home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Альтерра. Россия и Сибирь Казачья

– Значит, давай ещё раз и подробно. Есть уверенность, что мы точно вычислили их штабквартиру?

– Абсолютно. Во всяком случае, одну из.

– Их может быть несколько?

– По нашим сведениям, в Москве – одна. Это точно. Главная.

– А в других городах?

– Насколько мне известно – нет. Возможно, в других странах. Но точные данные отсутствуют.

– Может быть, стоит попытаться навести справки? Осторожно.

– Не думаю, что сейчас для этого хорошее время.

– Слабая позиция?

– Именно так. Противник сразу учует, что мы обладаем серьёзнейшей информацией, которой нет у них. И кинется эту информацию добывать. Любым путём. А наши позиции, как вы совершенно верно заметили, слабы. Можем легко утратить имеющееся хотя бы в этом преимущество.

– Хорошо, согласен. Тем более что нет уверенности в том, что они там между собой тесно сотрудничают.

– Думаю, слишком обольщаться всё же не стоит. Тесно не тесно, а сотрудничают наверняка. Или, во всяком случае, хорошо знают друг друга. Но в основном, согласен, действуют каждый на своей территории.

– Чёрт, всётаки очень плохо, что вы упустили этого… как его…

– Мартина. Так он себя называет. Мартин Станкевич.

– Да, Мартина. Допросить бы его с пристрастием… Всё бы знали сейчас.

– Виноват, товарищ генерал. Изпод носа ушёл. Уж больно ловок оказался.

– Ладно, что уж теперь. Это я так, ворчу, напряжение сбрасываю. Не обращай внимания. Продолжим. Сколько у нас времени? Двое суток?

– Это в самом лучшем случае. Реально нужно рассчитывать на сутки.

– Мало. Вот скажи, отчего это нам вечно не хватает времени? Специфика профессии?

– Нам хватит, товарищ генерал.

– Надеюсь. Нет, ну какие сволочи! Мало им своего мира – в наш лезут! И ведь не просто лезут с целью, там, изучениянаблюдения. Хрена! Вмешиваются напрямую. Нагло, с оружием в руках. По какому праву? Что ж. Как они к нам, так и мы к ним. Не уничтожим, так хоть отвадим. Глядишь, в следующий раз десять раз подумают, прежде чем сунуться. Сколько человек предполагаешь задействовать? И кого именно?

– Вот здесь я хотел бы с вами посоветоваться, товарищ генерал. Дело в том, что все эти люди идут практически на верную гибель и…

* * *

Кафе называлось «Иртыш», и я счёл это добрым предзнаменованием. В этот полуденный час там почти не было посетителей, что вполне меня устраивало. Я выбрал дальний столик, сел лицом ко входу и жестом подозвал девушкуофициантку.

– Здравствуйте, – улыбнулась она дежурной улыбкой и положила передо мной меню.

– Здравствуйте, – улыбнулся я в ответ. – Знаете, терпеть не могу изучать меню. Давайте поступим проще. Что вы можете мне посоветовать из горячих мясных блюд?

– Лучше всего у нас получается тушёное мясо с капустой, – быстро сориентировалась девушка, и это мне понравилось.

– Очень хорошо, – согласился я. – Значит, давайте его. Салат?

– Из свежих овощей. Помидорчики, огурчики…

– Хорошо, давайте. И пиво. Какое у вас?

– Есть датское «Туборг», есть сибирское «Золотой восход», есть наше «Старое московское».

– Светлое?

– Есть и тёмное.

– Холодное?

– Обижаете.

– Две кружки светлого. Одну «Золотой восход» и одну «Старое московское». Пока всё. Пиво, если можно, сразу.

Девушка кивнула и отошла, а я закурил и достал из сумки книгу «Россия и Сибирь Казачья: две страны – одна цивилизация. Исторические очерки».

В общемто, я уже догадывался, что в этой альтернативке за Уралом начинается совершенно иная страна, нежели у нас, но требовалось уточнить детали.

Автором книги значился некий Вадим Нестеров – «историк и журналист», как было сказано в аннотации, и ещё в магазине, бегло просмотрев начало, я убедился, что стиль изложения меня вполне устраивает: с одной стороны, вполне живой и удобоваримый, а с другой – достаточно серьёзный и предполагающий равные отношения между автором и читателем.

Особо углубляться в текст я не стал и уже в течение первой кружки пива (это оказалось сибирское «Золотой восход» – очень недурное) понял, что история России пошла в этом мире по иному пути в самом конце царствования царя Ивана Васильевича по прозвищу Грозный.

