home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Как устроен мир

– На чём мы остановились в прошлый раз? – оглядел троицу молодых людей Влад Борисов.

– Структура Внезеркалья, – подсказал Женька. – Краткое описание известных альтернативных реальностей.

– Да, вспомнил, – кивнул архивист. – Скажите, пожалуйста, вас не напрягает столь архаичный метод получения информации, как мои лекции?

Они расположились внизу, в музее оружия, который на самом деле выполнял несколько функций. В том числе служил и лекционным залом, где появляющимся время от времени новичкам Влад рассказывал об истории Приказа, задачах, решаемых Стражниками, и самом Внезеркалье, состоящем из нескольких, известных на сегодняшний день альтернативных реальностей.

Официально никто Влада Борисова на это дело не уполномочивал. Но так сложилось, что последние лет семь занимался теоретическим обучением новичков в основном именно он. В силу обширности и глубины знаний о данных предметах, а также изза природного таланта к преподавательской работе. Теперь уже само собой подразумевалось, что никто, кроме Влада, и не справится с этой задачей лучше, а шеф Приказа Сергей Михайлович всякий раз при появлении новых учениковстажёров подкреплял данное разумение прибавкой к зарплате Владимира Ивановича.

Правда, случилось этих учениковновичков за упомянутые семь лет не так уж и много. Безусловно талантливых, вроде Гриши Булыгина, просто мало. А за последний год эта неразлучная троица – Маша Князь, Женя Аничкин и Никита Веденеев – и вовсе были единственными.

– С чего бы это? – удивился Никита. – Мы всётаки все здесь уже с высшим образованием и отлично понимаем, что лучше классической лекции с дальнейшим закреплением полученного материала работой с печатными источниками никто пока ничего не придумал. Так что всё в порядке. Мы готовы.

– Похвально, – кивнул Влад. – Что ж, приятно лишний раз убедиться, что мой друг Мартин, а с ним и все мы, не ошиблись в выборе. Итак, структура Внезеркалья. Говоря откровенно, она нам неизвестна. Вернее, почти неизвестна. Разумеется, существуют научные теории, пытающиеся с той или иной степенью достоверности описать структуру альтернативных миров и обосновать сам факт их существования, но… Теории эти весьма специфические и требуют для своего постижения в первую очередь глубоких математических знаний, которых, как я догадываюсь, у вас нет. Я прав?

– Понятное дело, что нет, – вздохнул Женька. – Я, например, журналист. Откуда у меня знания математики? В пределах средней школы, да и то, честно говоря, давно всё забыл, кроме четырёх арифметических действий.

– И у меня та же история, – сказала Маша.

– Самый большой математик здесь, вероятно, я, – промолвил Никита. – Всётаки у меня инженерное образование. Но я технарь, практик. И вообще. Вы уверены, что нам эти теории нужны?

– Не волнуйтесь, – сказал Влад. – Они вам нужны разве что в общих чертах. Так сказать, для общего развития. Потом я дам вам ссылки на соответствующие файлы в нашей библиотеке, где эти теории изложены весьма популярным и понятным языком – ознакомитесь факультативно. Я же просто скажу, что на сегодняшний день нам известно пять… нет, уже шесть альтернативных реальностей. Или, как говорят Стражники, альтернативок. Я оговорился, потому что шестую альтернативку обнаружили буквально только что, за сутки до вашего появления в Приказе.

– Это ту, в которую сейчас Мартин отправился на разведку? – с самым невинным видом осведомилась Маша.

– Её, – подтвердил Влад. – Но данная информация считается секретной, и вслух её лучше не обсуждать.

– Мы больше не будем, Владимир Иванович, – пообещала Маша, хлопая ресницами.

– Можно просто Влад, – хмыкнул в бороду архивистаналитик. – Мы по имениотчеству только нашего шефа называем. Так уж сложилось.

– Надо же, – заметил Женька. – Прямо как у нашего братажурналиста.

– Пора избавляться, – сказал Влад.

– От чего? – не понял Женька.

