home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

Рийм Туур выбрался из палатки, потянулся всем телом, освобождаясь от остатков сонной одури, и оглядел временный лагерь.

Мирная картина.

Дежурные уже разжигают костры, чтобы вскипятить воду для утреннего чая и прочих нужд, остальные пока ещё спят. И лишь жутковатые фигуры боевых роботовохранников, неподвижно застывшие по периметру лагеря, напоминают о том, что это плен.

Что ж, пока не пропел сигнал побудки, надо оправиться, позавтракать и выпить горячего чая. Потом, когда все проснутся, на себя может уже не хватить времени.

Если бы ктото спросил Рийма Туура, как вышло, что за какието сутки он, рядовой 2й отдельной сотни Имперского десанта, стал главным среди тех киркхуркхов, кто остался в живых после ночной атаки на Пирамиду, он вряд ли сумел бы внятно ответить на этот вопрос.

Так вышло.

Лучшего объяснения было всё равно не найти. Да, после гибели командиров в бою их место занимают следующие по званию. Так гласит Устав. Но, вопервых, бой закончился давно и отнюдь не в пользу Имперского десанта; вовторых, реальная жизнь всегда сильнее любого устава; а втретьих, данный закон применим лишь в отношении воинского подразделения, каковым оставшиеся в живых десантники перестали являться сразу же после сокрушительного поражения и сдачи оружия. К тому же Верховный, все четверо командиров сотен, а также больше половины взводных были убиты.

Правда, выжил начальник штаба. Но к тому времени, когда передвижной экспрессгоспиталь из Пирамиды поставил его на ноги после тяжёлого ранения, командовать ему было некем, поскольку отдельное боевое подразделение Имперского десанта численностью в четыре с лишним сотни киркхуркхов перестало существовать.

Но жизнь продолжалась. Надо было рыть могилы, хоронить павших, лечить раненых, готовить пищу, както общаться с победителями, планировать ближайшее будущее.

Особенно – планировать будущее.

Потому что оно всегда связано с надеждой, а киркхуркху без надежды жить очень трудно. Почти невозможно. Очень быстро стало ясно, что будущее напрямую зависит от двуглазых. А единственным киркхуркхом, кто знал их лучше всех, плотно с ними общался и вообще находился в курсе основных событий, и был Рийм Туур. И не успел бывший передовой дозорный 2й отдельной сотни Имперского десанта понять, что происходит, как оказалось, что он уже отдаёт приказы и – что самое удивительное! – все этим приказам охотно подчиняются. Включая тех, кто ещё суткидвое назад был старше по званию и сам мог приказать Рийму Тууру всё, что угодно.

Впрочем, особо задумываться о столь кардинальной перемене в своей судьбе Рийму было некогда. Вот и сейчас, утром второго дня в плену, забот и переживаний у него хватало. Ещё до полудня люди должны были прислать из Пирамиды специальное транспортное средство, чтобы, как и было изначально решено, перебросить двумя партиями сто сорок четыре киркхуркха на какойто необитаемый остров в далёком океане. По словам командора Мартина, там им будет предоставлены полная свобода и все возможности для устройства нормальной жизни.

Что ж, побеждённым выбирать не приходится. Остров так остров. Могло быть и хуже.

Над лагерем разнесся отрывистый и звонкий, доходящий до каждой ушной вибриссы, сигнал побудки. Роботыохранники шевельнулись, настороженно повели из стороны в сторону оружейными стволами и снова замерли, не обнаружив видимой опасности. Рийм Туур, прикрыв глаза нижними полупрозрачными веками, глянул на встающее над лесом солнце и неторопливо отхлебнул из чашки горячий чай. Новый день обещал быть трудным.

Ошеломляющая – вот, пожалуй, лучшее определение, которое можно было бы дать тишине, наступившей в каюткомпании после слов Свема. Впрочем, продлилась она недолго.

– Этих? – Женька ткнул рукой в сторону предполагаемого севера. – Наших пятиглазых урукхаев? Ну ты, брат, даёшь. С чего ты взял, что они согласятся?

– Да уж, – пробормотал Влад. – Неожиданное предложение. Но интересное, следует признать.

– Думаю, согласятся, – сказал Свем. – Они не в том положении, чтобы отказываться.

– Я сделаю ему предложение, от которого будет невозможно отказаться, – усмехнулась Оля. – Так, кажется, говорил Майкл Корлеоне?

– За точность цитаты не ручаюсь, – сказал Влад, – но смысл передан верно.

– Кто такой Майкл Корлеоне? – спросила Марта. – Опять какойнибудь персонаж из вашей художественной литературы?

– Угадала, – сказал я. – Но большинство знает его по фильму «Крёстный отец». Тебе знакомо слово «мафия»?

– Аа! – многозначительно приподняла брови Марта.

– Между прочим, – глянул на часы Никита, – через полтора часа я по плану должен принять на борт первую партию наших колонистовпереселенцев. Семьдесят пять киркхуркхов плюс снаряжение. Атмосферный катер готов, баки полны, маршрут следования в памяти бортового компьютера. Они там, в лагере, уже вовсю собираются. Может, сказать, чтобы не торопились?

Все опять молча посмотрели на меня. Уже второй раз за это утро.

– Хорошо, – сказал я. – Давайте на этот раз поразмышляем вместе. На самом деле предложение Свема и впрямь очень интересное. Я бы даже сказал – богатое. Спасибо ему. – Я благодарно кивнул охотнику, и тот с улыбкой наклонил голову в ответ. – Киркхуркхи действительно подходят для этой работы по очень многим параметрам. Они довольно высокоразвитая раса. Выходят в ближний космос и пользуются тоннелями Внезеркалья. Следовательно, им не нужно долго объяснять, что такое другой мир, населённый непохожими на них разумными существами, и пандемия. Это раз.

– Они профессиональные солдаты, а значит, привыкли действовать в самых опасных, трудных и неожиданных обстоятельствах, – подхватил Влад. – Это два.

– Они белковые существа, кислорододышащие и млекопитающие, – сказала Маша. – Если бы не пять глаз, по семь пальцев на руках и ногах и эти их пучки мышиных хвостов вместо ушей, то были бы совсем как мы или айреды. Это три.

– Ещё киркхуркхи не живородящие, а откладывают яйца, – сообщил Оскар. – Но это так, к слову. Им действительно не понадобятся на Лекте скафандры. А блокаду их организмов от чужеродных бактерий и вирусов я организую. Это не очень трудно.

– Домой им дороги нет, – задумчиво промолвила Оля. – Во всяком случае, пока. А на острове этом, куда мы их собираемся отправить, что делать? Ну, построят себе хижины, наладят коекакой быт. Дальше что? Сто пятьдесят молодых, здоровых, полных сил киркхуркхов, привыкших к весьма активной жизни. И при этом, заметьте, среди них есть женщины. