home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава первая Лестница в преисподнюю

Воздух в помещении водохранилища пах серой и горелым бетоном.

– Откуда такой запах? – спросил Крон Наину, не ожидая вразумительного ответа, но ответ открылся сразу же.

– Смотри! – ответила она, указывая рукой на внутреннюю стену, в которой зияла дыра приличных размеров, вырезанная, по всей видимости, лазером.

Его наличие нигде не обнаруживалось, но ощущалось спинным мозгом, что заставило поторопиться покинуть водоналивной бункер.

– Красивый способ несанкционированного отпирания дверей, – задумчиво пробубнил Комбат себе под нос и, не раздумывая, шагнул в открывшееся пространство.

Его примеру последовали остальные, не желая оставаться наедине с энергетическим убийцей, да так поспешно, что почти каждый спотыкался у входа, при этом чертыхаясь и с опаской поглядывая на противоположную стену. Дальнейший путь пролегал по тоннелю, наличие которого уже никого не удивляло.

– Проходы, туннели, переходы, – ворчал Почтальон. – Такое впечатление, что мы всю жизнь по ним путешествуем. Пора бы уже привыкнуть или остепениться.

Проход неожиданно расширился, образовав, чтото подобие грота и вызвал неистребимое желание приземлиться, так как рюкзаки были забиты по самый «не балуй». Сам по себе, этот факт имел огромное значение в частоте и продолжительности привалов, а вес не позволял, не только озорничать, но даже шевелиться, лишний раз. Наине, судя по всему, тоже было, что сказать и все взоры личного состава, в этот момент, были обращены на неё.

Змея, ужалив между делом,

Сжимая кольца вновь и вновь,

Душа безжизненное тело,

Свою преследует любовь.

Наина долго обдумывала, с чего бы начать и, говорила медленно, взвешивая каждое слово, словно боясь быть непонятой:

– Все, я думаю, слышали про нагов, и повторять их историю полностью, не имеет смысла. Про наш народ ходит много легенд, а в каждой, уважающей себя энциклопедии, всегда найдётся о них информация, пусть и краткая. О том, что наги живут под землёй, сторожат сокровища и могут убить взглядом, информация предоставляется, а вот про то, что они ненавидят гномов – уродливых карликов, которые ищут подземные богатства, почти нигде не прочитаешь. У нас с ними непримиримая вражда. Они стремятся отыскать подземные ходы, ведущие в хранилища и, без конца копают. Мы их преследуем из принципа, а они ищут богатства от врождённой жадности. Непомерная алчность исказила их лица, сделав безобразными, лишёнными рассудка. В один из дежурных рейдов, наш отряд наткнулся на странную пещеру, в которой лежали два странных прибора, раскуроченных гномами. Они их стащили, по всей вероятности, из той лаборатории и, как карликов не остановили электронные охранники, остаётся только догадываться. Гномы на камнях сильно помешаны, но слабо разбираются в их качестве, не говоря про назначение, а в технике, ничего не смыслят. Проведённые расследования выявили местонахождение недостающих деталей, которые у карликов, загадочным образом исчезли. Они появились в той реальности, из которой мы только что вышли. Без «Кота», как вы его называете, мы не смогли бы туда попасть.

– А какая ему выгода от всей этой кутерьмы? – осторожно спросил Сутулый, ещё не отошедший от сидения в коллекторе и, только краем глаза захвативший прелести оставленного мира.

– Я уже рассказывала Крону, что ему нужно выбраться отсюда в своё измерение, войдя в одну из временных веток, чтобы исчезнуть из нашей памяти навсегда. Для этого и нужен один из приборов, позволяющий перемещать огромные массы, то есть «Антигравитон». Работы с подъёмными кранами исключены, по причине их громоздкости, да и нет такой техники, которая может понадобиться. Такие работы не позволит провести никто и никогда, в центре Египта. Но, до этого далеко. Только одно известно, что там находится телепортационное устройство, которое связано с искомым миром.

– Как ты говоришь, приборы попали к гномам? – переспросил Кащей.

– Они их увели у ваших учёных, из той самой пещеры, – Наина поправила причёску и, усмехнувшись, добавила. – По данным разведки, весь отряд сгорел заживо, от мощного радиационного облучения. Прожили, после воровства, они недолго.

– Ну, а ваш интерес, какой, – спросил Доцент, – кроме отправки «Кота» на волю?

