home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Соображать пришлось на ходу. Мы с Мартой неожиданно лишились надёжного (так я считал) убежища, и теперь перед нами встала задача найти другое. Хотя бы на эту ночь. А дальше будет видно. Да, можно было вернуться в Пирамиду. Но это означало проявить слабость. Что же это за Стражник, который не умеет разобраться с неблагоприятными обстоятельствами? Не бывает таких Стражников Внезеркалья. И Патрульных Реальностей тоже. Как я думаю. Не этому нас учили, и не так мы привыкли действовать. Или…

Мы покинули двор и вышли на улицу. Слева, едва освещённая полумёртвым фонарём, виднелась трамвайная остановка, и я молча направился к ней.

– И что ты собрался делать? – осведомилась Марта.

– Тот же самый вопрос я только что хотел задать тебе. Но ты меня опередила. Что бы в похожей ситуации предпринял Патрульный Реальностей?

– То есть возвращаться в Пирамиду мы не хотим? – уточнила моя подруга и напарник.

– Ты хочешь вернуться в Пирамиду? – Сегодня был явно вечер вопросов без ответов.

– Нет, – чуть подумав, ответила Марта. – Это было бы непрофессионально, ты прав. Не стоило тогда и огород городить.

– Значит?

– Значит, нужно искать убежище. Хотя бы на эту ночь.

– Умница, – я похлопал её по руке.

– Какаянибудь малопопулярная гостиница? Нет, не подходит. Раз уж нас ищут, то в гостиницы соваться не стоит, даже самые захудалые. Тем более у нас нет документов. Друзья и родственники отпадают по этой же причине – за ними могут следить. Кстати, у тебя есть родственники?

– Странно, что ты не спросила меня об этом раньше, – усмехнулся я.

– Не было подходящего случая. Так есть или нет?

– У меня взрослая дочь. Почти твоя ровесница – ей двадцать два года. Живет с матерью. Но уж туда я бы не пошёл в любом случае.

– Извини, – Марта на секунду прижалась ко мне. – Ты с ней не ладишь?

– С дочерью лажу, и очень хорошо. Чего нельзя сказать о её матери. Мы давно развелись, но лучше относиться с тех пор друг к другу не стали.

– Ясно, – вздохнула Марта. – Жизнь одновременно сложна и банальна. Тогда остаётся одно. Квартиры внаём. Это возможно?

– Сейчас посмотрим.

Мы подошли к остановке. В этот поздний час здесь было тихо, пустынно и темно – все, кому надо было ехать трамваем, давно уехали. Я достал из бокового кармана сумки галогенный фонарик и осветил стенку с приклеенными объявлениями.

Так. Потерялась собака, чёрный терьер… Комнаты в общежитии… не то… ага, вот оно. «Посуточная аренда квартир с почасовой оплатой. Анонимность и комфорт гарантируются». И номер телефона.

Я вытащил Мишин сотовый и набрал номер.

С точки зрения ханжей и поборников морали всех мастей такая услуга, как посуточная аренда квартир с почасовой оплатой – это чистой воды потворничество разврату. И в самом деле. Ведь кому большей частью нужны такие квартиры? Правильно. Тем, кто платит за секс проституткам. Или, в лучшем случае, ищет место, где провести время с любовницей. Но мне, если честно, не было никакого дела до вышеупомянутых поборников морали и прочей нравственности. Я был доволен, что таковая услуга в моей Москве существует, и с радостью ею воспользовался. Тем более что мне ещё и предложили район на выбор.

Конечно же, я выбрал Лефортово. Не рядом с моим домом, ясное дело, но всё же. Потому что так удобнее и проще. Не переться же, в самом деле, на другой конец города только изза того, что в этом районе тебя поджидает засада! Как говаривала Манька Облигация в незабвенном фильме «Место встречи изменить нельзя»: «Мало ли малин в Марьиной Роще!» И то, что в данном случае вместо Мариной Рощи выступает Лефортово, сути не меняет.

Не прошло и часа, как из рук в руки перешли ключи от квартиры и деньги и мы с Мартой вступили в наше временное убежище.

