home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Нельзя сказать что за всё время пребывания в роли хозяев Пирамиды мы ни разу не поинтересовались собственно планетой, на которой она расположена. Интересовались. Но, прямо скажем, интерес наш был весьма поверхностным. Както всё не до того было. Да и сама Пирамида подобному интересу не оченьто способствовала. Поскольку уже являлась абсолютно самодостаточным миром, также, и даже в первую очередь, требующим изучения и внимания. В конце концов, жилито мы в Пирамиде, а не в лесных шалашах.

Впрочем, всё это нас никоим образом не извиняло – то, о чём мы хотели узнать сейчас, надо было выяснить гораздо раньше.

О чём саркастически не преминул заметить Борисов после того, как Циля Марковна выполнила мою команду и на общем экране появилось голографическое изображение Жемчужины во всей красе. Только без облачного покрова. Планета медленно вращалась, открывая взору все свои моря, океаны, материки и острова, а справа неспешно побежал текст на русском языке.

– Стоп! – скомандовал я.

Изображение и текст замерли.

– Ты совершенно прав, – сказал я Владу. – Гром не грянет – мужик не перекрестится. Теперь мы имеем гром в виде четырёх сотен вооружённых и, подозреваю, злых и растерянных киркхуркхов под боком. Так что самое время креститься.

– Ты бы, командир, прямо сказал, что задумал, – сказал Никита.

– Я уже, кажется, поняла, – сказала Маша. – С глаз долой – из сердца вон. Да?

– А ведь неплохая мысль! – воскликнул Женька. – Даже жаль, что не моя. Жемчужина большая, уж для четырёхсот непрошеных гостей место найти можно. Чтобы они никому не мешали и у нас голова не болела.

– Хорошо, когда не надо ничего объяснять, – улыбнулся я. – Люблю. Осталось найти это место. Жемчужина и все основные сведения о ней перед вами. Выбирайте. Хотя нет, одну минуту. Может быть, у когото есть серьёзные возражения? Подчеркиваю – серьёзные.

– Какие тут могут быть возражения? – удивился Влад. – Мера вполне действенная, отличная идея, Мартин. Перебросить их на другой материк, и пусть ждут, когда канал домой откроется. С голоду не умрут – живности здесь много. Ну, чуть помочь при необходимости, подбросить на первое время продукты, инструменты. А дальше пусть сами, не маленькие. Главное, действительно найти такой материк или остров, где на сегодняшний день нет местных племён людей.

– А что, тут живут и племена нелюдей? – спросила Оля. – Извини, Влад, я просто не в курсе.

– Насколько я знаю, нет, – сказал Влад. – Хотя надо бы уточнить. На планете, где расположена Пирамида, может обнаружиться всё, что угодно.

Мы уточнили и получили ответ, что, кроме людей (расу Свема вполне по совокупности параметров можно было отнести к людям), иной местной разумной жизни на Жемчужине не имеется. Всего же людей на двух из восьми материков, по очень приблизительным оценкам, насчитывалось от двухсот до трёхсот тысяч особей.

– То есть на шести материках людей пока совсем нет? – переспросил Женька.

Циля Марковна подтвердила, что нет.

– Маловато народу, – заметил Никита.

– Нормально, – сказал Влад. – Свема и его соплеменников явно можно соотнести с нашими предками, населявшими Землю пятьдесят – сто тысяч лет назад. А тех, насколько я помню, было примерно столько же. Плюсминус.

– Кстати, по сто пятьдесят тысяч человек на материк – это не так уж и мало, помоему, – заметила Маша. – Вон они, эти материки, какие здесь маленькие. Смех один, а не материки. То ли дело наши. Одна Евразия чего стоит! Да и вообще, вижу, общая площадь суши здесь меньше земной. Короче, места мало полюбому. А хорошего места и вовсе кот наплакал.

– Маш, – сказал Никита. – Ты чего? Урукхаев всего четыреста. Одна деревня.

– Это сегодня их четыреста. А завтра? Дашь палец и не заметишь, как без руки останешься. – Маша вздохнула. – Ладно, не обращайте внимания. Просто сердце мне подсказывает, что все наши серьёзные хлопоты ещё впереди. Эти четыреста пятиглазых – только начало.

– Никто в этом и не сомневается, – сказал я. – Раз уж связались с Пирамидой, то хлопот не миновать.

– Да я не об этом, – махнула рукой Маша.

– Хорошо, – терпеливо сказал я. – Что ты предлагаешь?