Крон с согласия Наины рассказал вкратце о «Кошке», и народ, почемуто, повеселел, а она погрустнела. В какойто момент даже показалось, что она ушла в себя, но после непродолжительной паузы, Наина продолжила:

– В той же самой пещере мы нашли «Золотую бабу», с гипертрофированными частями тела: огромным задом и, непомерного размера, грудями. Если бы мы тогда знали, какие проблемы это принесёт! Гномы, в своё время, сами её у древних язычников стырили, или взяли на хранение, по другим сведениям, но проблемы возникли, даже у них. Не зря карлики хранили идола отдельно от своих богатств. Кстати, жрецы язычники приходили за своим добром…

– Ну и что, – лукаво прищурился Дед, – на шашлык пошли?

– Нет, – очаровательно улыбнулась Наина. – Отправились в кипящую лаву. Впрочем, вы её скоро увидите.

– Вот как! – насторожился Бармалей. – Это к чему было сказано?

– Ни к чему, просто будем мимо проходить, – ответила она, задумавшись, что рассказать дальше.

– А почему так сурово? – вежливо осведомился Пифагор.

– К нам без приглашения не ходят! – сурово ответила Наина и в голосе появились металлические нотки. – А эти жрецы были такими наглыми и самоуверенными, что мои воины не выдержали. Трое упали замертво сразу, а яд доделал своё дело с остальными, в считанные секунды – я даже рот не успела раскрыть. Непонятно, как они дорогу нашли – это, практически невозможно!

– Скоро, гномы больше не принесут вам хлопот, – уверенно сказал Сутулый, при этом лукаво прищурившись.

– Почему? – не поняла Наина.

– А у них, всё мужское население об неё конечности поломало!

– Ну и как? – поддержал шутку Бульдозер.

– Неа! – расплылся Сутулый в улыбке. – Не рожает.

Дружный хохот потряс своды маленькой пещеры, а Наина грустно вздохнула, потому что в душе надеялась, больше никогда уже не увидеть кривых рож карликов.

– А наша то, какая в этом роль, – искренне изумился Комбат, – вы что, сами не можете справиться с этим чудищем?

– Дело в том, что она сбежала, и нам непросто её искать. Не все наги умеют принимать облик людей и находиться среди них, а вам: приключения, почёт и уважение. Плюс некоторая материальная поддержка и вознаграждение.

– Минуточку! – Комбат ещё больше удивился поворотам сценария. – Это как – взяла и ушла? Она же из золота!

– А вот так – сделала ноги! – Наина выразила на лице неподдельное удивление.

– Да, наверное, приделали ей ноги, – догадался Сутулый.

– Нет – сведения проверенные. Сама исчезла. Есть только предположение, где «баба» может скрываться.

– Я даже начинаю догадываться где, – голос Крона погрустнел. – Путешествие в район падения знаменитого метеорита, к тунгусам в гости.

– А ты откуда знаешь? – удивилась Наина.

– Так все сведения об «золотом идоле» уходят корнями, именно в район Подкаменной Тунгуски, – пожал плечами Крон и поднялся, разминая затёкшие ноги. – Шаманские пляски, у костра.

– У нас интереснее развлекались, – усмехнулся Бульдозер. – Эпиляция над костром…

– Это, в каком смысле? – поднял вверх брови Пифагор, выражая крайнее недоумение.

– Ну, через костёр девушки прыгали, а трусы, в те времена, были крайним дефицитом. Кстати, заодно и на ногах избавлялись, от растительности.

– Прыжки через костёр, – добавил Кащей. – Губки розовые…

– Хрен ли, ты хочешь? – подключился Сутулый. – Ожог первой степени. Ожоговое отделение лекарственного сруба переполнено пострадавшими, в результате проведения массовой эпиляции над костром, посредством прыжков через оный.

Наина покраснела, а остальные глупо улыбались, стараясь изо всех сил сдерживать смех.

– А что мы будем делать, когда «бабу» найдём? – спросил Кащей, отсмеявшись «над костром».

– Назад её, сюда и в лаву – на расплавку.

– Она, наверное, тяжеленная, – предположил Почтальон.

– Для этого случая и нужен «Антигравитон», – прояснила ситуацию Наина. – Второй прибор «Нанояйцо». Он, хоть и не является прямой необходимостью, но без его помощи придётся туго, если нереально к выполнению.