– От прежней цеховой привязанности. Вы теперь не журналист, а Стражник. Это относится ко всем. Чем раньше осознаете сей факт, тем быстрее и с меньшими душевными и физическими затратами начнёте работать. Впрочем, мы отвлеклись. Итак. Шесть альтернативок, в которых история в какието ключевые моменты пошла по иному пути, нежели у нас. При этом пошла она иначе не только в России, но и в других странах. В результате чего, как вы понимаете, миры альтернативок отличаются от нашего иногда весьма значительно. Да и как им не отличаться? Взять, например, первую альтернативку, в которой Октябрьской революции вообще не случилось, и Российская империя продолжает существовать по сей день. Представляете, что это значит? Не было революции – не было и миллионов её жертв. Не было и страха развитых стран перед тем, что нечто подобное может случиться и с ними. Вся история двадцатого века фактически там совершенно иная, чем у нас! В результате иные и технические достижения, и политическая география, даже нравы, привычки и обычаи людей. Разумеется, иные они в деталях. Иногда крупных, не спорю, но всё же – в деталях. В целом и в общем, люди всегда и везде остаются одинаковы. Им нравится, когда любят и уважают их самих, и они терпеть не могут, когда учат жизни и лезут со своим уставом в чужой монастырь. Однако не следует забывать и поговорку о том, что дьявол кроется в деталях. Поэтому именно детали для нас очень важны, и на них нам и необходимо обращать самое пристальное внимание, чтобы не выглядеть в той или иной альтернативке явными чужаками. Это, надеюсь, понятно?

– Ещё бы, – сказал Женька. – Основополагающий закон разведки – всё замечай и запоминай, ибо неизвестно, какая из увиденных мелочей в следующий момент спасет тебе жизнь.

– Правильно, – согласился Влад. – Служили в разведке?

– Ага. Войсковой.

– Очень хорошо. Постарайтесь свои навыки и знания по возможности передать товарищам. Они наверняка всем вам не раз пригодятся. Но вернёмся, как говорится, к нашим баранам и возьмём для примера вторую альтернативку. Вторую по времени обнаружения. Там революция произошла и Гражданская война началась. Но Белому движению удалось остановить Красную Армию и закрепиться на юге России. В результате чего возникло два совершенно разных и противостоящих друг другу государства: Великая Россия, в которую входят территории левобережной Украины, Крыма, Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев со столицей в РостовенаДону – и весь остальной СССР со столицей в Ленинграде. Тоже очень и очень интересный мир, доложу я вам.

– Можно вопрос? – приподняла руку Маша.

– Конечно.

– Приказ образован во времена Ивана Грозного, так?

– Да, так.

– А сколько в те времена было известно альтернативок?

– Одна, первая.

– Та самая, в которой не было революции семнадцатого года? – уточнил Никита.

– Она. Я, кажется, догадываюсь, о чём вы хотите спросить. Как Стражники того времени догадались о том, что они попали в альтернативную реальность?

– Именно, – кивнула Маша. – До революциито семнадцатого года было ещё далековато.

– Конечно. Но в этой альтернативке не только революции не случилось. Там и татаромонгольского ига не было. Нашествие – да, приходил Батый на Русь, а ига – нет, не вышло у них в той реальности ничего.

– Ух ты! – воскликнул Женка. – Здорово. Как это могло произойти?

– Очень просто. Битву на Калке помните? Изза чего мы её проиграли?

– Смутно, – признался Никита. – Изза разобщённости князей русских.

– А точнее? – прищурился Влад.

– Жень, ты же у нас лучший историк, – сказала Маша. – Подробности вспомнишь?

