home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 29

Рома с отдышкой, весь мокрый и с залитым потом лицом забежал в подъезд. Столько эмоций, сколько было на его лицей сейчас, девушка не видела даже когда они встретили огромного монстра из слизи во дворах.

– Что случилось? – девушка поднялась на ноги, бросилась к дверному проему и выглянула из подъезда. – Тебя преследуют? Федералы?

– Нет… – отдышка мешала Роме говорить. – Ты должна это видеть… Там, – он махнул рукой. – Идемте за мной!

Похоже, что-то случилась у дороги, раз Рома так нервничал. Она впервые видела мужчину таким возбужденным. Эвелина подняла ружье, перебросила его на лямке через плечо и вышла из подъезда. Рома уже стоял на улице.

– Быстрее! У нас нет времени, – Рома побежал в сторону дороги.

Мужчина держал в руках нож, то и дело перекладывая его из одной руки в другую. Все это было чертовски странно. Можно было объяснить, в чем дело, прежде чем сломя голову выбегать из укрытия и вести за собой ее и Машу к дороге. По крайней мере, это было не безопасно. Однако Эвелина решила довериться Роме и побежала следом. Маше ничего не оставалось, как последовать за ними. Рома подбежал к дому, за которым начиналась автомобильная дорога улицы Космонавтов, остановился у торца и спрятался за стеной. Он заметно нервничал. Мужчина жестом позвал Эвелину и Машу к себе.

– Ни звука, – прошептал он. – Посмотри туда, – Рома показал в сторону дороги.

Эвелина до сих пор не понимая в чем дело, выглянула из-за стены и чуть не выронила из рук ружье. По дороге медленно ехало четыре грузовика, занимая все четыре полосы. Это были огромные тягачи цвета хаки с черными армейскими номерами. Кузов на них был обтянут брезентовым покрытием. В таких обычно перевозили солдат срочников. За грузовиками побрякивая по асфальту, тянулись цепи. Эвелина прекрасно помнила эти цепи, к которым словно кандалами пристегивали наручниками людей. На этих цепях тянулись трупы… картина была не просто отвратительна, она ужасала.

– Ты видишь? Смотри в кузов, – прошептал над ухом Рома.

В одном из грузовиков кузов сзади был открыт. Эвелина пригляделась и почувствовала во рту привкус крови. От волнения она вцепилась зубами в губу, прокусив кожу до крови. В кузове грузовика были люди. Их было так много, что не все поместились на скамьях, кто-то стоял на ногах, кто-то сидел на присядках. Она не могла разглядеть лиц людей, не могла увидеть их пола, но она могла поклясться, что все до одного эти люди были живы.

– Ты видишь это? – голос Ромы дрожал.

– Да… – Эвелина спряталась обратно за стену.

– Я думаю тебе не надо объяснять, что это значит? – Рома был возбужден, продолжая перекладывать нож в руках.

Эвелина медленно покачала головой. Девушку полностью захватили собственные мысли. Ей не надо было ничего объяснять. Она все понимала сама. Там в грузовиках на дороге ехала группа найденных правительством выживших, которые подлежали эвакуации. Все было понятно без слов.

– Там может быть Вера, – слова Эвелины получились скомканными.

– Там может быть твоя сестра, там может быть моя семья, – Рома начал ходить из стороны в сторону. – Мы должны идти туда и освободить их! Это наш единственный шанс. У них нет охраны, они не успеют отреагировать, как я перережу им глотки!

Эвелина смотрела на Рому. Мужчина казался перевозбужденным. В таком состоянии он кинулся бы на любую тварь, на любого монстра, который попался на его пути. Но он говорил правду. Это был единственный шанс. Девушка подняла двустволку. Вера ждала ее, она наверняка звала сестру, когда эти нелюди в черной форме издевались над ней и засовывали в грузовик.

– Мы должны идти туда. Маша ты можешь остаться. Это личное.

– Я пойду с вами до конца, – сказала девушка.

– Тогда вперед, – Рома выставил перед собой нож и уже собирался идти, когда Эвелина остановила его.

– Не торопись, спешкой мы можем все испортить. Ты уверен, что там нет охраны?

– Это что-то меняет?

– Конечно, если нас пристрелят сразу, как только мы выйдем отсюда, это поменяет все, поэтому не торопись.

Рома был вынужден признать, что Эвелина права.

– Я видел там двух людей с автоматами. Сейчас я их не вижу, – сказал он.

