home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятая Мост вздохов

Змеиный туннель петлял, как подводная лодка, уходящая изпод удара глубинными бомбами. Он больше походил на лабиринт, созданный для введения в заблуждение нежелательных посетителей, чем на водоотвод.

– Не посветишь толком, – сетовал Почтальон. – Постоянно серая стена перед глазами.

– И вонь, – добавил Доцент. – Во рту стоит привкус Ньюйоркской канализации.

– Чем тебе наша клоака не нравится? – поинтересовался Комбат.

– Там народу, миллионов на шесть больше живёт.

Все криво ухмыльнулись и продолжили путь. Своя рубашка, как говорится, ближе к телу. Нам бы со своими отходами разобраться, а они пусть разбираются со своими. Крон набрал полные лёгкие воздуха и громко крикнул, прямо над ухом Бармалея:

– Кащей!

Бармалей ничего не сказал, если опустить нецензурную брань, а изза угла выглянула испуганная рожа костлявого, который только и смог, что сказать:

– Ни хрена себе! Так дураком можно сделать. Вы откуда здесь взялись, в таком составе?

Крону уже надоело каждый день рассказывать одно и тоже, и поэтому он доверил эту процедуру Деду. Пока бородатый упражнялся в ораторском искусстве, остальные уселись на травке – упражняться в искусстве потребления продукции виноделия. Кружок по интересам прозаседался, вследствие того, что Кащей проявил дикое непонимание. Он бешено вращал глазами, чесал затылок и даже согласно кивал головой, но по выражению его лица было ясно, что он так ничего и не понял.

– Да брось его комиссар! – не выдержал Бармалей. – Сам привыкнет.

Все заулыбались, вспомнив старый фильм, а Комбат поинтересовался у Крона:

– Ну, куда сейчас?

– Наверх полезли – на «Мост вздохов».

Забравшись на гору, Доцент долго недоумевал, почему переправа носит одноимённое название с венецианским собратом, по которому вели преступников в тюрьму. Но, взойдя на мост, он ещё больше растерялся. Открывшаяся картина не вписывалась в привычные понятия тех аспектов, от которых можно было бы охать и ахать. С тюрьмой мост роднили только запоры – замки, висевшие повсюду: на перилах, на балясинах и даже, друг на друге.

– Где связь? – спросил Доцент, не улавливая тонкую связующую нить чёрного юмора.

– Молодожёны здесь замки вешают, а ключи выбрасывают, – пояснил Крон. – Надеюсь, символику запора и потерянных ключей, никому объяснять не надо?

– А вздохи здесь при чём? – не понял Почтальон.

– А на дурацкие вопросы, вообще не отвечаем! – ответил Дед, за Крона. – Ты бы посмотрел на лица некоторых женихов.

– Мост вздохов ещё называют «Мост зомби», – добавил Крон, растянув рот в улыбке.

– Почему? – ещё больше удивился Почтальон.

– Женихи, уж больно на них похожи: взгляд отсутствующий, ноги еле шевелятся…

Вдалеке виднелся филиал головного предприятия, на котором брачующиеся проделывали подобную процедуру. Они, вероятно, принадлежали к числу тех, кто бережно относится к своей обуви и не любит далеко ходить, от места венчания. Подтверждался данный вывод тем, что на главном мосту места оставалось предостаточно.

– Надо бы, заглянуть в гастроном, на всякий случай, – сделал предложение Дед. – Вдруг она там. Привыкла уже, небось…

– Ну, пойдём, заглянем, – согласился Крон. – Деньги есть. Может быть, чего свеженького купим, а то питаемся одними концентратами.

– По мне, так лучше тушёнка, чем лопухи! – не согласился Комбат.

– Тебя никто не заставляет зелень трескать! – парировал нападки хищника Доцент, и предложил компромиссный вариант. – Укроп нам не нужен, а вот если свежей картошки купить – это другое дело. Да и против зелёного лука, я ничего не имею. Кстати, репчатый, так же, был бы в тему.

– Картошка, действительно – другое дело, – согласился с доводами Комбат. – Она и зеленью не является.

Выбор в магазине был большой, по сравнению с лабазом на берегу, а корнеплоды позиционировались по такой цене, что пришлось взять мешок.

– Меньше двух рублей – за тридцать килограмм! – поразился Кащей, не веря своим глазам и прочим органам чувств. – Коммунизм, прямо…

– Социализм, – поправил его Почтальон.

Винный отдел, так же встретил большим разнообразием. Разложив корнеплоды по рюкзакам, приступили к выбору ликёроводочной продукции. Церемониться не стали и, несмотря на огромные запасы базового лагеря, взяли всё, что только бросилось в глаза, включая табачные изделия. Ктото исподтишка шепнул, что возможно придётся кормить нахлебников, в лице партизанского отряда. Если дело примет такой оборот, то лишними запасы не покажутся. Крон купил четыре шкатулки кубинских сигар, которые он очень любил. Это потянуло, в отличие от картошки, на кругленькую сумму в сто рублей советскими ассигнациями.

– Откуда у тебя столько денег? – спросил его Комбат, чтото подозревая.

