home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

– «Ктото из вас может взять на себя приготовление обеда и сервировку стола», – передразнила Маша, когда девушки покинули каюткомпанию и встали на живую дорожку, направляясь в машинный зал. – Кухня, дети, церковь.

– Он пошутил, – серьёзным голосом произнесла Оля.

– Ясен пень, пошутил – хмыкнула Маша. – Но раньше чтото я за Мартином подобных шуток не замечала.

– Теперь он командор, – сказала Марта. – Вот и шутит… покомандорски. Чего ты взъелась? Представь себе, что здесь не было бы синтезаторов пищи и линий доставки. Как думаешь, кому бы пришлось заниматься кормёжкой?

– Всем по очереди, – отрезала Маша. – В крайнем случае, наняли бы на Земле какуюнибудь немую и глупую повариху. – Она подумала и добавила: – Но умелую.

– Да ты у нас, оказывается, суфражистка? – полунасмешливо вопросила Марта.

– Это устаревшее слово, – заявила Маша. – Равно как и эмансипэ. У нас давно говорят «феминистка». Но я не феминистка. Я за справедливость. А ты считаешь, что женщина в обязательном порядке должна стирать, убирать и готовить мужчине еду?

– Не в обязательном, но как правило, – сказала Марта. – И не всякому мужчине, а только своему.

– Отсталые вы там, на Альтерре, гляжу, – вздохнула Маша. – Шутка.

– Слава богу, что стирать и убирать здесь тоже не надо, – сказала Оля и застенчиво спросила: – Девочки, а правда, что Пирамида омолаживает?

– Ты же видела, какими стали Мартин и Влад, – ответила Маша. – На себето я не заметила, мне что так двадцать пять, что эдак. А тебе сколько, извини? Я не так долго была в Приказе, чтобы успеть с тобой хорошо познакомиться.

– За что извинятьто? – удивилась Ефремова. – Мне тридцать четыре.

– И замужем не была?

– При чём здесь это? Нет, не была.

– Сама не знаю, вырвалось. Наверное, для меня это актуально. Наверное, подсознательно я хочу замуж. Хотя и не люблю стирать, готовить и убирать. Даже за своим мужчиной.

– Я была замужем, – сообщила Марта. – Неудачно.

– Вот! – воскликнула Маша. – Стиралаубиралаготовила.

– Э… временами, – призналась Марта.

– Женщине«щупачу» трудно найти мужа, – объяснила Оля. – Наверное, потому, что её трудно обмануть.

– Ах, девочки, – приобняла подруг за плечи Маша, – было бы кому обманывать. – И, обращаясь к Оле, добавила: – А насчёт омоложения и оздоровления не беспокойся. Ты и сейчас классно выглядишь, а через парутройку дней вообще засияешь. Глаз будет не оторвать.

Они подкатили к машинному залу.

– Всё, приехали, – сказала Марта, сходя с живой дорожки. – Пора забыть о мужчинах и заняться делом.

– Да разве ж о них забудешь? – вздохнула Маша. – Сами в голову лезут. Особенно некоторые. Но я, так и быть, постараюсь.

– Вы, девочки, хоть немного введите меня в курс дела, хорошо? – попросила Оля. – А то я, что называется, из огня да в полымя.

– Обязательно, – пообещала Марта. – С этого и начнём. Заодно и сами… введёмся. Тоже ведь всё больше по верхам скакали…

– Особенно я, – призналась Маша. – Так что давай, подруга, короткую лекцию ты прочтёшь, а мы с Олей послушаем.

– Все трое послушаем, – сказала Марта. – Оскара с нами сейчас нет, но в данном случае Циля Марковна вполне способна его заменить. Главное – правильно сформулировать вопросы.

– Вот ты и сформулируй, – обрадовалась Маша. – У тебя ум математический.

– Первый раз слышу, – усмехнулась Марта. – Но пусть будет так. А у тебя какой ум?

– Художественный, – вздохнула Маша и тут же пояснила: – Это синоним «безалаберный». Видишь, какая я самокритичная?

Они «вырастили» себе кресла, вызвали один большой экран на троих и соединились с Цилей Марковной по голосовой связи.

