home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вниз по реке

Ночь прошла без происшествий.

Мы установили очерёдность дежурства, натащили ещё хвороста для костра, чтобы хватило до рассвета и ни одна хищная и опасная тварь нас не потревожила. Если не считать отдельных представителей местной разновидности комаров, которым таки удалось полакомиться нашей кровью и остаться при этом в живых. Но тут уже ничего сделать было нельзя, и приходилось только надеяться, что с их укусами мы не подхватим никакой заразы.

Утро выдалось туманным и седым, как уже сказал однажды Иван Сергеевич Тургенев, и я, поднимаясь с влажной от росы травы, подумал, что бывали в моей жизни ночи и получше. Да и утра тоже.

– Где только не приходилось мне ночевать, – словно прочитав мои мысли, объявил Влад и с явной неохотой помахал руками и несколько раз присел, имитируя зарядку. – Но ни в юности, ни сейчас я не считал и не считаю голую землю хорошей постелью. Чёрт, как всё затекло…

Я спустился к реке, плеснул в лицо несколько пригоршней холодной воды и прислушался.

Тишина.

Только перекликаются гдето в лесу за спиной незнакомые птичьи голоса.

Изза тумана, укрывавшего всё вокруг, противоположного берега реки видно не было, но я и так догадывался, что пожар до этих мест не добрался – ночью я видел, как постепенно угасало зарево за рекой. Там, совсем неподалёку от нас, случилась гроза, и мощный ливень погасил огонь, но нас не задел – прошёл стороной.

Извержение тоже утихло.

Возможно, лишь на время, но и это было неплохо.

Позавтракали остатками вчерашнего мяса, которое Маша предусмотрительно сунула в мою сумку, когда мы в спешке покидали «дворец».

– Удивительно, как быстро начинаешь ценить совершенно обычные вещи, когда попадаешь в необычную ситуацию, подобную нашей, – заявил Женька, чья словоохотливость, кажется, совершенно не пострадала ни от вчерашнего катаклизма, ни от малокомфортной ночи.

– Например? – осведомился я, вытирая руки о влажную траву и закуривая.

– Например, чай. Или даже просто горячая вода, кипяток. Казалось бы, самая обычная штука. А на тебе. Недоступна. Если нет другой обычной штуки – котелка или даже просто кастрюли.

– Что ж, – философски заметил Никита. – Значит, будем пока обходиться без чая.

– И не только без него, – сказала Маша. – Но меня обнадеживает это твоё «пока». Пока – это сколько?

– Пока не найдём кастрюлю, – сказал Влад, и все засмеялись.

Это хорошо, что мы смеёмся, подумал я. Пока. Надолго ли хватит нам чувства юмора?

После недолгого совещания было решено и дальше сплавляться вниз по реке. Предварительно улучшив, насколько это возможно, наше плавсредство. Глупо бить ноги, шагая вдоль реки, когда река сама может нас нести. Удаляться же от неё нет никакого смысла, потому что единственный наш шанс на спасение заключается в том, чтобы встретить поселение разумных существ. Желательно, конечно, имеющих облик, близкий к человеческому. Которые поселения если и есть тут вообще, то наверняка расположены на берегу реки. Как и положено поселениям.

– Лучше день потеряем, зато потом за пять минут доплывём, – слегка перефразировал известный мультик Женька. – Жаль только, что опять простых вещей не хватает. Я бы сейчас не отказался от топора.

Но топора у нас не было.

Зато был Локоток, который сумел нас весьма и весьма удивить.

Мы как раз обсуждали, что именно мы можем сделать с нашим деревом с учётом имеющихся инструментов и средств. Получалось, что не очень много. С помощью моего складного ножа легко срезались не очень толстые ветви, но спилить им даже тоненькое деревце было уже весьма проблематично. Использовать же в качестве пил и топоров импульсные ружья урукхаев, как мы это сделали вчера в приступе отчаяния, не хотелось – в моём ружье уже кончились заряды, и насколько их хватит в трёх оставшихся, мы не знали.

– В конце концов, нам не нужен плот, – сказал Никита. – Лично мне, как инженеру, представляется нечто вроде тримарана. То есть в идеале неплохо бы очистить основной ствол от веток, чтобы не тормозили и вообще не мешали. Далее. Найти два ствола поменьше и потоньше и привязать их по бокам, чтобы было на что при случае встать и не свалиться в воду. Ну и шесты нужны, конечно – от дна отпихиваться.

– Помоему, здраво, – сказал Влад. – Ветви – не все, но многие – срежем ножом. Готов этим заняться. Два ствола, которые поменьше и потоньше, найдём в лесу среди упавших деревьев. Там же и лианами разживёмся в качестве верёвок.

Так мы и поступили.

Оставили Влада под охраной Марты с «береттой» на берегу, а сами, прихватив Локотка, отправились в лес.

Почти сразу же мы наткнулись на два ровнёхоньких дереваблизнеца, которые росли одно возле другого и подходили для наших целей идеально, так как вдобавок ко всему были от корней до верхушки оплетены неким ползучим растением, весьма напоминающим те самые лианы, которые мы намеревались использовать вместо верёвок.

Да, подходили они нам очень хорошо.

Если бы не одно обстоятельство: деревья именно росли в полном здравии, а не лежали на земле.

– Эх, – похлопал по стволу одного из них Женька. – Хороши красавцы, да не наши, – и тут его взгляд остановился на Локотке. – Слушай, приятель, ты же у нас трансформер известный, взял бы да стал пилой на время, а? Или топором. Для общей пользы, так сказать. Мы бы тобой деревца эти спилилисрубили, а потом ты бы снова в Локотка превратился, как ты умеешь.

И Женька руками показал, как он бы спилилсрубил приглянувшиеся нам деревья.

Дальше произошло следующее.

Локоток, как всегда молча, «выслушал» Женькино предложение, затем подошёл к дереву и начал на глазах меняться.

Секунда, другая…

Одна из его рук втянулась в туловище и пропала, зато вторая вытянулась и превратилась в некое подобие узкого клинка. И этим самым клинкомрукой Локоток, совершенно, как нам показалось, не напрягаясь, срезал оба ствола. Сначала один и тут же, без паузы, второй. Мы еле успели отскочить в сторону – убить бы не убили, но крепко ударить когонибудь и травмировать они могли запросто.

– Вот так Локоток! – воскликнул Женька. – Ну молодец! Чего ж ты раньшето молчал, чудо наше маломерное?

– А раньше его никто и не спрашивал, – сказала Маша. – Кстати, и ты, Женя, молодец, что спросить догадался.

С помощью Локотка и лиан, которые и в самом деле оказались очень крепкими на разрыв и в то же время гибкими, работа пошла гораздо веселей, и ближе к обеду нам действительно удалось соорудить нечто вроде тримарана.

То есть к основному бревнукорпусу, уже освобождённому от лишних веток, мы прикрепили шесть поперечин (по числу членов нашего отрядаэкипажа), к которым со всем старанием уже и привязали два древесных ствола в качестве дополнительных поплавков.

Пока мужчины занимались строительством речного корабля, Маша и Марта очень удачно сходили на охоту, приволокли из леса очередную «свинью», разделали её и опять нажарили мяса.

«Пока нам везёт, – думал я за обедом, уплетая свою порцию и наблюдая за товарищами. – Есть оружие, и есть животные, на которых можно охотиться и которых можно есть. Значит, голодная смерть в ближайшие дни и даже недели не грозит, и это уже радует. Но, с другой стороны, впереди может ожидать столько проблем и трудностей, что… Нет, предвидеть их все невозможно в любом случае, так что лучше и не расстраиваться».

– Если мы задержимся здесь надолго, – провозгласил Женька, – надо будет подумать о разнообразии нашего меню. Жареное мясо – это хорошо, но организму нужна и растительная пища.

– А также рыба и птица, – сыто отдуваясь, заметил Влад.

– Именно! – воскликнул Женька. – Да не заподозрят меня в гурманстве и обжорстве, но ни от птицы, ни от рыбы я бы в дальнейшем не отказался.

– Так налови, – ухмыльнулся Никита. – Вот река, а вот и небо.

– Может, и наловлю, – ответил Женька. – Когда придумаю, как это сделать.

– Не знаю, как вы, – сказал Влад, – а я вот сижу и вспоминаю «Таинственный остров» Жюля Верна. Вернее, пытаюсь вспомнить. Но там у них был инженер Сайрес Смит, а у нас… Впрочем, у нас есть Никита, который тоже инженер. А, Никита?

– Меня, конечно, зовут не Сайрес Смит, – промолвил Никита, – но, ежели припрёт, хижину сложить смогу. Например. Тем более если Локоток поможет. Хотя «Таинственный остров» я не читал, и Жюля Верна не особо люблю. Устарел он, как мне кажется, давно.

– Другое поколение – другие книги, – вздохнул Влад. – Или вовсе без книг. А, Мартин? Мог ли ты подумать тридцать лет назад, что подрастёт молодёжь, не читавшая Жюля Верна!

– Тридцать лет назад – вряд ли, – сказал я. – А сейчас не вижу в этом ничего странного или ужасного. Действительно, иное время, иные и книги.

– Да ладно вам, – махнул рукой Женя. – Я вот читал «Таинственный остров». И что? В нашей ситуации это лично мне ничего не даёт. Если чтото и может помочь, так это лишь мой жизненный опыт. То, чему я когдато научился и до сих пор хорошо умею делать. А книги – я имею в виду художественную литературу – редко учат чемуто конкретному. Точнее, учитьто они могут, но вот научить – это вряд ли. Возьмём тот же «Таинственный остров». Единственное, что я из него помню в смысле практического применения – это как они ловили птиц на крючки с червями, будто рыбу. При этом, кажется, вместо крючков использовали колючки с какогото дерева, а вместо лесок – тонкие лианы.

