home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

– Вот это дерьмо!

Рома отчетливо помнил как за мгновение до того как он потерял сознание и рухнул как подкошенный на пол, глаза резанула острая боль от невероятно яркой вспышки света. Слух полоснул резкий режущий ухо звук. А еще он помнил жар… Скрутивший все тело, обжегший лицо. Он посмотрел на свои руки. Волосы выжгло, а кожа приняла нездоровый бледно-розовый оттенок. Рома огляделся по сторонам, чувствуя, как печет кожа на лбу. Похоже, он набил себе шишку. Вокруг сгустилась непроглядная мгла, куда-то исчезли остатки солнечного света. Глаза не сразу привыкли к кромешной тьме. Он приподнялся на локтях чувствуя как в нос ударил запах паленного. Стеклянную дверь выбило напрочь и по полу вокруг рассыпались осколки стекла. Из проема сгущаясь, на Рому смотрел мрак.

С трудом удерживая равновесие, Рома медленно поднялся на ноги. В голове булькнуло. Он уперся в оказавшийся рядом банкомат животом и устоял на ногах, зацепив головой болтавшийся сверху рекламный стенд. Ощущения были не из приятных. Подташнивало. Первой мыслью, которая ворвалась в голову, словно торнадо оказалась воспоминание о семье. Дома совершенно одни и без защиты остались Яна и Паша. Он попытался пойти, но плитка под ногами начала уходить куда-то в сторону, будто он стоял не на твердой плитке, а на морском судне, затерявшемся в волнах океана. Сперва стоило прийти в себя и разобраться, что происходит. Наверное, просто шок. Рома врезал себе пощечину по лицу. Хлесткий шлепок позволил взбодриться. По щеке растекся румянец. Он потряс головой, словно желая поставить вышедшие из колеи мозги на место. Помогло.

«С ними все в порядке», – подумал он.

Слова прозвучали как-то странно.

«Да что здесь, в конце-то концов, стряслось?» – озвучил он про себя.

Неожиданно в голову пришла догадка. Метеорит? Господи как он не догадался до этого раньше? Похоже им на голову рухнул метеорит…

Только сейчас он почувствовал, как неприятно печет в области грудной клетки. Он осторожно провел рукой и нащупал крестик. Тот самый, который подарила ему на восемнадцатилетие мать. Крест висел на тонкой капроновой нитке и похоже обжог ему грудь. Или спас? Он уставился на изображение Иисуса, зажав крестик в руках.

Он собрался и выкинул начавшие разворачиваться мысли из головы прочь. Сейчас не время и не место думать о праведном. Самое то, чтобы хоть немного позаботиться о своей заднице, раз уж посчастливилось остаться в живых. Неплохо было бы, наконец, тряхнуть задом и посмотреть, что произошло в торговом центре, если здесь действительно упал метеорит. Он уже представил, как отреагируют власти на новое падение метеорита в городе и от отчаяния сжал зубы. С того местечка, где он пребывал можно было расслышать разве что звуки собственного дыхания. Если учесть, что он уже минут как двадцать назад пришел в себя, выглядела такая ситуация дрянновато. Радовало только одно… Рома вздохнул и облизал пересохшие губы. Удалось сохранить самообладание. С другой стороны после того как он убил тех двух полицейских и пережил ночь в парке…

Не смотря на уговоры самого себя, он продолжал стоять, опершись на банкомат и тяжело дышал. Тишина тисками сжимала голову. Тишина. Она раньше всего и вернее могла свести с ума. Казалось, вот-вот должна подойти сестричка в белом халате и вколоть ампулу галапередола, но ничего не происходило. В голове не зажигалась как в старых диснеевских мультиках лампочка с надписью «IDEA».

Только приемная банка, темнота и он, живой, без единой царапины, если не считать незначительных ожогов на теле. Спрашивается, как такое могло произойти? Он не знал, а когда начинал думать, голова лопалась. Куда делись люди, которые пришли на раздачу с утра? Откуда взялась кромешная тьма? Неужели он пробыл без сознания весь день? Где полиция? Неужели они не нашли его? Ведь если он остался жив, значит, не могло произойти ничего страшного? Верно? Да и стены торгового центра вроде не рухнули.

«Так, стоп», – он пресек мысленный поток, уводящий не в ту сторону.

