home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Андрей, сестры и раненый Антон блуждали по району порядка часа. В какой-то момент Андрею показалось, что девушки заблудились и не узнают местности. Несколько раз он порывался оказать помощь, но и Эвелина и Вера решительно отказывались, говоря, что знают, куда и зачем идут. На вопрос Андрея, зачем по несколько раз проходить одно и тоже место, они отвечали коротко и ясно – «так надо», и не хотели разговаривать о конечной цели своего пути. Андрея, которому пришлось тащить на себе Антона, такой ответ не устраивал, но он списывал раздражение сестер на усталость. Не покидало и ощущение собственной беспомощности – по сути, он доверил судьбу в руки девочек, которые младше его на пятнадцать лет. Это было смешно и задевало мужское самолюбие, но это было так. Единственная мысль, которая внушала позитив – пистолет полицейского. Холодная рукоятка оружия касалась бедра. Можно было найти плюс и в том, что по пути он узнал много нового от Эвелины. Теперь парню было над чем поразмыслить, пусть мысли и уводили Андрея в сторону.

Много нового произошло с тех пор, как алкоголь из бара выключил Андрея из реальности. Эвелина поведала ему, как они с сестрой бежали из родного детдома, когда медики явились туда во второй раз вместе с полицией и новой вакциной. По словам девушки их буквально заставила бежать одна из воспитателей, которая своими глазами видела, что произошло с ребенком умершим ночью после первой вакцинации. И они с сестрой вместе со всем своим тренировочным обмундированием бежали прочь оттуда, в город. Как выяснилось, Эвелина была мастером спортом по стрельбе из лука, а ее сестра Вера носила коричневый пояс по каратэ и все последнее время девушки готовились к соревнованиям. Сестры боялись, что их начнут искать, боялись наказания, однако на момент, когда она прибыли в Ростов, под городом упал метеорит и почти синхронно с этим произошел взрыв на Волгодонской АЭС. Эвелина поведала Андрею о панике охватившей город. Люди вышли на улицы в недоумении – один за другим переставали работать телевизионные каналы, исчезли радиоволны, телефонная связь. Людей сознательно огораживали от информации и ссылаясь на неполадки технического характера, создавали информационный вакуум. К вечеру на места скопления народа прибыли отряды полиции, как грибы росли медпункты, в которых делали вакцину от якобы гриппа. Граждан загоняли в палатки с красным крестом. Но самое ужасное – со слов Эвелины в городе еще до вакцинаций были те, кто начал мутировать. Власти проявили беспокойство не просто так, когда решили создать гнездо, расчистив один из районов и огородив его надежной бетонной стеной…

Ребята шли по грязной запыленной дороге на улице Новаторов и Эвелина продолжала свой затянувшийся рассказ.

– Люди не знали что происходит. Тех, кто пытался сопротивляться увозили и никто не знал, что с ними случиться дальше. Везде ходили обрывочные слухи, но власть всех успокаивала и заверяла, что все под контролем и нет повода для беспокойств… – девушка улыбнулась и улыбка похоже предназначалась ни Андрею и ни Вере, она улыбнулась сама себе – Потом людей начали разгонять по домам, после того как убедились что все они были привиты.

– Я слышала, что на вакцинацию было выделено несколько десятков миллиардов…

– Это так, – согласилась с сестрой Эвелина.

Вера пожала плечами и невозмутимо продолжила возглавлять шествие. Она постоянно осматривалась и вглядывалась в переулки между домами. Эвелина продолжила.

– Зараза распространялась, а в сердцах людей зарождалась паника. Когда мы были там последний раз, многие собирали вещи и хотели дать деру из города. После этого Ростов и был объявлен на карантин, а въезд и выезд из города оказались закрыты, – она обернулась к Андрею. – Ты можешь себе хотя бы на миг представить, что там твориться? Не работают магазины, киоски… да ничего не работает! А они чистят себе уютное место, чтобы спрятаться! – Эвелина замолчала.