Эвелина выглянула из-за стены. Возле грузовиков действительно никого не было. Возможно, те о ком говорил Рома сидели в кабине. Она озвучила мысли вслух.

– Скорее всего, так оно и есть, – согласился мужчина.

Девушка задумалась. Тех, кто был вооружен и сопровождал конвой, могло быть и больше чем два человека. Даже если они удачно атакуют, вышибут мозги тем, кто сидел в одном из грузовиков, пусть в двух, остальные два бойца запросто могут их пристрелить. Идти на рожон с тем, что они имели из оружия против нескольких автоматов у врага, было, по крайней мере, самонадеянно. Но ведь необязательно было идти на абордаж? Можно было поступить по-другому. Рискованно, не менее опасно… Но…

– У меня есть идея. Я не знаю насколько она вам понравиться, но другого выхода я не вижу, – сказала она.

Эвелина начала рассказывать план, спонтанно возникший в ее голове…


…Колона грузовиков медленно ехала по дороге в сторону площади Королева. Свет фар вгрызался во тьму, рассеивая мрак и туман, но ехать быстрее в таких условиях было невозможно. Да и цепи, на которых висели трупы, могли в любой момент оборваться. Тогда сидевшим в машинах людям пришлось бы терять время и закреплять цепи, а возможно и трупы людей заново. Учитывая, что у них наверняка был приказ, по которому они должны были доставить этих людей в место назначения как можно быстрее, в штабе были бы недовольны опозданием.

Свет фар выхватил из тумана женский силуэт. Это была девушка в военной форме из тех, которые продавались в военных универмагах. Девушка, пошатываясь, замерла посереди дороги и медленно опустилась на асфальт, словно разом лишившись сил. Грузовики в колоне остановились. Некоторое время свет фар освещал тело девушки. Этот миг казался бесконечно долгим. Наконец из крайнего грузовика вышел человек с автоматом, трусцой подбежавший к лежавшей на асфальте девушке. Спрятавшись за дулом автомата, боец внимательно осмотрел девушку, лежавшую в неестественной позе, и пнул ее сапогом. Девушка дышала, но была без сознания. Убедившись, что опасности нет, человек в черной форме убрал автомат и нагнулся, чтобы поднять девушку и отнести ее к грузовику. Это была самая большая ошибка в его жизни. Не успел боец коснуться тела девушки, как огромный разделочный нож блеснул в свете фар и вонзился ему в сонную артерию. Эвелина нанесла удар жестко, выверено, вложив в него всю свою силу. Алая кровь растеклась струей и хлестала из раны. Эвелина с особым остервенением провернула нож в шее федерала, перед тем как вытащить его обратно. Отвратительно хлюпал выходивший через новое отверстие воздух. Солдат не успев отреагировать, повалился на асфальт. В грузовиках тоже не сразу поняли что происходит. По всей видимости, федералы не верили своим глазам. Двери кабин открылись и оттуда показались силуэты еще трех вооруженных людей. Один из них тут же рухнул на асфальт. Из его спины торчал нож. Не прошло и нескольких секунд как второго бойца снесло выстрелом из ружья. Третий федерал растерялся и открыл беспорядочный огонь. Если не труп, за которым спряталась Эвелина, несколько пуль точно прошили бы ее насквозь. Однако все это продолжалось недолго. Выстрелы из обоих стволов двустволки уложили солдата на асфальт рядом с остальными трупами. Из-за грузовика показался Рома перезаряжающий ружье.

Мужчина бросился к кабине, вскочил на ступеньку и просунул дуло двустволки в салон грузовика. Эвелина, не теряя времени, оказалась рядом со вторым грузовиком и с разбега одним прыжком оказалась в кабине. На месте водителя, откинув голову назад, с перерезанным горлом сидел труп. Этот парень за рулем, похоже, решил покончить с собой понимая, что если до него доберутся раньше те, кто устроил здесь резню, его ждет незавидная участь. Эвелина поймала себя на мысли, что мужчина в противогазе был прав. Но до того как он провел лезвием по своему горлу, человек в черной форме успел сделать и кое-что другое. Девушка увидела разбитую крышку, под которой скрывалась красная кнопка тревоги. Водитель успел нажать кнопку, прежде чем достал нож и перерезал себе горло. Эвелина видела такую кнопку впервые, поэтому не знала, что должно последовать за ее нажатием. Но одно было ясно точно – это была очередная проблема. Красная кнопка тревоги не могла предвещать ничего хорошего. Скорее всего, о случившемся был подан сигнал. Она выскочила из кабины и собиралась бежать к следующему грузовику, но остановилась.

