home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Патруль и Стража. Снова бежать

Разуминструкция, чувствоинтуиция. Единство и борьба противоположностей. Лёд и виски в одном стакане. И вечный непрерывный выбор – чего больше на этот раз? Или поровну? Или всётаки инструкция, потому что потом ответственность превращается всего лишь в скучные буквы параграфов?

Я молча смотрел в серые глаза Марты и не видел в них, честно сказать, особых переживаний по поводу того, что её часто в этой жизни обманывали, как она только что мне сказала. Мне уже не в первый раз пришла в голову мысль, что эта девушка совсем не похожа на проститутку. Или будем говорить так: она мало похожа на тех проституток, что я встречал в своей жизни. И главное, что её отличает – это именно глаза. У «жриц любви» глаза или не на месте, беспокойные, или просто тусклые, отрешённые. У Марты же взгляд другой совсем. Молодой, цепкий. С весёлой искоркой. Вот и сейчас. Задала каверзный вопрос, закурила спокойненько и ждёт ответа, пуская дым к потолку. Кто я такой… Надо же. Эх, гори ты огнём, инструкция, воспользуемся интуицией. В конце концов, я – Стражник, а не разведчик на вражеской территории, хотя между нашими профессиями и много общего. Что ж, попробуем.

Я налил себе водки, выпил, отправил вслед за ней соленый груздь, не торопясь, закурил и спросил:

– А тебе не всё равно, кто я?

– Как мне может быть всё равно, если мы с тобой уже второй день вместе и ты со мной в Крым собрался? – нахмурилась она. – Или ты думаешь, что у девушек моей профессии вовсе какой бы то ни было разбор отсутствует? Плати хрусты, а на остальное плевать, всё снесём, на всё согласны?

– Ну… в какойто мере и это тоже, наверное, – признался я. – Но, повторяю, я не очень понимаю в девушках и женщинах вообще и в девушках твоей профессии в частности. Бог его знает, что у вас на уме, загадочный вы, женщины, народ.

– Равно, как и вы, мужчины, – усмехнулась она. – Старая песня. Насчёт же разборчивости… Ты не думал, что я элементарно могу бояться? Извини, конечно, но у тебя на лице не написано, что ты, к примеру, не серийный убийца женщин и девушек вообще и девушек моей профессии в частности.

– Далась нам с тобой эта профессия, – пробормотал я. – Бог с ней совсем. Мне совершенно не важно, чем ты занимаешься. Был бы человек хороший.

– Ага, неважно, как же, – не поверила Марта. – Знаю я вас. Но мы, кажется, не об этом начали разговор.

– Хорошо, – я отодвинул тарелку в сторону и облокотился о стол. – Давай я попробую сказать правду, и мы посмотрим, как ты к ней отнесешься.

– Давай, – согласилась она.

– Ты фантастику любишь?

– Хорошую люблю.

– Тогда тебе должно быть известно о теории параллельных миров.

– Ну… в самых общих чертах.

– Уже неплохо, – сказал я. – А теперь представь, что это не теория, и параллельные миры, или, как мы их называем, альтернативные миры, и в самом деле существуют. Мало того, они не очень сильно отличаются друг от друга и по ним вполне можно путешествовать. Если знать, как.

– А зачем? – спросила она.

– Что – «зачем»?

– Зачем по этим альтернативным мирам путешествовать? Разве мало одного мира, своего?

– А разве много? – ответил я вопросом на вопрос. – И вообще. Раз явление существует, его нельзя оставить без наблюдения. Мало ли что оно выкинет! Нет, контроль быть должен. Так уж мы, люди, устроены.

– Это вы, мужчины, так устроены, – сказала Марта, – что вам над всем контроль нужен. Но, в общемто, в данном случае я с тобой согласна. Если такое явление, как параллельные миры, или альтернативные реальности, существует, то над ним нужен контроль. Или хотя бы наблюдение.

– Умница, – похвалил я. – Правильно понимаешь ситуацию. Так вот, смогла бы ты поверить, что перед тобой сейчас и находится один из таких наблюдателей, или, если хочешь, контролёров?

Некоторое время Марта молча и пристально смотрела на меня, потом коротко рассмеялась и откинулась в кресле. Взгляд её остался таким же внимательным, но приобрёл ещё некоторую… бесшабашность, что ли. Я не успел в этом разобраться, как она небрежно осведомилась:

– А ты?

– Что – я? – не понял я.

– Ты бы мог в это поверить?

Настало время для меня умолкнуть и придать взгляду остроту и пристальность.

– Извини, я не очень понимаю, что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду то же самое, что и ты, – не сдавалась Марта. – Ты спросил, могла бы я поверить. Так вот. Я бы – могла. А ты – мог бы?

– Почему бы и нет, – медленно ответил я. – Мнето как раз поверить в это довольно просто.

– Сейчас ты скажешь, потому что ты и есть такой наблюдательконтролёр, – предположила она. – Так?

– Ну… допустим, так, – прищурился я. – И что, веришь?

– Верю, – не стала задерживаться с ответом Марта. – Мне, как и тебе, поверить в такое легко.

– Только не говори, что ты тоже контролёрнаблюдатель! – засмеялся я. – Но с другой стороны. Потому что, если бы с моей, я бы знал.

– А почему – не говорить? – удивилась Марта. – Ты решил быть со мной откровенным – спасибо. Я подумала и тоже решила довериться интуиции и сказать правду. И будь что будет. Ты ведь наверняка действовал сейчас не по инструкции, а? Признайся!

Она подмигнула и засмеялась.

Деваться было некуда, и я засмеялся вслед за Мартой. Настолько искренне, насколько смог это сделать.

Хотя, если честно, было мне совсем не до смеха. О каком веселье можно говорить, если молодая, красивая и, в общемто, малознакомая женщина просветила тебя насквозь, словно рентгеновскими лучами, своими глазами серого цвета и чуть ли не прочитала твои мысли? И это не те мысли, которые обычно возникают у нормального мужчины при виде красивой молодой женщины. Если бы те, было бы понятно и даже, возможно, приятно. А тут такое ощущение, будто тебя… раскусили. Как ни избито это звучит. Раскусили и думают: сразу проглотить или сначала всётаки как следует разжевать?

– Ну, и как это могло получиться? – первым не удержался я от закономерного вопроса. – Если честно?

– Да чего уж теперь скрывать, – вздохнула она. – Мы за вами давно наблюдаем.

– Мы – это кто?

– Мы – это Патруль Реальностей, – сообщила Марта. – Организация, соответствующая вашей Страже Внезеркалья. Более прагматичное и современное название, согласись.

– Скорее прозаичное, – не согласился я. – В нашем названии есть поэзия. А у вас? Патруль Реальностей… Нет, вполне мужественно, не спорю. Но без выдумки и креатива. Звучит как название дешёвого фантастического романа.

– Ойойой, – махнула рукой Марта. – Тоже мне, выдумщики. Стража Внезеркалья! Фу ты, ну ты, лапти гнуты. И вообще. Если вы такие все из себя творческие и поэтичные, то почему мы вас первыми обнаружили, а не наоборот?

– Вот поэтому, наверное, и обнаружили, – ухмыльнулся я, – что проза в подобных случаях всегда опережает поэзию. Но не побеждает её.

– А мы что, разве воюем? – осведомилась Марта. – Давайка проясним этот вопрос с самого начала, чтобы потом не возникало недоразумений.

– Да, это главный вопрос, – согласился я. – Особенно с учётом того, что мы с тобой, кажется, оба нарушили инструкцию. Или всётаки?..

– Нет, – покачала она головой. – Это не игра. Но если бы даже и было игрой, то, помоему, выгодной и для вас, и для нас. Подумай сам.

– Уже, – кивнул я. – Зачем воевать, когда можно сотрудничать. Так?

– Ага, – сказала Марта. – Сотрудничество в любом случае продуктивнее войны. Особенно когда воевать нет повода.

– Ну, поводто всегда найдётся, – сказал я. – При желании. Например, зачем вы за нами следили и засылали агентов? Если наша с тобой встреча срежиссирована, это значит, что в рядах Стражи завёлся «крот». И я даже могу догадаться, кто это. Гриша Булыгин, да? Больше просто некому. А с учётом того, что Гриша у нас работает, насколько я помню, около четырёх лет… За это время вполне можно было найти варианты для сближения.

– Вот я и нашла, – невозмутимо ответила Марта. – Что тебя не устраивает?

– Всё нормально, – сказал я. – Не обращай внимания. Должен же я както выразить негодование по поводу того, что вы нас обвели вокруг пальца и успели раньше! Дай выпустить пар.

– Так и быть, выпускай, – улыбнулась Марта. – Только не очень интенсивно и долго, ладно? Нам ещё надо придумать, что делать дальше.

– А что тут думать, – вздохнул я. – Начальству надо докладывать в любом случае.

– Это я понимаю, – сказала она. – Не очень только понимаю, под каким соусом этот доклад подавать.

– Под соусом взаимовыгодного сотрудничества, под каким же ещё! Сама же сказала. Или ты боишься, что твоё начальство накажет тебя за самоуправство?

– Не то чтобы так уж прямо боюсь, – призналась она. – Но опасаюсь.

Я ухмыльнулся.

И тут же мне в голову пришла очевидная и простая мысль о том, что если Марта – сотрудница Патруля Реальностей, аналога нашей Стражи, то вряд ли она может быть одновременно проституткой.

Очень вдохновляющая, надо заметить, мысль.

Вот только как её проверить? Как, как… Взять и спросить напрямую – вот как.

Я уж было открыл рот, но Марта снова меня опередила.

– Кстати, если тебе интересно, – сказала она, – то я не проститутка. Это я так просто сообщаю, на всякий случай.

Пришлось опять скрывать замешательство за ухмылкой. Правда, мне показалось, что в этот раз она вышла кривоватой.

Подошёл официант.

– Прошу извинить, – обратился он к Марте. – Но вас к телефону. Аппарат в баре.

– Спасибо, – кивнула ему Марта и, глядя на меня, добавила: – Это наверняка то самое моё начальство, о котором мы говорили. Если хочешь, пошли вместе.

– Пожалуй, – решил я. – Раз уж мы вместе это начали, то будем вместе и дальше.

Народу в баре было совсем мало: двое – он и она – за столиком в углу и один мужчина у стойки. В скрытых динамиках мурлыкало чтото близкое к старому доброму рокнроллу, и я подумал, что интересно было бы поближе познакомиться с музыкой этого мира. Хотя бы западной и в пределах двадцатого века. Наверняка много общего с нами найдётся. Как и всегда, впрочем.

Телефонный аппарат располагался в начале стойки. Трубка была снята и лежала, дожидаясь Марты.

«Сцена прямо как в кино прошлого века, – подумал я мельком, – вот что значит мир без хорошо развитой сотовой связи. Вроде бы и мелочь, а как сразу заметно. Хотя, разумеется, не мелочь, и жизнь при наличии мобильных телефонов меняется довольно сильно».

Марта уселась на высокий табурет и взяла трубку, я облокотился о стойку рядом.

– Алло, – сказала она. – Это Марта.

Мне не было слышно, о чём говорил собеседник или собеседница Марты, но я хорошо видел её лицо. Уже через несколько секунд разговора брови девушки нахмурились, губы сжались, вертикальная складка прорезала лоб.

– Саша? – произнесла она напряжённым голосом. – Алло. Алло!

Посмотрела на трубку, как будто засомневалась в её исправности, и медленно положила на рычаги.

– Что? – спросил я.

– Пойдём за столик.

Мы вернулись на свои места.

– Налей, – попросила Марта.

Я взялся за бутылку с вином.

– Водки, – сказала она.

Сорокаградусной в графине как раз хватило на две рюмки. Мы выпили.

– Так что случилось? – повторил я вопрос.

– Разгром, – ответила Марта. – Позвонил один из наших Патрульных. Его зовут Саша, но это не важно. Успел сказать, что на Контору напали.

– Контору?

– Да. У вас Приказ, у нас – Контора. Только не говори, что звучит избито, не до этого сейчас.

– Я и не говорю. Когда напали? Кто?