Похоже, рассказ девушки был закончен. Андрей не решился задавать вопросы, Эвелина выглядела перевозбужденной и трогать ее сейчас было бы крайне неразумно. Он решил для себя, что позже он задаст оставшиеся вопросы, а пока и она и он должны прийти в себя. По домам, медленно тянувшимся над дорогой, стало понятно, что они заходят в тупик. Андрей знал это место и бывал здесь не раз. Если спуститься еще немного вниз начнется нежилая зона – забор военного завода и гаражный комплекс местных жителей. Однако, ведущая шествие ребят остановилась.

– Мы на месте.

Эвелина огляделась по сторонам и показала жестом, что всем следует замолчать. Компания из четырех человек оказалась глубоко во дворах, вдали от центральной улицы. Вокруг стояло несколько одиноких пятиэтажных зданий, а через несколько сот метров начиналась та самая нежилая зона, о которой вспоминал Андрей. Девушка стояла напротив подъезда к подвальчику с двойной металлической дверью, на которой висел солидный замок. Вера достала из кармана ключ и в следующий миг замок оказался открыт. Дверь распахнулась и изнутри подвала приятно потянуло прохладой. Андрей всмотрелся вглубь помещения и увидел тянущиеся в ряд и уходящие в темноту ряды со стеллажами. Что храниться на стеллажах, он разглядеть не смог. Однако его любопытство быстро удовлетворила Эвелина.

– Это склад местного супермаркета, – пояснила она. – Здесь практически нет скоропортящихся продуктов, так что жить можно. Прошу, – она сбежала по ступенькам вниз и зашла в складское помещение.

Андрей, придерживая Антона, спустился вниз, они зашли в помещение. Последней зашла Вера, девушка закрыла за собой двери на засов и облегченно вздохнула. В подвале оказалось несколько свеч, Эвелина зажгла их и свет рассеял темноту. Андрей покосился на девушку. По выражению ее лица стало понятно, что сестры действительно считают это место безопасным. Эвелина сняла с себя рюкзак, однако колчан со стрелами остался висеть за ее спиной. Лук Эвелина держала в руках. Девушка схватила стоявшую на одном из стеллажей, полностью упакованном ящиками с минералкой, бутылку и жадно сделала несколько глотков. Напившись, она передала бутылку сестре.

– Воды здесь полно, не стесняйтесь, – сказала она.

Андрей молча взял бутылку и разом осушил ее на половину. Он достал носовой платок, намочил его и прислонил к губам Антона. Парню стало легче, он застонал и заворочался. Андрей аккуратно опустил парня на пол, рядом со стеллажом рыбных консервов и с удовольствием размял затекшую спину. Эвелина уже стояла над Антоном со стерильным бинтом.

– Нужно освежить повязку, – пояснила она.

Андрей не стал возражать. Он огляделся по сторонам. Склад супермаркета занимал все подвальное помещение. Здесь хранились овощные, рыбные, фруктовые консервы, лежали в ряд огромные коробки с названиями фирм производителей сигарет, чипсов, сладкой воды и шоколада. На соседнем стеллаже хранились крупы. В животе Андрея неприятно забурчало, и он вспомнил, что не ел больше суток. Не долго, думая он засунул руку в одну из коробок с рекламой шоколада и достал оттуда батончик «Марс».

– Так что такого секретного в этом месте? Почему ты до последнего не говорила, куда мы идем? – спросил он с набитым ртом, с трудом пережевывая огромный кусок.

Эвелина не ответила сразу. Она подошла к стеллажу, возле которого стоял Андрей, и достала по шоколадке себе и Вере. По всей видимости, сестринская солидарность входила у девушек в привычку.

– Я забыла сказать – в городе еду выдают по талонам, как и все то, что власти считают жизненно необходимым. Есть прививка – получи талон. Нет – сделай ее.

Андрей поперхнулся батончиком и закашлялся. Эвелина протянула ему бутылку с водой и постучала по спине.

– К сожалению все дошло до этого. Теперь у нас главный документ не паспорт, а прививка на руке. А об этом местечке ОНИ не знают, – заверила Эвелина.

– Они не знают не только об этом местечке, но и о нас, – усмехнулась Вера и откусила кусочек батончика.

– И о нас они тоже не знают. А поймай они тебя или меня? Они выпытали бы место, куда мы направляемся, поставили бы туда заставу и все…

Объяснение Эвелины выглядело логичным. Не стоило рисковать складом с продуктами ради удовлетворения собственного любопытства. Он на их месте, наверное, поступил точно также. Доев батончик, он скомкал обертку и выбросил в оказавшееся неподалеку ведро для мусора. Андрей медленно сполз на присядки и оперся спиной о стену.

– И что дальше? Бросите нас тут? – он попытался улыбнуться.

– Почему бы и нет, – Вера, из которой так и пер детский задор, скорчила гримасу.

– А я почему-то не верю. Не вели бы вы нас сюда и не показывали свой тайный склад, если бы хотели бросить. Да и зачем было спасать нас, если в итоге все равно бросаете? Я не вижу логики.

Андрей собрал колени руками и уставился на Эвелину. Именно от нее мужчина ждал ответа. На какой-то миг он увидел в глазах девушки нерешительность, но потом взгляд вновь стал твердым и холодным.

– Я спасала свою сестру, а вас не могла бросить просто потому, что я все еще человек, – сказала она.

– Благодарю за чудесное спасение. Однако я взрослый мужчина, крепкий физически. Пусть я не умею стрелять из лука, и у меня нет коричневого пояса по каратэ, я все же смогу постоять за себя. Дело в другом – вместе мы будем сильнее. Разве я не прав? Признаться честно я не верю в то, что твоя сестра случайно оказалась там. Вы же всегда были неразлучны, ты не могла этого допустить? Как вы вообще оказались в этом гнезде властей…

– Это неважно, – резко перебила Андрея Эвелина. – Тебе не следует знать. Так понятно? Вы не пойдете с нами и точка, я не имею права брать вас собой, не я решаю… Старший… – девушка осеклась и поспешно зажала рот рукой.

Замолчав, Эвелина подошла к своему рюкзаку и достала оттуда свернутую в рулон спортивную сумку. Следом из рюкзака показалась еще одна точно такая же сумка, которую девушка отдала сестре. Они подошли к стеллажам и принялись набивать сумки продуктами до самого верха. В руках Эвелины появился список. Они ходили вдоль стеллажей взад и вперед и складывали в сумки еду и средства бытовой химии. В какой-то момент Андрею показалось, что они не думают о том, что сумки придется куда-то нести. Вера, проходя мимо стеллажа с сигаретами, запустила руку в ящик и достала оттуда несколько блоков «Бонда». Сигареты исчезли в сумке. Андрей приподнял брови. Он не заметил, чтобы девушка курила по пути сюда, более того Вера занималась спортом и готовилась к соревнованиям. Наконец сестры собрали сумки, покончив со списком, и подтащили их к выходу из склада. Андрей долгое время наблюдавший за происходящим не выдержал.

– У меня такое ощущение, что вы больше не вернетесь сюда? Зачем вы набираете столько провианта? И сигареты, – он указал на торчавший из пачки блок. – Разве кто-то из вас курит? Я не знал.

Наверное, по всему складу разнесся звук скрипнувших в следующий миг зубов Эвелины. Вера нарочито наигранно закатила глаза.

– Ты можешь тоже брать все что хочешь, только не задавай глупые вопросы на которые не получишь ответов, – сказала Эвелина.

– Мне это не надо раз я здесь остаюсь.

В голове пронеслась мысль о наличии алкоголя в этой дыре. Андрей с трудом заставил ее уйти на второй план. В конце концов, он мог самостоятельно подняться и найти нужный стеллаж, если таковой имелся на складе. Для себя он решил, что сделает именно так, как только девушки уйдут, и он останется вдвоем с Антоном.

«Она уже не в первый раз упоминает о каком-то старшем», – подумал Андрей.

Он поскорее отбросил мысль прочь. Может действительно стоило положиться на алкоголь? И он как в прошлый раз проснется после недельного запоя в новом мире? Из потока собственных мыслей Андрея вырвал голос Веры.

– Раз не надо тогда приятно было познакомиться. Мы уходим, – Вера помахала Андрею рукой, улыбнулась и подмигнула. Она взвалила тяжелую сумку с продуктами на себя и направилась к выходу.

