home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

– Поздравляю, теперь вы привиты и с вас снимается карантин, – полицейский со знаком красного креста на форме пристально посмотрел в глаза Роме и показал ему вытянутую пятерню. – Сколько пальцев?

– Я… затрудняюсь ответить… Отпустите меня домой я хочу спасть, – Рома тяжело вздохнул, его качнуло в сторону.

Полицейский усмехнулся и покачал головой. Он повернулся и достал из небольшого картонного ящика какой-то купон, который он протянул мужчине, но потом вдруг резко одумался и померил у Ромы пульс.

– Хм… куда там тебя кололи?

Рома пропустил вопрос мимо ушей и полицейский схватил его за руку. Он посмотрел на вену мужчины и на плечо. Там должны были остаться отметки от первой и второй вакцинации. На плече и на вене у мужчины красовались красные пятна.

– Что попасть никак не могли? Ладно, проваливай отсюда придурок, только не потеряй купон. Ты можешь обменять его на жратву, – полицейский отдал листик, который он называл купоном в руки Роме. – Не знаешь, какого черта, там так долго торчит второй придурок? Не могут никак сделать укол? Прицел сбился? – он рассмеялся собственной шутке.

Рома промолчал и почувствовал, как полицейский подтолкнул его в грудь.

– Иди уже, чего встал? Или хочешь в лагерь? Давай-давай шевелись.

Полицейский проводил удаляющегося мужчину взглядом и покачал головой. Рома шатаясь из стороны в сторону, ускорил шаг. Это было невероятно, он смог выбраться из палатки окруженной двумя десятками полицейских. Вена и плечо жгли, но это было меньшее, что он мог отдать за то чтобы остаться целым. Рома вспомнил, как несколько раз с каким-то особым остервенением воткнул шприц сначала в плечо, а потом добрался до вены. Хотелось создать правдоподобную картину и, судя по реакции полицейского, у него это получилось. Но он тут же отогнал радостные мысли прочь. Главным было унести ноги отсюда, пока копы не подняли переполох. А ведь этот парень в форме, который встречал его у входа начал беспокоиться. И что будет тогда? Рома бросил мимолетный взгляд на окна своей квартиры. Как там Яна и Паша? Какого им сейчас? Но возвращаться обратно он не мог, существовала вероятность, что полицейские запомнили его и могли пробить по спискам адрес. На какое то время он даже забыл о полупьяной походке, чем было, не привлек внимание. Так оставался шанс, что за те несколько минут, прежде чем полицейские зайдут внутрь палатки, ему удастся отойти на почтительное расстояние. И тогда удастся бежать и отвлечь внимание от своей квартиры.

Все также пошатываясь Рома вышел за пределы детской площадки, миновал стройный ряд лавочек и палисадник, но вместо того чтобы двинутся к подъезду, он двинулся по тротуару вдоль дома, ожидая, что его окликнут в любой момент. Однако полицейским было плевать на тех, кто прошел процедуру вакцинации.

Постепенно ускоряя шаг, он скрылся за углом дома и замер, ожидая, что дальше произойдет во дворе. Наконец один из полицейских устав ждать отдал команду проверить все ли в порядке у медиков. В палатку забежали двое людей в форме и через несколько секунд один из них выбежал обратно. Он перебросился парой слов с копом, который посылал его внутрь и направился прямиком к толстяку с рупором. Рома затаил дыхание. Неужели эти ребята собираются по спискам вычислить, кто прививался в палатке последним? Однако было не похоже, чтобы толстяка прослушавшего сообщение интересовали списки с жильцами дома. Он нагнулся поближе к подчиненному и что-то прошептал тому на ухо, отдав приказ. Полицейский кивнул и бросился обратно к палатке, а толстяк, как ни в чем не бывало, поднял рупор и продолжил называть фамилии из списка. С домом, в котором жил Рома было покончено. Из палатки тем временем вынесли тело одного из врачей, того самого которому Рома всадил свою дозу вакцины против гриппа. Следом, пошатываясь, вышли полицейский и врач. Их направили в машину скорой помощи для осмотра и обработки ран. Из этой же машины вышел другой человек в белом халате и направился в палатку с красным крестом. Туда спустя несколько минут затолкнули следующего очередного. Рома не верил своим глазам. Неужели им было настолько плевать на произошедшее…

Не тут то было. Из УАЗиков стоящих на парковке вышло шестеро полицейских. Они трусцой подбежали к толстяку, он отдал приказ, указав рукой на угол дома, как раз туда, где стоял Рома.

