home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Камни и Окна. Начальство обеспокоено

Существуют две основные гипотезы о происхождении Камней Внезеркалья. Тех самых, с помощью которых нам удаётся проникать в альтернативные миры. То есть проникаем мы, разумеется, через Окна, но они напрямую связаны с Камнями, поэтому о последних и речь. Точнее даже, я бы сказал не гипотезы, а версии. Одна, как водится, космическая, а вторая – земная.

То есть первая объясняет всё тем, что чёрт знает сколько миллионов лет назад Земля подверглась довольно интенсивной, но не очень мощной астероиднометеоритной атаке. Не очень мощной, потому что иначе остались бы до сих пор заметные следы, а их нет. А интенсивной, потому, что Камни обнаруживаются на всех континентах. За исключением Антарктиды, но там никто не искал, а случайно наткнуться на Камень сложно даже в населённых местах. В Антарктиде же какое население? Одни полярники в редких местах на побережье.

И была это не просто метеоритная атака, коих планета наша за четыре с половиной миллиарда лет существования выдержала несметное количество, а особая атака особыми метеоритами. Теми самыми, которые мы теперь и называем Камнями.

На самом деле та ещё гипотеза. В ней столько натяжек и несуразностей, что все и перечислять не хочется. Тем не менее до сих пор находятся вполне серьёзные и на первый взгляд здравомыслящие люди, которые уверены в том, что так всё и было.

По второй же версии, которая с научной точки зрения гораздо солиднее и лично мне както ближе, Камни образовались в теле нашей планеты сами. Под действием тех или иных геологических процессов. А появившемуся на Земле человеку со временем осталось только их обнаружить и, так сказать, воспользоваться.

И у первой, и у второй гипотезыверсии, как я уже говорил, есть свои сторонники и противники из тех немногих учёных, которые посвящены в тайну Внезеркалья и знают о существовании Окон. Хватает и фактов, и теоретических выкладок, неопровержимо, казалось бы, подтверждающих ту или иную версиюгипотезу. Но воз и ныне там. Споры идут, новые аргументы выдвигаются и опровергаются, а победить окончательно не может никто.

Впрочем, это меня не особо удивляет – в науке такое уже бывало не раз и будет ещё неоднократно. А вот что меня удивляет и даже изумляет неизменно, это само существование Внезеркалья и Окон, которые ведут в альтернативные миры. Ну и, конечно, сами эти миры, в каждом из которых история течёт чуточку, а иногда и совсем иначе, чем здесь, у нас, на коренной Земле.

Вообще, с Камнями этими всё очень не просто. Они чаще всего имеют в своей основе кремний и образуют кристаллические структуры. Обычно – это кварц и его производные. Обычно, но не всегда. И не всякий кварц – Камень, иначе мы бы на каждом шагу проваливались в альтернативки. Но что именно делает те или иные кристаллы того же кварца Камнями Внезеркалья, загадка. Тем более что они очень редко располагаются близко к поверхности и сочетают в себе все свойства, чтобы образовать полноценное Окно.

Потому что Окна бывают разные.

Абсолютное большинство из них работает только ночью и только в полнолуние. Ну, ещё в ночь перед ним и в ночь сразу после него. Итого – три ночи в месяц. Это в лучшем случае, но гарантированно – одна. Объясняется сей феномен вовсе не какойнибудь средневековой мистикой, а свойствами магнитного поля Земли. Впрочем, и это всего лишь гипотеза, а на самом деле, чёрт его знает, отчего так происходит. Потому что есть Камни, которые работают круглый год. И днём, и ночью. Мало того, они такого размера, что их можно всегда иметь при себе и переноситься в нужную тебе альтернативку из любого места Земли. Правда, отнюдь не всякому Стражнику это под силу. Да и Камней таких на всей планете – раз, два и обчёлся.

К чему я это всё? Просто, когда шеф вызвал меня к себе и предложил воспользоваться таким вот переносным Камнем, имеющимся в распоряжении нашего Приказа, я натурально оторопел. Уж больно редкая и бесценная это штука – мало ли что случиться может? Поэтому используют его в самых пиковых ситуациях, и на моей памяти такое происходило всего несколько раз, когда Стражников по тем или иным причинам требовалось срочно вернуть домой. Нынче же расклад был совершенно иной, хотя и, несомненно, уникальный. Но всё попорядку.

К моменту вызова шефа я находился дома уже больше недели и, кажется, успел всем в Приказе надоесть. Оно и понятно – нет ничего хуже, чем откровенно скучающий Стражник, которому необходимо пересидеть в родном мире нелёгкие времена его альтернативки. Нелёгкие, понятно, в первую очередь для него самого.