А именно в начале 80х годов XVI века, когда Ермак со товарищи добился столь впечатляющих успехов в покорении земли Сибирской. Добитьсято он добился, да только в этой альтернативке хан Кучум оказал более серьёзное сопротивление, и те победы, которые одержал Ермак в моём мире летом и осенью 1582 года, случились здесь позже – весной и летом 1583 года. И всё. Этого вполне хватило, чтобы история свернула на иную дорогу. Иван Грозный умер, так и не дождавшись от Строгановых и самого Ермака известий о военных успехах в Сибири. Соответственно царь и пожаловать казака титулом «князя Сибирского» не успел. А затем началось Смутное время, когда всем, кто претендовал на трон московский, стало не до земель за Уралом.

Кроме самого Ермака Тимофеевича и всей его ватаги. Включая знаменитых атаманов Никиту Пана, Ивана Кольца да Матвея Мещеряка. Если верить тому, что было изложено в «Исторических очерках», эти лихие ребята довольно быстро сообразили, что после смерти Иоанна IV им предоставляется уникальный шанс стать основателями и властителями новой страны. Вместе с Ермаком Тимофеевичем, чей авторитет у казаков был непререкаем и без которого, как они отлично понимали, дело это великое было затевать бесполезно.

Таким образом, совершенно естественно сложился крепкий союз трёх атаманов: Ивана Кольца, Никиты Пана и Матвея Мещеряка с целью воздействия на Ермака и его поддержки в достижении уже общих целей. Следует, пожалуй, отметить ещё один важный факт: в этой реальности Никита Пан со своей дружиной не погиб в самом начале сибирского похода, а, наоборот, одержал ряд побед в стычках с отрядами Кучума – настолько важных, что с его мнением (как и с мнением Кольца и Мещеряка) Ермак не мог не считаться.

Где лестью, где уговорами, а где и прямым шантажом этой троице удалось добиться своего – Ермак загорелся фантастической идеей создания обособленной от остальной России Сибири Казачьей…

Тут мне как раз принесли горячее вместе со второй кружкой пива, и я отложил книгу. Тушёное мясо с капустой они и в самом деле умели готовить, и я на время забыл об окружающей меня удивительной действительности.

Вторую кружку пива я не допил. Сделал только пару глотков. И не потому, что «Старое московское» было хуже «Золотого восхода», нет. Просто оказалось, что с учётом тушёного мяса с капустой и салата, организму вполне достаточно одной кружки. Со смутным чувством сожаления отставив пиво в сторону, я заказал большую чашку кофе, закурил и снова принялся за просмотр «Исторических очерков».

И это им удалось!

Пока московская Русь корчилась в многолетней смуте, первоначальный отряд Ермака в пять сотен казаков да три сотни прочего, охочего до весёлого дела люда вырос в 10тысячное войско уже к 1587 году. И всё благодаря грамотной, как теперь бы сказали, пиаркампании, организованной ближайшими сподручными Ермака Тимофеевича.

И если с Дона, Волги да Кубани приходили казаки – те, кому хотелось погулять на бесконечных и неизведанных сибирских просторах, – то из самой России бежали к Ермаку за Урал русские люди, утомлённые кровавой неразберихой, в надежде обрести защиту, свободу, новые земли и, соответственно, новую счастливую и справедливую жизнь. Так вот и получилось, что к тому времени, как Москва разобралась со смутой, за Уралом практически родилось новое русское государство, основанное на уже вполне традиционной казачьей демократии.

Дальше, как я понял, пролистнув книгу, было много чего. И неоднократные попытки русских царей вернуть бывших холопов под свою руку, неизменно заканчивавшиеся поражением царёвых войск и подписанием очередного «вечного» мира. И становление Сибири Казачьей – фактически первого в истории буржуазного государства (Оливер Кромвель в Англии начал свою революцию через тридцать лет после смерти в возрасте восьмидесяти с лишним лет атамана всея Сибири Ермака Тимофеевича Аленина). И совместные победные войны России и Сибири Казачьей против внешних супостатов. Таким образом, то мирясь до братских объятий и чуть ли не отмены границ, то ссорясь до крови, обе эти русские страны дожили до нынешнего времени и, судя по всему, чувствовали себя весьма неплохо.