– Только что, как я поняла. Неизвестно кто. Люди в чёрных масках. Очень плохо. Я слышала выстрелы. Понимаешь? А потом Саша вскрикнул, и связь прервалась.

– Он звонил из этой вашей Конторы? – спросил я.

– Не успела понять, – покачала Марта головой и нервно закурила. – Но, как мне показалось, из неё.

– Так, – сказал я. – Попробуем реконструировать ход событий. Неизвестные в масках и с оружием нападают летним вечером в Москве на глубоко законспирированную организацию… Вы как, законспирированы? Или власть о вас знает?

– Я рядовая патрульная, – сказала Марта. – По моим сведениям официально нас не существует. А там… Всё может быть. У начальников большие связи.

– Спрошу иначе, – я тоже закурил. – Это может быть какаянибудь полициямилиция или ваша государственная служба безопасности? Эта… как её… СОПР – Служба охраны престола России?

– Да не знаю я! – в сердцах воскликнула Марта. – Никогда не имела с ними дела. И не ведаю, могли мы перебежать им гдето дорогу или нет. Теоретически, конечно, могли. Понимаешь… не верю я, что мы никак не были связаны со Службой охраны – мы их «сопричниками» называем, кстати. По аналогии. Но что бы ни произошло, стрелять?! А там стреляли, я слышала. И Саша вскрикнул.

– Этот твой Саша знал, что ли, что ты здесь?

– Разумеется, – сказала она. – Он был на дежурстве сегодня.

– Хм… Вообщето, сами по себе выстрелы ещё ничего не значат. Может быть, стреляли в воздух. Для устрашения, так сказать.

– Ты сам веришь в то, о чём говоришь? – криво усмехнулась Марта.

– Нда, – согласился я. – С трудом. Что ещё он тебе сказал? Дословно можешь передать разговор?

– Попробую, – она ненадолго задумалась. – Значит, так. «Марта, это Саша. На Контору напали неизвестные в масках. У них оружие, их много, и они громят всё подряд. Сюда не возвращайся, беги…» Всё. Потом я услышала выстрелы и крик.

– Это был крик боли?

– А бог его знает, какой это был крик, – зло сказала Марта. – Я, знаешь ли, не спец по крикам. Особенно по Сашиным крикам. Потому что никогда раньше не слышала, чтобы он кричал. Но теперь он кричал, и этого для меня вполне достаточно, чтобы осознать серьёзность положения.

– Не психуй, – сказал я.

– А ты не задавай дурацких вопросов, – огрызнулась она. – Какой был крик, надо же. Нашёл, что спросить.

– Кроме всего прочего, он сказал «беги», так? – уточнил я.

– Да, это было его последнее слово – «беги». Мне показалось, что он хотел сказать чтото ещё, но не успел.

– Помоему, это самое важное из того, что он сказал, – предположил я. – Беги. Это значит, что он понял: опасность смертельная. Просто так мы не бежим. Как правило.

– Да… наверное, – не слишком уверенно согласилась она.

– Если бежать, то в какоето определённое место, – продолжил я. – А не куда глаза глядят. У вас было чтото предусмотрено на подобный случай?

– Запасной вариант?

– Он самый.

– Не знаю, имею ли я право…

– Брось, – поморщился я. – Мы ведь уже договорились. Да и в любом случае, не время сейчас для секретов и тайн. Если тебя это утешит, могу сказать, что наша запасная база располагается в городе РостовенаДону. Это первая. А вторая в Крыму. В районе Нового Света. А знаешь, почему?

– Знаю, – кивнула она. – Там, на юге, тоже много Проходов. Почти как в Москве.

– Мы называем это Окна, – сказал я. – Ну так что?

– Чточто… – Марта решительно загасила в пепельнице сигарету. – Ехать надо, всё правильно. Если ктото и уцелел, то соберутся там. В конце концов, именно это и сказано в инструкции.

– В Ростов или Крым? – осведомился я.

– В Крым, – сказала она. – И как можно скорее. Наша первая запасная база там.


Когда дело – труба | Хранители Вселенной. Дилогия | Дворец с тысячью комнат