home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пять пуль для Пятиглазого

Хороший ресторан, по моему мнению, отличается от плохого, кроме всего прочего, тем, что его обслуживающий персонал не заставляет клиентов долго ждать. Кроме тех случаев, когда это вызвано, будем говорить, производственной необходимостью. Каковая необходимость в хорошем – подчёркиваю – ресторане может быть связана только с заказом того же клиента, потому что на приготовление блюда, а также доставку экзотического продукта или редкого напитка требуется время. Само же обслуживание и расчёт должны осуществляться быстро и четко. И, конечно же, без обмана. Для того и существуют чаевые, дабы не подвергать человека искушению.

Ресторан «Лермонтов» оказался хорошим – официант, обслуживающий наш столик, материализовался по первому знаку, словно из воздуха, и расчёт тоже принёс быстро.

Я, не поскупившись, расплатился, и мы с Мартой вышли на Тверской бульвар.

Народу и машин было немного. Гдето за Садовым кольцом горел великолепный закат, окрашивая облака над нами прозрачными огненными красками, и вся Москва казалась в эту редкую вечернюю минуту тихой и умиротворённой.

– Как хорошо, – вздохнула Марта. – Даже не верится, что нужно кудато убегать.

– Внешность обманчива, – сказал я. – Не назвал бы Москву великой лгуньей, но и всей правды она не говорит.

– А в скольких Первопрестольных ты побывал? – спросила Марта. – Я лично – в двух. Не считая родной.

– Для меня это пятая, – сообщил я, жестом подзывая такси. – Но я в Приказе давно, и лет мне, как ты, вероятно, заметила, не так уж и мало.

– В самый раз, – сказала Марта и плотно взяла меня под руку. – Меня устраивает.

Конечно, я не мог изучить как следует эту Москву за то недолгое время, что в ней находился. Но и трёх поездок на такси хватило, чтобы понять: пробок здесь было не в пример меньше, нежели в моей родной столице. Вообще, я давно заметил, что по этому показателю моя Москва не имеет конкурентов во всех известных нам альтернативках. Так что закат ещё не успел совсем остыть, как мы были на месте.

На то, чтобы бросить в сумку зубную щётку с бритвой и нацепить под пиджак кобуру с «береттой», много времени не нужно, и меня порадовало, что Марта от меня не сильно отстала (я давно заметил, что женщины, когда надо, могут собраться быстрее любого мужчины), – через десять минут мы уже выходили из подъезда в вечерние московские сумерки.

Автомобиль, на котором мы собирались ехать в Крым (Марта рассказала мне о нём по дороге из ресторана), стоял неподалёку, на другой стороне двора, и здесь же, возле него, нас поджидала засада.

Даже не знаю, как мне удалось её почувствовать – видимо, сказался недавний опыт, приобретённый в террористическом подполье моей последней альтернативки. Как бы то ни было, но огонёк сигареты, мигнувший в салоне автомобиля, стоящего сразу за нашим, и три темных силуэта в другой машине, припаркованной непосредственно перед автомобилем Марты, меня не просто насторожили – это было похоже на то, как если бы ктото, кому я безмерно доверяю, заорал мне прямо в ухо: «Берегись!»

– Назад, – пробормотал я сквозь зубы и крепко взял Марту за локоть.

– Что такое?

– Твою машину пасут. Уходим. Будем надеяться, что нас не заметили.

Но нас заметили.

Стоило нам развернуться и направиться в другую сторону, как сзади отчётливо хлопнуличмокнули автомобильные двери, и раздался чейто решительный окрик:

– Стоять на месте! Эй, вы, двое!

– А вот хрен вам, – пробормотал я, вытаскивая на ходу «беретту». – Беги, Марта. Вон туда, за гаражи, и жди меня там. Я догоню.

– Но…

– Ходу! – я подтолкнул девушку в спину, обернулся и без предупреждения трижды подряд выстрелил по трём тёмным силуэтам, которые двигались к нам через двор.

До них было около тридцати метров. Далековато, но как минимум один раз я попал – крик боли и ярости стал лучшим подтверждением этому. К тому же если двое залегли, то один, как мне показалось, явно упал. Для острастки я выстрелил ещё дважды и кинулся догонять Марту.