Однокомнатная квартирка на третьем этаже не блистала шикарным ремонтом. Честно сказать, она вообще не блистала. Но здесь было всё необходимое для жизни, плюс чистое постельное бельё в шкафу и чистые же полотенца. О чем мне не преминула сообщить Марта – она быстро обследовала квартиру, пока я выгружал на стол и в холодильник наш нехитрый ужин.

– Что ещё надо для счастья? – задала она риторический вопрос. – Чистое бельё и полотенца. Всё остальное – от лукавого. Хотя ещё бы чутьчуть запустения, и я могла решить, что здесь жили бездомы.

– Согласен, – кивнул я и продекламировал: – И кроме свежевымытой сорочки, скажу по совести, мне ничего не надо.

– Это цитата? – догадалась Марта.

– Да, был у нас такой поэт Владимир Маяковский. Это из него.

– У нас такого поэта не было, – сказала Марта.

– Зато и у вас, и у нас есть Пушкин и Лермонтов, – утешил я её. – Вполне достаточно, чтобы осознать нашу общность и даже гдето единство.

– Я рада, что у тебя хорошее настроение, – вздохнула Марта.

– В целом неплохое. А ты чем недовольна?

– Да в общемто всем довольна. Кроме того, что меня настораживает символизм ситуации.

– То есть?

– Ну как же. Я ведь, когда с тобой познакомилась, была по легенде проституткой.

– И что?

– А то, что мы сейчас в квартире, куда как раз продажных девок и водят. Символично, не находишь?

– Скорее забавно, – хмыкнул я. – Такие вещи часто случаются, я давно заметил. Наверное, существует даже некий закон, который их регулирует. Ну, вроде того, что чего боишься, то и происходит. Но нам всё это по фигу, не так ли? Донт ворри, короче, и би хэппи.

– Не парься, будь счастлив, – перевела Марта. – Хороший совет. Последуем же ему.

И мы последовали.

Начали с ужина, закончили постелью и уснули счастливыми.

Утро выдалось солнечным. Вопрос с жильём перед нами не стоял (я заплатил за двое суток), и можно было спокойно заняться насущными вопросами.

В первую очередь хотелось выяснить, кто меня пасёт и с какой стати. Но как это сделать? Наверное, профессиональный разведчик быстро нашёл бы способ. Но я не профессиональный разведчик. Я Стражник Внезеркалья с некоторыми навыками профессионального разведчика.

Итак, что мне подсказывают мои навыки?

Надо связаться с кемнибудь из Приказа. Не могли же все погибнуть, в самом деле. Желательно, конечно, чтобы выжил хоть ктото, кому я доверяю и кто доверяет мне. И не просто доверяет, а испытывает ко мне тёплые чувства. На самом деле таких не оченьто и много. Шеф Михалыч, надеюсь. «Щупач» Оля Ефремова (мне всегда казалось, что её чувства ко мне теплее обычных). Пожалуй, все. Влад Борисов и так со мной. Вот ч`рт, Мартин, не так уж много ты нажил себе друзей на этой службе, оказывается. Впрочем, служба есть служба. Друзья чаще всего заводятся не на службе, а просто в жизни. И желательно в юности и ранней молодости. Я же большинство своих друзей юности растерял и утратил. Так уж вышло. Ктото умер, ктото спился, с кемто разошлись дороги… Ладно, не будем сейчас об этом. Значит, Михалыч и Оля. Вот с них и начнём. А там посмотрим.

Есть три основных способа связи. Обычная почта, телефон (включая мобильный) и Интернет. Почта не подходит – надёжно, но слишком медленно. Телефон… Уж больно легко прослушивается, зараза. В том числе и мобильный. А уж определить, откуда идёт звонок, при современных технических средствах и вовсе не составляет никакого труда. Надёжней всего компьютер. Особенно если связываться в онлайновом режиме. Например, через чат или какойнибудь форум. Правда, Михалыч в этом случае отпадает – не сидит он на форумах и в чатах, не имеет такой привычки. А вот Оленька Ефремова – иное дело. Я точно знаю, что она ведёт в Интернете Живой Журнал. Потому что и сам когдато его вёл, но потом забросил. Както разочаровался. Или просто надоело. А скорее всего, не то и не другое. Просто сама моя профессия очень сильно противоречит виртуальному общению. Оля же у нас «щупач» – натура тонкая, чувствительная. К тому же и одинокая, насколько я знаю. На данный момент, во всяком случае. Таким в блогах самое место. Что ж, попробуем. Её никнейм в Живом Журнале я помню – Whitecloud, «Белое облако». И если она будет там сегодня, то мы свяжемся. Компа с выходом в Сеть здесь, разумеется, нет. Но на то и существуют интернеткафе.

Мы с Мартой позавтракали (как хорошо, что я догадался купить вчера чай и кофе!) и вышли на улицу, предварительно переодевшись. Костюм и платье – красивая одежда, но я уже понял, что погорячился. В нашей ситуации обычные джинсы и куртки надёжнее, и хорошо, что мы их с собой захватили.

Народу в этот утренний час в ближайшем интернеткафе оказалось немного. Я оплатил для начала один час, и мы с Мартой уселись за ноутбук.

– Да, ваши компьютеры ушли гораздо дальше наших информатов, – вздохнула Марта. – А Интернет так и вовсе поражает воображение. Мы о подобном только мечтаем пока.

– Зато вы глубже продвинулись в космосе, – утешил я её, выходя в Живой Журнал. – Аж завидно.

– Смешно, – сказала Марта. – Обживаем Пирамиду и делаем друг другу комплименты по поводу технического прогресса наших миров. Тебе так не кажется?

– Смешно, – согласился я. – Но с другой стороны, разве не восхищаемся мы достижениями наших предков? Возьми, к примеру, средневековые японские мечи. Или русское деревянное зодчество. Сможем сейчас повторить? Вряд ли.

– Ну, к компьютерам и освоению космоса это не относится, – сказала Марта.

– Это как посмотреть… Ага, нашёл. Отлично. Видишь? Последнее сообщение наша Whitecloud оставила всегото полчаса назад. Есть шанс.

«Иногда время замирает, – прочитала вслух Марта. – И кажется, что оно уже никогда не сдвинется с места. В такие дни и чистое небо давит. Это не покой. Это застывшая жизнь». Хм. И что сие означает?

– Ничего. Просто человек делится своими мыслями с окружающими и с самим собой. Это ведь дневник. Но дневник, доступный всем, кто хочет иметь к нему доступ.

– Как интересно, – сказала Марта.

– Да, это и впрямь интересно. Потом объясню тебе подробнее, – пообещал я. – А сейчас погоди, надо немножко поработать.

Чтобы не выступать анонимом (в Живом Журнале никто не любит общаться с анонимными пользователями), я как мог быстро зарегистрировал на никнейм Buryamgloyu новый журнал, завёл на Яндексе почтовый ящик и оставил последнему сообщению Оли комментарий: «В наших силах запустить время снова. Но для этого нужно твоё желание. Ты готова?»

– Всё, – сказал я Марте. – Теперь надо немного подождать. Если повезёт и Оля сейчас у компа, то ответ придёт быстро. Можно выйти покурить. А то в этом кафе курить нельзя.

Мы покурили на улице, а когда вернулись, то увидели, что Whitecloud уже ответила на комментарий Buryamgloyu. В дальнейшем разговор пошёл почти в режиме чата, и был он коротким:

Whitecloud: Мы на «ты»?

Buryamgloyu: Давно. Оля, нам надо встретиться, я соскучился.

Whitecloud: Кто это?

Buryamgloyu: Здесь не место для признаний. У тебя прежнее «мыло»?

Whitecloud: Да.

Buryamgloyu: Сейчас брошу письмецо. Ответь быстро, ладно? Очень прошу.

Whitecloud: ОК.

Я вошёл в свой почтовый адрес на Яндексе и быстро настучал: «Оля, это Мартин. Меня пасут. Ты знаешь, в чём дело? Михалычу звонить опасаюсь. Надо бы встретиться. Твой МС».

Ответ пришёл через несколько минут.

«Слава богу, ты жив. У нас большие перемены. Была атака на Приказ. Почти всех убили. Атакующие – из твоей последней альтернативки, где сохранился Советский Союз. У нас новый шеф. Давай встретимся через час на Петровском бульваре. Иди вниз от Страстного по самому бульвару, я тебя увижу. Письмо сотри. Целую, ОЕ».

– Чего это она тебя целует? – с непередаваемыми интонациями в голосе поинтересовалась Марта.

