home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Мне нравится разбирать и чистить пистолет. По многим причинам. Главная из них та, что во время данного процесса из головы волшебным образом исчезают суетные и второстепенные мысли и, если не торопиться и подойти к делу основательно, с расстановкой, приходят мысли солидные и важные. Не обязательно, но как правило. При этом появляются они как будто сами, без видимых усилий с твоей стороны. Ты сидишь за столом, на котором разложен кусок чистой материи, а попросту говоря, тряпка, и твои руки без какого бы то ни было участия мозга делают привычную работу.

На этот раз я решил провести полную разборку, чистку, смазку и сборку «беретты» (ну, не совсем полную – те же накладные «щёчки» на рукоятке и прицел можно не снимать, равно как и не совершать несколько других похожих операций), хотя бы потому, что давно этого не делал, а пострелять машинке пришлось много. Особенно в последние две недели. Да и какие солидные мысли могут посетить во время неполной разборки и чистки, на которую при всём старании уходит около пятнадцати минут? Нет, мне нужны были час или больше – как раз то время, чтобы привести в полный порядок и голову, и пистолет.

«Беретта» – это вам не «макар». Штучка тонкая и сложная – больше 60 деталей при полной разборке. Но зато в работе безотказна и точна, не говоря уж об эргономичности. А больше ничего и не требуется.

Итак, начнём.

Я нажал на защёлку, вытащил магазин, отвёл затвор, проверяя, не спрятался ли случайный патрон в патроннике, затем снял затвор с рамки, и далее уже мои руки обрели полную самостоятельность, освобождая мозг для иных, более важных задач.

Отчегото первыми явились не мысли, а воспоминания. Свеженькие, всегото двух недель от роду. Ну или чуть больше. Заброска на Альтерру и знакомство с Мартой. Разгром Конторы и бегство со стрельбой. Встреча с друзьями, а затем и врагами – пятиглазыми киркхуркхамиурукхаями. Локоток и Оскар. му разу. Например, те, что непосредственно относились к нашей с Мартой первой ночи. Вот уж действительно: «Рядовой Петров, о чём вы думаете, глядя на груду кирпичей?» – «О бабах, товарищ лейтенант!» – «Почему?!» – «А я всегда о них думаю». Хорошо всётаки, что я согласился взять Марту с собой.

Да, всё верно. Как раз две недели назад, стоя на берегу тогда ещё неведомого озера на неведомой планете и глядя, как прямо из вод вырастает до самого неба ослепительная в своём величии Пирамида, я впервые отчётливо понял, что с прошлой жизнью можно распрощаться. Окончательно и бесповоротно. И каждый последующий день, вплоть до сегодняшнего, лишь убеждал меня в том, что я не ошибся.

Потому что, если ты нашёл клад, стоимость которого превышает все реальные пределы, то уже никогда не станешь прежним. Хоть испуганно закопай его обратно и сделай вид, что ничего не случилось.

Но мыто как раз и не испугались. Наоборот. Приняли в дальнейшей судьбе клада самое горячее участие. С учётом же того, что Пирамида и всё, что с ней связано, может быть сравнима с самым бесценным на Земле кладом, как Солнце с песчинкой, то и вовсе становится ясно – влезли мы с головой в такое дело, откуда назад дороги нет. Только вперёд. Из этого и нужно исходить. А всякие там сомнения и переживания по поводу того, что можно было бы поступить иначе, запереть в самой дальней и тёмной каморке сознания, и ключ выбросить… Не до них сейчас.

Да, Пирамида… Оскар ни на йоту не лукавил, утверждая, что другого такого искусственно созданного объекта не существует во Вселенной. Сказать, что это уникальное сооружение – ничего не сказать. Одно то, что она построена миллион с лишним лет назад, а выглядит и продолжает функционировать как новенькая, не умещается в сознании. Нет, я всё понимаю: неземные технологии загадочных Хозяев; самовосстановление на атомарном уровне, рассчитанное практически на вечность; искусственный интеллект в лице Оскара и его помощников (Локоток и – частично – Центральный Мозг), неиссякаемый источник энергии (чтото там связанное с вакуумом, я так и не понял до конца), гениальная простота конструкции (что может быть устойчивее пирамиды?). И всётаки. Миллион лет – это для меня слишком много. Во всяком случае, пока. Не привык я ещё. Да и как тут привыкнешь, если с самого нашего появления здесь Пирамида демонстрирует всё новые и новые чудеса. Которым воистину несть числа. Ну, то, что оставшиеся в живых киркхуркхиурукхаи были легко и в мгновение ока отправлены со «своего» уровня на родину, нас не слишком поразило. В конце концов, мы пользовались Камнями Внезеркалья и привыкли к мгновенным перемещениям из одной реальности в другую.

А вот факт оздоровления и омоложения наших организмов потряс.

Помню, как на третий, кажется, день прямо с утра ко мне ввалился ошеломлённый Влад, плюхнулся в кресло и потребовал сигарету.

– Что такое, – осведомился я, протягивая пачку и зажигалку, – у нас неприятности?

– Скорее наоборот. Но от этого не легче. Уж больно последствия непредсказуемы…

Я захотел объяснений и немедленно их получил. Оказалось, что моему старому боевому товарищу Владимиру Ивановичу Борисову сегодняшней ночью приснился самый настоящий эротический сон. Настолько яркий, что, проснувшись, Влад ощутил некоторое… ээ… неудобство.

– Нет, ты можешь себе представить?! – округляя и без того круглые глаза и размахивая зажатой между пальцами сигаретой, шёпотом орал он. – Поллюции! В мои годы! Да я вообще не помню, когда со мной последний раз такое случалось. В двадцать лет? В тридцать? Тридцать пять? Чёрт знает что.

– Погоди, погоди, – я успокаивающе поднял руку. – Чего ты всполошился? Ну, бывает. Радоваться надо, помоему. И вообще. Ты когда последний раз был с женщиной?

– Неважно, – заявил Влад, забрасывая ногу за ногу и заметно успокаиваясь. – Я и радуюсь. Наверное. Но тут дело совершенно в другом.

– И в чём же? – как можно дипломатичнее поинтересовался я.

– Помоему, я просто помолодел, – сказал мой друг. – Физически.

– Конечно, помолодел, – согласился я. – Сначала несколько дней тяжёлых физических упражнений на свежем воздухе, а затем полноценный сон на чистой постели и отменная еда. Плюс масса интересной информации, непосредственно и положительно влияющей на нашу эмоциональную сферу… Помолодеешь тут. Я и сам чувствую себя лет на пять моложе.

– Ты и выглядишь моложе, – заверил Влад. – Давно в зеркало смотрел?

– Час назад. Когда брился. Всё как обычно, не придумывай.

– Плохо смотрел. Пойди и глянь ещё разок. Внимательно.

Я поднялся и демонстративно отправился в ванную. Жильё Оскар обустроил каждому по его вкусу, и у меня зеркало имелось только там.

Влад оказался прав. Мне хватило нескольких минут, чтобы заметить изменения.

Теперь их и замечать не надо – к ним надо привыкать. Впрочем, к хорошему привыкаешь быстро. Помнится, мы немедленно обратились за разъяснениями к Оскару.

– Здесь нечему удивляться, – заверил он нас. – Было бы странно, не умей Пирамида возвращать молодость и поддерживать организм в здоровом состоянии.

– Почему странно?

– Потому, что Хозяева предусмотрели, что когданибудь Пирамидой будут владеть похожие на них краткоживущие разумные белковые существа. Так оно и вышло. Ваш, людской, век недолог. Значит, необходимо его удлинить. Или вы против? В принципе, отключить омолаживающую функцию можно, но…

– Не надо, – быстро перебил Влад и тут же задал отвлекающий вопрос: – А сколько жили Хозяева?

– Столько, сколько хотели. Или сколько было надо.

– Кому надо?

– Каждому по отдельности и обществу в целом. Здесь всё зависело от баланса приоритетов. Ну и от старого неизменного правила: ты сам распоряжаешься своей жизнью до тех пор, пока желаешь ею распоряжаться.

– Ага, – сообразил Влад. – А нам, значит, нужен костыль в виде Пирамиды.

– Мм… Смотря что называть костылем. Дубина в руках неандертальца и ваш современный компьютер – это тоже костыли, если рассматривать их с этой точки зрения.