Ее примеру последовала Эвелина. Девушка подняла свою сумку и, сдув упавший на лоб волос, обратилась к Андрею.

– Повязки меняй два раза в день. Аптечку ты можешь найти на шестом стеллаже влево. Всего хорошего. Надеюсь, мы с тобой встретимся при более благоприятных обстоятельствах в следующий раз.

– Еще раз спасибо девочки, – Андрей отдал импровизированную честь. – Удачи вам.

Эвелина еще несколько секунд не отводила от парня взгляд, а затем неожиданно для него и похоже для Веры опустила сумку с продуктами на пол и уселась на нее сверху, спрятав лицо в ладонях.

– Я так больше не могу. Мы не можем оставить его здесь, – выдохнула она.

Для Веры поведение сестры оказалось неожиданным. Девушка заговорила, запинаясь и явно путая слова.

– Но… но… Мы не сможем провести раненного сестра, неужели ты не понимаешь?

– Раненный он, – Эвелина указала на Антона к тому моменту потерявшего сознание. – А он нет, если не считать синяка на ноге оставленного наручниками! Сейчас нам важен каждый здоровый человек! Ты забыла, что говорит Старший! Забыла для чего мы вообще здесь?

Старший… Андрей просмаковал слово и про себя повторил его несколько раз. Что это – имя, прозвище, чин или звание? Уже в который раз из уст Эвелины срывалось это слово. Неплохо узнать о нем побольше обрывочных фраз и рассуждений, кончающихся на полуслове. Да и вообще разговор сестер выглядел немного дрянно со стороны. Они спасли его, именно они, потому что Андрей не верил, будто Вера оказалась случайно пристегнута к цепи. Но разговаривали сестры так, будто его вовсе не было здесь, и решали в диалоге его судьбу!

– Если мы оставим его одного, он умрет, а если оставим здесь Андрея, у Антона появятся шансы, – выпалила Вера.

– Значит, Антон пойдет с нами.

Было заметно, как начали ходить желваки на скулах девушки, она нервничала. Делать выбор ей явно было не по душе.

– Может кому-нибудь из вас интересно мое мнение? – спросил Андрей. – Я не понимаю, о чем идет речь, я даже не знаю, куда вы собираетесь идти дальше. Кто такой ваш этот старший в конце то концов? Или вы без меня меня женили? Решаете мою судьбу? Может я действительно решил остаться тут? Вы об этом не думали?

– Ты не выживешь, – отрезала Эвелина.

В подвале повисла тишина. От последних слов девушки тело Андрея покрылось гусиной кожей. Он ждал объяснений и ответов на свои вопросы. Но Эвелина полностью ушла в себя и смотрела в пол. Парень перевел взгляд на Веру. Девушка еще минуту назад беззаботная и веселая вдруг нахмурилась. Она подошла к металлической двери и взглянула в щелку. Вера долго всматривалась, видимо заметив что-то по ту сторону двери, а потом замахала рукой, привлекая внимание сестры.

– Эвелина! – слова были сказаны шепотом.

Эвелина все еще поглощенная собственными мыслями обернулась и вопросительно кивнула головой.

– Что-то не так?

– К нам гости, сестра, – в голосе Веры легко читалось возбуждение, смешанное со страхом.

Эвелина вскочила на ноги. Она проверила на месте ли колчан со стрелами, выхватила стрелу и положила ее на тетиву.

– Сколько? – Эвелина натянула тетиву и встала в боевую стойку.

– Посмотри сама, – Вера отошла от двери. В ее руках уже блестело лезвие кинжала.

Эвелина одним прыжком оказалась возле двери и прислонилась к щелке. Андрей подскочил на ноги и метнулся к щели в двери. Яркий свет ослепил глаза, но потом Андрей увидел подъехавшую к дому напротив машину. Оттуда один за другим вылезли пять бойцов с автоматами в солдатской форме. На противогазах были одеты шлемы, а сверху камуфляжа у каждого из бойцов был одет бронежилет.

– Они нашли нас. Я не знаю как, но нашли. Отряд специального назначения, – пояснила Эвелина. – Сейчас начнется штурм.