– Я же подписался «твой МС», вот она и целует. Отчего ж не поцеловать, ежели он твой? – подмигнул я Марте и, пока она оценивала шутку, настучал ответ: «ОК. Я буду не один, но ты не волнуйся. Это друг. И ещё: я сильно изменился, но, надеюсь, ты меня узнаешь. Целую. МС».

– Так, теперь и ты её целуешь, – констатировала Марта.

– Давно мечтал, – признался я. – Но случая не было. Всё, здесь мы закончили, можно уходить. До Петровского отсюда минут сорок добираться, так что вполне успеем гденибудь выпить кофе.

– Почему не здесь? Тепло, чисто, уютно.

– Здесь курить нельзя. Но главное не в этом. Теоретически, да и практически, можно вычислить физический адрес местонахождения компьютера, с которого интересующий тебя человек выходил в Сеть. Особенно если машина установлена в интернеткафе, которое честно работает по лицензии. Так что лучше свалить.

– Как скажешь. Это твой мир.

– Уже наш, – сказал я. – С тех пор, как мы связались с Пирамидой, все миры стали нашими. Неплохо бы нам всем это крепко запомнить.

– Только без поучений, ладно? – попросила Марта. – То же мне… воспитатель молодого поколения.

Она была явно чемто слегка расстроена. А может быть, и не слегка. Мне, впрочем, не понадобилось много времени, чтобы догадаться о причине.

– Эй, – я шутливо толкнул Марту бедром, когда мы вышли на улицу. – Вот уж не думал, что ты способна на ревность. Брось, мы с Олей, конечно, испытываем друг к другу чувства, но не до той степени, что ты думаешь.

– Ещё чего! – фыркнула Марта. – И чего вы, мужики, так любите мнить о себе? Просто в какойто момент мне стало одиноко, уж извини. Вспомнила свой дом в Судаке, который уже давно не мой, Контору…

– Бывает, – сказал я примирительно. – Это ты меня извини. Я действительно бываю иногда излишне дидактичен и назидателен, но это…

– Только не говори мне о своих годах, ладно? – вскинула на меня серые глазищи Марта. – Тем более что теперь мы одного возраста.

– А опыт прожитых лет куда девать? – напыщенно вопросил я. – Ну куда?

– В п…ду, – решительно ответила Марта.

– Хороший совет, – оценил я несколько ошарашенно. – Уважаю. Так и поступим.

Не спеша, мы шли вниз по Страстному. До назначенного часа оставалось ещё пятнадцать минут. Народу вокруг хватало, но я старался не вертеть головой. Тем более что моя интуиция молчала. Кажется, слежки всётаки нет. И всё равно хорошо, что Оля выбрала Петровский – там всегда меньше людей.

– Ты чего такой напряжённый? – спросила Марта. – Засады опасаешься?

– Чего же ещё, – буркнул я. – Оле Ефремовой я доверяю, но всякое может случиться.

– Плевать, – сказала Марта. – Если что, отобьёмся.

– «Я дам вам парабеллум», – процитировал я. – Надо было мне всётаки настоять, чтобы ты взяла оружие.

– А я и взяла, – сказала Марта.

– Как это? – изумился я. – Где?

– Где взяла или где оно сейчас?

– Чёрт… и то, и другое.

– Взяла у Маши, скопировала её «беретту» в синтезаторе. И патроны, разумеется. Здесь она, в сумочке. В хорошую женскую сумочку обязательно должен помещаться пистолет. Ты не находишь?

Ну и скажите, как после этого управляться с такими подчинёнными? Мне оставалось только неопределённо хмыкнуть и продолжить путь.

Олю я увидел издалека. Она сидела на лавочке и читала книжку. Тургеневская барышня, да и только. Кроме неё на лавочке не было никого – хороший «щупач» может, когда хочет, очертить вокруг себя невидимую линию, которую по своей воле или без крайней нужды никто из простых смертных не пересечет. А Ефремова была очень хорошим «щупачом».

И в тот же момент, как я её заметил, Оля подняла глаза от книги, посмотрела в нашу сторону и кивнула головой: «Я вас вижу, всё чисто, можете подходить».


Глава 6 | Хранители Вселенной. Дилогия | Глава 8