За гаражи мы забежали одновременно. Нам повезло, и здесь не оказалось ни единой живой души, что значительно облегчало задачу. Преследователи также не торопились лезть под мои пули, и я подумал, что всё обязательно получится. Главное – действовать быстро и без суеты.

– Извини, родная, – сказал я Марте, обнимая её за талию, – но твой план отменяется, и у нас только один шанс. Стой и не шевелись. Попробуем исчезнуть.

Я не «щупач», но основами настройки на альтернативку с помощью ручного переносного Камня владеют все Стражники. Так же, как и умением в критической ситуации концентрировать всё своё внимание и силы на поставленной задаче.

А задача у тебя, мельком подумал я, сейчас только одна – убраться отсюда домой, и как можно скорее. Ну, Стражник, давай.

Погони не существует, на остальное и вовсе плевать.

Только ты, Камень и твой чистый разум.

Ну и сердце ещё.

Бумбумбум. Ровные и спокойные удары.

Всё будет хорошо, ты умеешь это делать, и ты это сделаешь. Вот уже задрожал и засветился воздух рядом, окутывая нас спасительным коконом… загудела басовито неведомая и невидимая струна… ещё чутьчуть… аах!

Вот он.

Переход.

– Тихотихо, уже всё, – ноги у Марты явно ослабели, и я с удовольствием прижал её к себе, поддерживая. – Теперь нас точно никто не догонит.

– Всё нормально, извини, это я от неожиданности, – она чуть отстранилась, глядя мне за спину. – Куда это мы попали… Сзади! – Её зрачки мгновенно расширились чуть ли не во всю радужку, и я, не раздумывая, крутнулся на месте, роняя на пол сумку и разворачиваясь лицом к неведомой опасности.

В магазине моей «беретты» оставалось ещё семь патронов, и пять из них я всадил в стоящее передо мной метрах в семивосьми существо со всей скоростью, на которую только был способен.

Уж больно опасным оно выглядело, а старый закон стрелков Дикого Запада, гласящий: «Стреляй первым, если хочешь остаться в живых», ещё никто не отменял. Да и не смог бы отменить.

Грохот выстрелов ударил в уши.

Существо (очень, очень напоминающее человека, но не человек) влипло в стену позади себя, выронило из верхних конечностей весьма похожий на оружие предмет и, оставляя на светлокремовой поверхности кровавые полосы, сползло на пол, где дёрнулось несколько раз в агонии и затихло.

– Кажется, готов, – произнёс я не своим голосом и откашлялся. – Или готово. Спасибо, Марта. Вовремя.

– Господи, кто это? – голос Марты доносился до меня словно сквозь вату – на открытом пространстве «беретта» не особо громогласна, но в помещении… – Страшный…

Не опуская пистолет, я медленно приблизился к убитому.

Это действительно напоминало человека.

До омерзения.

Никогда я не считал себя особо брезгливым по отношению к различного рода и вида живым существам, и некоторую гадливость у меня могли вызвать разве что ни в чём не повинные сколопендры, но здесь я невольно поморщился и задержал дыхание, хотя запах сгоревшего пороха в любом случае забил бы всякий другой, за исключением, пожалуй, трупной вони.

Четыре пули вошли существу в грудь, и только одна попала точно в лоб, разворотив затылочную часть черепа. Так что его «лицо» и всё остальное я мог рассмотреть очень хорошо.

Рост около двух метров или немного больше. Одето в нечто вроде длинной коричневатой безрукавки навыпуск с тремя карманами по бокам и спереди, а также узкие, заправленные в короткие сапоги штаны. Очень бледная, грязносерого оттенка, плотная и скользкая на вид кожа. Мощная короткая шея. Полное отсутствие волос. Пять маленьких, расположенных наподобие олимпийских колец и закрытых полупрозрачной плёнкой круглых глаз (я предположил, что это именно глаза). Носа нет совсем, а на месте ушей – два пучка обвисших, достающих до плеч тонких щупалец, вызвавших во мне смутные ассоциации с какимто то ли кинематографическим, то ли книжным образом, который я напрочь забыл. Ощерившийся рот более всего походил на безгубую пасть некой рептилии, с двумя жевательными пластинами вместо зубов. Очень длинные по сравнению с человеческими пропорциями плечи и бёдра. По семь пальцев на руках.