Хватит. Рома мысленно собрался и оторвал абсолютно сухой язык от неба. Как же хотелось пить. Он на секунду закрыл глаза и зажмурился, да так что в глазах пошла рябь. Вестибулярный аппарат постепенно привыкал к вертикальному положению. Наконец Рома оперся обеими руками о банкомат и медленно сделал несколько шагов в сторону дверного проема.

Он сделал несколько шагов и почувствовал, как ноют мышцы и поскрипывают, словно старая несмазанная петля сухожилия. Похоже, он все же долго провалялся без сознания. Все затекло. Такое ощущение бывало после двенадцатичасового сна на неудобной кушетке. Дело могло поправить только чашка свежезаваренного американо и бублик с кунжутом. Только откуда? Может стоило прогуляться до автомата с кофе у входа в торговый центр? Нет? Этими мыслями он хотел подбодрить себя, однако вышло наоборот – перед глазами возник образ Яны, которая заваривала ему кофе каждое утро. От воспоминаний о семье к горлу подкатил ком и он уставился наверх, чтобы хоть как-то сбить рвотный порыв. Если сейчас его стошнит, наружу вывернется желудок вместе с кишками. Больно резануло в том месте, где висел крест. Он сделал несколько шагов, но тут же остановился, наткнувшись на обломки стола в нескольких метрах от дверного проема. Среди них лежал труп. Та самая девушка, которой досталось от полицейского у входа в ресторан, Рома узнал девушку по зеленой блузке. Подошва кроссовок замерла напротив лица девушки, лежавшей в проходе… точнее того, что осталось от ее лица. Рома нагнулся, чтобы осмотреть труп и услышал, как с собственных губ срывается монотонное ругательство. Лицо девушки в красивой зеленой блузке напоминало одно сплошное месиво. Бедняга со всего маха ударилась лицом о пол во время падения. Ее нос превратился в желеобразную массу, от сильного удара вышибло челюсть. В лужи крови Рома разглядел несколько с корнем выбитых от удара о пол зубов. Он не выдержал и, обхватив живот руками вырвал. Ноги подкосились, но ухватившись за стену Рома устоял. Еще чуть-чуть и он распластался бы рядом с девушкой на полу, испачкавшись в крови. Мысль заставила содрогнуться.

Волна смерчем прошедшая в животе стихла, он выпрямился, стараясь не смотреть под ноги. А еще утром он думал, что повидал в этой жизни если не все, то многое. Но то что произошло с девушкой… Эти зубы, развороченный нос, после того как еще утром ты стоял с ней бок о бок на втором этаже…

Он отвернулся и покачал головой. Похоже дело дрянь. Рома облизал высохшие губы и резко выдохнул. Порой это помогало. Как у паровой машины нужно было приспустить пар, чтобы снизить давление. Потянуть свой клапан и спустить пар. Совсем не хотелось снова видеть трупы, ему хватило тех двух полицейских вчера и девчонки сегодня…

«Соберись», – скомандовал он себе. – «Чего ты тянешь сопли, как малое дитя».

Он действительно собрался и, стараясь не глядеть под ноги, переступил широким шагом через труп девушки на полу. Нога поехала и потеряла сцепление с полом из-за размазанной крови. Он чуть не рухнул сверху на труп, но во время схватился за ближайшую стойку с рекламными плакатами. Стойка перевернулась и плакаты разлетелись в сторону, но Рома устоял на ногах. Заныли ребра. Значит не так безболезненно прошло то, что произошло здесь.

«Похоже на ушиб», – подумал он.

Рома выпрямился и смахнул тыльной стороной ладони пот на лбу.

«Держись парень, держись».

Сжав губы, он тщательно вытер подошву кроссовок о пол, как обычно делали порядочные гости, перед тем как зайти в дом. Не хватало только поскользнуться на ровном месте и свернуть шею. Закончив, он огляделся, всматриваясь в темноту. Глаза окончательно свыклись с отсутствием света. По телу пробежал холодок. На полу, от того самого места, где он стоял сейчас, к дверям выхода из банка вели кровавые следы. Рома был готов поклясться, что здесь прошлось никак не меньше дюжины ног.

По мере того как следы уходили к выходу, они становились все более неразборчивыми. Отпечаток казался смазанным. Это не была подошва сапог или кед. Те, кто оставил следы, будто носили валенки. Рома присвистнул и покачал головой. Что бы тут ни было, подсознательно он ощущал, что все это до боли в висках ему не нравиться. Он поводил языком по небу. Рука скользнула к поясу и уперлась в так и оставшийся лежать там пистолет. Пистолет «Макаров», восемь пуль, а точнее уже семь. Он вздохнул и покачал головой. Стоило приберечь пистолет и не махать козырями. Стараясь не наступать на оставленные Бог весть кем следы, он двинулся к выходу.