Андрей почувствовал, как опять предательски дрожат руки. Он нащупал пистолет и вытащил его наружу. Когда-то в детстве он стрелял в тире по мишеням и даже выигрывал призы. Конечно, эти люди с автоматами немного отличались от бутылок на полках стрельбища, но и такой опыт лучше, чем ничего. Он прикусил губу и тут же почувствовал привкус крови во рту.

– Но как? Мы замели все следы? Как это возможно… – Вера замолчала, увидев в руках у Андрея пистолет. Ее глаза полезли вверх и она схватилась за голову. – Ты больной? Больной? Скажи мне ты больной?

Пистолет в руках у Андрея заметила и Эвелина. Девушка вздрогнула, но быстро взяла себя в руки, изо всех сил стараясь сохранить рассудок трезвым.

– Что он делает у тебя?

Она смотрела на пистолет так, будто в руках парня извивалась настоящая ядовитая змея. Андрей замялся.

– Я подобрал его у полицейского, которого ты пристрелила, – только и нашелся он.

– Ты… – Эвелина запрокинула голову и гулко выдохнула. – Все табельное оружие меченое. Все! У них стоят чипы внутри. Еще бы, – она всплеснула руками. – Вера, почему ты упустила момент, когда этот идиот подобрал пистолет? А я думала, как они нашли нас!

Вера не нашла ничего лучше чем промолчать. Последние слова Эвелина выкрикнула и Андрею стало не по себе. Но откуда он мог знать, что все обернется так? Он думал, что сможет защититься при помощи пистолета, а не навлечет беду. Эвелина сделала несколько глубоких вдохов и попыталась успокоиться. Она вернулась к щелке в двери.

– Сейчас пойдут, ждут команды, – сказала девушка.

– Что нам делать?

– Может выбросить пистолет?

Эвелина подняла руку вверх, призывая заговоривших наперебой сестру и Андрея замолчать. Она несколько раз обвела взглядом помещение склада.

– Будем драться… Сестра, ты помнишь библиотеку на прошлой неделе?

Вера закивала. Времени объяснять Андрею суть плана не было. Эвелина заверила, что он все поймет сам, попросила оттащить от входа Антона и занять позицию за одним из стеллажей. Не успел Андрей скрыться за стеллажом с мукой, как с улицы послышались крики и топот. Входную металлическую дверь изрешетили автоматные очереди, оставив в полотне отверстия размером с копеечную монету. Не успели сестры и Андрей опомниться, как дверь вышибло с петель от взрыва специального взрывного устройства применяемого СОБР. В стороны полетели осколки, к счастью не задевшие никого из ребят. По складу начал медленно расползаться дым. Андрей услышал, как закашлялась Вера, которой дым попал в легкие. СОБР, ориентируясь по звуку, открыли огонь, и стеллаж за которым стояла девушка, превратился в самое настоящее решето. Сквозь дым Андрей видел, как грамотно расположился отряд, перекрыв все возможные зоны в помещении. Похоже, видел их не только Андрей. Стрела со свистом сорвалось с тетивы и со всего маха пробила навылет руку одного из бойцов, который к его чести не издал ни единого звука. Его повело в сторону, но он устоял на ногах и остался стоять в строю с пробитой рукой. Вторая стрела угодила в миллиметрах от головы второго бойца, успевшего в самый последний момент развернуться и спасти себя. Андрей не зная как поступить, выставил перед собой пистолет. Не думая о том, что надо целиться, он открыл огонь. Однако в пистолете доставшемся ему от полицейского оставалось всего несколько пуль и ни одна из них не нашла цели. Выстрелы послужили для спецназа сигналом атаки. Бойцы, перекрывая зоны, двинулись в наступление, открыв огонь на поражения. Со стеллажа полетели в разные стороны консервные банки и блоки сигарет, выпотрошенные, будто индейка на рождество. Удар был направлен туда, откуда пришлись выстрелы Андрея. Только чудом несколько пуль не снесли парню голову до того как он упал на пол и инстинктивно закрыл голову руками. Одна из них попала в упаковку с гречневой крупой. Гречка тонкой струйкой посыпалась прямо на затылок Андрея. Боковым зрением парень увидел, как сменила позицию Эвелина. Девушка перебежала от одного стеллажа к другому. Веры не было видно вовсе. Но не успел Андрей подумать о том, куда делась озорная девчонка, как стеллаж над головами сразу двух спецназовцев качнулся и со всего маху опустился вниз. Бойцы оказались зажаты под тяжелой конструкцией. Оставшиеся трое выпустили очередь из автомата. Очередно стеллаж оказался продырявлен пулями, но Веры там уже не было. Рядом неожиданно рухнул еще один стеллаж. Грохот разнесся по складу и отвлек спецназовцев. Третья стрела оказалась на этот раз смертельной. На пол рухнул еще один боец. Двое оставшихся СОБРовцев потратили несколько секунд, чтобы освободить прижатых к полу товарищей и снова образовали строй. Андрей, стараясь не издавать звуков, отползал к концу склада. Он видел, как Эвелина несколько раз сменила позицию не в состоянии найти удачного места для выстрела. Бойцы продвигались вперед, озирались по сторонам и периодически открывали огонь, слыша шорох. Андрей почувствовал где-то рядом тяжелое дыхание Эвелины.