Продолжая держать существо на мушке и помня о том, что в голливудских фильмах подобные твари оживают в самый неожиданный момент, я пихнул чудище ногой.

Никакой реакции.

Пихнул сильнее.

Ноль.

– Кажется, готов, – повторил я и понял, что начинается адреналиновый отходняк – хотелось болтать без умолку, хвастаться одержанной победой, ходить гоголем и всячески радоваться жизни. Это только в книгах и вестернах герой после боя остается таким же невозмутимым и спокойным, как всегда. В жизни всё немного иначе.

«Не торопись, – предостерёг меня внутренний голос. – Очень может быть, что этот монстр был здесь не один. И вообще, неплохо бы определиться для начала, где мы находимся. Согласись, что на северную окраину Москвы, какой бы она ни была, это мало похоже».

Да уж.

Я огляделся.

Высокое кубообразное помещение без окон и какой бы то ни было мебели, из которого в противоположные стороны вело два коридора. Приглушённый свет, исходящий, кажется, непосредственно от стен и потолка. Совершенно незнакомое место. Не будит во мне никаких внятных ассоциаций.

Склад?

Впрочем, с тем же успехом это может оказаться магазином, офисом или заводом. А также учебным заведением или жильём. Ладно, хрен с ней, идентификацией помещения. Откуда взялся этот… пятиглазый, с пучками щупалец вместо ушей и семью пальцами на руках? Пришелецинопланетянин? На Земле таких нет. Насколько мне известно. Ни в одной из альтернативок. Там вообще с пришельцами из космоса напряжёнка, и все разговоры о них только разговорами и остаются. Ччёрт, вот же незадача. Вернее, именно что задача. Из огня да в полымя.

– С пистолетом управляться умеешь? – спросил я Марту. Она чуть побледнела против обычного, но глаза блестели решительно.

– Держала в руках. А что?

– На, – я протянул ей «беретту» рукоятью вперёд, – посторожи.

– А ты?

– А я этого пятиглазого обыщу. На всякий случай. Патрон в стволе, учти. Второй – в магазине. При нужде можно немедленно стрелять. Целься, жми на спусковой крючок, и пуля вылетит. Представь себе, что это не пистолет, а фотоаппарат. Отдача не очень большая, чай, «беретта», а не какойнибудь «магнум»…

Сообразив, что несу какуюто чушь, я умолк, присел на корточки и первым делом ухватился за оружие Пятиглазого.

Если, разумеется, это было оружие.

С другой стороны, чтобы это ещё могло быть? Ну… допустим, перфоратор. Или просто большая инопланетная дрель. Шуруповёрт и монтажный пистолет в одном флаконе. Строительный инструмент, в общем. С лентойремнём для ношения на плече, груди или за спиной.

Смешно.

Но с другой стороны, почему бы и нет? Представим себе, что это какойнибудь местный рабочий. Мы же не знаем, где мы? Не знаем. Вот и представим. Строительный, значит, рабочий. Делал тут ремонт. Вдруг откуда не возьмись материализуются двое какихто чудищстрашилищ. Что делает рабочий? Правильно. Выставляет перед собой перфоратор от страха и делает вид, что он сам будет опаснее любой опасности. На всякий случай. А что в ответ совершают эти двое уродов? Вместо того, чтобы до икоты и мокрых штанов испугаться или хотя бы представиться, они орут и открывают огонь на поражение. И, натурально, поражают.

Насмерть.

Финита.

Нда, а вот теперь не смешно. И тем не менее давайте всё же разберёмся.

Так… Это явно рукоять. Длинная – как раз под семь пальцев. А эта клавиша прямо так и просится, чтобы её нажали. Нука…

Я направил «дрельперфоратор» в потолок…

– Внимание!

…и нажал клавишу.

Ничего не произошло.

Хм. А вот этот вот рычажок вполне может быть предохранителем.