– Будь моя воля, предложила бы им десять раз подумать, прежде чем атомные бомбы на голову друг дружке кидать, – проворчала Маша. – Но теперь чего уж… А всётаки я бы для них всё равно выбрала местечко похуже. Чтоб жизнь малиной не казалась.

– Похуже – это, например, там, где холоднее и растительность с животным миром не такие богатые? – вкрадчиво осведомился Влад и незаметно мне подмигнул.

– Именно! На Соловки пятиглазых гадов. Пусть знают, как стрелять в беззащитных женщин.

Никита первым всё понял и засмеялся.

– Ну и чего ты ржёшь, спрашивается? – повернулась к нему Маша.

– Да ничего. Просто здесь, на нашем материке, обильном флорой и фауной, киркхуркхам совсем некомфортно. Слишком жарко и влажно. Так что, если их отправить на какуюнибудь северную землю, они только спасибо скажут.

– Вообщето сейчас у нас лето, – напомнил Влад. – Да, оно в этих широтах долгое и жаркое. Но, судя по наклону оси Жемчужины и той информации, что предоставила Циля Марковна, зима здесь тоже бывает. Иногда даже со снегом.

– До зимы ещё несколько месяцев, – напомнил я.

– Тогда отправим их на юг, – ничуть не смутилась Маша. – Есть тут какаянибудь Сахара? Ой, да ладно, сами выбирайте. Пусть живут, чёрт с ними.

– Подождите, – сказала Оля. – Материк или остров мы для них сейчас найдём, это не слишком трудная задача, как я уже поняла. Мне непонятно другое. Каким образом их туда переправить?

– Никита, что скажешь? – я посмотрел на Веденеева. – Так уж вышло, что ты у нас здесь главный инженермеханик и спец по транспортным средствам. Считай это официальным назначением.

– Спасибо за доверие, – промолвил Никита. – Мне и в самом деле интересно этим заниматься.

– Так что ты можешь ответить?

– Есть несколько способов. Самый радикальный – это погрузить всех на планетолёт, что внизу, в ангаре, законсервирован, и доставить куда надо.

– Планетолёт?

– Да. Вас с Мартой не было, когда мы экскурсию вниз совершали. Оскар говорил, что на расконсервацию планетолёта нужно дватри дня. Я посмотрел схему – четыреста киркхуркхов в трюм влезут. Ещё и место останется для самого необходимого на первый случай.

– Планетолёт – это не твой летающий танк, – заметил Влад. – Им ещё научиться управлять надо.

– Раз надо – значит, надо, – пожал плечами Никита. – Циля Марковна нам на что? Научит. Но не обязательно использовать планетолёт. Там же, внизу, например, есть чтото вроде атмосферного катера, способного, кстати, и в космос выходить. Он на ходу и в управлении легче планетолёта. Предназначен для перевозки людей и грузов. Сразу четыреста киркхуркхов в него, судя по схеме, не поместятся, но сотня – запросто.

– Четыре рейса? – осведомился я.

– Почему бы и нет?

– О безопасности тоже забывать не стоит, – заметила Марта. – Здесь, в Пирамиде, мы неуязвимы. Но кто даст гарантию, что киркхуркхи не попробуют захватить тот же катер или планетолёт?

– Что им это даст? – спросил Никита и сам же себе ответил: – Разве что свободу передвижения по всей планете. Да и то недолгую. Запас топлива ограничен, и пополнить его можно только здесь, в Пирамиде. А здесь мы.

– Всё равно, – сказал я. – Даже частичная утрата контроля чревата серьёзными последствиями, которые мы не в состоянии предусмотреть.

– Поэтому лучше контроль не терять, – добавил Влад.

– Одним из условий поставим разоружение, – предложил Женька. – Винтовки на землю – и марш строем в трюм. А боевых роботов можно использовать в качестве охранников. Часть оружия потом можно вернуть, чтобы им было чем охотиться. Но можно и не возвращать – пусть луки мастерят. И копья.

– Вполне разумно, – кивнул я. – Гуманизм гуманизмом, но бдительность должна быть на первом месте. Уверен, что мыслей захватить Пирамиду тем или иным способом они не оставят. Силой не получается, значит, попробуют обманом. Проигрывать никто не любит. Эх, не было печали… Ладно, давайте смотреть, куда лучше их переправить. Решим с этим, займёмся вплотную остальными вопросами.