– Дома нашёл. Не забывай, в каком мы мире – здесь другая действительность. Лет двадцать назад, одна тётя спросила, почему меня зовут миллионер, и я не знал, что ей ответить, так как слышал об этом впервые.

Пройдя чуть поодаль, товарищи заглянули в библиотеку, но ничего не обнаружили: ни Наины, ни книг, ни библиотекарши – только серая пыль на пустых стеллажах.

– Естественно! – воскликнул Дед. – Это не её стихия.

– Заставка, – догадался Крон. – Пошли в гостиницу. Её в последнее время, чтото в номера тянет.

Переходя по «Мосту вздохов», плюнули вниз, посмотрели на отдыхающих партизан и вышли к постоялому двору.

– Мне кажется, надо было в школу заглянуть, – высказал своё мнение Дед.

– Нет! – возразил Крон. – Она наверняка знает, что я не люблю это заведение. Двоечники и троечники не питают симпатии к таким учреждениям, не говоря уже о тяге к образованию. И я ностальгией не страдаю.

Пройдя через центральный вход, группа подошла к регистратуре. Уже традиционно, все остались позади, выпихнув на передовую позицию Крона вместе с Котом, потому что Наина сидела за стойкой. В этот раз, она не заставила себя искать, так как в гостиничном комплексе, этим можно заниматься до следующего утра, так и не найдя искомое.

Приветствие и общение, постепенно стали принимать телепатический характер, у которого есть свойство, делающее необязательным наблюдение оппонента. Крон состроил вопросительную гримасу, Наина склонила голову набок. Как эффектно она умела это делать! Профессионально, можно сказать. Худенькие плечи при этом подрагивали, а шея куталась в высокий воротник. Он только сейчас заметил, что летом она ходит в, достаточно тёплом, пальто. Мысли в голове проносились, одна за другой: «Кто она на самом деле и какую цель преследует, ещё только предстоит выяснить, если вообще, такая возможность представится. Опять этот взгляд… – Крон готов был поклясться, что зрачки Наины иногда принимали, несколько сплюснутую геометрию, становясь вертикальной узкой щёлкой. – Опять наваждение? Может быть, я сам себе наговариваю? Если предыдущие выводы верны, то для полного комплекта ей не хватает чешуи… Почемуто неотступно преследует наваждение, что она имеет смешанный тип яда, обладающий достоинствами и сокрушающей силой обоих токсинов. В природе это встречается».

Наина, несколько игриво, поманила Крона пальчиком и, наклонившись к его уху, прошептала:

– Приобретёте циркуль строго на Рождество.

– Даже скучно, както стало, – сказал он разочарованно и, обернувшись к товарищам, сделал неприличное предложение. – Посуду к смотру.

– Оценив, по достоинству, гастроном на выезде, Наина дождалась, пока сталкеры подлечат нервы. Затем она присоединилась к компании, и толпа горемык направилась на зимние квартиры, по дороге высматривая, чего бы ещё прихватить.

– Ком, а ты масло сливочное не забыл, картофельное пюре делать? – встрепенулся Бармалей.

– Не забыл, – ответил Комбат и, перечислил остальные приобретения, необходимые для приготовления этого блюда. – Свежие яйца взяли, масло взяли, молоко тоже прихватили. Семилитровую кастрюлю на голове Деда видишь? Так же не забыли. Даже соки в трёхлитровых банках купили.

– Я чувствую, чтото тяжеловато идти! – воскликнул Бармалей.

Он догадался, что пока был в отлучке по маленькому, ему в рюкзак напихали по большому – килограмм пятнадцать продуктов, если не больше.

– Ну, а ты как думал? – оправдывался Доцент. – Одних соков, банок двадцать. Народу то – вон сколько, а надеяться на тамошний магазин не стоит.

Бармалей пререкаться не стал, а молча тащил поклажу, успокаивая себя мыслью, что дальнейший отрезок пути, является спуском с горы. «Лишь бы не скатиться кубарем, – носилось в его голове». Но всё прошло благополучно. Разбудив партизана Васю, почивавшего, всё в тех же кустах, где его и оставили, снабдили бородача провиантом и информацией, об идущих в ущелье боях, и с чувством выполненного долга, удалились.

Приготовление праздничного обеда в честь обретения мослов, в лице Кащея, было в самом разгаре. На кухне, конфорки газовой плиты сияли синим светом, а в воздухе носились ароматы, возбуждающие аппетит. Все суетились, как могли и только мешали тому, кто действительно был занят делом. В связи с этим, большая часть присутствующих, была отправлена смотреть новости, транслируемые по местному телевидению. Для Кащея подобные передачи были в диковинку и он, разинув рот, поглощал информационную лапшу, порцию за порцией. Как раз, в это время, телеканал «Фауна» освещал городские новости и события.

В эфире телепрограмма «Палеозой» и её ведущий Георгий Тараканов.

– Ведущий. – В верхней части города участились случаи появления птеродактилей, которые сменили на посту чаек, а несознательные граждане кормят их из окон батонами. Имели место случаи, когда перепончатокрылые, в связи с огромными размерами, не справлялись с управлением и выносили окна, вместе с владельцами. Одну сердобольную старушку, крошащую хлеб голубям, птеранодон перепутал со сдобой. А что вы хотели, дорогие телезрители, у пташки размах крыльев – четырнадцать метров.

