home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

– Всем, всем, всем! Просим вас в обязательном порядке последовать в пункт оказания медицинской помощи, где вам будет сделана вакцинация от гриппа. Вам будет выдан на руки сертификат о прохождении вакцинации, и вы сможете получить дальнейшие инструкции.

Голос из динамика принадлежал огромному полицейскому державшему рупор в руках. На нем была одета форма черного цвета, противогаз и перчатки. Он стоял посередине двора нового жилого комплекса на северном, прямо в песочнице детской площадки. Полицейский уже несколько раз повторял одно и то же объявление. Рома задернул занавеску и отошел от окна.

– Папочка мы же не будем делать укол? – у пятилетнего сына Ромы при этих словах дрожали губы, а глаза малыша наполнились слезами.

Мужчина обнял мальчугана и прижал его к себе. Мальчик с радостью обнял отца и прижался к нему всем телом.

– Нет, Паша, нет, мы не будет делать укол, – сказал он.

– Папочка ты обещаешь мне?

– Я обещаю, – ответил Рома и посмотрел на жену, стоявшую чуть поодаль в другом конце комнаты.

– Что там происходит дорогой? Они что все сошли с ума?

– Я не знаю, – Рома вздохнул и погладил по голове сына. – Иди, поиграй. Мама с папой должны поговорить.

Мальчик в красивом джинсовом комбинезоне в свои пять уже умел считать и читать, чем Рома гордился больше всего. Мужчина дал сыну книжку с раскрасками.

– Поиграй, я обещаю, что никто не сделает тебе укол.

Маленький Паша с удовольствием взял раскраску и побежал к компьютерному столу, на котором стояли фломастеры и акварель. Рома вздохнул, проводил сына взглядом и перевел взгляд на жену.

– Яна, ты пробовала позвонить маме?

Яна закивала, поспешно сунула руку в карман и достала оттуда мобильный телефон. Включив его, она протянула телефон мужу. На экране не было делений связи, отсутствовал логотип оператора.

– Телефон не работает.

– Городской? – Рома видел радио трубку, лежавшую на диване.

Яна медленно покачала головой, давая понять, что нет связи и там. Рома схватил пачку сигарет со стола, но тут же отбросил ее обратно, вспомнив о Паше. Выходить курить на лестничную клетку почему то не хотелось.

– Рома скажи мне, мы будем спускаться вниз?

Мужчина начавший мерить комнату шагами резко остановился, схватил жену за руку и потянул к себе.

– Опомнись! Или ты забыла что произошло с Петром Николаевичем сегодня ночью после того как они сделали ему прививку в первый раз?

Молодая женщина всхлипнула и вот-вот была готова разрыдаться. Рома понял, что переборщил и крепко обнял жену. Он прекрасно помнил, как выносили тело Петра Николаевича после первого рейда медиков с вакцинами от гриппа. И он помнил, как буквально запихивали в палатки медпунктов тех, кто вышел на улицу просто узнать, что происходит. Их привили насильно, не спрашивая. Он не знал, что происходит вокруг, но все как будто сошли с ума. Еще до вчерашнего дня Рома не верил, что все настолько серьезно и даже готовился выйти на работу. Но потом упал метеорит и понеслось – исчезла связь, перестал работать интернет, следом выключили телевиденье. А ночью погас свет. Район остался без электричества и все продукты в холодильнике пропали уже к утру. А когда он вышел с утра в магазин чтобы купить еду все до одного магазины оказались закрыты! Теперь медики приехали в сопровождении копов… Что что все это могло значить? События последних дней были настолько молниеносны, что Рома просто не успевал реагировать на них. Не было никакой информации, оставалось только гадать, что происходит вокруг.

Мысли Ромы прервали крики на улице. Рома, а вслед за ним и Яна подбежали к окну и отодвинули штору, так чтобы их не было видно снаружи. Несколько полицейских окружили женщину преклонных лет, надели на нее наручники и оглушили ударом дубинки по голове. Один из полицейских отволок женщину к УАЗику и забросил на заднее сиденье. Люди, вышедшие во двор, к удивлению спокойно отреагировали на происходящее. Несколько человек зашло в палатку с красивым красным крестом. Однако в центре двора собрались не больше ста человек, когда как в домах окружавших двор жило, по меньшей мере, тысяча. Похоже, других добровольцев делать прививку не нашлось. Не все свято верили в то, что виной череде смертей после первой вакцинации был именно вирус. Люди были напуганы и боялись покидать свой дом, оставаясь один на один с собственными мыслями.