Рома подошел к выходу из банка и перед тем как выйти наружу прислушался. Ничего. Нет, за разбитой дверью ничего не было слышно. Все что он слышал сейчас, был стук собственного сердца, бившегося со скоростью не меньше ста ударов в минуту. Он плавно опустил ручку и потянул на себя дверь. Оставшиеся осколки стекла упали вниз и разбились о плитку. В голову прилила кровь и он не нашел ничего лучшего чем сказать, забыв об осторожности:

– Эй, там есть кто-нибудь? Я… – слова оборвались, и Рома в нерешительности замер в дверном проеме.

Он издал едва различимый стон. Колени подкосились, мышцы обмякли и Рома устоял на ногах только потому что держался за ручку двери. На лбу выступил холодный пот. Слов не было. То, что он увидел здесь, на выходе, в коридорах торгового центра опровергало все законы здравой логики. Тело пробирала дрожь, а горло сдавливал липкий комок страха. Вместо выхода из торгового центра, привычных взгляду раздвижных дверей, глаза наткнулись на возведенную чьими-то руками кирпичную стену. В коридорах царила тьма. Он не видел ни одной живой души вокруг, но… Каждый квадратный метр, все пространство торгового центра было завалено трупами. Мертвецы были везде и повсюду. Он узнавал среди тел тех, кто вместе с ним стоял в очереди на раздачу с утра.

«Что случилось?».

Кто-то замуровал его в этом месте полном трупов. Что здесь происходит? ЧТО? Неужели всех их убил метеорит? Откуда возникла стена вместо входа. Рома в замешательстве раз за разом обводил площадь торгового центра взглядом и не мог поверить глазам. То, что он видел до того как отключиться и то, что он видел сейчас различалось кардинально. Это были небо и земля. Пол торгового зала тут и там пошел зигзагообразными трещинами, такими глубокими, что Рома не видел их конца. Рекламные плакаты, украшавшие магазины сгорели дотла, а на местах обнаженных стен росло что-то отдаленно напоминающее мох. Рома явственно чувствовал отвратительный смердящий запах распространившийся вокруг. По всей видимости, источником запаха была непонятная жидкая масса, очень напоминающая слизь, которой были обильно измазаны стены, потолок и пол центра. Здесь явно, ЯВНО что-то было не так. Чертовски не так. На всякий случай он отвесил себе пощечину, но только скривился от боли. Нет, происходящее было как никогда реально. Он вдруг вспомнил о мобильном телефоне и достал его из кармана. Связи не было. Тут же он поймал себя на мысли, что глупо надеяться на обратное. Связи не было еще утром и если ОНИ замуровали стену, наверняка задавили любую связь. Рома покачал головой.

«И что ты собираешься делать теперь».

Он не знал. Он никогда не думал что такое возможно. Что такое вообще когда-нибудь может произойти. Рука вновь потянулась к пистолету, спрятанному за поясом, но он одернулся. Про себя он решил что, вытащить оружие он успеет всегда. Как и сделать выстрел. Взгляд остановился на автомате варившем кофе, и он вспомнил, как еще несколько минут назад хотел выпить напиток. Теперь от этой идеи тошнило. Автомат оказался перепачкан в непонятном веществе и зарос то ли мхом, то ли лишаем. Но какую цель преследовали те, кто сделал все это? Рома не смог ответить на поставленный вопрос. Одно было ясно без разговоров. Произошедшее не было стечением обстоятельств. Падение метеорита здесь было лишь поводом, в конце концов, это один большой взрыв.

Неподалеку лежал труп пожилой женщины. Рома покосился на него и подошел ближе. Он нагнулся к женщине и всмотрелся в ее лицо. На вид женщине было порядка семидесяти лет. Седые волосы, лишний вес. И… Рома присмотрелся внимательней. Тело старухи покрывали ожоги. Платье женщины тут и там прожгло до дыр. С отвращением мужчина заметил пятно крови, растекшееся у женщины между ног. Он покачал головой и подошел к лежавшему рядом мужчине. Это был мужчина средних лет, рыжий с пролысиной на затылке, одетый в брюки и легкую летнюю рубашку. Тело мужчины оказалось покрыто разводами. И опять ожоги. Рома заметил их и здесь. Крови не было, однако обе ноги у мужчины были переломаны и на удивление Ромы на лице человека в нескольких местах вырос лишай.