А теперь печальные известия: вчера, в зоопарке «Мир меха», скончался последний снежный человек; любимец детей, по прозвищу Борька. Предсмертная записка, из этических соображений, опубликована не будет.

А сейчас, на канале «Фауна», телешоу «Выключите это немедленно!»

И понеслось… Почтальону пришлось переключить канал телевизора. Наина покраснела и ушла на кухню. Крон принёс большую кастрюлю картофельного пюре и, установив её посередине стола, спросил Кащея, уставившегося в экран:

– Ты что тут смотришь, аж Наина не выдержала?

– А, случайно получилось!

По комнате разнёсся запах картофельного пюре и все уселись обедать, влекомые приятным ароматом. Между делом, продолжили просмотр телепрограмм, так как всё равно, других развлечений, кроме музыки, не предусматривалось.

В эфире киноафиша: американское кино «Бум», продолжительностью одна секунда, потому что говорить нечего, а кроме взрывов и выстрелов, они ничего не придумали. Некоторые кинокритики сравнивают киноленту с картиной Малевича «Чёрный квадрат», по напряжённости и полноте содержания…

А сейчас на канале «Военные новости», с неизменным ведущим Григорием Тараном.

– Ведущий. – Вчера на полигоне «Объегорьево» проходили испытания нового типа танка – невидимки. Испытания прошли настолько успешно, что комиссия технику так и не увидела. Воодушевлённые успехом конструкторы поспешно решают, под какую разработку, ещё просить грант, а может быть, и не под одну. Невидимая сила – великая вещь и поэтому, новаторство пытаются подстроить под собственные нужды: строители, учёные и представители других специальностей.

Реклама: супер гороховый – чудо суп. (Далее следует фон городских развалин.)

Новости туризма в программе «Завтрак туриста» и его ведущим Михаилом Медведевым.

– Ведущий. – Как сообщил представитель фирмы, производящей туристическое снаряжение и экипировку, они вступили в соглашение с партией зелёных и теперь, все тряпки будут изготавливаться из легкоперевариваемых материалов. Они без остатка растворятся в желудках, не только медведей, но и волков, крокодилов и других представителей дикой природы. Кстати, и для самих зелёных будет производиться аналогичная одежда и транспаранты – животных нужно беречь.

Реклама: На канале «Лупа», вы сможете посмотреть глазами космонавта, как в режиме онлайн разворачиваются события на Земле, а в репортаже о трудностях орбитальной жизни, увидеть в космический телескоп, который направлен с орбиты на женскую баню, весь процесс помывки.

В эфире программа «Городские новости». (На экране телевизора появился знакомый мост на фоне голубого неба, по которому проплывали невесомый облака).

– Ведущий. – Сегодня, дорогие друзья, мы побываем на одной из достопримечательности нашего города. Это «Мост вздохов», как его шутливо прозвали в народе. Известно, что молодожёны вешают на мосту замки, в знак вечной любви и неразрывности уз, а ключи выбрасывают. Естественно, что в столь торжественный момент никто не думает о последствиях и, тем более о разочаровании в браке. Замки выдают во дворце бракосочетания, и при разводе требуют обратно, что крайне проблематично, так как ключи выброшены в такое место, где их ни за что не найти. Ещё бытует поверие о том, что пока висит замок, то и мужик на замке. В этом месте нашей истории начинается самое интересное. Уже не один страдалец был замечен на переправе, с различными видами инструментов, пытающийся избавиться от оков. В ход идут «Болгарки», автогены и даже динамит. Кто лишён такого удовольствия, рассчитывают на ножовки по металлу. Особо одарённые энтузиасты экспериментируют с отмычками. Один отчаянный приволок такую связку ключей, что заработал грыжу. У одного индивида, оказался особо тяжёлый случай. Душка его замка изготовлена из легированной и закалённой стали. Для «Болгарки» надо переноску тянуть или генератор подвозить. Про газосварочный пост и говорить не приходится – его сначала нужно поискать. Сейчас мы видим на наших экранах, как по мосту пронёсся, разочарованный в семейной жизни молодой человек, с зажжённой тротиловой шашкой в руке. Вероятно, он хотел её просунуть в замочную душку, но опоздал. Сторожевой кордон не дремал и теперь за ним, вприпрыжку несутся: бабки, тётки и остальные родственники. Посмотрим без комментариев, что будет дальше.

Странное сборище бегом миновало мост. Дымный шлейф от бикфордова шнура, как от реактивного двигателя, проносился над головами преследователей, растворяясь позади сумасшедшей процессии. Со стороны, это выглядело, как пробег с олимпийским факелом, только более экспрессивный. Группа легкоатлетов, больше похожая на стаю обезьян, делящих один апельсин, скрылась за пятиэтажкой. Через непродолжительное время, оттуда донёсся глухой звук взрыва, отозвавшийся звоном дребезжащих стёкол, и гулким эхом прокатившийся по оврагу.

– Ведущий. – Долетели только обрывки цепей освободившегося узника, да деформированное золото, некогда, сковавшее тело пленённого супруга.

Крон с Наиной переглянулись.

– Красиво развёлся мужик, – тихо высказался Комбат. – По военному решительно.