– Хм… Попробую. Так, 1223 год, если не ошибаюсь. Май месяц. Отряды Чингисхана под предводительством двух его лучших на то время полководцев – не помню уж, как их звали – раздолбали половцев. Те кинулись к русским князьям за помощью. А куда деваться? Русские – давние соседи, хорошо знакомые. Такой старый и добрый враг, что уже почти друг. Татары же безжалостны, многочисленны и непредсказуемы. О, вспомнил! Половецкого главного хана Котян звали, смешное имя, смесь кота и Коляна, я поэтому и запомнил. Этот Котян ещё православие принял незадолго до битвы. «Сегодня нас побили, завтра вас побьют. Давайте объединяться», – чтото в этом роде Котян в уши пел… этому… Мстиславу. То ли Киевскому, то ли Галицкому. Нет, всётаки, кажется, Галицкому. Точно Галицкому. Мстислав Мстиславович Удалой, великий князь Галицкий. Там целых три великих Мстислава было, которые на совет собрались. Галицкий, киевский и черниговский. Ну и младшие разные князья, не вспомню уже всех. Значит, на совете в Киеве только южные князья были, а северные вообще отказались эту проблему обсуждать. Тем не менее южане решили дать татарам отпор прямо на половецкой земле. Какаято там ещё не очень красивая история с послами татарскими вышла, которых убили… Ну да ладно, убили и убили. Не они были первыми, не они и последние из послов, которых убили. В общем, собралось войско немалое: русские дружины и половцы. И тут первая серьёзная ошибка – не было единого военачальника, никто не хотел подчиняться другому князю. Так, по сути, тремя армиями и двинулись в поход. Ну, по дороге пару раз разбили передовые татарские отряды, потом дошли до Калки, переправились на другую сторону… И тут Мстислав Удалой, который первым лагерь татар обнаружил, ещё одну большую ошибку совершил – не стал остальных князей звать, сам захотел разбить врага, чтобы вся слава ему досталась. В общем, даже и не ошибка это была, конечно, а сознательный поступок. Поступок гордеца и властолюбца. Ничего хорошего из этого и не вышло – наваляли ему татары. И ему, и Мстиславу Киевскому, который мог помочь, но не захотел изза обиды на Удалого, что тот драку без него начал, и всем остальным тоже… досталось. Больше семидесяти тысяч русские в битве потеряли, только каждый десятый ратник домой вернулся. Полный разгром. Ну а потом уже, через четырнадцать лет пришёл Батый, и тутто самое веселье и началось. Ну как, правильно?

– Молодец, – похвалил Влад. – Отлично изложили.

– В универе у нас историю хорошо преподавали, – объяснил Женька. – Да и любил я её всегда. Так, а что в той, альтернативной битве на Калке произошло? Неужто с самого начала князья северных земель тоже решили поучаствовать?

– Нет, – сказал Влад. – Северные потом активно помогали, когда уже Батый сунулся. А на Калке Мстислав Киевский переборол свою обиду и ударил во фланг татарам в самый нужный момент. Этого хватило, чтобы ход сражения кардинально изменился. Татары были разбиты наголову и бежали. И не страх поселился с тех пор в русских сердцах, а уверенность в своих силах. Так что и у Батыя ничего потом не вышло. Кровушки, разумеется, тоже пролилось море, но Русь устояла. Последствия… Ну, это очень долго рассказывать – сами прочтёте, подробная история альтернативок есть в наших файлах и книгах библиотеки Приказа, а моя задача – показать общую картину.

– Чудны дела твои, господи, – сказала Маша. – Просто не верится до сих пор, что всё это на самом деле было. Пусть не у нас, но – было. И не только было, но и продолжает быть. История идёт другими путями… Зачем, почему?

– Видимо, господу, чьи дела, как справедливо было замечено, чудны, – сказал Влад, – мало одного сценария развития событий и одной дороги, по которой могла бы двигаться история, тоже.

– Но есть ведь дорога главная, насколько я понял? – уточнил Никита. – Та самая, на которой находится наш мир?

– Да, мы предполагаем, что это так, – подтвердил Борисов. – Что наша дорога – главная.

– Предполагаем? – удивился Женька. – Я думал, знаем точно.

– Знаем, знаем, – вздохнул Влад. – Точнее некуда. Или думаем, что знаем. Сколько уж раз было подобное! Люди думали, что точно знают одно, а затем на поверку выходило, что ни черта они не знают, и дело обстоит совершенно иначе или даже и вовсе наоборот. С чего мы взяли, что наш путь – главный? С того, что человек с нашей Земли может находиться в любой из альтернативок сколь угодно долго, а обитатель альтернативной реальности, попадая сюда, через суткидвое развоплощается или, говоря попросту, исчезает? Да, это весомый аргумент. Но. Стоит хоть немного задуматься над природой связей между реальностями, и мы поймём, что не существует ни главных, ни второстепенных путей. Все пути главные, и без одного, скорее всего, не может быть и другого. Впрочем, и данная точка зрения является не более чем предположением и, разумеется, может оспариваться. Хотя предупреждаю сразу, что спорить я не намерен. Во всяком случае, теперь. Если б вы знали, сколько копий аргументов и мечей самолюбий было сломано и затуплено в Приказе за все годы его существования в подобных спорах и дискуссиях! Но приходят новые Стражники, и всё начинается снова.