– Черт, – мужчина выругался и забежал за другую сторону дома.

Этот толстяк с рупором в руках, похоже, не зря занимал свою должность. Он видел, как Рома скрылся за угол и где он был. Но почему тогда он не отдал приказ задержать его сразу, а занялся палаткой? Скорее всего, хитрый лис не хотел прерывать процесс и вводить сумятицу. Рома какое-то время стоял в нерешительности. В свои тридцать пять мужчина не думал, что ему придется когда-нибудь убегать от вооруженных до зубов людей в форме поблизости от родного дома. Топот сапог за углом выдернул Рому из оцепенения. Бежать от пули было бессмысленно. Он огляделся и один за другим отмел несколько вариантов возможного спасения. Лезть на дерево не было времени. Выбить окно на первом этаже и пробраться в квартиру он не сможет из-за решетки. Что тогда? Ему казалось, он уже слышит дыхание полицейских за спиной. Рома не имея больше возможности выбирать, нагнулся и втиснулся в небольшой проем между балконом на первом этаже и асфальтом. Задницей, он плюхнулся на небольшой камень и, вытащив его из-под себя, крепко зажал в руке. Стараясь размерить частое дыхание, он замер и услышал клацанье сапог полицейских об асфальт.

Отряд потерял цель и остановился. Полицейские решали, что делать дальше. Рома, боясь, что они услышат его дыхание, закрыл рукой рот.

– Далеко он не мог уйти, – послышался голос одного из полицейских. – Разделимся по двое. Вы двое туда. Вы туда. Я с Тимой прочешем здесь.

Команды были отданы. Рома вновь услышал клацанье сапог. Полицейские разделились, чтобы прочесать местность в его поисках.

– Посмотри на деревьях, а я гляну, не ускользнул ли этот пакостник в окно, – голос принадлежал человеку, который отдавал приказ.

Внутри Ромы похолодело. Если бы он залез на дерево и сидел там, он стал бы отличной мишенью для автомата. И как полицейский догадался сразу, что он мог уйти в окно! Однако надеется на укрытие, в котором он пребывал, не приходилось. Стоило полицейскому нагнуться и заглянуть под балкон и все, его история заканчивалась. Самое обидное, что Рома ничего не мог изменить. Если он вылезет из укрытия и попытается скрыться, копы непременно пристрелят его. Оставалось сидеть и ждать, что произойдет дальше.

В нескольких метрах от его укрытия раздался хруст ломаемых сапогами веток. Полицейский приближался. Рома до рези в глазах всматривался в пространство перед собой, готовый в любой момент увидеть ноги полицейского или что хуже дуло автомата. Коп не заставил себя долго ждать, Рома увидел ноги полицейского. Он остановился возле ствола дерева и посмотрел наверх.

– Куда же ты спрятался сучонок, – услышал Рома. Полицейский был явно раздражен.

Поняв, что на дереве его нет, человек в форме подошел к следующему стволу и, по всей видимости, посмотрел наверх. Рома, видевший лишь ноги, мог только предполагать чем занимается полицейский в нескольких метрах от него.

– И окна целые, – протянул коп.

Рома сжал кулаки, пытаясь справиться с нервами. Раз полицейский говорил про окна, значит, он смотрел сюда и видел проем, в котором спрятался мужчина. Он мог в любой момент заинтересоваться этим местечком. Словно в подтверждение полицейский приблизился и остановился. Несколько долгих мучительных секунд ноги копа находились на расстоянии вытянутой руки от Романа. Мужчине уже показалось, что полицейский замер или собирается уходить, но вдруг он неожиданно нагнулся и заглянул в проем, где прятался Рома. Мужчина с трудом сдержал крик.

– Ах ты… – полицейский попытался выпрямиться и поднять автомат, но вместо этого ударился со всего маху головой о бетонную плиту балкона.