«Что скажешь?» – мысленно задал он себе вопрос.

– Что скажу?

Он покачал головой. Он не знал. Что это было и как произошло, оставалось загадкой. Не мог обычный взрыв от падения гигантского камня на землю натворить такое. Не он, в конце концов, приволок сюда кирпичи и заделал выход. Так то оно так, только ничего из этого определенно не вносило никакой ясности. Он покосился на стену из кирпича, за которой когда-то был выход из торгового центра. Кладка казалась совсем свежей, явно положенной на скорую руку. Цемент оказался размазан, где-то кирпичи находили друг на друга. Теперь отсюда вряд ли можно выбраться наружу. Подобные выходы были и в паре других мест, в других концах торгового центра. Только где гарантия, что придя туда, ты не натолкнешься на точно такую же непроходимую преграду. Да и вообще, если ее кто-то ставил, значит, кому-то выгодно чтобы ты оставался тут? Рома хмыкнул. Рассуждение казалось вполне логичным.

«Так что теперь сидеть на месте и бездействовать?».

Он покачал головой. Неважно что, неважно как, но сейчас важно предпринимать любые действия, а не засиживаться на одном месте, чтобы не оказаться среди тех, кто так уютно расположился на прохладном полу.

«И не порасти мхом или лишаем», – мысль показалась особо зловещей.

Он попытался вслушаться в давящую тишину. Но тщетно. Тишина была всепоглощающей. Ни единого звука, ничего подобного жизни расслышать не удалось. Мужчина задумался что его самого точно также могут прослушивать и мало того наблюдать за ним, поэтому стоило вести себя как можно осторожнее. Опасность могла явиться из-за любого угла. Наверное, именно последние мысли все же заставили вытащить Рому пистолет. Прохладный металл приятно лег во вспотевшую ладонь. Рома чтобы исключить любые недоразумения вытер руки о джинсы. С оружием нельзя шутить и пистолет должен сидеть в руке как можно плотнее.

Он некоторое время стоял на месте, вскинув Макаров в боевую готовность, а потом медленно двинулся над стеной к следующему проходу. Наверное, стоило попробовать обойти это местечко с другой стороны и выйти через центральный выход. Рома сделал несколько десятков шагов как по другую сторону, у противоположной стены от него, показалась рекламная неоновая вывеска сети аптек «36,6». Вывеска не горела, но мужчина с легкостью прочитал логотип. Он всмотрелся через ряды и стенды с лекарствами внутрь и отметил, что дверь в аптеку не заперта. Похоже фармацевтов выставили из центра вон до того как они успели закрыться. Или же аптека работала до того как произошел взрыв, а он не обратил внимание на это утром? Где еще людям брать лекарства тем более в такое время? Как бы то ни было, Рома решил проверить. Не опуская пистолет, он подошел ближе и заглянул через закрытую стеклянную дверь внутрь. Несколько полок с лекарствами оказались перевернуты. Рома отчетливо видел рассыпанные по полу лекарства и несколько разбитых пузырьков. Наверное, такая крупная аптечная компания имела страховку, и ей вернут потери за утраченный товар. Он покачал головой. Помощи ему было не найти. В аптеке кроме перевернутых стендов с лекарствами не было никого. Но не успел Рома развернуться, чтобы двинуться дальше как взгляд упал на стойку с кассовым аппаратом. Мужчина чуть было не выронил пистолет из рук. За стойкой стояла женщина. Она отвернулась лицом к стене и, по всей видимости, на что-то смотрела в шкафу с лекарствами. Рома хотел окрикнуть женщину, но вовремя вспомнил, что его могут услышать и для подстраховки прикрыл рот рукой. Он медленно опустил ручку на входной двери вниз и зашел в аптеку. Женщина за стойкой с тех пор как он зашел внутрь ни разу не шевельнулась.

– Здравствуйте, меня зовут Роман, с вами все в порядке? – собственный голос показался ему сухим и неприветливым, но Рома понимал, что сейчас вряд ли сможет что-то изменить.

Женщина не отозвалась. Рома некоторое время стоял, переминаясь с ноги на ногу, не опуская пистолет. Он понимал, что, скорее всего дама испытывает шок и ей отнюдь не хочется вступать в диалог.

– Эй, я, возможно, могу вам чем-то помочь?

Его слова и на этот раз остались без ответа. Женщина осталась стоять, повернутая к нему спиной, не шевелясь и не издавая не звука. В голову поспешили проникнуть неприятные мысли, но он отбросил их в сторону.