– Звери, – прошептала Яна, на которую произвел впечатление эпизод с женщиной.

В центр двора вновь вышел толстый полицейский с рупором. В руках он держал папку с бумагами.

– Я повторяю, явка на вакцинацию обязательна. Если граждане не проявят сознательность, мы будем вызывать граждан поквартирно, – К толстяку подбежал другой полицейский и что-то шепнул на ухо. Толстяк закивал. – Гражданин не прошедший вакцинацию против гриппа будет объявлен инфицированным. Прошу не забывать, что в городе введен карантин, – он замолчал и достал из папки бумаги. – Борко 4, квартира 1, Беляев Александр Викторович.

Рома почувствовал, как тело охватил жар. Они начали с его дома… Кто говорил о карантине? О какой инфекции идет речь? Что они творят? Неужели власти знают о беспределе, который происходит здесь?

– Разве можно делать прививку вот так, не посмотрев сертификат, – спросила Яна.

Мужчина ничего не ответил. Он бросился к телевизору и попытался включить один из каналов. Тщетно, электричество было отключено. Тогда он достал из кармана телефон и попытался дозвониться по первому попавшемуся номеру, чтобы проверить связь. В трубке висела тишина и Рома отбросил телефон. Он подбежал к комоду, выдвинул ящик и начал рыться в документах. Сертификат! Точно, если он покажет им его, то там может оказаться нужная прививка! Как он не подумал об этом раньше. Он помнил, сколько прививок делали Паше, когда он пошел в садик. Неужели ни одна из них не подойдет? Перебрав несколько папок с документами, в которых лежали кредитные договора и документы по оплате ЖКХ, Рома вытащил ящик наружу и перевернул его содержимое на диван. Наверняка сертификат, эта синенькая книжица, был где-то тут.

– Рома ответь мне, что ты ищешь? Может быть, я помогу тебе? – Яна подошла к мужу, взяла с дивана одну из папок и начала перебирать документы. Девушка находилась на грани.

– Сертификат, ищи сертификат, – бросил он, не отрываясь.

– А, да, я поняла, – Яна закивала, перебирая уже во второй раз документы в одной и той же папке, но тут остановилась и опустила папку обратно на диван. – Сертификата тут нет.

Рома замер и отбросил документы в сторону.

– Как? А где он? – он вскочил на ноги и подошел к шифоньеру, принявшись выдвигать ящики. – Здесь?

– Его нет дома, он на работе, а Пашин сертификат в детском саду, – Яна на автомате начала складывать документы обратно в ящик.

Рома вздрогнул. Это был их шанс на то чтобы избежать прививки и почти сразу он упустил такую возможность. Он выглянул в смежную комнату – Паша игрался с раскраской и выглядел спокойным. Казалось, его теперь ничего не беспокоит. Раз папа сказал, что ему не сделают укол, значит, так оно и будет. Мужчина сжал кулаки с трудом сдержавшись от того чтобы не врезать по шифоньеру.

– А зачем тебе сертификат? Ром? А Ром? – Яна убрала документы обратно в ящик и снова стояла над ним.

Он покачал головой. Какая разница зачем? Теперь это не важно. Не дождавшись ответа, Яна подошла к окну и выглянула во двор. Она долго наблюдала за тем, что происходит на улице, а потом подозвала к себе мужа. Рома еще не до конца пришедший в себя подошел к супруге и выглянул в окно, почувствовав, как рука Яны крепко сжала его бицепс. Толстый полицейский с рупором и списком жильцов в руках называл квартиры соседнего четвертого подъезда. Рома с семьей жили в пятом подъезде на втором этаже. Он перевел взгляд на палатку с красным крестом. Люди, выходившие оттуда, явно были не в себе. Они пошатывались, будто перебрали в баре, их встречали полицейские, заводившие диалог и проверявшие их состояние. Людям выдавали какие-то талоны и отправляли обратно в квартиру. Но были и те, кто с трудом держался на ногах, их отводили в сторону, за палатку. Что было дальше Рома не видел, но таких набралось несколько человек только за то время что он смотрел в окно. Изменения произошли и в очереди к палатке. Полицейские с автоматами сомкнули ряды вдоль очереди людей.

– Что там происходит? – Яна затрясла мужа за руку, больно впившись нарощенными ногтями в кожу.