Рома отпрянул в сторону и, что было сил, с размаху ударил полицейского зажатым в руке камнем. Удар пришелся точно в цель. Противогаз вывернуло на бок, а вместе с ним вывернуло челюсть копа, лишившуюся разом несколько зубов. Полицейский, будто мешок с картошкой рухнул на колени и сполз на асфальт без сознания. Рома дрожащей рукой выбросил перепачканный кровью камень. Его взгляд упал на кобуру копа, в которой лежал пистолет. Он, недолго думая, достал пистолет из кобуры. Оружие оказалось приятно тяжелым и легло в руку так, будто Рома стрелял из него всю жизнь. Когда-то он работал инкассатором в банке и носил подобную штуку, поэтому знал – первое, что стоит сделать – это снять пистолет с предохранителя. Он быстро нашел крючок и нажал на него. Следом он проверил обойму. Пули оказались на месте.

– Какого черта ты выпятил зад придурок недоношенный? – послышался голос второго полицейского.

Быстрые шаги приближались, полицейский говорил еще что-то, но Рома уже не слышал слов. Словно во сне он увидел сначала ноги полицейского, а потом и его лицо закрытое противогазом. Пуля попала бедолаге прямо в лоб и он, так и не успев поднять автомат, и сделать выстрел упал на асфальт рядом со своим напарником. Рома растолкал трупы полицейских, выбрался наружу и, что есть сил, бросился бежать…

Понимая, что подобные отряды полиции можно встретить в других дворах Рома свернул вниз, к парку Дружба, где не было ни одного жилого здания и можно было скрыться от глаз людей в форме. Он бежал около получаса, не думая ни о чем и желая быстрее скрыться. Чтобы его не нашли и не убили. Пистолет, который он забрал у полицейского Рома крепко держал в руке. Он остановился только тогда когда мышцы на ногах начало сводить от усталости. Сердце бешено колотилось в груди, легкие не успевали перерабатывать воздух. Чтобы не задохнутся, мужчина сел на корточки у берега водохранилища и сделал несколько глубоких вдохов. Он знал, что после такого забега нельзя останавливаться сразу, поэтому заставил себя подняться и медленно побрел вдоль берега дальше. Несколько раз Рома всматривался в силуэт семиэтажного дома по улице Борко. Там остались Яна и Паша. Он не знал, что происходит с его семьей и, увы, ничем не мог помочь. Сунуться обратно означало верную смерть.

Время клонилось к полуночи. Рома медленно брел вдоль берега. Чтобы согреться, мужчина заткнул пистолет за пояс и засунул руки в карманы. Рука нащупала купон, тот самый, который выдал ему полицейский в обмен на вакцинацию. Он аккуратно вытащил бумажку и прочитал ее содержание.

«Обладателю купона – пакет провианта» Вакцинация 2.

Купон был похож на скидочный талон с линиями для обрыва. Их было ровно пять. Похоже, за одну такую линию можно было поесть. Неплохо придумало правительство, учитывая, что ни один магазин в округе не работал. Он повертел в руках купон. Интересно что он был годен всего в течении нескольких дней – стояла дата числа до которого следовало его использовать. А еще ниже дата следующей вакцинации. Ни фамилии, ни каких либо других опознавательных знаков на нем не стояло. Была на купоне и строчка с надписью места, куда можно было обратиться его обладателю. Это был местный торговый центр, находящийся всего в десяти минутах ходьбы от парка. Несколько раз с Яной они выбирались в один из местных ресторанов, находящийся в центре. Там была отличная кухня и хороший персонал. В этом же центре находился крупный супермаркет. В одном из этих мест, наверное, и будет происходить раздача. Рома повертел продовольственный купон в руках и засунул его обратно в карман. Может, стоило наведаться на раздачу? Он задумался над промелькнувшей идеей. Сейчас судя по всему было около двенадцати. Вряд ли раздача могла работать в это время. Скорее всего, пункт откроется не раньше следующего утра. Но и ему некуда спешить… Рома понимал, что ночь придется провести в парке. Он не хотел рисковать и возвращаться домой. Полицейские могли быть все еще там, рыскать в округе в поисках. Да и как никак он добытчик, негоже отцу семейства приходить домой с пустыми руками, когда домочадцам нечего есть, а у него есть возможность принести продукты. Поэтому завтра следовало заглянуть на раздачу и лишится там пару обрывочных линий от купона.


Глава 6 | Под навесом мрака | Глава 8