– Циля Марковна, нам нужна информация по каналам Внезеркалья, – сказала Марта. – Первое: особенности их функционирования, причины, по которым они могут открыться и закрыться. Второе: почему основных каналов только девяносто семь, а тех, что связывают Пирамиду с «живыми» мирами, и вовсе сорок пять? Неужели в целой Вселенной только сорок пять населённых миров? И третье: информация по основным разумным расам. Скажем, первым десяти. Главные критерии – наличие колоний на других планетах и вообще способность к выходу в дальний и ближний космос, знание о существовании альтернативных реальностей и умение пользоваться каналами и тоннелями Внезеркалья, и, наконец, численность. Хотя, нет. численность, пожалуй, во внимание принимать не будем. У нас не перепись населения…

Полковник ФСБ в отставке и глава возрождённого Приказа Павел Илларионович Крамской не выспался и оттого находился не в самом лучшем расположении духа. Вчера в течение ночи он дважды поднимался с постели. Первый раз, чтобы съесть большую столовую ложку мёда (верное средство от бессонницы), и второй – выпить пятьдесят грамм хорошего армянского коньяка (не менее верное средство). Но ни мёд, ни коньяк не помогли, и только под утро полковник впал в беспокойную полудрёму, наполненную мешаниной из обрывков недодуманных мыслей и смутных образов, которую назвать полноценным сном не смог бы самый закоренелый жизнелюб. А в восемь утра пришлось вставать и ехать в Приказ – полковник был убеждённым сторонником дисциплины и не давал поблажек ни себе, ни подчинённым.

Впрочем, Павел Илларионович подозревал, что причиной дурного настроения был не столько недосып – мало ли он в своей жизни недосыпал! – сколько мучительные раздумья и попытки анализа сложившейся ситуации, которым он предавался последние двое суток.

Надо признать, без малейшей пользы для себя и ситуации.

Той самой, над которой, как ему упорно казалось, он терял контроль. И это было хуже всего. Потому что потеря контроля над тем, что ты можешь и должен контролировать, в абсолютном большинстве случаев означает лишь одно: ктото начинает контролировать тебя.

Он сыпанул в чашку две ложки растворимого кофе вместо обычной одной, бросил кубик сахара, налил кипяток, размешал, сообщил секретарше на ресепшен (личной секретаршей Павел Илларионович обзавестись не успел, да и не был уверен, нужно ли ему это в принципе), что в ближайший час его ни для кого нет, уселся за стол и включил компьютер.

Что я упустил?

Итак, попробуем с самого начала.

Он сделал выбор – ушёл с государственной службы, возглавил Приказ и занялся его возрождением после разгрома, который учинил спецотряд КГБ из той альтернативки, где работал Стражникполевик Мартин Станкевич.

Сделать это оказалось не очень трудно. Его нового прямого начальника в ФСБ гораздо больше занимали собственные карьернополитические игры и – куда ж без этого! – карманы, нежели странные взбрыки подчинённых, уходящих на пенсию в сорок пять лет с хорошего, насиженного и хлебного места. Пусть и в бизнес. Потому что, как известно, никакие деньги не заменят сладкий вкус государственной власти. Слово и дело. Так было, так есть и так будет.

К тому же Павел Илларионович вовремя подсуетился (впрочем, этим же занимались и все его предшественники), чтобы любой намёк на существование какихто альтернативных реальностей воспринимался высоким начальством и научной общественностью как полный абсурд, бредни «жёлтой» прессы и художества писателейфантастов. Немного тщательно дозированной и умело искажённой информации в газеты определённого склада, на телевидение и в Сеть – и результат налицо: о действительном положении дел известно в стране максимум полуторадвум сотням человек, а из власть имущих и вовсе никому, включая президента. Удивительно всётаки, как легко можно скрыть информацию даже в наше сверхнасыщенное информацией время…

