home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Это был очень длинный день, но и он подходил к концу.

– Время близится, – сообщил Влад. – Как думаете, они уйдут?

– Уйдут, – сказал я. – Не совсем же этот Верховный дурак.

– Не знаю, – признался Женька. – Психология киркхуркхов для меня тёмный лес. Да и любая другая психология, признаться, тоже. В любом случае роботы активированы, патрулируют зону и готовы выполнить возложенную на них задачу.

– А я разобрался с катером, – сообщил Никита. – В общих чертах. Но, конечно, неплохо бы совершить пробный полёт.

– Сейчас вот узнаем, что решил Верховный, и совершишь, – пообещал я.

– Это хорошо, – вздохнула Маша. – Вы, мальчики, молодцы.

– Но всё равно нас мало, – сказала Марта. – При любом, как вы говорите, раскладе.

– Ты чертовски права, – согласился я. – Честно говоря, думаю, не послать ли вас с Олей в самое ближайшее время на Альтерру. В ту же Сибирь Казачью, если уж в России твою Контору… того. Можно доверять Сибири Казачьей вообще и её Стражникам в частности?

– Они там называются Дозорные, – сообщила Марта. – Я бы доверилась.

– Всё равно больше некому, – сказал Влад. – Не к американцам же за помощью обращаться?.. Они везде одинаковые – слопают и не подавятся.

– Да уж, – поддержал Женька. – Америкосам верить нельзя. А казачество лично я хотя бы уважаю.

– Но сначала всётаки я бы разведала, что делается в России и кто уничтожил Контору.

– Это слишком опасно, – покачал я головой. – Вспомни, что случилось в нашей Москве. Еле ноги унесли. Очень вероятно, что и тебя там ждёт ловушка.

– Погодите, – промолвила Оля. – Вопервых, почему я? А вовторых, как же киркхуркхи? Если нам их переправлять на остров, то каждый человек будет на счету.

– Справимся, – небрежно махнул рукой Женька. – Подумаешь, задача. В крайнем случае, позовём на помощь племя Свема. А, Свем, поможете, ежели что?

– Да, – коротко и веско ответил охотник.

– Племя Свема, как и вообще всё местное население Жемчужины – сами по себе отдельная задача, – тяжело вздохнул Влад. – И очень серьёзная.

– Помоему, это дурацкая привычка – отвечать на второй вопрос прежде, чем на первый, – заметила Оля. – Всётаки, почему я?

– Ты, Оля, потому, что «щупач», – объяснил я Ефремовой. – Нам нужны надёжные и преданные люди. Но даже в Пирамиде нет технических средств, могущих определять, кому доверять стоит, а кому категорически нет.

– Странно ты, вижу, представляешь себе работу «щупача», – пробормотала Оля. – Ещё я зёрна от плевел не отделяла.

– Всё когдато приходится делать впервые. У вас обеих всё получится, я уверен.

– Внимание, – сообщила Циля Марковна, как всегда стараясь, чтобы её голос звучал бесстрастно. – Вас вызывает Верховный. Повторяю, вас вызывает Верховный.

– Наконецто, – сказал я. – Давай его сюда.

Все притихли.

– Это Верховный, – сообщил Верховный. – Вызываю командора Мартина.

– Командор Мартин на связи.

– Я принял решение.

– Надеюсь, оно устроит всех нас.

– Я тоже на это надеюсь. Мы принимаем ваши условия и уходим.

– Все условия?

– В случае, если канал на Дрхену действительно закрыт – все. Но сначала мы всётаки попробуем вернуться домой.

– Вы хорошо подумали? Шансов выжить на Дрхене сейчас исчезающе мало.

– Это наш дом. Мы обязаны быть там.

– Что ж, я желаю вам удачи.

– Спасибо. Как только мы доберёмся до места, я снова с вами свяжусь. По моим расчётам – завтра, примерно в это же время.

– Договорились. Ночной марш вас не смущает?

– Нисколько, мы хорошо отдохнули сегодня.

– Тогда – до связи.

– До связи.

– Ну вот, – сказал я, оглядев свою команду. – Все слышали? Одной проблемой меньше. Осталось дождаться подтверждения от Локотка.

Ждать долго нам не пришлось. Ровно через восемь минут после разговора с Верховным Локоток через Цилю Марковну доложил, что киркхуркхи уходят, и передал соответствующее видео.