– Прямо, Данко, какойто, – усмехнулся Почтальон.

Сквозь незапланированные телевидением комментарии, донёсся голос ведущего:

– А замок, как висел, так и висит…

Дед сплюнул и, встав с места, переключил программу на обшарпанном телевизоре.

На голубом экране бодрый дядька, постоянно сбивающимся голосом, пытался ввести в курс последних новостей своих сограждан.

– Ведущий. – Для любителей экзотики, наш телеканал «Небывальщина» передаёт последние новости: ещё один пуск гигантского кольцевого коллайдера привёл к исчезновению, с карт области, целого посёлка «Косорылово». Два пучка ускоренных заряженных частиц встретились, и в итоге, Маша с Васей, живших в этом селении, уже не встретятся никогда. Дома, расположенные в центре кольца испарились невесть куда, и образовалась обширная зона отчуждения. В нашей студии знаменитый сталкер с товарищем, у которых мы попытаемся взять интервью:

– Ведущий. – Скажите, а это правда, что вы пережили выброс?

– Сталкер. – Ну, чё бакланить! Кандёхаем мы с корешем, а тут такой выброс, в натуре… на помойку комповых золотосодержащих цацек!

– Товарищ. – Ага, в натуре!

– Ведущий. – Скажите, Сидор…

– Сталкер. – Чё? Какой я тебе (пип) сидор! Это он – Авоська!

На экране, бандитского вида индивид, выпучив глаза, указывает рукой на своего товарища.

– Ведущий. – Ну, имя у вас по паспорту – Сидор.

– Сталкер. – А, в натуре, я и запарил!

– Ведущий. – А всё же, как обстоят дела со свалкой и выбросом?

– Товарищ. – Ооо! Переплавили мы эти прибамбасы и по такому болту, из красного золота, отлили, что руку на тележке возить приходится!

– Ведущий. – Да, я вижу, какие объёмные перстни получились. Только, помоему, они медные.

Далее следует заставка: на экране улыбающийся траппер, с рогаткой в руке, позировал фотокамере, поставив ногу на голову убитого тираннозавра.

– Голос за кадром. – Лучше бы он этого не говорил, а мы пожелаем нашим сталкерам плодотворной охоты на лохов… Эээ, простите, за новыми выбросами рухляди на свалку! Ааа! Меня то за что?!

– Что это за ерунда, а Крон, – усмехаясь, спросил Комбат, – неужели это твои фантазии?

– А я знаю?! Тут всё намешано в такую кучу, что уже и не разобраться: где правда, где вымысел.

За кадром на экране чтото поскрипело, и программу сменили.

На канале «Небывальщина» в эфире токшоу «Герои нашего времени».

– Ведущий. – Добрый день, дорогие друзья! Сейчас перед нами выступит профессор медицины, психологии и парапсихологии.

В студию ввозят взлохмаченного старичка, сидящего в инвалидном кресле. Его глаза безумно блестят и вращаются, как пропеллеры, причём, каждый в свою сторону.

– Ведущий. – А чего это он привязан к креслу?

– Сопровождающий. – Знаете поговорку, гласящую – с кем поведёшься…

– Ведущий. – Он что – буйный?

– Сопровождающий. – Развязать?

– Профессор. – Ууу!

– Ведущий. – Убедительно. С кем приходится работать: и ему, и нам…

В связи с невменяемостью подопытного… Эээ, простите, интервьюируемого, мы передаём эфирное время телепрограмме «Фермерские будни». Её корреспондент, как раз в это время ведёт репортаж из ближайшего индивидуального хозяйства.

– Корреспондент. – Вы видите на экранах ферму, где разводят Чупакабру. На вопрос: а на хрена – некому ответить. Хозяев до сих пор ищут, а зверушки смотрят из клеток такими глазами, как будто просят добавки. Председателя соседнего колхоза завалили удобрениями, и теперь у него не поле, а дурно пахнущее болото.

– Что за ерунду показывают! – недовольно бурчал Дед. – Самое страшное то, что зерно истины присутствует. Чем хороши американские фильмы? Да тем! Как бы не стращали с экрана, ты знаешь – это не про нас и не у нас.

– А мне, в какойто степени нравится, – не согласился Бармалей. – Особенно под солёный огурчик, да под маринованный томат.

– Я смотрю, вы сроднились уже с обстановкой, – предупредительно заметил Почтальон об опасности, потеряться в этих дебрях навсегда. – Всего навалом – изобилие. А вдруг еда, так же, виртуальная?

– Ну, спиртное то действует, – неуверенно промычал Доцент.

Дед, не желающий мириться с ерундой, и сопутствующей истиной, опять повернул ручку на телевизоре, продолжая, довольно громко, выражать недовольство. На этот раз он попал на канал «Флора», освещающий жизнь растений за рубежом, и проводящий параллели с нашей действительностью.