Кофе в чашке не осталось ни глотка. Просто так сидящий в кафе человек, пусть даже он уже пообедал и даже за обед заплатил, всегда вызывает неудовольствие, а мне это было совершенно ни к чему. Я подозвал жестом девушкуофициантку и заказал ещё чашку кофе и пятьдесят граммов коньяка:

– Надеюсь, «Мартель» у вас настоящий?

– А разве бывает другой? – изумилась она.

– Нет, конечно, – быстро исправился я. – Это у меня такие дурацкие шутки. Не обращайте внимания, всё хорошо, спасибо.

«Мартель» действительно оказался настоящим, и данное обстоятельство добавило жирный плюс к моей оценке этого мира. И хотя пить коньяк после пива наверняка и здесь считалось моветоном, чувствовал я себя прекрасно и решил, что подобное нарушение приличий вполне могу себе позволить.

«Очень интересно, – размышлял я между глотком коньяка, кофе и сигаретной затяжкой, – фактически две России. Случай во Внезеркалье не первый – достаточно вспомнить альтернативку № 2, где в 1921 году в результате Гражданской войны на юге бывшей Российской империи образовалась Великая Россия со столицей в РостовенаДону. И это государство до сих пор граничит с тамошним СССР, который, между прочим, благодаря вовремя проведённым реформам до сих пор жив и относительно здоров… Да, есть прецеденты, как видим, есть. Но всё равно случай уникальный. Хотя бы потому, что разделение произошло больше четырёх сотен лет назад. А это, судари мои, срок весьма серьёзный. Для чего? Да хотя бы для того, чтобы единый некогда народ превратился, по сути, в два. Недаром ведь жители Сибири Казачьей называют себя чаще сибирянами, нежели русскими, как раз имея в виду то, что между ними и жителями России была и есть существенная разница. Интересная, между прочим, особенность. У нас ведь тоже есть понятие сибиряк – то есть житель Сибири. Но это «свой», русский житель. А вот в слове «сибирянин» уже слышится отчуждение и даже прямое указание на то, что это обитатель другой страны. И даже чуть ли не другой планеты: сибирянин, англичанин, марсианин… Нет, русский язык не обманешь, он всегда точно определяет и предмет, и явление. Сибирь – часть России? Значит, там живут сибиряки. Отдельное государство? Сибиряне.

Ладно. С мироустройством в первом приближении разобрались. Теперь разберёмся просто с моим устройством в этом мире. Похорошему, конечно, неплохо бы снять квартиру, чтобы ни от кого не зависеть. Но. И при сложившемся раскладе с Мартой имеются свои и немалые преимущества. Главное из них – время, которое я неизбежно выигрываю. Время и силы. Это ведь сказать легко – снять квартиру. А как её снять (да ещё и быстро!) без документов? Разумеется, можно. Да и документы все делаются, были бы деньги. Но, как уже и было отмечено, не сразу. Отнюдь не сразу. Что ж, грешно отказываться от того, что само приплыло в руки. Если капризная Фортуна в които веки решила сделать мне подарок и подбросила встречу с Мартой, проявим благоразумие и скажем Фортуне спасибо. Что же до не самой благородной профессии девушки, то мне её в жены не брать. Для тех же задач, которые необходимо выполнить, профессия Марты не имеет никакого значения. Ну, или почти никакого… Решено. Принимаем всё как есть и движемся по заранее обдуманному плану. Что там у нас следующим пунктом? Бросок на юг в поисках стационарного Окна? Может быть. Но не сегодня. Для начала неплохо бы выяснить, насколько здесь развита транспортная система и требуются ли паспорт, чтобы купить билет на самолёт или какойнибудь пассажирский дирижабль. Да много чего ещё надо выяснить… А в первую очередь – пользуются ли здесь персональными компьютерами и существует ли электронноинформационное пространство, подобное нашему Интернету».

И снова я обнаружил, что чашка и рюмка у меня опустели. Надо было срочно принимать меры. И я их принял. Заказал мороженое с клубничным сиропом и раскрыл газету «Русский вестник». Что может быть естественней мужчины, читающего газету на веранде летнего кафе? Только мужчина, пьющий на этой же веранде коньяк. Но коньяка мне больше не хотелось. А вот из газеты я намеревался извлечь массу необходимых сведений.