Он знал, что в том же, к примеру, Китае или в Штатах всё обстоит иначе, и высшие должностные лица силовых структур наряду с главами государств информированы о существовании Камней Внезеркалья и альтернативных реальностей. Но это знание окутано такой мощной завесой секретности, что его как бы и вовсе не существует. Работа в альтернативках требует исключительной взвешенности, точности и аккуратности в не меньшей, а то и большей степени, нежели работа сапёра или нейрохирурга. Это вам не переворот в банановой республике учинить или цветную бескровную революцию замутить на деньги налогоплательщиков. Потому что принцип «как аукнется, так и откликнется» срабатывает здесь безжалостно и – главное – немедленно. Один пример с пятой альтернативкой, где спровоцированный Стражниками Внезеркалья из СССР и США (под давлением собственных правительств, разумеется) Карибский кризис 1962 года перерос в Третью мировую. До сих пор мороз по коже. На волоске ведь здесь мир удержался, буквально чудом остановились. А сколько потом потребовалось сил и средств, чтобы хоть както привести в чувство эту самую пятую альтернативку? Страшно вспомнить. Да и по сю пору как следует не привели, если быть до конца откровенным – рана чуть затянулась, но в любой момент снова может начать кровоточить. Вот поэтомуто после развала Союза здесь Приказ сделал всё, чтобы новая власть не знала о его существовании. Пусть сначала в этой реальности освоятся и повзрослеют, а уж потом в остальные лезут. Не пришло ещё время все тайны им открывать – мало каши ели. И «старая гвардия», посвящённая в тайну, поддержала это решение. Не все, конечно. Но на самых строптивых и несговорчивых нашлись методы – для каждого свой. Да и полная неразбериха первых лет, вся эта кровь, нищета и бешеные деньги «безумных девяностых» сыграли свою роль. Не до этого было тем, кто сначала рвал страну на куски, а затем, испугавшись, торопливо пытался сшить её снова. И таки сшили, слава те господи. Пусть местами криво и косо, но Россия не развалилась…

Однако, как говорится, пришла беда откуда не ждали, и Приказу был нанесён чудовищный по жестокости удар (тридцать два трупа в центре Москвы и сожжённое дотла здание девятнадцатого века – памятник архитектуры, между прочим! – это вам не банкира подстрелить). Нападавшим чудом удалось уйти почти без потерь. Одновременно с этим из Приказа, Москвы и мира в целом – Павел Илларионович ни секунды не сомневался, что это так – исчезли Стражниканалитик Владимир Борисов и с ним Стражникистажёры Евгений Аничкин, Никита Веденеев и Мария Князь.

Мартин Станкевич, отбывший накануне в Альтерру (предварительная разведка), в Приказ не вернулся.

Им, Павлом Илларионовичем Крамским, совместно с группой аналитиков из ростовского филиала был сделан вывод: очень велика вероятность того, что Мартин Станкевич – предатель. Он был перевербован КГБ той альтернативки, где последнее время работал, затем перетянул на свою сторону Борисова, Аничкина, Веденеева и Князь, организовал вооружённое нападение на Приказ и скрылся вместе со всей группой. Мотивы? Скорее всего – деньги. Но не исключены и какието личные обиды и амбиции, о которых ничего не известно, поскольку почти все, кто мог бы хоть чтото об этом знать, погибли во время нападения.

Мотивы Борисова – давняя дружба со Станкевичем, возможно, честолюбие и те же неучтённые личные амбиции.

Мотивы стажёров: им просто задурили голову, они могут не знать истинного положения вещей и считают, что занимаются интересным, благородным и хорошо оплачиваемым делом.

Оперативные мероприятия, предпринятые с целью обнаружения Мартина Станкевича и остальных, ничего не дали.

До вчерашнего дня.

Вчера произошло событие, которое лишило его сна и не даёт покоя до сих пор.

Мартин Станкевич появился (и не один – с ним была какаято девушка), встретился со Стражником«щупачом» Ольгой Ефремовой, при попытке задержания открыл огонь, ранил троих оперативников и исчез. Точнее, исчезли все трое. Скорее всего, перешли в одну из альтернативок с помощью наручного Камня Внезеркалья, имеющегося у Станкевича.

Но оставались два необъяснимых момента.

Первый: как это было возможно сделать днём, в совершенно неурочное для перехода время, да ещё в месте, где рядом нет ни одного Окна?

И второй: по донесениям оперативников, а также снимкам, которые они скрытно и с большого расстояния успели сделать, выходило, что Стражникполевик Мартин Станкевич помолодел как минимум на пятнадцать лет. А то и на все двадцать. Именно помолодел, а не загримировался – это подтвердила тщательная экспертиза фотографий.

Что же происходит?

Ни в одной альтернативной реальности, насколько ему известно, не изобретено пока средство, способное омолодить человека на двадцать лет.