– Пусть так. Но не значит ли это, что вне Пирамиды мы начнём стремительно стареть и обрастать болячками?

– Нет. Вне Пирамиды вы будете стареть естественным путём. Сейчас вам сколько лет?

– Я даже уже и не знаю, – хмыкнул Влад. – Было пятьдесят пять.

– Очень хорошо. Через неделю можете считать, что вам около тридцати. Если вы покинете Пирамиду на пару десятков лет, то на эту пару десятков и состаритесь.

– А когда вернёмся? Снова помолодеем? – спросил я.

– Нет. Процесс омоложения можно запустить только один раз. Но ресурсы и возможности человеческого организма очень велики. Нужно просто уметь ими пользоваться. Научитесь, тогда и без всякого омоложения проживёте… достаточно.

– Достаточно – это сколько? – не отставал въедливый Борисов. – Сто лет? Двести? Триста?

– Я уже объяснял, – вздохнул Оскар. – Пока не надоест. У вас будет тот же выбор, что был у Хозяев. В том случае, конечно, если вы захотите учиться, а не предоставите Пирамиде оздоравливать вас и лечить самостоятельно. Как Никиту – там, в прототипе, и того раненого киркхуркха, которого вы за малым не убили, а он здесь через два часа уже был на ногах.

– И верно, – вспомнил я. – Все трое покинули нас на своих двоих. Правда, раненого поддерживали товарищи…

– Дома, надеюсь, долечится, – сказал Оскар. – Здесь не Красный Крест.

– О господи, – почесал в затылке Влад. – Опять учиться.

– А кому легко? – неожиданно подмигнул Оскар. – К тому же учиться – это привилегия молодых. А вы теперь молоды. То есть будете молоды уже очень скоро. Замечу, кстати, что и без специальных усилий с вашей стороны Пирамида обеспечит очень долгий век. Иное дело, что с усилиями он будет ещё дольше.

– Коварный подарочек, однако, – заметил Влад. – Это ж теперь какой нравственный выбор перед нами встанет во весь рост – подумать боязно. Сколько на Земле немощных стариков и тяжело, а то и смертельно больных?

– Страшно подумать, – сказал я. – Но разве ты не понял, что мы свой нравственный выбор сделали тогда, когда согласились стать хозяевами Пирамиды? Всё, брат, теперь поздняк метаться. Будем вырабатывать стратегию на ходу.

А вот наших друзей и коллег – Машу, Никиту, Женьку и Марту – оздоровительномолодильные свойства Пирамиды не слишком впечатлили. Оно и понятно – молодёжь никогда не верит, что состарится. Тем более, как выяснилось, им действительно надо ещё пожить лет эдак двадцать – двадцать пять, прежде чем Пирамида отследит возрастные изменения в их организмах и примется за дело. Молодые вплотную занялись другими чудесами Пирамиды, которых здесь, как уже и было замечено, хватало с избытком. Ну и мы с Владом не отставали. Надо же, в конце концов, знать, чем владеешь. Хоть в общих чертах. Потому что для того, чтобы всего лишь обойти один раз все 97 её уровней, нужна не одна неделя. А уж на подробное изучение…

Впрочем, как мы узнали со временем, подробно изучать все уровни не было нужды. Большинство из них (нижние и верхние в основном) оказались связаны с мирами, где разумная жизнь или уже закончилась, или ещё не началась. Таких миров оказалось ровно пятьдесят два.

– Чтото маловато разума во Вселенной, – помнится, высказался Аничкин по этому поводу. – Всего сорок пять обитаемых миров. Даже както неловко. Такая большая, а ума не хватает.

– Всё относительно, – заметил на это Влад. – Да не так уж и мало, если подумать. У каждого из них есть ещё и нечто вроде аналога нашей Альтерры, не забывай. Полной копии по всем физическим параметрам и, так сказать, статусу и значению. Вот тебе уже девяносто. Плюс несколько просто альтернативок. В общем, на наш век хватит.

– Всё равно, – не сдавался Женька. – Вселеннаято бесконечна. Значит, по идее, и обитаемых миров должно быть бесконечное множество. Разве не так?

– А кто тебе сказал, что Вселенная бесконечна? – удивился Никита.

– В школе так учили, – пояснил Аничкин.