– Могу вас заверить, что не причиню вам никакого вреда… – продолжил было Рома, однако оборвался на полуслове.

Взгляд остановился на жирной капле крови на шее женщине. Он заколебался. Что это могло значить…

– С вами все в порядке?

В ответ повисла тишина. Он решил больше не тянуть и подошел к женщине. Аккуратно, чтобы не испугать, Рома положил женщине руку на плечо.

– Я уверяю вас, что…

Слова оборвались. Рома отскочил как ошпаренный в сторону. Тело женщины вслед за рукой Ромы подало в сторону. Перед мужчиной открылась ужасающая картина. Вровень у лица женщины из стены торчал металлический штырь. И сейчас этот штырь полностью оказался в ее глазу, проткнув на вылет глазное яблоко и мозг. Рома развернул женщину и тем самым снял ее со штыря. Ее тело медленно сползло на пол. Из пробитого глаза засочился гной вперемешку с серой жидкостью. На лице трупа застыла гримаса невозмутимости. Второй, оставшийся целым глаз, смотрел на Рому. Мужчина почувствовал, что еще чуть-чуть и нервы, несмотря на всю казавшуюся стальной выдержку лопнут. Он посмотрел на пистолет в своей руке. Сними он эту штуку с предохранителя и одна из пуль уже застряла бы в ноге. Палец судорожно вжался в курок, и он с трудом заставил себя расслабить руку.

Рома несколько раз выругался, кая себя за то, что не понял сразу – женщина у стойки мертва. А затем попытался успокоиться. Бить себя снова по щеке не хотелось. Когда он сделал это в последний раз, у него разболелась голова, а сейчас стоило сохранить разум ясным.

– Значит вы тоже, – медленно, с расстановкой чуть ли не по слогам проговорил он.

Что тоже Рома не договорил вслух, однако было понятно, что он имел ввиду. Она тоже МЕРТВА.

«Ну ладно».

Мужчина окинул взглядом полки с лекарствами, словно пытаясь найти здесь то, что могло ему помочь и поплелся к выходу из аптеки. От трупной вони наполнившей воздух после того как женщина соскочила со штыря становилось дурно. Находиться в аптеке он больше не мог. Выйдя в коридор центра, он плотно закрыл за собой дверь и вытер рукавом покрывшейся испариной лоб. Страшно хотелось пить. Во рту образовался неприятный привкус. Впрочем, в коридоре оказалось намного прохладней, чем в душном помещении аптеки и Роме стало лучше. Он вдохнул воздух полной грудью и бросил взгляд на коридор, уводящий ко второму центральному выходу из торгового центра. Следовало идти туда, здесь больше делать нечего. Рома уже по привычке вскинул пистолет, на этот раз посчитав нужным снять его с предохранителя и двинулся дальше. Впереди ровно посередине коридора, пол зигзагом раскололся ровно пополам. Рома осторожно, под над стенкой обошел неожиданное препятствие. Опершись о стену, он заглянул внутрь и почувствовал, как начинает кружиться голова. Он не видел конца в образовавшейся в полу трещине. Перед глазами застыла пустота, из которой так и пер жар, а еще мужчине показалось, что он чувствует запах тления, навеянный ветерком и шедший с самых глубин. Зрелище было не из приятных и он поспешил выпрямиться. Откуда здесь могло взяться нечто подобное, оставалось только догадываться. Неужели метеорит ударил по Ростову с такой силой, что, не выдержав разверзлась земля? Но как тогда устояли стены центра? Рома не стал забивать голову и двинулся дальше. Неприятные ощущения, некий осадок от увиденного, все же остался.

Справа и слева вдоль стен виднелись входы в магазины. Реклама зазывала покупателей зайти и купить тот или иной товар, маня скидками и акциями, срок действия которых кончался именно сегодня и именно сейчас. Кое-где тускло горел свет рекламы работающей на батарее. И там, где лампочки освещали магазины и коридор Рома видел трупы. Это были мужчины и женщины, было много детей. Мужчина старался отводить взгляд в сторону, но их было так много, что волей неволей ему приходилось останавливаться глазами на мертвецах. Некоторые из них были просто ужасны. Создавалось впечатление, что здесь собрали и выбросили тех, кто пострадал в тяжелой автокатастрофе. Коридор был усыпан телами. Однако тела лежали не только в коридоре. Рома видел трупы в магазинах. Как они могли оказаться там? Те, кто пришли утром на раздачу, не заходили никуда, да и вообще не были в этом крыле! Неужели кто-то притащил сюда трупы и складировал здесь. Повсюду можно было увидеть кровавые следы, сотни и сотни следов.