– Ведущий. – За границей пошла мода на содержание насекомоядных растений. Казалось, какое нам до этого дело? Но – нет! Нашему человеку, до всего есть интерес! Почему насекомоядные? Скажем прямо – плотоядные и, что это за размеры, которые культивируются за кордоном? У нас, всётаки, просторы! Исходя из этих соображений, на ферме, с поэтическим названием «Непентес», почемуто был выращен не этот представитель тропиков, а гигантская «Венерина мухоловка». Ситуация осталась без комментариев, так как комментировать оказалось некому…

Дед, сплюнув и выпустив изо рта сизый клуб дыма, опять вмешался в работу телевизионной техники, желая найти чтонибудь более приемлемое, но кинофильмы не попадались. Он обернулся к Крону и спросил:

– Ты что, кино никогда не смотрел?

– Да тут вообще ничего не показывало. Я же вам говорил.

Дед наугад повернул ручку, полагаясь на случай и попал на археологический телеканал документальных фильмов «Мумия», который, в данный момент, представлял новую телепрограмму «Наша земля».

– Ведущий. – В эфире наша новая программа. Правда, до сих пор неясно, что дирекция канала хотела сказать этим названием, и среди географов не прекращаются споры, на эту тему.

Вести с раскопок: при попытке установить возраст мумии, она хлопнула археолога по щеке и, со словами «нахал» – сбежала. Личность и пол беглянки устанавливаются.

Дед выругался и переключил настройку на рекламируемый телеканал «Лупа», несмотря на сыплющиеся, со стороны товарищей, комментарии, насчёт женской бани.

В эфире «Планетарные новости»:

Марс дождался! На просьбу Фобоса ответить Деймосу, Фобос ответил ракетным залпом. Непривычно осознавать, что теперь у красной планеты, только один спутник.

«Шаттл» на орбите столкнулся с «Хотолом», в результате чего, первый аппарат врезался в орбитальное поселение и теперь, ещё на одно околоземное кладбище, станет больше. Группа энтузиастов предлагает назвать его «Шаттловским». «Хотоловское» разместилось по соседству, болтаясь в невесомости и, осталось только оформить соответствующие документы.

– Комментарий специалиста. – Заморозка клёвая, аж минус 273 градуса по Цельсию. Ну, если только на градусдва теплее. На солнечной стороне, правда, может ожидаться значительное потепление, но кладбища, всё равно вертятся вокруг своей оси, так что эффект зималето, будет незначительным – всё зависит от активности светила. Посещение родными и близкими, так же можно предусмотреть. Оно будет незабываемым, в связи с полной сохранностью покойных…

Дед наугад включил, что попало и, вернулся на своё место, устав бороться с непослушным телевизором, в котором кроме бреда, ничего не было. Неизвестный телеканал вещал всё подряд.

Спортивные новости.

В нижней части города смыло стадион, вместе со зрителями, игроками и прочими атрибутами. На связи наш корреспондент, предоставим ему слово:

– Корреспондент. – Спросим у случайного прохожего, что он думает по этому поводу. Извините, пожалуйста! Вы не могли бы уделить мне минуту вашего времени? Скажите, а что вы думаете об этой трагедии?

– Прохожий. – Да пошли они…

– Корреспондент. – Это опять вы! Послушайте, почему вы всё время вмешиваетесь?!

Несколько слов о политике:

Для укрепления вертикали власти, в администрации городов было завезено несколько тонн виагры, что чревато демографическим взрывом. Причём всплеск рождаемости ожидается от матерей одиночек…

В эфире «Галактические новости».

Ещё одно известие от космического поселения, названного в честь американского физика, всё дальше и дальше, удаляющегося от солнечной системы. Колонисты передают восторженные отзывы о полёте. Злопыхатели утверждают, что послание из космоса подверглось жёсткой правке, но как представитель «Галактического сообщества», я могу со всей ответственностью заявить – всё это гнусная ложь. По заявлению корреспондента журнала «Галактическое гало», многие любители принимают подлинные сообщения от участников экспедиции, которые в корне расходятся с официальной версией администрации полётов. В итоге, добавить к русскому языку нечего, так как новых слов, в нелитературном лексиконе, уже предостаточно, а вот по утверждению независимого источника – никто не помнит, на хрена их, вообще, туда запускали!

Итак, дорогие телезрители, вопросов больше, чем ответов. Мы постараемся держать зрителей в курсе событий…

Кащей, смотря и слушая весь этот бред, никак не мог понять, в чём тут подвох. Не раз, он выглядывал в окно и наблюдал за парусным фрегатом, которого Крон окрестил «Летучим голландцем», застрявшем в иле навсегда. По утверждению последнего, это был вовсе не фрегат, а клипер – самое быстроходное парусное судно.

– На нём, наверное, полно чая и перца, – угадав мысли Кащея, предположил Крон, – Они, в основном, только эти товары перевозили. Но, поди, давно сгнило чайное барахло. Интересно, а что парусник тут делал?

Смотря на корабль в бинокли, товарищи поражались тому упорству, с которым матросы в оборванных одеждах крутились вокруг шпиля, пытаясь выдернуть якорь и, как будто не замечая, что в реке нет воды. В бинокль было видно, что они сгнили до костей, и предположение Крона о кораблепризраке, блестяще подтвердилась.

– Да, этот якорь им ни за что не выдернуть из ила, без сгнившего шпиля! – посочувствовал матросам Доцент.

– Как только конец целым остался! – усмехнулся Крон.

– Чего? – настороженно спросила Наина.