– Закон жизни, – пожала плечами Маша. – Никуда не денешься. Молодёжи скучно учиться на чужих ошибках.

– Ага, – весело подтвердил Женька. – Свой лоб разбить куда интереснее, нежели любоваться чужими шишками.

– Вот уж чегочего, а лоб разбить у вас случаев на этой работе будет предостаточно, – заверил их Влад. – Но я искренне надеюсь, что вы сохраните свои лбы в целости. Потому что ошибку совершить легко, а вот исправить её потом бывает очень трудно. Работа Стражника, как уже и было сказано, во многом напоминает работу разведчика. Или прогрессора из произведений братьев Стругацких. Наблюдать, собирать информацию, разгадывать загадки и проникать в тайны. Но. Никто не любит, когда за ним без спроса наблюдают и уж тем более стремятся проникнуть в чужие тайны. Поэтому работа Стражника ещё и чревата риском. Иногда очень большим риском. Не как правило, но – бывает. В общем, желательно не ошибаться. Уж больно велика цена, которую затем приходится за наши ошибки платить. В прямом и переносном смысле. Не говоря уже о том, что найти, воспитать и обучить Стражника – дело весьма трудное. В человеке должно быть довольно редкое сочетание разнообразных качеств, чтобы он… Хотя, я уверен, что вам это уже втолковывал тот же Мартин, не будем повторяться.

– Да, лучше расскажите про остальные альтернативки, – предложила Маша. – Сколько там ещё их осталось?

– Четыре, – сообщил Никита. – А с учётом того, что только что открытая альтернативка совсем ещё не изучена – три. В одной из этих трёх, как я понимаю, мы уже побывали, так?

– Так, – подтвердил Влад. – Это альтернативка, в которой работал Мартин. Где до сих пор из последних сил существует Советский Союз и, очень вероятно, скоро начнётся гражданская война. Собственно, она там давно идёт. В латентной форме. Что касается пятой и шестой альтернативных реальностей, то в одной из них Карибский кризис 1961 года всётаки перерос в атомную войну между США и СССР, которая немедленно превратилась в Третью мировую… Это самая, пожалуй, запутанная и неустойчивая из альтернативок. Во многом благодаря воистину героическим усилиям Стражников со всех концов света удалось довольно быстро пригасить смертельное пламя мировой войны, но ситуация там очень сложная и по сю пору.

– СССР там распался? – спросил Женька.

– И не только СССР, – ответил Влад. – США тоже не выжили как единое государство. Первым захотел отделиться Техас. Затем весь Юг вспомнил, что так и не взял реванш за поражение в Гражданской войне, и началось. Коротко говоря, сейчас в этой альтернативке на территории Северной Америки расположено не три государства, как у нас, а шесть. Собственно США; затем возрождённая из небытия Южная Конфедерация, традиционно состоящая из штатов Флорида, Джорджия, Алабама, Луизиана, Теннесси и Миссисипи плюс Арканзас и Оклахома; Аляска; решившийся наконец на самостийность французский Квебек… так… это четыре? Ну да. Плюс вся остальная Канада и Мексика.

– Лихо, – покачал головой Женька.

– Да уж, – согласился Влад. – Вообще, альтернативка очень интересная, но работать там сложно. Вечно ктото от когото отделяется, часто со стрельбой и, соответственно, кровью. Хорошо ещё, что ума хватает больше атомные бомбы на головы друг дружке не бросать, но ситуация, повторюсь, запутанная и тяжёлая. Хотя, если честно, простой и более или менее нормальной и предсказуемой ситуации нет ни в одной из альтернативок. Везде свои, будем говорить, напряги, конфликты и кризисы. Но это, опять же, как смотреть и относиться. Мы, Стражники, предпочитаем смотреть и относиться философски и понапрасну не рвать сердце и нервы. Иначе можно очень быстро сгореть на работе, а это никому не нужно. Так?

– Если подходить к этому вопросу философски, – подмигнул товарищам Женька. – То вам, думаю, виднее.

– Конечно, виднее, – ухмыльнулся Влад. – Потому что я опытней и старше. Мне виднее, но карты в руках будут именно у вас. Поэтому играть и выигрывать сможете только вы сами. Как бы пафосно и в то же время банально это ни звучало.


Марта | Хранители Вселенной. Дилогия | Альтерра. От площади Лермонтова до Хитровки