Группа петляла по тоннелю долго и нудно, пока не упёрлась в тупик, который всех привёл в замешательство, но только не предводительницу. Она внимательно осмотрела стену: чтото понюхала, поковыряла пальцем шов, прислушалась, приложив ухо к холодным красным кирпичам, при этом, беспрестанно причитая про себя, только ей понятный текст, в результате чего все приготовились к тому, что сейчас откроется дверь. Но Наина выпрямилась и, указав на стену рукой, сказала:

– Нужно ломать…

– Ладно, хоть не взрывать! – ворчал Бармалей, ища подходящий инструмент, пока не сообразил, что это бессмысленно.

– Я бревно видел неподалёку! – оживился Дед, снимая рюкзак, что и остальные проделали, не без удовольствия.

Покидав амуницию на землю, товарищи вернулись к деревяшке, неизвестно как, сюда попавшей. Подхватив на руки стенобитную машину, они с разбега врезались в стену, едва не улетев внутрь, вместе с разлетающимися кирпичами, при этом, чертыхаясь и плюясь. Стена оказалась выложенной в полкирпича. Отряхиваясь от красной пыли и крошева, товарищи с удивлением обнаружили, что находятся в первой пещерке, в которой зиял пустотой, уже знакомый водоём, свободный от воды. Вмонтированная в стену резервуара лестница, первоначально не замеченная изза жидкости, уходила вниз.

– Презервуар или резерватив, – сказал Кащей, вспомнив старый анекдот.

Спустившись на дно пересохшего бассейна, компаньоны свернули в очередной туннель, уходя в его глубину, которая вела во владения легендарных нагов. Пройдя несколько сотен метров, путешественники вышли к живописному озеру из расплавленной лавы. Раскалённый воздух дрожал над его красноватожёлтой поверхностью, коегде покрытой островками чёрного шлака, а в воздухе стоял неприятный запах. Несмотря на призывы Наины полюбоваться загадочным видом, гости решительно рванули прочь: от нестерпимой духоты, жары и противного запаха серы, с примесью аммиака. К этому, можно было бы добавить всю таблицу Менделеева, сгорающую в адском месиве.

– Ты нас лучше отведи в подходящее место, где не так тепло, и не пахнет, – попросил Крон, разжимая пальцы, затыкающие нос. – Туда, где можно спокойно передохнуть и перекусить.

– Недолго осталось идти, – успокоила Наина компанию.

После этих слов, приободрились, даже самые усталые сталкеры, а набитые доверху рюкзаки, больше не казались свинцовыми. Войдя в великолепно оставленную комнату, размерами напоминающую большой зал замка, уже никуда уходить, не хотелось, во всяком случае – сегодня. Оставив товарищей располагаться, Наина, на некоторое время, ушла по неотложным делам. Обстановка помещения носила, в большей степени, готический стиль, но отличалась утончённой изысканностью. Сутулый, перебирая чтото в уме, никак не мог свести концы с концами и, не выдержав, задал риторический вопрос, чуть не поставивший всех в тупик так, как задан был не просто не своевременно, а мягко говоря, с сильным опозданием:

– Я не пронял! Наша связистка или связная – одна из них?

– Ну, ты даёшь! – изумился Доцент заторможенности отдельных граждан. – Она предводительница. Проще сказать – королева.

– Вот змея! – удивился, в свою очередь, Сутулый.

– Что тебя поражает, – уточнил Крон, – то, что она королева, или то, что она змея?

– Я кувыркаюсь – и то, и другое!

– А мне ещё тогда показалось, что она шипит иногда, или чтото в этом духе, – вмешался Комбат. – Подозрительно было.

– Так что ей от нас, конкретно, надо? – продолжал раздражать товарищей Сутулый.

– Во всяком случае – не колбасы! – не выдержал Доцент.

– Баба у них была, золотая, – пояснил Дед. – Идол. И смоталась, прихватив с собой чтото такое, о котором мы пока ничего не знаем. И держать сложно, и бросить жалко, но она сама сбежала…

– Я вот думаю – как мы попрём эту титястую? – задумчиво, как песню протянул Крон последнее слово. – С весом, мы ещё справимся, а вот как не привлечь к себе внимание соответствующих организаций!

– Ты имеешь в виду правоохранительные органы? – спросил Комбат.

– Их, родимых, – утвердительно пропел Крон, отчего все теперь косились на него.

– Брачные танцы сейчас начнутся, – шепнул Бармалей Бульдозеру. – Ишь, как освоился – как, к себе домой пришёл.

– Может быть, нам «Кот» поможет, в поисках, – спросил Почтальон, – в этой части плана он участвует?

– Кто его знает! – пожал плечами Крон. – Потом, у Наины уточню. Накрывайте поляну!

– Вообщето мы в гостях, – ненавязчиво намекнул Бармалей на прозрачность ситуации, а Кащей молча закивал головой, полностью согласный с предложенным раскладом.

– Ещё неизвестно, что они трескают, – прошептал Пифагор. – Принесут, чтонибудь такое, от чего волосы дыбом встанут.

Бульдозер заранее прикрыл рот рукой, не желая жевать пищу пресмыкающихся.

– Да ладно вам, – смеясь, сказал Крон. – Кроме мышей, змеи ещё яйца едят.

– Откусили? – заботливо поинтересовался Дед.

– Ну, так, – пискливым голосом подтвердил пострадавший.

Не желая рисковать, быстро сообразили перекусить, решив накрыть стол не слишком обильно, чтобы ненароком не обидеть хозяйку, но тут вошла Наина, в сопровождении нескольких помощников. Они несли на подносах разнообразные блюда, источающие аппетитные ароматы. Слуги имели человеческий вид, что несколько успокоило, а хозяйка, улыбнувшись, подошла к столу, со словами:

– Знаю, что подумали, но пища у нас, не отличается, от вашей.

После такого заявления, все окончательно успокоились.

– На одних концентратах можно гастрит заработать, а я приготовило всё горячее, заявила она, положив руку на плечо Крону.

– Гляди, как заботится, – шепнул Бармалей Бульдозеру.

– Может, просто откармливает, – ответил тот наушнику.

– Для чего?

– А я знаю?

– Красиво тут у вас, – сказал Крон, разглядывая стены, увешанные цветастыми гобеленами.

Остальные древности стояли вдоль стен: от китайских ваз, до доспехов средневековых рыцарей.

– Вообще то мы живём скромнее, а этот зал банкетный, – ответила она. – Здесь мы принимаем гостей, хоть, как я уже говорила, у нас, их почти не бывает.

– Видел я ваш приёмный зал, для гостей! – подумал Комбат, вспоминая кипящую лаву.

От таких мыслей, ему захотелось вытряхнуть тряпичное чучело, изображающее рыцаря, из его доспехов, а самому занять освободившееся место. Наина, казалось, понимала все сомнения и таинственно улыбалась, от чего, впечатление об её телепатических способностях, только усилилось, а намёк на то, что она приготовила всё горячее, уводил мысли, всё к той же лаве.

– Пора бы пообедать! – жалобно, но настойчиво предложил Кащей. – Кишки уже сводит.

Возражений не последовало и сталкеры разместились за столом, тайком и с интересом, разглядывая принесённые кушанья, которые впрочем, оказались вполне обычными, если не считать особый изыск в приготовлении, относящийся к средневековой манере сервировки блюд. Вместо гранёных стаканов, на белой скатерти заняли своё место серебряные кубки, а вместо белого фаянса, маскирующегося под фарфор – позолоченные тарелки. Остальное, так же соответствовало ушедшей эпохе, создавая особую атмосферу, неповторимый колорит и, некоторую напыщенность. Сутулый достал из кармана складной стакан, явно пытаясь обернуть помпезность ситуации в шутку, и со смехом предложил:

– Может быть – по старинке?

– Тогда уж, по более привычной, для нас, схеме, – ответил на вызов Комбат, доставая из штанов одноразовый пластиковый стакан, весь измятый и потрескавшийся.

– Как хотите, но я не упущу возможности почувствовать себя бароном Франкенштейном, – высказал свою точку зрения Крон, поднимая драгоценный кубок, блестящий матовым лунным светом.

В этот момент, ему даже показалось, что напиток искрится, лопаясь мелкими пузырьками над поверхностью и, оседает на лице липкими каплями. Пир шёл горой. Его товарищи расслабились и обмякли, но не забыли, за чем прибыли в эти места. Мысли об этом, червемдревоточцем проедали одеревеневшие мозги, не желая повиноваться и отступать: хоть на один вечер, хоть на один час, оставить в покое измученный разум, уже отказывающийся верить в происходящее. Разум, подчинённый логике мышления и не допускающий, даже малейших отступлений от установившихся стандартов поведения, для которого наги, идолы и прочие киборги, вместе с параллельными мирами временного фрактала, не вписывались в общую картину мироздания, отчего дамокловым мечом висели над обессиленными извилинами. В результате, оживлённый разговор неизменно свёлся к обсуждению наболевшей темы.