– Отлично, – похвалил я нашего маленького разведчика. – Проводи их немного – километра тричетыре – и возвращайся. Будем считать, что мы им поверили.

– Так будем считать или поверили? – захотел уточнить Аничкин.

– Твои боевые машины смерти надёжны? – осведомился я в ответ.

– Не сомневаюсь в них. Чудобогатыри, да и только.

– Вот они и будут нашей гарантией в случае чего. И ещё – неприступные стены Пирамиды. Локоток же у нас один, и я не хочу им рисковать. Опять же, пусть это будет своего рода проверкой.

– Хочешь убедиться на будущее, стоит ли верить слову киркхуркхов? – догадался Влад.

– И доверять собственной интуиции, – добавил я.

Россия должна быть единой страной. От польской границы на западе до Тихого океана на востоке.

Эту старую идею русофиловимперцев Александр Владимирович Бездорожный, глава Службы охраны Престола России, воспринял как свою родную и чуть ли не собственную много лет назад, будучи ещё студентом Московской высшей дипломатической Школы. И с тех пор вот уже больше тридцати лет шаг за шагом делал всё, чтобы воплотить её в жизнь.

Сначала это была просто мечта.

Почему бы, в конце концов, и нет?

Люди, а в особенности юные люди, мечтают постоянно и разнообразно.

Ктото видит себя ступающим на Марс и другие планеты, ктото – богачоммиллиардером, способным купить любые удовольствия мира, ктото грезит о прекрасном принце на белом коне, а иной мечтает о всемирной славе художника или спортсмена.

Для абсолютного большинства юношеские мечты так и остаются всего лишь мечтами. Тот, кто мечтал слетать на Марс и другие планеты, не выезжает никуда дальше родного города и работает менеджером, а иначе говоря, продавцом среднего звена в магазине оргтехники.

Жаждущий несметного богатства становится бухгалтером или мелким банковским служащим, всю жизнь считающим чужие деньги.

Принц на белом коне женится на другой (так всегда бывает с принцами).

А великие художники и спортсмены превращаются в дизайнеров упаковок и мелких бандитов, таскающих каштаны из огня для настоящих акул преступного мира. Что поделать, немногие способны остаться верными своей юношеской мечте и добиться, чтобы она стала реальностью, ох, немногие…

А вот юный Саша Бездорожный в один прекрасный день понял, что его мечта – это не только духовное, но и территориальногосударственное единство всех русских людей, проживающих по обе стороны от Уральских гор. Ну и заодно, так и быть, всех остальных, кому исторически повезло неразрывно связать свою судьбу с судьбой великого русского народа.

В отличие от абсолютного большинства своих сверстников он ни разу за всю свою жизнь не усомнился в своей мечте, не предал её ни ради денег и славы, ни ради счастливой личной жизни и точно знал, что рано или поздно у него появится настоящая возможность её осуществить.

И теперь, когда Служба охраны Престола под его руководством наконец стала единственной реальной силой в России, эта возможность действительно появилась.

Во всяком случае, так ему казалось.

А почему бы и нет?

Наследнику российского трона толькотолько минуло четырнадцать, его интересы далеки от внешней и внутренней политики, в делах которой он полностью и безоговорочно полагается на мудрость и опыт своего единственного и доверенного советника – главу Службы охраны Престола Александра Владимировича Бездорожного.

Премьер же вместе со всем кабинетом и вовсе давно ест с его, Александра Владимировича, милостивой и щедрой руки и даже не помышляет о возможной самостоятельности. И правильно делает. Вон предшественник, царство ему небесное, пытался…

Госдума. Этих словоблудов и лизоблюдов в расчёт не берём. Пусть себе делают вид, что обеспечивают демократию в стране. А мы будем делать вид, что так оно и есть.

Церковники. Первыми будут «за». Та причудливая смесь православия с протестантским уклоном (к тому же изрядно сдобренная старообрядчеством), которая в качестве официальной религии имеет место быть за Уралом, давно не вызывает у иерархов Русской православной церкви ничего, кроме стойкого раздражения и желания немедленно всё это прекратить и вернуть заблудших овечек в родное стадо.

Также можно не беспокоиться об армии и полиции: до 90 процентов личного офицерского состава – вот что значит грамотно проведённая многолетняя пропагандистская кампания! – по результатам последних внутренних опросов, не только хотят объединения России и Сибири Казачьей, но и готовы содействовать претворению данной идеи в жизнь, что называется, профессионально.