Так и есть. На этот раз «перфоратор», словно пойманная рыба, дёрнулся в моих руках и с треском выплюнул в потолок самую натуральную молнию.

Было темновато, но я разглядел, что место, куда молния вонзилась, почернело и даже, кажется, обуглилось.

Значит, всётаки оружие. Хотя чёрт его знает, какие у местных строительных рабочих могут быть инструменты. А вдруг это сварочный аппарат? Всё, отставить, эдак своё же воображение доведёт меня, пожалуй, до полного абсурда.

– И всё равно моя «беретта» круче, – объявил я и подмигнул Марте, которая улыбнулась мне в ответ краем рта.

Обыск пятиглазого ничего не дал.

Все три его кармана на длинной «безрукавке» оказались пусты, словно кошелёк алкоголика после недельного запоя, а других карманов на одежде не обнаружилось.

– Ни хрена у него больше нет, кроме этого ружьёца, – сообщил я, выпрямляясь. – Даже странно.

– Почему странно?

– Возьми нас. И оружие, и две сумки – твоя и моя. С необходимыми вещами. А у него только оружие. О чём это говорит?

– Понятия не имею, – хмыкнула Марта. – Может быть, о том, что он местный?

– Хорошая мысль, – кивнул я. – Но тогда мы с тобой попали в очень неприятное место.

– Давай попробуем ещё разок твоим Камнем воспользоваться? – предложила Марта.

– И ещё одна хорошая мысль, – кивнул я. – Поздравляю. Давай. Только вначале…

Я достал из сумки цифровой фотоаппарат и сделал несколько снимков пятиглазого с разных ракурсов.

Марта хихикнула.

– Угу, – не отрываясь от видоискателя, согласился я. – Сам знаю, что похож на судебного фотографа из дешёвого сериала.

– Мысли угадываешь, – вздохнула Марта. – И всегото на вторые сутки знакомства.

– Это хорошо или плохо? – осведомился я, спрятал фотоаппарат и наконец закурил.

– Тоже хочу, – сказала Марта, и я дал ей сигарету и поднёс огня. – Спасибо. Это не хорошо и не плохо. Пока это странно. Странно для меня.

Молча мы докурили сигареты и попробовали перейти в мою реальность ещё раз. Не вышло.

– Глухо, – констатировал я. – Ни ответа, ни привета. Такое впечатление, что Камень умер.

– Так не бывает, – неуверенно заметила Марта.

– Всё, чего раньше не было, когданибудь случается, – вздохнул я. – Может, конечно, и не умер. Но работать здесь он не хочет. Сюда доставил, а вот отсюда…

– А если… – Марта замялась.

– Что?

– Если мне попробовать? Понимаю, что просьба неэтична, но в нашей ситуации…

– Хочешь сказать, что вы, женщины, чувствительней нас, мужиковчурбанов? – ухмыльнулся я и стянул с руки браслет. – На, действуй. Только не к тебе, нас там поджидают с нетерпением, и лично я их ожидания оправдывать не собираюсь. Давай в какуюнибудь альтернативку. Сможешь?

– Постараюсь изо всех сил.

Марта аккуратно надела на левую руку браслет, и мы снова обнялись.

Я стоял, вдыхал апрельский запах её волос и думал о том, что пока эта девушка меня не разочаровывает. Нигде. Ни в постели, ни в ресторане, ни в опасности. Прямо даже както это волнительно.

– Ничего, – разочарованно выдохнула Марта, отстраняясь. – Ничего. Ты прав. Глухо.

Она сняла браслет и отдала его мне.

– Ну и хрен с ним, – нарочито бодрым тоном объявил я. – Зато мы живы и здоровы и постараемся остаться таковыми впредь. Ну что, пошли на разведку?

– Пошли, – согласилась Марта. – А что с этим делать? – она кивнула на труп Пятиглазого.

– А что мы можем сделать? Пусть здесь лежит. До поры до времени. Не с собой же его тащить.

Я снарядил магазин «беретты» до положенных 12 патронов, снова вручил пистолет Марте, сам вооружился «сварочным аппаратом» пятиглазого, и мы пошли на разведку.


Дворец с тысячью комнат | Хранители Вселенной. Дилогия | Блуждания