– Мне больно! – Рома одернул жену. – Я не знаю, что там происходит, я точно также как и ты не могу ничего понять.

Не успел Рома добавить, что Яне следует говорить тише, как на улице раздался выстрел, а за ним через долю секунды прозвучали еще два. Рома вновь выглянул в окно – рядом с дворовой скамейкой лежало два трупа. Поднялся крик, кричали люди, которые стояли в очереди. Те же, кто вышел из палатки и шел, пошатываясь обратно домой, казалось, не обратил на выстрелы никакого внимания. Полицейские вскинули автоматы и направили их на людей в очереди. Крики смолкли. Трупы оттащили полицейские. Они открыли створки Газели и забросили их в кузов, плотно закрыв дверцы. Толстый полицейский продолжил читать список. Из соседнего подъезда в сопровождении полицейских вышла молодая семейная пара, недавно переехавшая в этот дом. Следом уже в подъезд, в котором жила семья Ромы, нырнули двое полицейских в противогазах. Рома, покрытый потом в мелкую бисеринку, обессилено упал на диван.

Услышав выстрелы, расплакался Паша. Мальчик испугался, бросил раскраски и прибежал в зал, бросившись в объятия матери, у которой как понял Рома, с минуты на минуту могла начаться истерика. Мужчина стиснул зубы от отчаяния, понимая, что ничем не может помочь сыну. Из квартиры соседей послышались крики, а затем грубый голос начал отдавать распоряжения. Похоже, они не церемонились и применяли грубую физическую силу. Да и о чем можно было говорить, когда он своими глазами видел двух убитых во дворе? Мысль о том, что они дотронутся до Паши или Яны тисками сжала грудь.

– Он назвал нас. Рома он назвал номер нашей квартиры! – Яна, наконец, сорвалась и рыдала во весь голос.

Рома вскочил на ноги и подбежал к окну. Яна была права – двое полицейских двинулись в сторону подъезда, вскинув автоматы. Он сделал несколько глубоких вдохов и выставил перед собой руки ладонями вперед.

– Яна ты должна успокоиться, и попытайся успокоить Пашу.

Девушка закивала, давая понять, что слышит супруга, но слезы продолжали градом литься из глаз. Она прижала к себе Пашу, который расплакался еще сильнее и начала целовать мальчика в макушку.

– Яна возьми себя в руки! – Рома закричал, хотя и понимал, что это не лучшее средство чтобы донести до жены свою мысль. – Успокойся и успокой ребенка! Идите на балкон, спрячьтесь и чтобы я не слышал от вас ни единого звука!

Ни став ждать Рома обхватил жену и сына и буквально вытолкал их на балкон. Он плотно закрыл дверь и задернул штору. Рома подкрался к входной двери и прислонил ухо к замочной скважине. На лестнице послышались шаги. Полицейские были на месте. Рома выпрямился и отпрянул от замочной скважины. Нервничая, он разгладил складки на одежде и, решив не тянуть время, открыл дверь. Как раз вовремя на пороге уже стояли два человека в форме и в противогазах.

– Здравствуйте.

Ему не дали договорить. Полицейский грубо отодвинул его в сторону от дверного прохода и, не спрашивая разрешения, зашел внутрь. Второй полицейский направил на Рому дуло автомата. Рома решил не рисковать и поднял руки вверх.

– Где остальные? – спрашивал полицейский, который первый зашел в дом.

Он заглянул в зал и в спальную комнату, а потом прошел на кухню, перед тем как Рома успел ответить на вопрос.

– Жена с ребенком в гостях у бабушки на западном, – Рома попытался сделать свой голос как можно естественнее и добавил к словам улыбку.

– Почему не выходишь на вакцинацию? Хочешь чтобы тебя объявили заразным? – полицейский открыл двери туалета и ванной, а потом посмотрел в кладовой. – Балкон или лоджия имеется? – спросил он.

Рома закивал, чувствуя как страх мерзкими когтями сжимает горло. Тем не менее, ему удалось взять себя в руки, прежде чем он ответил.

– Имеется, за той занавеской у нас балкон, можете пройти, не разуваясь, – он попытался сказать так, чтобы его слова выглядели как можно дружелюбней.

Полицейский взглянул на балкон и уже было собрался идти туда, как его остановил второй коп. Камень с сердца Ромы медленно сорвался и покатился вниз.

– Тебе же сказали что никого нет, или ты собираешься провести здесь весь день? – сказал он.