– Ну, канат так называется, по морскому уставу.

Вернувшись к трапезе, от которой животы надулись, как воздушные шарики, никто, кроме Кащея и Деда, казалось, не замечал того маразма, которое вещало телевидение параллельной реальности.

– Параллели параллелями, но реальность происходящего оставляет след сомнения в сознании, заставляя задуматься, что ещё выкинет эта стерва, – размышлял Крон, но спохватился, – а заслуживает ли она, такого названия? Или это должность? А может быть, рутинная необходимость? Лучше вернуться к просмотру телевизора…

В эфире научное обозрение.

– Ведущий. – Автор транспортировки астероида к Земле, заявил об успешном воплощении в жизнь этой идеи. По прибытии объекта на околоземную орбиту, начнётся добыча полезных ископаемых из его недр и, последующая доставка руды на заводы, находящиеся, соответственно, на планете. Предоставим слово техническому специалисту.

– Комментарий специалиста. – Как будто, своего дерьма мало…

– Ведущий. – Двигатели на каменной глыбе установлены, запущены, и в настоящее время, астероид уверенно приближается к Земле. Судя по косвенным признакам и расчётным данным, болванка, двадцати километров в диаметре, на орбите тормозить не собирается.

– Комментарий специалиста. – Эти ослы о торможении, просто не подумали, охваченные эйфорией всеобщего блаженства. Скоро, через месяц с небольшим, астероид войдёт в атмосферу, и вот тогда, ископаемых хватит всем последующим поколениям выживших.

– Надеюсь, что к этому времени нас здесь уже не будет, – с тоской в голосе, сказал Почтальон.

Все молча закивали, а Наина грустно улыбнулась. Настолько тоскливо у неё это получилось, что коекому стало не по себе.

И ещё одна коротенькая новость научного сообщества: квантовый генератор, в простонародье – лазер.

– Комментарий специалиста. – Вовочка, всётаки, добаловался!

И, наконец, новости культуры. У нас в студии профессор филологии, и мы, несмотря ни на что, попытаемся вырвать у него интервью…

– Ведущий. – Профессор, расскажите, пожалуйста, нашим телезрителям о новых тенденциях языкообразования и о тех трудностях, с которыми приходится сталкиваться современной литературной науке, в борьбе со словами – паразитами.

– Профессор. – Нууу?

– Ведущий. – Не нукай, не запряг!

– Профессор. – Ааа!

– Ведущий. – Не акай!

Включили телевизионную заставку, которая транслировала сетку, в современном телевидении не встречающуюся.

– Голос за кадром. – Видимо профессор заболел, и его временно заменили кучером.

Раздался грохот падающего тела и отборный мат, который в студии не успели заглушить пипками.

– Ведущий. – С виду интеллигентный человек, а столько неприличных слов в обиход ввёл!

– Голос за кадром. – Что, словарь составлял?

– Ведущий. – Мимо ступеньки промахнулся…

– А мне здешнее телевидение, ни смотря, ни на что, нравится, – нарушил молчание Бармалей. – Тут многое можно взять на вооружение. Вот вернёмся и организуем собственный независимый телеканал – такую же, лажу, по ушам прокатывать.

– Много, что ли отличий от нашего телевещания? – усмехнулся Доцент. – Лично у меня такое впечатление, что я – никуда не уезжал!

– Давно известно, что телевидение – орудие дьявола, – прокомментировал ситуацию Комбат.

За окном полыхал живописный закат, наводя меланхолию, а та в свою очередь, несла грустные мысли. Мачты клипера окрасились в красный цвет, а оборванные паруса колыхались на ветру. Разодранный флаг, с Весёлым Роджером на обоих бортах, изображал подобие былой гордости. Разглядывая парусник в бинокль, Крон заметил в боку, ближе к корме, небольшую пробоину, зияющую пустотой. На баке, матросы в истлевшей форме, всё ещё пытались выдернуть из плена ила якорь, который засосало по самую цепь. «Надорвутся или об…», поймал он себя на мысли и опустил бинокль. Как раз по ящику начиналась передача про сталкеров, и было любопытно взглянуть, как они дышат в этом мире. Дед повернул ручку и случайно попал на канал «Ролевик».

Он поделился с товарищами своими наблюдениями, за странным поведением техники. На круглом переключателе, всего двенадцать позиций, но каждый раз они показывают разные вещательные станции, и не факт, что ты найдёшь потерянную программу позднее. На это обстоятельство, все только махнули рукой, не желая забивать себе голову тем, что через неделю не понадобится.

В эфире телепрограмма «Нашим людям всё по плечу».

– Ведущий. – Руководитель проекта настаивал на более жёстком варианте названия программы, но дирекция посчитала, что это чрезмерно демократично. Перед самым выходом передачи в эфир, последнее слово в названии было заменено. Сегодня, репортаж о ролевых играх, по мотивам компьютерной игры «Сталкер», ведёт корреспондент периодического издания, журнала «Доигрались!» Георгий Загоруйко. Он сейчас находится на месте будущих событий. Предоставим ему слово.