Рома медленно брел по коридору. Магазины, какие-то киоски, бутики, они тянулись нескончаемой чередой. Каждый раз, когда на глаза попадались одетые в костюмы и выставленные на витрины манекены, мужчина вздрагивал. Куклы выглядели через-чур живыми, учитывая, что вокруг все были мертвы, все было залито кровью и странной слизью. Порой нос чувствовал резкий неприятный запах, от которого начинало резать в глазах и першило горло. Рома останавливался, чтобы откашляться. Иногда запах превращался в самую настоящую вонь. Несколько раз Рома вздрагивал и замирал на месте. Ему казалось, что кромешную тишину коридоров торгового центра нарушают какие-то звуки. Однако мужчина успокаивал себя, находя их причину во всем что угодно, включая сквозняк.

Наконец перед Ромой возник последний коридор. За ним прямой проход к дверям, а там центральный выход торгового центра. Он облегченно вздохнул, переложил пистолет из одной руки в другую и ступил в проход, для безопасности прицелившись прямо перед собой.

– Черт возьми, – ругательство само сорвалось с губ и Рома с досадой опустил Макаров. – Черт возьми! – он со злостью, вложив все эмоции которые остались на тот момент врезал ногой по стене, проломив гипсокартон.

Проход был заблокирован и точно также оказался заложен кирпичом. Красная кладка дешевого кирпича. Те, кто сделал это, клали кирпич поверх входной двери центра. Они будто превращали огромный комплекс в темницу. Рома подошел к кирпичной стене и врезал по ней ступней. Нет, бесполезно. Кладка хоть и была положена не так давно, но цемент взялся и выбить кирпичи ногой не получится. Он резко развернулся, сделал несколько шагов назад и прицелился в стену из Макарова. Постояв несколько секунд, он опустил руку. Глупо тратить пули. Кроме того он оглушит себя стреляя в закрытом помещении. И привлечет никому ненужное внимание.

«Да, вот только если есть чье внимание привлекать», – как-то отстраненно подумал он.

Впрочем… ничего страшного оставался еще один способ выбраться из этой дыры. Третий выход, ведущий на парковку, возможно там цемент не взялся и с кирпичной кладкой можно будет что-нибудь придумать. Он задумался и посмотрел на ряд магазинов и бутиков, вдоль стен коридора.

– Как я не догадался сразу, – Рома хлопнул себя по лбу.

Мужчина рванул в противоположный конец коридора, где располагался магазин с канцелярией. Еще бы оттуда можно проникнуть наружу, разбив окно! Однако добежав до места, он резко остановился и попятился назад.

– Нет… это какая-то ошибка, – сорвалось с губ.

Огромные окна оказались перекрыты точно такой же кирпичной кладкой, как и два выхода из центра. Некоторое время Рома приходил в себя, а потом его взгляд упал на сейф, стоявший неподалеку на витрине. Надпись на ценнике гласила, что этот товар покупатель может купить по красной цене, так как он остался в единичном экземпляре. Рома схватил сейф и, что было сил, кинул его в стену из кирпича. По магазину пронесся грохот, со стены посыпались красные кирпичные крошки. Сейф грузно рухнул на пол, не причинив стене видимого вреда. Однако Рома и не думал останавливаться. Он схватил первую попавшуюся вещь под руку и обрушил на стену следующий удар. Этой вещью оказался офисный стул, который тут же разлетелся на части, но на этот раз стене не было нанесено совсем никакого вреда. Тогда мужчина вырвал вместе с проводами, стоявший на столе монитор и запустил в стену им. В стороны полетело разбившееся стекло экрана. Рома тяжело дышал. Похоже, те, кто решил замуровать все выходы и входы в центр знали свое дело. Ярость постепенно отступала, возвращался холодный рассудок. Нужно было уходить отсюда, он наделал слишком много шума. Рома развернулся и поспешил покинуть магазин с канцелярскими принадлежностями, на входе чуть не споткнувшись о спинку стула, отлетевшую к самой двери.