– Как скажешь. Весь день я точно не собираюсь здесь торчать.

Полицейский пожал плечами и, еще раз окинув взглядом квартиру, вышел. Следом второй полицейский вытолкал Рому из квартиры и захлопнул за собой дверь. Они направились вниз, к пункту вакцинации граждан. Полицейские, не церемонясь, впихнули его в очередь и направились обратно в подъезд. Толстяк с рупором назвал очередные номер квартиры и фамилию. Мужчина проводил их взглядом.

«Я думал это конец», – пронеслось в голове.

Как бы он хотел узнать, что сейчас делают Яна и Паша. Рома искренне надеялся, что Яна догадается не высовываться с балкона, пока полицейские не уйдут из подъезда.

От входа в палатку его разделяло несколько человек. Это были знакомые лица соседей, в глазах которых читался страх. Люди начинали понимать, что происходит что-то дикое, то что не вписывается ни в одну Конституцию ни одной страны, но ничего не могли с этим сделать и от этого страх только рос. Рома видел, как на лицах многих мужчин появлялись слезы и они не думали их скрывать. Некоторые люди молили не делать им прививки и отпустить домой, уверяя, что они себя отлично чувствуют. Кто-то пытался подойти к полицейским, на что в ответ получал тычок дулом автомата в грудь. Рома видя это, старался не привлекать к себе внимание. Из палатки вышел очередной уже вакцинированный человек. Его шатало из стороны в сторону. Глаза мужчины покрыла пелена, он ничего не видел перед собой и с трудом понимал, что происходит вокруг. Можно было предположить, что так называемая вакцина это сильнодействующее наркотическое вещество. По другому объяснить для себя действие прививки на человека Рома не мог.

– Вперед чего стал!

Рома почувствовал сильный толчок в районе лопатки, чуть было не сбивший его с ног. Один из людей в форме видя, что он замешкался, когда очередь продвинулась на одного, двинул его прикладом по спине. От боли Рома сжал зубы и почувствовал, как вздулись вены на лбу. Ничего не оставалось, как сделать несколько шагов вперед. За спиной уже стояли двое стариков из соседней квартиры, бледные и явно напуганные. Времени рассматривать стариков не было – из палатки вышел еще один человек. Точнее не вышел, ее вынесли под руки двое полицейских. Это была женщина. Рома поспешил подвинуться в очереди вперед боясь получить еще один удар в спину, но не оторвал глаз от женщины, не перенесшей укол на ногах. Прямо на глазах Ромы один из полицейских достал электрошок и дал разряд по телу женщины. Похоже, так они проверяли, мертва ли женщина или нет. Она оказалась мертва.

– Уноси ее, – донеслось до Ромы. – Нам нужна еще одна машина.

– Я вызову.

Полицейский, не церемонясь, схватил женщину за руку и потащил прямо по земле к Газели. Замок на дверях кузова уже не закрывали и полицейский, кряхтя под весом женщины, уложил труп в кузов. Рома ужаснулся. Теперь он понимал, что имел ввиду человек в форме, когда говорил, что им понадобиться еще одна машина. Кузов Газели был полон трупов.

– Уезжаем, – полицейский закрыл двери кузова и повесил замок.

Не было видно и УАЗов куда посадили людей, которым стало плохо от вакцины, но они держались на ногах. Видимо таких, как и трупов было слишком много и машины не справлялись с нагрузкой.

Постепенно количество людей, которые остались между входом в палатку и Ромой, сокращалось. Вскоре он остался один на один с входом. Он почувствовал, как прилипла майка к спине. Холодный пот струйками стекал к пояснице. От мысли, что он следующим зайдет внутрь становилось не по себе. Рома попытался взглянуть за ширму служившую подобием двери, но ни просвета, ничего того что могло бы дать хоть какую-то информацию о том, что происходит внутри не увидел.

– Пусть заходит, – из палатки послышался голос.

Полицейский втолкнул Рому внутрь, не успел мужчина сделать и шагу. Он оказался в палатке и поспешил поймать утерянное было равновесие. Внутри оказалось на удивление светло, хотя ни одной лампы или светильника здесь не было. Верхушка палатки была прозрачной и именно через нее внутрь проникал солнечный свет. Мужчина огляделся. Посередине стоял стол, два стула и небольшой ящик с ампулами. Рядом со столом стояло ведро. На стульях за столом сидели два врача, о чем можно было судить по белым халатам поверх камуфляжа. Как и на остальных на них были одеты противогазы. Один врач был занят вводя инъекцию парню, который зашел за минуту до Ромы. Второй сломал ампулу, наполнил шприц и посмотрел на полицейского, стоявшего в углу палатки. Он то и нарушил затянувшуюся паузу.