– Корреспондент. – Здравствуйте, дорогие телезрители! Мы находимся под городом Энском, где и будет происходить, вся эта феерия. Тут главная заслуга организаторов, которые развернулись не по детски и, спланировали всё на славу. Много сюрпризов ожидает, не только новичков развлечения, но и старожилов игр. Аномалии теперь не являются бутафорией, в виде нелепых детских игрушек, подвязанных к веткам деревьев – не Новый гол! Они будут, по настоящему, потенциально опасны. Вот, наконецто, все противоборствующие стороны пришли в движение, и сейчас начинается игра…

Полчаса на экране происходило, чёрт те что, наполовину скрытое от глаз. Из чёрного клуба дыма появилось закопчённое лицо корреспондента, который откашливался и отряхивался от пыли.

Прочихавшись, он продолжил репортаж.

– Корреспондент. – Мои помощники, внедрённые в каждую группировку, передают с мест событий сообщения, облегчающие мне освещение игровых действий. Итак, результаты старта и первые пострадавшие.

Двое игроков сгинуло в аномалии «Электра»: если в первом случае, у сталкера была возможность заметить ловушку, в виде двух высоковольтных проводов, сброшенных с опоры на землю, то во втором, дело было – труба. Чуть присыпанный песком, оголённый силовой кабель, напряжением шесть тысяч вольт, не оставил игроку, даже малейших шансов на выживание. И, тем не менее, в обоих случаях обгорелые дымящиеся башмаки упакуют в бандероли, которые будут отосланы родным и близким. Это всё, что удалось найти.

В Аномалии «Жарка», так же пострадало двое, хоть, как считает некто, по их собственной вине – они просто торопились. Большая яма метровой глубины и с раскалёнными углями, даже присыпанная песком, издаёт сильный жар: хоть зимой, хоть летом. А второй, просто лох – не видит, куда идёт! Удар головой о бутылку и результат…

Химические аномалии, например «Кислота», однообразны, но в большей степени обильны. Ямыловушки, переложенные хворостом и замаскированные травой, заполнены кислотами. В каждом бассейне своё агрессивное вещество, которое может быть: соляной, азотной или серной кислотами. Эти развлечения, просто в изобилии. Плавиковая кислота, разъедающая стекло, под вопросом организаторов, потому что трофеев не остаётся – в виде поллитры. Смеси кислот, а также жидкости, служащие ракетным топливом, такие как гидразин, из гуманных соображений, организаторами были отвергнуты.

Волчьи ямы навевают уныние – это старо, как и колья, торчащие внутри. Особый интерес вызывает аномалия «Трамплин»: дерево сгибается к земле и фиксируется. Один сталкер, наступивший на спусковую доску, летел метров двести, на бреющем полёте. По такому же принципу, построена аномалия «Лифт», когда счастливчик, обнаруживший сюрприз первым, взлетает над деревом строго вертикально.

Про растяжки с боевыми гранатами и противопехотные мины, даже упоминать неохота…

Некто Крот, с разбега угодил в аномалию «Мамины бусы». Ну, ничего, после окончания учений снимут.

Остальные ловушки, находятся в процессе разработки и пока, организаторами не афишируются, но можно с уверенностью сказать одно – славное ожидается продолжение битвы. К тому же, если учесть упорно просачивающиеся слухи о том, что страйкбольное оружие втихаря подменили на боевое, продолжение игр может оказаться непредсказуемым. Ну, в этом случае, организаторов будет ожидать другая зона отчуждения, но это и другая история.

Не зря говорят, что играм все возрасты покорны. Дед Афанасий откопал и расконсервировал ручной пулемёт, включившись в баталию, причём, за всех сразу. Это внесло пикантную интригу в сюжет, так как пулемёту всё равно, у кого он в руках. Определившись, наконец, с выбором, Афанасий отвёл для себя роль лесникапартизана, что несколько разрядило обстановку, но накалило атмосферу на ближайшем железнодорожном переезде, где ктото неустановленный, по ночам откручивает с рельс гайки.

До поры, до времени, действие разворачивалось в определённом количественном составе участников, за исключением лесника, но после того как в лесу, на гоп – стоп поставили директора местного общества вегетарианцев, лишившегося шашлыков, к игре подключился спецназ. Сталкеры обиделись, мотивируя свой поступок ссылкой на военное время и, жёсткую необходимость в снабжении частей продовольствием. В отместку, морду директора, пожирающую колбасу, показали по Интернету. После того, как два бойца спецназа чуть не угодили в «Электру», к игрищам подключились регулярные войска. Срочным порядком изпод Энска была переброшена вторая мотострелковая дивизия и пятый танковый корпус. Стальным машинам до фонаря все аномалии, кроме «Электры», так что на первых порах атака захлебнулась, благодаря проводам высоковольтной линии электропередачи. Так же способствовало отступлению минное поле и пулемёт деда Афанасия. Даже здесь, за толстыми стенами блиндажа, слышно, как свистят пули и, от взрывов дрожит земля. Кажется, игра принимает остросюжетный характер…

Кругом раздаются крики «За Родину!» и, по заявлению директора федеральной безопасности, кто за какую родину воевал, предстоит разбираться политотделу.

Ста двадцати миллиметровый танковый снаряд снёс перегородку между ловушками с соляной и азотной кислотами, так что вместо двух ям, получилась одна, заполненная «Царской водкой». Теперь от сталкеров и прочих участников, попавших в это земляное корыто, даже обручальных колец не останется.