Значит?

Значит, Мартин Александрович Станкевич сотоварищи, возможно, находится в альтернативке, доселе Приказу не ведомой. Но где именно? Там, откуда было совершено нападение? Вряд ли. В этой альтернативке дело семимильными шагами идёт к развалу Союза и гражданской войне, которая вполне может перерасти и в мировую.

Всётаки пресловутая Альтерра, открытая буквально накануне разгрома и куда он отправился с заданием? Мифическая реальностьдубликат, обладающая всеми свойствами коренной реальности Земли. Мифическая, потому что никем не доказано её существование.

Григорий Булыгин, якобы побывавший там первым, убит при налёте.

Бывший шеф Приказа, отправивший туда Станкевича на предварительную разведку, умер в больнице от обширного инфаркта сразу после налёта.

Ольга Ефремова, помогавшая Станкевичу с переходом, вчера ушла вместе с этим же Станкевичем. Только помолодевшим… Единственный, кстати, «щупач» (не считая двух слабеньких из ростовского филиала), оставшийся в живых из прежнего состава Приказа.

Чёрт!

Крамской с досадой ударил кулаком по столу и полез в ящик за сигаретами. Ну и как тут бросить курить, спрашивается?

Надо было сразу воспользоваться Ольгой и отправить вслед за Мартином ещё одного Стражникаполевика. Но где его было взять? В Ростове? Да, там, наверное, можно было когото найти. Молодого и неопытного. Он просто не подумал, что это так важно. Считал, что Станкевич сам явится и попадёт в расставленные ловушки. Эфэсбэшное мышление подвело. Не явился. Вернее, явился, но совершенно не так, как представлял себе некий Павел Илларионович Крамской, считающий себя очень умным…

Да и не до Станкевича особо было, если уж совсем честно. Срочно восстановить Приказ на тот момент (да и на сегодняшний) казалось самым важным и первоочередным делом.

Но, может быть, он всё же ошибся и Мартин Станкевич не предатель? Тогда что происходит, почему он прячется?

«А ты бы не прятался, обнаружив у себя дома засаду?» – неожиданно всплыл в голове вопрос.

Он даже зажигалкой забыл щёлкнуть от неожиданности и несколько секунд неподвижно сидел в кресле с незажжённой сигаретой в зубах, тупо пялясь на монитор, где красовалась обработанная специалистами фотография молодого Станкевича и его спутницы (весьма, надо сказать, симпатичной особы). Затем всётаки закурил и живо представил себе, как ни в чём не виноватый Мартин Станкевич возвращается с задания домой и обнаруживает (сейчас не важно, как он это сделал), что старый Приказ уничтожен, а в квартире его ждут незнакомые люди. И явно не для того, чтобы устроить праздничную встречу. Возвращается, кстати, не один, а с некой девушкой… Ладно, девушку пока оставим. Ключевая посылка – Мартин чист. А мы устроили на него охоту. В результате не только не поймали, но ещё и упустили – весьма вероятно – очень важную информацию. Которой Мартин и владеет.

Но почему и куда в таком случае ушли Борисов с молодняком?

В ночь нападения они были в Приказе – это достоверно известно. Допустим, ушли в какуюто альтернативку, спасая собственные жизни. Отчего тогда не вернулись? Нет, они явно связаны со Станкевичем. Но вот чем…

Хорошо, это тоже потом. Сосредоточимся на Мартине нашем Александровиче. Если мытьё не принесло никаких результатов, кроме отрицательных, пора попробовать катанье. А именно – забыть на время о его возможном предательстве, отозвать все засады и попробовать както выйти на связь. Для начала. В конце концов, ещё никто не умирал от признания своих ошибок, а дело – в данном случае великое и тайное дело Стражей Внезеркалья – превыше всего.

Павел Илларионович Крамской затушил сигарету, убрал с монитора фотографию и принялся сочинять посланиесообщение Мартину Станкевичу.

В конце концов, электронные его адреса известны, да и свой Живой Журнал в Интернете он пока не закрыл. Значит, есть хорошие шансы, что послание дойдёт. Ну а дальше банально положимся на удачу и добрую волю того, кому оно предназначено.


Глава 20 | Хранители Вселенной. Дилогия | Глава 22