– Проходи, чего ты стоишь?

Ослушаться человека с автоматом желания не возникло и Рома подошел к свободному врачу.

– Что мне делать?

Врач не ответил, он грубо взял мужчину за руку и потянул к себе. Рома зажмурился и затаил дыхание.

– Этого можете убирать, – послышался голос врача коловшего парня рядом с Ромой.

– Стреляем? – спрашивал полицейский.

– Да, – последовал короткий ответ врача.

Лучше бы он этого не говорил. Рома открыл глаза и увидел, как парень только что получивший укол в вену схватил врача за шиворот и потянул на себя. Второй врач, который должен был делать укол Роме, вскочил на ноги. Шприц с вакциной остался лежать на столе.

– Выведи его чего ты встал!

– Кого вы собрались стрелять? – в голосе парня читались истерические нотки. – Эй ребята, я сделал все, как вы просили! – по его телу прошла судорога. Он, держа одной рукой врача за шиворот, другой схватил его за фильтр противогаза и со всего маху ударил головой о стол.

Рома поспешно поднял руки вверх. По столу растеклась лужа крови из разбитой головы врача. Полицейский вскинул автомат и приготовился стрелять, но парень только что размозживший голову врача о стол оказался сообразительным. Он схватил потерявшего сознание доктора и прикрыл им свое тело. Стрелять сейчас означало добить врача. Полицейский опустил автомат и вытащил дубинку. Рома так и стоял с поднятыми руками, не зная, что делать в сложившейся ситуации ему.

Парня вновь свела судорога. Он, на глазах теряя силы, толкнул полубессознательного врача на полицейского. Полицейский не успел увернуться и вслед за врачом кувырком полетел на пол. Парень, затеявший заваруху, кинулся на добивание, схватив стул первым попавшийся под руку. Рома все это время остававшийся в стороне бросил взгляд на второго врача. Мужчина в белом халате сделал несколько шагов в сторону выхода. Похоже, он собирался бежать и вызвать подмогу. Нужно было решать, как поступать дальше – прийти на помощь парню, поднявшему тут самый настоящий бунт, остаться в стороне или заняться вторым доктором, собравшимся рвать когти и звать подмогу. Внимание Ромы привлек шприц с вакциной на столе. Врач поймал его взгляд и, видимо понимая, что шприц может оказаться в чужих руках бросился к столу. Рома действовал на опережение. Схватив шприц, он что было сил, ударил ногой по столу. Тяжелая деревянная столешница врезалась в живот врача. Мужчина согнулся пополам и упал на пол. Рома, не долго думая, всадил иглу в шею мужчине в белом халате и выпрямился, наблюдая как по телу врача прошла конвульсия. Врача затрясло, из-под противогаза потекла пена.

Рома огляделся по сторонам. Первый врач лежал без сознания. Бедолаге крепко досталось, когда его стукнули головой о стол. Полицейский продолжал борьбу с молодым парнем, которому доктора вынесли смертный приговор. В любую минуту сюда могли ворваться полицейские и расстрелять его и самого Рому. Слишком долго из палатки никто не выходил. А это могло вызвать подозрение у ребят с автоматами поджидавших снаружи. Рома бросился к сцепившимся у входа в палатку мужчинам. Полицейский брал вверх над парнем, несмотря на то, что внешне тот был гораздо более развит физически. Казалось парень на глазах терял силы, что было неудивительно помня во что превращались люди после вакцинации. Может быть, поэтому его и не хотели оставлять в живых – потому что он был чересчур крепок? Впрочем, времени на размышления не оставалось. Удар с разбега по затылку полицейского свалил мужчину на пол. Парень, неожиданно получивший подмогу, мутными глазами смотрел на Рому, его тело то и дело пробивали конвульсии. Было ясно, что у него нет сил даже подняться на ноги.

Только сейчас до сознания Ромы начало доходить, что произошло в палатке. Кровь, которой были испачканы стол и пол, тела полицейского, врачей и парня, умершего от укола вакцины. Они ведь не станут его слушать, они сразу пристрелят его.


Глава 5 | Под навесом мрака | Глава 7