Чувствуя легкую боль в плечевом суставе стрельнувшем после того как он запустил в кирпичную стену сейфом, он выбежал в коридор. Куда? К третьему выходу? Ничего более разумного не приходило в голову. Он успел пожалеть, что не захватил в аптеке пачку цитрамона. Боль в голове после внезапной вспышки ярости переходила в виски и стучала барабанной дробью по мозгам. Перед тем как продолжить путь мужчина остановился у стоявшего в магазине женского белья кулера и, набрав холодной воды в одноразовый стаканчик, сделал несколько глотков, а затем выплеснул остатки себе в лицо. Свежесть растеклась до самых мизинцев и буквально вскружила голову. Он почувствовал прилив сил. Массирующими движениями он растер воду по лицу и шее.

– Давай, приходи в себя.

Как ни странно слова помогли. Он наполнил стаканчик вновь и поднес к губам, однако не успел Рома сделать и двух глотков, как поперхнулся и закашлялся. Стакан выпал из рук, ударился о пол, лопнул и расплескал воду на ботинки и штаны. Рома резко обернулся в сторону прохода уходящего в следующий перпендикулярный этому коридору коридор. Буквально мгновение назад мужчина видел, как туда из магазина на углу шагнул человек.

– Тебе показалось, – произнес Рома вслух.

Он внимательней всмотрелся в проем, пока в глазах не появилась резь. Нет, проем оказался пуст. Это был плод разыгравшегося воображения. Еще не то могло привидится, когда вокруг творилось такое. Однако не успел Рома закончить свои мысли и окончательно успокоиться, как из коридора раздался грохот. Через мгновение до ушей донесся звон разбитого стекла. Кто-то в дребезги разбил витрину одного из магазинов. На этот раз сомнений не оставалось. В следующем коридоре был человек. Рома хотел было окликнуть незнакомца, но вовремя понял, что это может быть небезопасно. За последние сутки он видел только одного человека, которого с натяжкой можно было назвать адекватным из сотен и сотен людей, подвергшихся вакцинации и будто сошедших с ума. Это был парень на раздаче так и не пожелавший начать с ним разговор. Остальные были люди в форме и белых халатах. Уж кого, а встретить кого-либо из них не хотелось. Но с другой стороны кто как не полицейский мог сейчас помочь? Пока Рома соображал, как ему поступить дальше грохот повторился. На этот раз шум напоминал звук от падения мебели. Похоже, тот, кто скрывался за углом громил магазин. Рома вспомнил о том, как еще некоторое время назад сам устроил разгром в отделе канцелярии. Возможно, человек в следующем коридоре точно также испытывал приступ паники? Как бы то ни было следовало узнать в чем дело. Кто бы ни был там, это, прежде всего живой человек… Рома не торопился выходить в следующий коридор и приблизился к противоположной стене. Он вернулся к тому самому магазинчику с канцелярскими принадлежностями и заглянул в открывшийся проем следующего коридора. Отсюда он смог разглядеть осколки стекла на полу, но больше с этой точки ничего не было видно. Рома сделал еще несколько шагов вперед. На всякий случай он опустил пистолет и убрал его за спину, чтобы не спровоцировать человека видом оружия или наоборот не испугать.

Пришлось дойти почти до самого конца коридора, чтобы, наконец, увидеть, что происходит в месте, из которого доносился шум. Это был магазин для пляжного отдыха. Стеклянная витрина высотой в несколько метров, за которой стояли манекены, имитирующие отдыхающих на море туристов, была разбита. Рома заметил, как на некоторых осколках сгустились темно-лиловые сгустки крови. На удивление Ромы местами кровь имела странноватый оттенок зеленцы. Манекены оказались перевернуты и тоже перепачканы в крови. Рома заглянул внутрь магазина. Громоздкий стол, на котором еще совсем недавно стояла касса и компьютер продавца, был перевернут. Рядом валялись разбитый монитор и сломанная касса. В разные стороны разлетелась выскочившая из принтера бумага. Некоторые листы прилипли к полу, испачканные в той самой вонючей желеобразной массе, которую уже не раз приходилось встречать в коридорах и магазинах центра. А сам принтер треснул и из него вывалился картридж. Виновник случившегося стоял неподалеку и рылся в распахнутом шкафу. Оттуда летели тряпки, одежда, какие-то тюбики и шнуры. Рома не сразу разглядел человека стоящего к нему спиной, а когда всмотрелся сквозь темноту внимательней, попятился. У шкафа стоял полицейский. На голове копа отсутствовал привычный противогаз, куда-то делся автомат. Мужчина явно что-то искал в шкафу.