На самом деле неприятности, подобные тем, что случились со мной, не слишком часто бывают, мы всётаки стараемся очень уж активно и напоказ не вмешиваться в события альтернативных миров. Но тем не менее время от времени это происходит. Мало того, не такая уж и редкость, когда Стражники, сразу не учуявшие опасность или проигнорировавшие её, получают серьёзные увечья, а то и вовсе гибнут. У нас даже специальная Книга Памяти имеется, куда золотым пером и каллиграфическим почерком заносятся имена героев (а чаще просто неосторожных и неразумных молодых идиотов) и обстоятельства их гибели.

В целях воспитания и назидания.

Читай, запоминай и постарайся не наступать на те грабли, которые уже зашибли до смерти твоих предшественников. Иногда это помогает, иногда – нет. Всётаки человек, даже очень хорошо натасканный и обученный, на редкость любознательное и легкомысленное существо и, пока сам не совершит кучу ошибок, настоящего ценного опыта не приобретёт.

И относится это, кстати, не только к человеку молодому. Взять меня. Не мальчик ведь уже. Но, если внимательно и вдумчиво проанализировать мои действия в «советской» альтернативке за последние пару месяцев, то выяснится, что очень многих нелепостей и откровенных глупостей можно было избежать. И тогда не слонялся бы я сейчас дома без дела, не зная, чем себя занять, а честно выполнял свой долг там, куда был послан волей судьбы, наших аналитиков и начальства. Впрочем, начальство здесь стоило бы поставить на первое место.

Хотя, если посмотреть с другой стороны, то не соверши я, так скажем, грубейшую оплошность на лесной дороге той дождливой ночью, то вряд ли бы к нам пришли Никита, Маша и Женя – ребята, несомненно, очень способные и отличные Стражники в перспективе.

– Бездельничаем? – риторически осведомился шеф, когда я вошёл в его кабинет.

Шеф у нас правильный. Классический, я бы сказал, шеф. Даже, пожалуй, типичный, если рассматривать его отстранённо, как, например, литературный или кинематографический образ. Зовут его Сергей Михайлович. Пятьдесят девять лет, короткий седой ёжик, волевой подбородок, двадцать пять килограмм лишнего веса и ясный взгляд голубоватых глаз. Ну, и голос, конечно. Эдакий хрипловатый баритон чертовски уверенного в себе и наделённого властными полномочиями мужчины. Уже не очень молодого, но ещё вполне работоспособного. Во всех смыслах этого слова.

– Это вы о ком? – ответил я вопросом на вопрос и – на всякий случай – дежурной улыбкой. – Если, паче чаяния, обо мне, то, поверьте, дел хватает.

– Не поверю, – добродушно пророкотал Сергей Михайлович и показал глазами на ближний к себе стул. – Присаживайся. Кофе хочешь?

– Тошнит уже, – признался я. – Три чашки за сегодня, а время, сами видите, ещё даже и не обеденное.

– Вот, – констатировал он. – А говоришь, дел хватает. Знаю я твои дела – все они в первые тричетыре дня закончились, теперь же видимость одна осталась. Пыль в глаза начальству.

– Ага, – подтвердил я. – Вы ещё скажите, что мне зря зарплата капает.

– Этого не скажу. Ибо несправедливо. Но в бутылку мог бы и не лезть. Мне же надо с чегото разговор начинать!

– Вот и начали бы… с дела.

– Ну гляди, – обрадовался шеф. – Сам напросился!

Я тоже усмехнулся, молча ожидая продолжения. И оно не заставило себя ждать.

– Ты о новой альтернативке слыхал? – небрежно осведомился Сергей Михайлович.

– Краем уха, – признался я. – Вы же знаете, Сергей Михайлович, проще дождаться полноценной и официальной информации в той мере, разумеется, которая нам положена, чем пользоваться домыслами. А на общем сборе, который случился в Приказе несколько дней назад, ничего нового по данному факту сообщено, насколько я помню, не было.

– Угу, – буркнул шеф. – Не было тогда ещё что сообщать. Фактически. И что тебе известно?

– Немного. Знаю, что обнаружил её вроде бы Гриша Булыгин, а Оля Ефремова делала проверку. Так?

– Да, так… – Шеф задумчиво посмотрел на меня, достал из лежащей перед ним пачки сигарету и закурил. – Кстати, можешь курить, если хочешь.

– Спасибо, – кивнул я и немедленно воспользовался предложением. Покурить в кабинете шефа – это особый кайф, упустить который было бы грустно.

– Гриша обнаружил, – продолжил Сергей Михайлович, – новую альтернативную реальность, когда шагал в свою альтернативку. Из привычного своего Окна. Говорит, что сразу почуял неладное и вернулся. Честь ему и хвала за это – не всякий бы на его месте сообразил, что попал не в своё место.

Я понимающе кивнул.

Действительно. Гриша Булыгин хороший Стражникполевик, но он у нас всего четыре года и, если честно, опыта у него пока маловато. Тем не менее почувствовал и вернулся. То есть сработал не как новичок, а уже на уровне ветерана. И правда молодец.

– Ну, мы, конечно, сразу подключили Олю, – рассказывал дальше шеф. – Пока Окно не закрылось. Вот онато и поняла, что альтернативка эта не просто новая, а ещё и мощная очень. Даже удивительно, как это мы раньше о ней ничего не знали. По идее, она давно должна была засветиться хоть в какомто из Окон. Но не засветилась.

– Так бывает, – сказал я. – Если бы мы точно знали, отчего и где именно вдруг проявляются новые альтернативки, мы бы их давно все нашли. А так… На ощупь действуем. Хорошо ещё, что действительно есть «щупачи». Как Оля.

– Да, – промолвил Сергей Михайлович. – Это ты меня утешил или как?

– Это чтобы создать видимость беседы, – объяснил я.

– Тогда ладно, – согласился шеф. – А то я уж было испугался, что один из моих лучших Стражников неожиданно поглупел.

– Подчинённый должен выглядеть глупее начальства, – нашёлся я. – Хотя бы иногда. За одного из лучших Стражников – спасибо на добром слове.

– Правильно я всётаки тебя выбрал, – заметил шеф глубокомысленно. – Давно замечено, что если Мартин Станкевич начинает много болтать, значит, он отдохнул и находится в отличной форме.

– На плохое самочувствие не жалуюсь, – заверил я. – А куда и для чего вы меня выбрали, Сергей Михайлович?

– Сейчас узнаешь.

Он поднялся и направился к сейфу, вмурованному в стену. Стены в нашем особнячке крепкие, толстые и кирпичные – не чета нынешним бетонным. И сейф небольших размеров помещается там спокойно. Ещё и место остаётся. При мне из этого сейфа шеф несколько раз доставал коньяк, и у меня уж было мелькнула мысль, что разговор нам предстоит и в самом деле задушевный. Но мысль эта оказалась ошибочной. Потому что коньяк остался в сейфе, а на белый свет был извлечён и положен передо мной на стол один из двух имеющихся в распоряжении нашего Приказа переносных Камней Внезеркалья.

Камень был оправлен в серебряный полубраслет тонкой ювелирной работы позапрошлого века. Который, в свою очередь, крепился на кожаный ремешок. Наподобие ручных часов.

– Знакомая штука? – осведомился шеф.

– А то, – сказал я. – Но не пользовался ни разу. Сами знаете.

– Теперь воспользуешься, – пообещал Сергей Михайлович.

Из его дальнейшего рассказа я узнал, что Оля Ефремова определила не только наличие самой новой альтернативки, но и нащупала, где приблизительно может находиться стационарное Окно, с помощью которого в эту альтернативку всегда можно попасть и вернуться обратно. Потому что, как оказалось, провал туда Гриши из своего, московского Окна, был абсолютно случаен, обусловлен совершенно неведомыми геомагнитными и бог знает какими ещё факторами, и нельзя рассчитывать, что это вновь будет повторяться.

– Можно сказать, что нам повезло, – сказал шеф. – Стационарные Окна – штука капризная, как тебе известно. А переносные Камни вроде этого, – он кивнул на браслет, – редчайшая вещь.

– Так в чём проблемато? – удивился я. – Где, вы говорите, должно стационарное Окно находиться?

– Гдето на юге. Оля утверждает, что их вполне может быть и два. Одно вроде как в Крыму. А второе, скорее всего, в Краснодарском крае. Или на Ставрополье.

– Или в Ростовской области, – добавил я в том же тоне. – Что, кстати, совершенно естественно. Как и Крым.

– Всё может быть, – не стал спорить шеф. – Недаром и в Крыму, и в Ростове у нас запасные базы. И будь время, я бы действительно просто отправил в те края ту же Олю Ефремову. На предмет идентификации и определения точного местонахождения.

– А почему у нас нет времени? – удивился я. – Всегда было, а тут вдруг кончилось. Или случилось чего, о чём я не знаю?

– Пока не случилось, но случиться может, – признался Сергей Михайлович. – Понимаешь… существует у меня подозрение, что обнаруженная нами новая альтернативка вполне может оказаться Альтеррой.

Я присвистнул и машинально полез за второй сигаретой. Альтерра – это серьёзно.

Уже не помню, кто первым из Стражников высказал идею о том, что теоретически вполне возможно существование такой альтернативки, обитатели которой могут находиться в нашем, коренном мире, столько, сколько захотят, и прекрасно себя чувствовать. Без угрозы какого бы то ни было развоплощения.

То есть этот теоретический альтернативный мир будет настолько похож на наш по всем своим физическим и прочим характеристикам, что невозможно будет вообще определить, какой из двух коренной, а какой всё же альтернативный. В том смысле, что из этого мира, названного, не мудрствуя лукаво, Альтеррой (от alter Terra – вторая Земля), в наш мир вполне могут быть засланы разведчики, такие же Стражники, как и мы. И с точки зрения этих разведчиков, их мир будет, разумеется, коренным, а наш – альтернативным.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление и пояснить, что на самом деле для жителя любого из известных нам альтернативок его мир является коренным, единственным и неповторимым. Тех, кто знает или догадывается об истинном положении вещей – единицы, и хоть скольконибудь серьёзно на мировоззрение остальных они повлиять не могут и не хотят.

Это и понятно.

Попробуй ты рассказать людям о том, что живём мы все, оказывается, в какойто альтернативке настоящего коренного мира и не можем в этот коренной мир попасть на болееменее длительный срок без угрозы развоплощения и полного исчезновения с лица земли, так ведь сочтут немедленно опасным сумасшедшим и упекут под замок в известное медицинское учреждение.

Но. Мыто, Стражники, знаем правду. И за сотни лет (а некоторые, например китайские, Стражники – и за тысячи) привыкли, что главные – мы. И тут вдруг выясняется, что есть те, кто тоже считает себя главным. И на правах главного спокойно лезет в нашу реальность. С той же целью, что и мы. Изучения и, возможно, изменения. Неприятная мысль, что и говорить.

Однако теория есть теория, пусть даже и не совсем приятная. В конце концов, ясно, что идея Альтерры обязательно должна была возникнуть. Хотя бы потому, что мы, Стражники, по долгу службы стремимся предвидеть если не всё, то как можно больше. Но когда теория на твоих глазах может вотвот превратиться в практику…

– Вы в этом уверены? – спросил я шефа с мрачным видом.

– Как я могу быть уверен… – вздохнул он. – Нет, конечно. Но подозрение есть. И оно устойчивое. Этого, как ты понимаешь, вполне достаточно, чтобы обеспокоиться по самое не могу. Ты подумай. Представляешь, сколько головной боли у нас прибавится, если выяснится, что это и в самом деле Альтерра?

Я подумал и согласился. Да и странно было бы спорить.

– Значит, так, – резюмировал шеф. – Бери этот Камень, бери Ефремову, пусть она поможет тебе настроиться, и отправляйся туда. Оглядись, понюхай, так сказать, воздух, ощути атмосферу. Газеты почитай, книги, ТВ посмотри, в Интернет загляни, если он там есть. Может быть, соверши короткое путешествие, если сочтёшь нужным. На юг. В общем, не мне тебя учить, сам знаешь, как действовать. Единственное, о чём я тебя прошу особо, будь крайне осторожен. Понимаешь? Крайне. Вплоть до откровенной трусости. Беги при малейшем подозрении на опасность любого рода.

– Жизнь – вообще опасная штука, – заметил я. – Не набегаешься всякий раз.

– Отставить демагогию, – приказал шеф. – Сказано – бежать, значит, бежать. И дело не только в том, что браслет с Камнем, который ты сейчас нацепишь на руку и будешь беречь как собственные глаза, бесценен. Хотя и это тоже. Если мы наконец столкнулись с Альтеррой, нам ошибаться нельзя. Как сапёрам. Ибо цена ошибки будет непомерна, – тон Сергея Михайловича потяжелел и обрёл пафосность.

– Надеюсь всётаки, что мы с ней пока не столкнулись, а всего лишь на неё наткнулись, – примирительно заметил я.

– Я тоже. Всё, бери браслет и что тебе надо в отделе снабжения и отправляйся. Даю тебе неделю. Считая с завтрашнего дня. Ровно семь дней и ни часом больше. Это понятно?

– Так точно, – ответил я. – Хотя и маловато будет недели. Разрешите идти?

– Иди. И помни, что все мы очень ждём результатов. Любых. Что же до «маловато», то, если надо будет, добавим. Потом.

Я кивнул, взял браслет с Камнем и вышел из кабинета. Сделать за сегодняшний день мне предстояло ещё очень многое.


Стражники Внезеркалья. Вербовка | Хранители Вселенной. Дилогия | Необходимые вещи: золото и оружие