– Забудь, – посоветовал Никита. – Наша Вселенная, к которой принадлежит Солнечная система и галактика Млечный Путь, всётаки конечна. Это давно доказано, просто ты не следишь за развитием научной мысли. Правда, за её пределами вполне может находиться другая Вселенная, затем ещё одна, и так до бесконечности, но это уже чистая теория.

– Знаток! – фыркнул Женька. – Убивать надо таких знатоков, как говаривал Остап Бендер. Самто понял, что сказал? Вселенная конечна, но количество Вселенных может быть бесконечным. Что в лоб, что по лбу.

– Не скажи. Есть разница, и большая. Но ты, как и любой гуманитарий, не способен её ощутить.

– А ты, значит…

– Не спорьте, мальчики, – примирительно сказала Маша. – По мне, так и этого слишком много. Подумайте. С одними нашими земными альтернативками ещё не разобрались, а тут…

– Дай бог штук пять для начала изучить, – поддержала подругу Марта. – Самых для нас… актуальных. А там поглядим. К тому же кто тебе, Женя, сказал, что Пирамида связана со всеми обитаемыми мирами Вселенной?

Это был хороший вопрос. Настолько хороший, что даже Оскар не смог нам дать на него вразумительного ответа. По его словам выходило, что теоретически Пирамида может быть связана со всеми обитаемыми или когдато обитаемыми планетами. Потому что, опять же теоретически, только обитаемые планеты обладают Камнями Внезеркалья и, соответственно, каналами связи со своими альтернативками и Пирамидой. Но с другой стороны, никто пока ещё не доказал, что разумная жизнь на планете, не обладающей такими каналами, невозможна. То, что подобные планеты строителями и хозяевами Пирамиды не были найдены, ещё не значит, что таковых во Вселенной не имеется.

Нда…

Мои руки, завершив все необходимые операции по разборкечисткесмазке, принялись за обратное превращение нескольких десятков разнообразных деталей в единое целое под названием «Beretta 9000S».

Шептало… втулка боевой пружины… сама боевая пружина… тяга боевой пружины… Пальцы шевелились в привычном темпе, и мысли старались от них не отставать.

Хорошо всётаки, что с нами Оскар и Локоток. Без этих двух гидовпомощников чёрта с два мы бы так быстро начали ориентироваться в почти семи с половиной кубических километрах Пирамиды. Это не считая помещений, расположенных в мощном фундаментеосновании, куда мы толком пока и не заглядывали. Оскар говорит, что там расположено нечто вроде складов для машин и оборудования, которые давнымдавно устарели, но находятся в рабочем состоянии.

В частности, транспортные средства и оружие.

Надо будет найти время и пошуровать там как следует. Люблю старые игрушки для взрослых в рабочем состоянии. К тому же совсем неплохо совершить парутройку путешествий по самой планете. Возможно, даже слетать в ближний космос. Телеметрия телеметрией, а поглядеть своими глазами на приютивший тебя шарик не мешает. И не надо мне говорить, что с практической точки зрения это совершенно бессмысленно. Всё равно не соглашусь. Потому что закон «не увидишь – не узнаешь» работает всегда. Я в этом убедился за годы и годы работы в Приказе. Можно показать стажёруСтражнику сотню замечательно подробных видео о той или иной альтернативке. Но пока он сам туда парутройку раз не сходит и не обживётся, не будет никакой уверенности в том, что он чувствует её, как родную реальность. Ну, или почти родную.

Но это всё потом. А сейчас…

Так. Ствол, кожухзатвор… теперь снарядить магазин всей дюжиной патронов… Есть. Отлично. Пожалуй, всётаки возьму её с собой. Мне так привычнее и спокойнее. А внутреннее спокойствие в нашем деле гораздо важнее гипотетических неприятностей, связанных с незаконным ношением оружия. Марта же пусть считает, как хочет. Кстати, надо обговорить с ней детали нашей вылазки и уточнить сроки. Завтра или послезавтра. Дольше тянуть нельзя – это здесь, в Пирамиде, кажется, что времени навалом, а там, на Земле, в родной стране и реальности, оно самый дефицитный товар.


Глава 1 | Хранители Вселенной. Дилогия | Глава 3