– А всётаки, – Крон сделал паузу, – я никак не могу взять в толк, как неодушевлённый предмет мог самостоятельно уйти?

– Ну, этот предмет, как ты изволил выразиться, не совсем неодушевлённый, – ответила Наина, упёршись подбородком в кулачок, который лежал у Крона на плече.

– Как понять сие? – переспросил Крон. – Распилить её, да продать, по частям!

– Я же тебе говорю, что аура у идола пропитана энергией – будь здоров! – сказала она и задумалась, выдержав небольшую паузу. – Там столько бесов ютится.

– Это точно! – согласился с ней Доцент. – Презренный металл, он же дьявольский.

– И неизвестно, сколько времени подпитывался своими поклонниками, – подтвердил Дед выводы коллег. – Золото, как известно, отличный проводник, не только электричества, но и других, более грязных энергий.

– Да уж, человеческие эмоции, и подавно в нём оседают, – продолжил беседу Почтальон. – При слове золото – глаза загораются, а при его виде, крыша едет, особенно от большого количества.

– Если эту массу в руках подержать, так вовсе съезжает, – вяло обронил Кащей фразу, от которой возникло впечатление, что у него в сарае целая куча драгоценного металла, но она ему, уже надоела.

– Да, не всё так просто! – согласился Бармалей. – У многих состояние приличное, но при виде небольшого количества золота появляется нервная дрожь. Иногда, не глядя, пропивают целую кучу денег, а маленький кусок проклятого металла вызывает непонятную чёрную эйфорию, необъяснимую, только одним желанием разбогатеть.

– Платина, например, у меня не вызывает никаких эмоций, – вставил своё слово Пифагор.

Бульдозер, до этого молчавший, не упустил своей очереди в дискуссии:

– А вам то что, с этой «бабой» мучаться? Ну, ушла и ушла!

– Дело в том, что она, коечто, с собой прихватила, – ответила Наина. – Не материальное, но всё равно, нужно забрать назад. И нам она может помешать, в осуществлении наших планов, но об этом, чуть позже.

– Почему «золотую бабу» нужно в лаву пихать! – никак не мог понять Бульдозер. – И почему, именно в эту?

– Вопервых, – ответила Наина. – В массе расплавленной породы и металла, которого в озере полно, она растеряет свою целостность, а вовторых, этот огненный массив огромен и, уходит под землю на многие километры. Так что, от «бабы» не останется следа…

– И всётаки, – высказал сомнение Сутулый, – как мы её найдём на необъятных просторах? Да и перемещать, както нужно…

– Об этом завтра, – ответила Наина, – И, об остальном – тоже.

Крон откинулся на спинку кресла. Его лицо приобрело суровую задумчивость, а глаза погрустнели и сузились. Словно нехотя, вымучивая каждое слово, он произнёс:

– Что вы всё о бренном, да о тленном! Мало ли случаев в зоопарках было, когда разлученные, по той или иной причине животные, умирали от тоски, а мы всё о наживе думаем.

– Вот жизнь! – воскликнул Сутулый. – Лишился последней радости в жизни и всё…

– Да уж, нам не до тоски, – пробурчал Комбат, опрокидывая очередной кубок. – Животный мир честнее, в большинстве своём.

– Это точно! – подтвердил Почтальон, вертя свой кубок в руке. – У нас другие заботы: деньги, имущество, положение в обществе – некогда ерундой заниматься. В погоне за наносным, забыли первоисточник сущности и живём суррогатами приобретённых благ, заменив ими самих себя. Даже в могилу упаковывали всё это барахло, искренне веря в необходимость тленного в загробном мире. Кстати, не только в древности это проделывали, но и сейчас возвращаются к забытой практике погребения.

– Налейте философу, – сделал замечание Крон окружающим. – У него, видимо, ёмкость опустела. Не хочется до утра выслушивать душещипательные изречения.

Кто, когда и как добрался до кроватей, и до какого времени продолжался банкет – никто не помнил. Ночь сейчас или вечер, так же, понять было невозможно. Звёзд не видно, благодаря прочным сводам пещеры, которые, в отличие от палатки, украсть невозможно: они могут только обрушиться. Но это в теории, а на практике, всё было надёжно.


Глава восьмая Водохранилище | Кронос | Глава вторая Сновидения каменных сводов