– Кстати, об оружии, – сказал Никита. – Охотиться им активно вообще незачем. Разве что для удовольствия или разнообразия. А так… Дадим автономный полевой синтезатор пищи – и все дела. Ну и десяток винтовок для защиты от диких зверей. На всякий случай.

Восемь относительно небольших материков Жемчужины условно можно было разделить на две группы – Восточную и Западную. В Восточной группе их было три, включая и наш (самый крупный из всех), на котором располагалась Пирамида. Это был единственный континент, через который непосредственно проходила линия экватора, поэтому, не мудрствуя лукаво, мы с самого начала нашего пребывания здесь окрестили его Экваториальным, или Центральным.

Выше, в северных широтах, лежал материк, абсолютно справедливо названный Северным, а ниже и восточнее, приблизительно на месте земной Австралии – Южный.

Что же касается Западного полушария, то там выше экватора полукругом выстроились три заметных куска суши: Левый, Правый и Средний.

Округлой формы материк ниже экватора так и был наречён Круглым.

И, наконец, длинный, изогнутый наподобие бумеранга, одно плечо которого упирается в Южный полюс и сковано вечными льдами, а второе простирается на севервосток, и на нём вполне можно жить, если озаботиться обогреваемым жильём и тёплой одеждой, континент получил название Длинный.

Вся же суша, если верить данным ЦМП, занимала на Жемчужине всего 22,1 % – то есть даже меньше, чем на земле.

Люди жили только на трёх материках Восточного полушария, поэтому наши взоры, естественно, обратились на Запад.

Некоторое время мы довольно бурно и всесторонне обсуждали достоинства того или иного материка и совсем уж было зашли в тупик, из которого был лишь один выход – моё волевое решение, как тут Влад, задумчиво разглядывая изображение Западного полушария Жемчужины, задал резонный вопрос:

– А чего это мы упёрлись в континенты? С какой стороны ни посмотри, это не лучшее решение. На большой территории легче затеряться. Ищи потом, свищи. Если нам нужен контроль, то всётаки нет ничего лучше острова. Смотрите, вот крупный архипелаг в экваториальной зоне. Чем плох? Берём, к примеру… да хотя бы этот. – Он дал увеличение, и перед нами возникло изображение острова, напоминающее очертаниями надкушенное с правой стороны сердце. – Площадь около восьми тысяч квадратных километров. Всё на нём есть. И леса, и горы, и реки, и равнины. Животный и растительный мир богатый – с голода не умрут. А уж с учётом полевого синтезатора – тем более. Живи – не хочу. А то, что жарко и влажно, так мы уже решили особо комфортных условий для наших незваных гостей не искать. Привыкнут. Но главное – никуда они не денутся отсюда. Разве что лодки построят, так до ближайшего материка почти три тысячи километров.

– Ну да, – согласился Женька. – Можно, конечно, на ближайшие острова перебраться. Но они совсем маленькие и тоже неблизко. Даже на лодке или плоту с парусом. Правда, я не моряк и ничего в этом не понимаю.

– Они тоже не моряки, – напомнил Влад. – Не забывайте, что на их родной Дрхене суша занимает около семидесяти процентов. Да и вообще, о чём мы говорим? Чтобы кудато плыть, нужно иметь цель. А у них в ближайшее время цель будет одна…

– Выжить, – закончил я мысль Влада. – Что ж, мне нравится вариант. Остров и вправду имеет массу преимуществ. В частности, этот остров тоже.

– И не слишком далеко лететь, – сказал Никита. – Какихто восемь тысяч километров, из которых шесть – над океаном. Вполне приемлемо.

– Вот и хорошо, – сказал я, поднимаясь с места. – Значит, решили. Предлагаю теперь отправиться в каюткомпанию и чегонибудь перекусить. Не знаю, как вы, а я проголодался.

Таких деревьев в этом лесу Рийм Туур раньше не встречал. Его ветви, изгибаясь, касались земли и образовывали нечто вроде зелёного шатра, под которым вполне могло укрыться до полуторадвух десятков солдат.

– Внутрь, – приказал один из сопровождающих, отодвигая в сторону ветвь. – Тебя ждут.

Рийм нагнулся и нырнул в зелёный влажный сумрак. Выпрямился, на секунду закрыл все глаза, привыкая к новому освещению, и затем огляделся.

За походным столом расположились четверо командиров сотен, начальник штаба и сам Верховный. И все шестеро смотрели на него в тридцать глаз.

– Дозорный Рийм Туур, – отчеканил он, как положено. – Вторая отдельная сотня.