Крупный и средний предприниматель в массе своей тоже совсем не против. Несметные сырьевые богатства Сибири Казачьей мало кому из мировой бизнесэлиты дают спать спокойно. А уж когда богатства эти и вовсе под боком и должны исторически принадлежать Российскому престолу, а не потомкам разбойников с большой дороги, беглых крестьян и каторжников всех мастей, то и вовсе грех было бы препятствовать столь благому делу.

И кто у нас остаётся? Народ. Ну, с народом как раз проще всего. Убедить сто восемьдесят пять миллионов обывателей, что почти четыреста лет назад у них незаконно и несправедливо оттяпали лакомый кусок, в три раза превышающий площадь Канады, на котором нынче проживает всегото около девяноста миллионов, не так уж трудно. Да что там, они уже в этом убеждены. Чему – очень кстати и весьма удачно – способствует и жёсткая эмиграционная политика самой Сибири Казачьей. В гости и на работу – сколько угодно. Но вот для того, чтобы получить гражданство, надо доказать, что предки твои хотя бы по одной линии были казаками. А это не так просто. Особенно с учётом того, что за прошедшие четыре века абсолютное большинство российского казачества (в основном донского и кубанского) с удовольствием перебралось на свою новую родину.

К тому же безработица, общий экономический спад и высочайшие цены на бензин (а отчего же, спрашивается, ещё взлетают цены, если не изза Сибири Казачьей, обладающей богатейшими месторождениями нефти в Евразии?!).

Да и политическая обстановка на планете складывается как нельзя более удачно. У всех куча своих проблем. Начиная от растущего как на дрожжах сепаратизма всех форм и окрасок и заканчивая общим кризисом мировой финансовой системы, который только начался, но уже угрожает перерасти в самую настоящую катастрофу. Не до России ведущим державам сейчас – самим дышать трудно.

Значит – что?

Главная задача – убрать Верховного атамана Всевеликого Войска Сибирского и Дальневосточного. Этот несгибаемый восьмидесятилетний казачура (разведка докладывает, что здоровье у него попрежнему железное – двух любовниц периодически навещает, курит и от доброй чарки по праздникам не отказывается, чёрт старый) вместе со своим верным псом – главой Казачьей Службы безопасности – единственная на данный момент серьёзная преграда его планам. Убирать, разумеется, их обоих надо руками самих казаков – так, чтобы и тени подозрения не возникло в причастности к этому злодеянию России. Слава богу, за Уралом – в том числе благодаря и его усилиям и деньгам – достаточно честолюбивых окружных атаманов, уверенных, что Большой казачий круг именно им должен прокричать «Любо!» на выборах Верховного. А когда выяснится, что это не так, начнётся большая свара: станичники схватятся за шашки и автоматы, Сибирь Казачья затрещит по швам, и китайцы мгновенно подтянут к границам армию вторжения (тайная договоренность об этом с высшим руководством Китая уже есть).

Вот тутто и наступит его время. Под предлогом защиты исконных русских сибирских и дальневосточных земель от угрозы захвата китайскими полчищами, а также с целью прекращения междоусобицы и безвозмездной помощи братьямказакам российская армия перейдёт Урал. Ну а дальше… Для начала, так и быть, широкая автономия, а потом видно будет. Китайцам же – хрен с маслом, а не аренду участков приамурской тайги на сто лет. Обойдутся. Мало ли что обещал! На то и политика.

А начнём мы, пожалуй, с казачьего Дозора Реальности. Только недальновидные правители думают, что эти ребятки, шляющиеся по альтернативным Землям и странам, не могут серьёзно влиять на состояние дел здесь, в истинной реальности. Могут, и ещё как. Именно поэтому ему пришлось кардинально разобраться с Патрульными Реальности и Конторой здесь, в России и Москве. И создать новую подобную службу, укомплектованную преданными людьми из числа «сопричников» (надо же, прижилось народное словцо!). Теперь осталось только провести несколько тонко рассчитанных провокаций против казачьего Дозора в альтернативных реальностях (а попросту говоря, сдать их полевых агентов местным службам безопасности) и можно считать, что задача по отвлечению внимания противника от главных событий решена. А когда они поймут, что смотреть нужно было совсем в другую сторону, будет поздно.