Между прочим, люди, которых у нас принято называть разведчиками, находясь на задании в других странах, большую часть информации добывают именно из местных газет. Просто нужно уметь их правильно читать. И, само собой, анализировать прочитанное. А мы, по сути, и есть разведчики. Во всяком случае, задачи, которые обычно стоят перед нами, мало чем отличаются от задач разведки. Тот же сбор и анализ информации, вербовка агентов и сторонников, а также, в случаях крайней необходимости, осуществление силовых акций. И нет ничего удивительного в том, что мы называемся Стражей. Потому что в широком смысле задача стражи и есть – охранять и следить. Бдеть. Вот мы и бдим. Всеми доступными нам средствами и возможными способами. И называем себя Стражей. Потому что красиво. Не Бдетелями же в самом деле нам себя называть! Или, того хуже, какиминибудь Охранителями. В конце концов, наши англо и франкоязычные коллеги, не мудрствуя лукаво, уже тысячу с лишним лет называют себя Guard и Gard, что, как вы понимаете, одно и то же и означает, в общемто, именно стражу. Не больше, но и не меньше.

«Русский вестник» оказался солидным многополосным изданием со всеми необходимыми солидному же и в меру интеллигентному читателю тематическими полосами и рубриками. Не прошло и часа, как мне стало ясно, что аналоги персональных компьютеров здесь имеются, называются «информаты» и стоят очень дорого. А вот Всемирной сети пока не существует. Во всяком случае, в том виде, как у нас. То, что есть, вероятно, можно назвать зачатками или прообразами Интернета, не более. Равно как не существует и развитой сотовой связи. Впрочем, для того, чтобы убедиться в последнем, не стоило заглядывать в газету – достаточно было посмотреть по сторонам и не увидеть ни одного человека с мобильным телефоном возле уха.

Вообще, сопоставив некоторые факты и поразмыслив, я пришёл к предварительному выводу, что цифровые технологии в этом мире отстают в развитии от наших как минимум лет на пятнадцать. А то и больше. С другой стороны, человечество этой альтернативки достигло гораздо больших успехов, чем мы, в освоении космоса.

Три станции на околоземной орбите, одна международная стационарная база на Луне и недавно осуществленный международный же полёт человека к Марсу – это вам не хухрымухры. И это при всех, заметим, якобы малоразвитых цифровых технологиях.

Впрочем, одного номера пусть даже очень хорошей газеты было явно недостаточно для того, чтобы получить ответы на все интересующие меня вопросы. Да и возможности адекватного восприятия информации, с учётом трудностей прошедшей ночи, были у меня ограничены – внимательно просмотрев несколько полос, я почувствовал, что больше не могу и дальнейшее напряжение мозговых извилин чревато головной болью. Что ж, теперь вполне можно было снова дать работу ногам и с пользой для себя и дела погулять по этой малознакомой ещё Москве.

Я убрал газету, попросил счёт, расплатился, оставив щедрые чаевые, покинул кафе и, не торопясь, зашагал в сторону Чистых прудов.

* * *

– Ты уверена, что он вернётся?

– Абсолютно.

– Почему?

– Вы точно хотите это услышать?

– Ну… да, хочу, а как же! Нам очень важно его не потерять, ты же понимаешь.

– Понимаю. И сегодня ночью сделала всё, чтобы этого не случилось. Кстати, мне и самой понравилось. Он весьма неплох, как оказалось.

– Нда. Называется, сам попросил. Что ж, аргумент веский. Но не стопроцентный. Всётаки он профессионал. И, если сочтёт, что без тебя ему свободнее и удобнее…

– Патрон, ну поставьте себя на его место. Какие удобства без меня? Это сколько сразу трудностей преодолевать нужно будет! А тут и крыша готовая над головой, и девка сексуальная и до безбедной и лёгкой жизни охочая. К тому же не совсем в ладах с законом, и, следовательно, может иметь выход на тех, кто не откажется за определённую мзду сделать коекакие документы. Например, паспорт. Да что я вам рассказываю, если вы и сами всё прекрасно знаете!

– Знаю, знаю. А всё равно беспокоюсь. Старею, что ли…

– Бросьте, патрон, вы ещё хоть куда.

– Спасибо, постараюсь оправдать. Ладно, держи меня в курсе всего, как и договорились. И это… не особо там резвись.

– Это как? Я же путана, а не какаянибудь там конторская служащая, уж извините! Должна себя вести неприлично по определению.

– Главное не переигрывай. Всё должно быть органично.

– Вы меня обижаете, патрон. В конце концов, я с отличием окончила театральный. Не волнуйтесь, всё получится.

– Надеюсь. До связи.

– Всегда готова.


Альтерра. От площади Лермонтова до Хитровки | Хранители Вселенной. Дилогия | Гибель Приказа