– Они все мертвы, – Рома приподнял большой палец и показал Маше, поддерживая девушку, вылезшую из кабины одного из грузовиков. – Покончили с собой.

– Правильно сделали! Ты видел, что нажата кнопка тревоги!

Рома в ответ кивнул. Он вернул Эвелине двустволку и забрал обратно нож. Они вместе бросились к кузову машины. Как бы то ни было, они уже ничего не могли изменить. И если сюда придет подмога надо успеть спасти близких до этого момента. Эвелина с трудом сдерживала трепет обжигающий грудь, от которого подкашивались колени и рябило в глазах. Она подбежала к кузову и заглянула внутрь.

– Вера! Вера ты здесь?

Из кузова на нее смотрело несколько десятков затуманенных, полных безразличия взглядов. Это были детские взгляды. В кузове машины сидела одна детвора не старше двенадцати. Дети казались замученными и усталыми. Эвелина попятилась назад. Веры среди них не было. Похоже не нашел свою семью и Рома. Он отступил от соседнего грузовика и бросился к следующему.

– Яна! Павлик! – его голос срывался и дрожал.

Эвелина заглянула в следующий грузовик.

– Вера! Сестра… – девушка запнулась и выронила ружье из рук. – Вера… – прошептала она.

Ее сестра сидела на одной из скамеек внутри кузова грузовика, склонив голову и устремив совершенно безумный взгляд себе под ноги. Девушка, казалось, не слышала слов сестры. Она не повернула головы, не встала и не улыбнулась.

– Верочка это я, Эвелина… – девушка залезла в кузов машины и, бросившись к сестре, обняла ее за плечи.

Вера уставилась на сестру совершенно пустыми, стеклянными глазами, в которых не было никаких эмоций. Во взгляде сестры Эвелина видела безразличие и пустоту. Что они сделали с ней? Как они могли… Эвелина рывком подняла сестру на ноги и влепила девушке пощечину.

– Вера очнись! Очнись, умоляю! Что они сделали с тобой, – закричала она.

Со всех сторон на нее смотрели люди, такими же безразличными и пустыми взглядами, какой был у ее сестры. Эвелина почувствовала, как по щекам потекли слезы. Он повела Веру к выходу.

– Нам надо уходить сестра! Все будет хорошо! Я обещаю, я даю тебе слово!

Девушка ничего не ответила. Вера оказалась вырвана из реальности и не обращала внимание на то, что происходит вокруг. Она ведомая сестрой подошла к краю кузова и машинально спрыгнула на асфальт, уставившись куда-то вдаль. Эвелина внимательно осмотрела сестру. У Веры оказались расширены зрачки, изо рта к подбородку стекала струйка слюны. Девушка была бледна, кожа приняла нездоровый синеватый оттенок. Но главное она была жива. Эти нелюди не убили ее, они оставили ее в живых и Эвелина была уверена, что с ее сестрой все будет в порядке.

У одного из грузовиков, опершись спиной о колесо, сидел Рома. Мужчина, собрав колени руками и спрятав в них лицо рыдал. Он не нашел свою семью. Их не было среди живых, их не было среди мертвых. Похоже, близких Ромы увезли другим конвоем. Он наконец сорвался, не выдержав всех эмоций, того груза который Рома нес с самого начала пути. Выглядел мужчина отвратительно. Процесс мутации, начавшийся в его организме, ускорился, почерпнув силу в горе Ромы. Эвелина не видела лица мужчины, но на шее и на руках Ромы вздулись огромные вены. Он покрылся мелкой сеткой капилляров, превратившись в сплошной кровавый комок.

В реальность ребят вернула Маша. Девушка одернула Эвелину за плечо, тыча пальцем на дорогу за их спинами.

– Эвелина! Эвелина! Там еще какие-то машины едут!

Из тумана за ее спиной послышался шум работающих двигателей. Эвелине показалось, что она слышит чьи-то голоса. Такой же звук через несколько секунд начал доноситься со всех сторон. Федералы, получившие сигнал тревоги от водителя колоны, окружали ребят. Вскоре сквозь туман, к пятачку на котором они стояли позади грузовиков начал пробиваться свет фар нескольких десятков машин спецназа. В голове крутилась единственная мысль – бежать, схватить Веру и бежать как можно быстрее отсюда, подальше от них, к выезду из города. Бежать пока не поздно, пока федералы не заметили их.


Глава 28 | Под навесом мрака | Глава 30