Они вышли из реки незадолго до рассвета и практически в расчётном месте. Не так уж это оказалось и безнадёжно трудно – пройти ночью по не слишком илистому дну почти до самого устья. Дыхательные аппараты и подводные маски, предусмотрительно захваченные на Дрхене, оправдали себя. К тому же шли в связках по десять (у ведущего – мощный фонарь) и достаточным интервалом, чтобы не натыкаться друг на друга. Правда, добрались не все. Но четверо десантников, оставшихся на дне изза отказа дыхательных аппаратов – не те потери, изза которых можно беспокоиться. Если честно, то Верховный был уверен, что их будет намного больше. Хотя бы потому, что так всегда бывает. Подготовка подготовкой, но никогда ещё Имперский десант не участвовал в подобной операции – пройти ночью по дну реки и с ходу, всеми силами, атаковать противника.

Противника, которому неведом страх, и фактор неожиданности не играет для него большой роли. Страшного противника.

В том, что противник действительно страшный, Имперский десант убедился очень скоро. Была скромная надежда на то, что двуглазые поверят уходу киркхуркхов и не выставят усиленное боевое охранение в лесу – на подходах к берегу озера и на самом берегу. Но эта надежда оказалась напрасной. Боевое охранение было выставлено. Да ещё какое…

В первые минуты боя удалось вывести из строя четырёх роботов – их вовремя заметили и простонапросто сожгли им оптику вместе с прочими сенсорами совокупными залпами из плазменных ружей. Верховному даже на несколько мгновений показалось, что его опасения по поводу боевых качеств этих машин были изрядно преувеличены – всётаки живой, хорошо обученный солдат, способный принимать нестандартные решения и на ходу менять тактику боя – это не какойто там жестко запрограммированный робот, пусть и обладающий мощным вооружением. Но только на несколько мгновений. Потому что всё оказалось не так просто. То ли программа боевых роботов оказалась достаточно гибкой, то ли люди в Пирамиде взяли на себя управление ими (а скорее всего, и то, и другое вместе), но отпор Имперскому десанту был дан очень быстро. И в самой жёсткой форме.

Роботы не жалели ни патронов, ни ракет, ни энергии своих лазеров, открывая огонь на поражение по всему живому, что попадало в поле их инфракрасного зрения. И стреляли с фантастической точностью. Сами же при этом предусмотрительно старались держаться на приличном расстоянии, используя мощные стволы деревьев в качестве прикрытия.

Да, десантники старались делать то же самое. Но им надо было атаковать и прорываться любой ценой к берегу, а значит, больше двигаться и обнаруживать себя. В то время как роботы могли просто стоять за деревом и ждать удобного момента для точного выстрела. И, как правило, дожидаться его.

А самое главное – роботы были защищены и вооружены не в пример лучше живых солдат. Неизвестно, из чего была сработана их броня, но требовалось не одно попадание из плазменного ружья, чтобы хотя бы остановить эту бездушную махину или сбить ей прицел. Очень быстро выяснилось, что за одного выведенного из строя или практически уничтоженного робота приходится платить жизнями как минимум пяти десантников, и это не считая раненых. Правда, не в пример эффективнее плазменных винтовок зарекомендовали себя ручные ракетомёты, но, вопервых, их было мало – всего по одному на двадцать солдат, а вовторых, сами ракетомётчики вместе со своим оружием выбывали из строя гораздо быстрее обычного десантника, потому что для прицельного выстрела по врагу им требовалось больше времени, а значит, и риск быть обнаруженными и уничтоженными у них был выше. Что незамедлительно и подтвердилось, когда командиры сотен начали докладывать Верховному о первых тяжёлых потерях.

Но десант не отступал.

Несмотря на кровь и смерть в общей неразберихе ночного боя, отдельным группам киркхуркхов – общим количеством до шестидесяти десантников – всё же удалось прорваться сквозь ураганный ракетный, лазерный и пулемётный огонь, преодолеть дым и пламя горящего леса, достичь берега и под водой, используя остатки ресурса дыхательных аппаратов и ласты, направиться к заветной цели – Пирамиде, которая молчаливой громадой высилась посреди озера, отражая своими гранями чёрную воду, горящий на северном берегу лес и чужое равнодушное звёздное небо.


Глава 22 | Хранители Вселенной. Дилогия | Глава 24