– Не пройдет и пяти минут как к ним придет подмога, – голос девушки срывался.

Она вскрикнула – пуля пробила навылет коробку, стоявшую по правую руку. Андрей ничего не ответил, бледный он прижался к стене спиной и тяжело дышал. Какая-то минута отделяла ребят от смерти. Лоб и глаза заливал холодный пот. Единственный выход из этого ада был перекрыт теми, кто его сюда принес. Спецназовцы остановились, чтобы перезарядить автоматы. Это заняло считанные мгновения, но вдруг один из них, по всей видимости, начальник отряда замер. Так он стоял несколько минут, а потом попятился. Андрей не верил своим глазам.

– Отступаем. Назад! Слушай…

То, что говорил боец дальше, Андрей уже не слышал. Воздух вокруг вдруг стал вязким и упругим, стало больно дышать. Ухо резанула возникшая из ниоткуда новая частота. Звук был такой, будто кто-то проводит гигантской иглой по гигантскому стеклу. За всем этим последовала вспышка, ослепившая парня. Андрей понял, что кричит, но он не слышал сам себя. Воздух в следующий миг сотрясло. Все, что было вокруг, содрогнулось, будто во время землетрясения. Все это продолжалось считанные мгновения. Картина перед глазами медленно прояснялась, к Андрею возвращался слух, и он увидел стоявшую над собой Эвелину. Ее волосы были растрепаны, капилляры в глазах полопались. Девушка была мрачнее тучи.

– Уходим. Я не знаю, почему они отступили, но могу уверить – теперь здесь начнется настоящая травля, – каждое слово давалось ей с трудом.

Андрей поднялся на ноги и, понимая, что его изрядно пошатывает, двинулся вслед за Эвелиной. Все смешалось. Он не в силах ничего с собой сделать остановился и, согнувшись пополам, вырвал все, что еще оставалось в желудке. Эвелина рывком вернула его на ноги и влепила пощечину.

– Пошли! Мы не можем терять времени.

– Что это было? Этот свет, звука, – Андрей тяжело закашлялся, сплевывая на пол мокроту.

– Где-то рядом упал метеорит, – бросила девушка на ходу.

Парень закивал и, явно не до конца понимая, что происходит, последовал за девушкой к выходу из подвала, стараясь не врезаться в перевернутые стеллажи. От СОБРа словно и след простыл. Исчез автомобиль, на котором приехали бойцы. Даже в таком состоянии Андрей понимал, что должно было случиться что-то экстраординарное, чтобы приказ не был доведен до конца и спецназовцы в спешке умчались прочь. В каком-то тумане он видел Веру пытающуюся поднять Антона. Миновав то, что осталось от дверей, он оказался на улице. Эвелина замерла, вслушиваясь в тишину и, видимо не удовлетворившись, заорала так, как Андрей не слышал никогда.

– Быстрее!

Последнее, что он помнил, перед тем как отключиться был открытый канализационный люк и исчезнувшая в проеме Эвелина, которую буквально втолкнуло в проем ударной волной.


Глава 3 | Под навесом мрака | Глава 5