо слышавшийся в повисшей над берегом тишине, и ружье оказалось вновь готовым выстрелить.


Глава 24 | Под навесом мрака | Глава 26.