– Раздолбай ты, а не дозорный, – сказал командир его сотни. – Дал себя взять, как ребёнка. Позор на весь Имперский десант.

– Нет худа без добра, – заметил Верховный. – Зато теперь мы, кажется, имеем возможность получить важные сведения о нашем противнике. Так, дозорный?

– Так точно, – ответил Рийм. – С этим я и прибыл.

– Положим, не ты прибыл, а тебя доставили, – уточнил начальник штаба. – Наши враги. Существенная разница.

Рийм Туур счёл за благо промолчать.

– Ладно, – сказал Верховный, – докладывай. От начала и до конца. Присутствующим настоятельно рекомендую от вопросов пока воздержаться.

Он предполагал, что сообщение о ядерной катастрофе на Дрхене произведёт ошеломляющий эффект, и не ошибся. Командиры, до этого слушавшие его рассказ о людях, Пирамиде и её технических чудесах, включая боевых роботов, с неослабевающим интересом, явно растерялись.

– Это невозможно, – первым обрел дар речи начальник штаба. – Ядерные силы под надёжнейшим контролем. Только Сын Небесной Глуби может отдать приказ об их применении. И то лишь в критической ситуации. Когда мы уходили, никаким особенным кризисом и не пахло. Ну, конфликты на границе, так они всегда…

– Погоди, – негромко сказал Верховный, и начальник штаба послушно умолк. – Что ты растарахтелся? Скажика, дозорный, – обратился он к Тууру, – это не может быть ловко подстроенной дезой со стороны двуглазых? Сам же говоришь, что технические возможности этой Пирамиды необычайно велики. Что мешало им устроить хорошо срежессированный спектакль? А ты и поверил.

– Не думаю, что это спектакль, – ответил Рийм, который ожидал этого вопроса.

– Почему?

– Уже когда меня доставляли на берег реки, пришло сообщение, что канал, по которому мы сюда попали, закрыт на неопределённое время, и значит, домой мы попасть не можем. А это не в интересах людей. Им, наоборот, нужно, чтобы мы отсюда убрались как можно быстрее.

– Как это закрыт? – не удержался от вопроса начальник штаба. – И что значит на неопределённое время?

– Это значит, что они и сами не знают, когда он откроется, – пояснил Рийм. – Люди недавно владеют Пирамидой, им не известны все тонкости. Там есть нечто вроде искусственного центрального мозга, куда стекается вся информация со всех доступных населённых миров. Так вот, по сведениям этого мозга, канал может не открыться и через круг.

– Ого! – воскликнул командир первой сотни. – Круг. Что ж нам, целый круг здесь торчать? А жрать что будем?

– Отставить неконструктивные замечания, – приказал Верховный. – И вообще, господа военные, держите себя в руках. Не узнаю я вас прямо. Мы ещё и в бой ни разу не вступили, а у некоторых уже полные штаны дерьма. Напоминаю, что впереди враг. И очень может быть, что этот враг морочит нам голову, старается посеять в нас страх и сомнения. Нас четыреста, а их только восемь. Включая этого местного дикого. Они чувствуют, что слабее, вот и пытаются всеми возможными способами сбить нас с толку. Неужели я должен вам объяснять элементарные вещи и напоминать о воинском долге? Очень надеюсь, что это первый и последний раз. У нас есть приказ, и мы обязаны его выполнить. А там уж посмотрим, закрыт нам путь домой или нет. Значит, так. Дозорный Рийм Туур, нука ещё разок и поподробнее расскажи нам всё, что тебе известно об устройстве Пирамиды и о подходах к ней. И об этих боевых роботах тоже. Система слежения, боезапас, скорость передвижения по пересеченной местности – всё до малейших деталей. Я уверен, что люди выставят их патрулировать берег. Вот и проверим, какие из них солдаты… И запомните – с этой минуты соблюдаем строжайший режим радиомолчания. За нарушение – расстрел. С людьми же в Пирамиде я сам по рации побеседую. Чуть позже. Конвой!

– Здесь! – Под зелёный свод шагнули двое вооружённых десантников.

– Этого дозорного, – он кивнул на Рийма Тура, – увести, накормить, изолировать и не спускать с него глаз до особого распоряжения. Но не трогать. До решения военнополевого суда он не дезертир и не предатель и скоро нам понадобится живой и здоровый. А вас, господа, прошу остаться. Мне есть что довести до вашего сведения.


Глава 17 | Хранители Вселенной. Дилогия | Глава 19