Рома замер у входа в магазин, видя, что с полицейским явно что-то не так. Периодически тело мужчины у шкафа пробивала мелкая дрожь, больше похожая на конвульсию, по типу тех самых судорог, которые он видел у парня в палатке с красным крестом. Полицейский на секунду замирал, а затем продолжал поиски. Рома несколько минут стоял в нерешительности, а потом все же окликнул мужчину, держа пистолет за спиной.

– Возможно, я могу вам помочь, меня зовут Рома, – он вспомнил, как сказал нечто подобное женщине в аптеке, и ему стало не по себе.

Полицейский, казалось, не обратил внимание на слова Ромы. Он продолжал копаться в шкафу, но как только Рома собрался повторить свои слова вновь, человек в форме неожиданно замер. Рома внимательно наблюдал за ним. То ли мужчина нашел то, что искал то ли, наконец, слова Ромы дошли до него. Как бы то ни было, он медленно развернулся. Голова полицейского была опущена, подбородок упирался в грудь и разглядеть его лицо было невозможно. В руках полицейский держал целлофановый пакет в котором Рома с трудом разглядел несколько бутербродов, явно заветревшихся после того как они пролежали в шкафу несколько дней. Неужели этот странный полицейский устроил все это ради пары кусков хлеба с колбасой?

– Меня зовут Рома. Возможно, мы сможем помочь друг другу? – Рома подумал, что неплохо было бы протянуть руку в знак своей солидарности, но почему-то решил отказаться от этой идеи. Через-чур этот коп у шкафа казался странным. Да и после событий последних дней жать руку полицейским ему расхотелось.

– Вы знаете, что здесь происходит? – спросил Рома. – Мне нужна ваша помощь.

Человек в форме ответил. Однако вместо слов до ушей Ромы дошло какое-то невнятное бульканье. С таким же звуком сдувался надутый шарик. В разные стороны изо рта полицейского полетели слюни. Рома с ужасом обратил внимание, что слюна подкрашена кровью. Слюна мерзко скатилась по подбородку мужчины вниз, на шею и оттуда на форменную рубашку. И то, что сделал полицейский в следующий миг, заставило Рому попятиться, зажав от отвращения рот и нос рукой. Человек в форме облегчился себе в штаны. Струйка медленно скатилась на пол и растеклась лужицей возле одного из перевернутых ниц манекенов. Это была не просто моча, это была какая-то зеленая, дымящаяся жидкость, которая на глазах Ромы начала прожигать форму полицейского и пол. Коп медленно поднял голову, однако голова не удержалась ровно и тут же запрокинулась на бок с противным звуком ломающихся костей шейного сустава, что, впрочем, не помешало полицейскому с какой-то невероятной для его комплекции и роста прытью двинуться в сторону Ромы.

– Эй-эй-эй! – Рома сделал несколько шагов назад и вскинул пистолет. Дуло Макарова смотрело точно в голову странного полицейского. – Я тебя предупреждаю, что если ты не умеришь пыл, я снесу тебе башку к чертовой матери!

Полицейский не обратил на пистолет никакого внимания. Он поднял целлофановый пакет к своей голове, висящей будто на тросе, и впихнул в рот бутерброды вместе с целлофаном, не открывая пакет. Тело полицейского свела судорога. Следующим движением он попытался засунуть пакет еще глубже в рот, однако вместо этого послышался хруст. Челюсть мужчины будто грим, наложенный умелым мастером слой за слоем начала отрываться. Как на клею ее левая часть повисла в районе груди. В стороны брызнул гной и кровь вперемешку с зеленой, похожей на кислоту из мультфильмов жидкостью. Изнутри полицейского донесся булькающий звук, и он, потеряв интерес к целлофановому пакету взревел, подавшись всем телом вперед. Пакет с бутербродами вылетел из глотки и повис на почти оторвавшейся челюсти. Изо рта полилась слизь. Полицейский уже мало чем напоминающий человека кинулся на Рому, к которому у него явно появился интерес.

Помещение магазина, словно гром среди ясного неба колыхнул звук выстрела. Пуля нашла голову полицейского и сорвала пол черепа, обнажив мозги. Полицейский как подкошенный рухнул на пол, измазав стены, пол, потолок и кроссовки Ромы серой жидкостью.

– Что же это за дерьмо такое? – Рома слышал себя словно в вакууме. В ушах звенело. Руки предательски дрожали. Он медленно опустил пистолет, но все же не убрал его, боясь, что то ли тварь, то ли человек на полу может проявить признаки жизни.


Глава 8 | Под навесом мрака | Глава 10