– Вот! – заметил Влад. – Видишь? А говоришь, нет пользы. Уже хорошо, и карты в руки. Тем более что ты хотел разнообразить наше меню птицей. Осталось найти колючки и тонкие лианы.

– А также червей, – добавила Маша, – и птиц, готовых на них… это… клюнуть. В общем, Женя, я рада, что тебе будет чем заняться. Не заскучаешь.

– Спасибо, родная, – хмыкнул Евгений, – и тебе без дела не сидеть. А вообще, друзья мои, хочу вам заявить, что, несмотря на весь романтизм ситуации, я не желал бы нам судьбы героев Жюля Верна.

– Отчего так? – осведомился Влад. – Помоему, вполне достойная и даже счастливая судьба. Главное, что все живы остались, да ещё и при деньгах.

– Это верно, – фальшиво вздохнул Женька. – Но уж больно много им пришлось работать руками, а я както от этого давно уже отвык. Больше головой.

– Придётся снова привыкать, – уверенно предсказал Никита и оказался совершенно прав.

Чегочего, а физической работы в ближайшие дни нам хватило с избытком. И работы чаще всего тяжёлой, нудной и довольно грязной. Ясно почему. Даже в турпоходах, которые мы вроде бы воспринимаем как форму отдыха, приходится много работать. А наш поход туристическим назвать было никак нельзя. И более всего он осложнялся тем, что не было у нас конкретной цели. Плыви вниз по реке, пока… Что? Вот этогото никто из нас и не мог знать. Хотя, разумеется, всевозможных предположений по поводу того, что с нами уже произошло и произойдёт ещё, было высказано и по пути, и на ночных стоянках немало.

Первой заметила дым от костра Маша.

Я и раньше обращал внимание на её исключительную зоркость, но тут она превзошла саму себя.

Случилось это на третий день сплава, ближе к вечеру. К этому времени мы уже привыкли к окружающему пейзажу, набили шестами мозоли на руках, и наши ожидания скорой встречи с кемнибудь из представителей невраждебного разума изрядно поутратили оптимизм заодно с энтузиазмом.

– Вижу дым, – сообщила Маша. – Вон там, справа. Скорее всего, это чейто костёр.

Мы честно и внимательно посмотрели в указанном направлении.

– Лично я ни хрена не вижу, – признался Женька. – Хотя на зрение никогда не жаловался.

– Ничем не могу помочь, – сказала Маша. – Я вижу.

– Почему ты думаешь, что это костёр? – спросил я.

– Дым… локальный, – объяснила Маша. – Поднимается столбом вверх. И белый, почти прозрачный. Я, конечно, не скаут, но пожар от костра отличить могу.

Через десять минут дым увидел и Женька, а за ним, ещё через пять, и все остальные. И как раз в тот момент, когда мы совсем уж было решили причалить к берегу, чтобы произвести разведку, река совершила плавный поворот к югу, и далеко перед нами блеснуло иное, более обширное, водное пространство.

– Озеро, – сообщил Женька то, что мы созерцали и сами. – Боольшое, однако. Кажется, мы приплыли, друзья.

– К берегу, – скомандовал я. – И это… убавьте громкость. На воде звуки далеко расходятся, а кто там впереди костёр жжёт, мы не знаем.

– Кто пойдёт на разведку, командир? – осведомился Женька, когда мы замаскировали наш тримаран в прибрежных кустах и сами укрылись в лесу от возможных посторонних глаз. Было видно, что ему не терпится освежить свои армейские навыки.

– Ты и пойдёшь, – сказал я. – Но не один. А вот кто второй…

– Можно я? – негромко, но с какойто серьёзной уверенностью спросила Марта. – Я умею по лесу тихо ходить.

– Давайте, – подумав, разрешил я. – Времени вам на всё про всё… два часа и тридцать минут. Помоему, должно хватить. Костёр, насколько я понимаю, разведён на берегу озера, а оно не так уж далеко. Да и темнеть к этому времени начнёт. А шляться по лесу в темноте даже разведчикам без особой необходимости не стоит.

– К тому же мы будем волноваться, – сказал Влад.

– И очень ждать, – добавила Маша.

– Наконецто правильные слова, – заметил Женька. – Оружие мы возьмём.

– Обязательно, – сказал я. – Но, надеюсь, мне не нужно вам объяснять, что применять его можно лишь в самом крайнем случае. Даже если окажется, что это костёр наших друзей, пятиглазых урукхаев. Ваша задача – увидеть, оценить обстановку и вернуться в целости и сохранности. Всё понятно?

– Так точно, – сказал Женька.

– Ясно, – кивнула Марта. – Да не волнуйся ты, Мартин, всё у нас получится. Обещаю.


Под открытым небом | Хранители Вселенной. Дилогия | Засада