Вот, наступил час решительного штурма вражеской цитадели и при поддержке штурмовой авиации, регулярные войска перешли в наступление. По сценарию игры, группировка «Грязные портянки» погибает полностью, поэтому, её жалеть не будут. Брать пленных, соответственно – тоже. Зря, конечно, так строго!

На данный момент, изза дыма сражения, ничего не видно, что творится в поле, но в самое ближайшее время, наш телеканал вернётся к освещению этой темы и расскажет, как разворовываются, под шумок, боеприпасы… Эээ! Простите, оговорился! Как разворачиваются события, под шум рвущихся боеприпасов!

За окном небо переливалось звёздами, а воздух сотрясала соловьиная трель. Пернатый, сидя на пляже, никак не мог понять своими птичьими мозгами, куда подевалась вода. На клипере зажгли масляные фонари и также недоумевали, куда ушла жидкость. Их это интересовало, куда сильнее соловья. По мачтам гуляли живописные «Огни Святого Эльма», что навевало сходство с Новым годом, а громкие песни непотребного характера, доносившиеся с парусника, частично на это намекали. Почти одновременно с палубными огнями, зажглось походное освещение.

– Смотрика, блюдут военноморское дело, – равнодушно прокомментировал факт Крон, наблюдая за действиями выцветших моряков, – только, почему это, они включили ходовые, а не стояночные огни?

– Так, оптимисты же! – пожал плечами Комбат.

Стоя у окна, Крон почувствовал спиной холодный сверлящий взгляд. Он резко обернулся, но сзади никого не было. Вернувшись к столу, он застал Комбата бодрствующим. Ему, по всей вероятности, порядком надоело валяться под кроватью.

– Скоро рассветёт, – сказал он, предугадывая вопрос. – Заваливаться в спячку, уже смысла нет. Кстати, а ты не помнишь, почему с нами Гаштет не пошёл?

– Он в авторизованном кодировании, – лениво ответил Крон, оглядываясь по сторонам.

– А это как?

– Завязал. Ты лучше скажи, куда она по утрам проваливается?

– Странная манера сваливать на окружающих собственную неосведомлённость, – Комбат усмехнулся и, подперев голову кулаком, равнодушно констатировал не отрицаемый факт. – Ты с ней приходил…

– Только не говори, что уходил! – раздражённо перебил его Крон.

– Куда? – удивлённо поднял брови вверх Комбат, выпучив, при этом, глаза.

– Показывать созвездие Волопаса! – разозлился Крон.

– Чего? – проснулся Бармалей. – Какое созвездие! Оно же в южном полушарии.

– В северном! – опроверг Крон все сомнения. – Где зубная паста?

– Хлоркой прополощи! – оживился очнувшийся Доцент. – Зубы будут сиять, как в рекламе по телику. Вот отстой! Более глупой улыбки, с белизной, как у унитаза – не найти!

– В таком случае, подскажи, куда подевался ёрш, для чистки посуды – никак не могу вспомнить.

– Рядом с вантузом посмотри! – вмешался разбуженный, а потому сердитый, Почтальон. – Заодно, вантузом, излишки откачаешь. Хм, хорошая идея для рекламного ролика.

Первые лучи восходящего солнца легли на серый бетон набережной, осветив унылые тополя. Утренний небосвод засветился лёгкой голубизной, скрыв от наблюдателей последние звёзды, и только Венера сияла яркой точкой, не желая уступать натиску солнечных лучей. Вышедшая из приземистого здания группа товарищей, как партизаны, перемещалась вдоль высохшего русла реки. Она оставила далеко позади клипер, с его неразрешёнными проблемами, с мечущимися у якорной цепи матросами и весёлыми огоньками на мачтах, которые постепенно блекли, растворяясь в солнечном свете. Поравнявшись с погрязшим посередине реки спутником, Крон тоскливо оценил обстановку, и тут его взор зацепился за какойто предмет, находящийся рядом со станцией. Он вскинул бинокль и увидел край диска. Мысленно проведя до конца все обводы аппарата, в сознании сформировался дискообразный объект, в простонародье именуемый летающей тарелкой, но среди специалистов, давно позиционирующийся, как «Вимана». Именно такое название фигурирует в древнеиндийских эпосах. Делиться с товарищами своими соображениями, Крон пока не стал, а молча продолжил путь, оставив атлантический след на десерт.

Изза ближайших домов появились знакомые приметы, на которые, в дальнейшем, предстояло держать курс, хоть Крон и без всяких примет знал, куда нужно идти. Не прошло и десяти минут, как товарищи услышали журчание воды очередного коллектора.

Пифагор очнулся, как медведь от зимней спячки и огляделся по сторонам. Он никак не мог взять в толк, куда все подевались. Сутулый с Бульдозером дремали, и не могли заметить пропажи. Странный шорох, в одном из ответвлений, заставил его насторожиться. Приподнявшись, Пифагор неуверенно направился в сторону подозрительного шума. Постояв, в нерешительности несколько секунд, он всётаки шагнул в проём…


Глава четвёртая Голубой пряник | Кронос | Глава шестая Цитадель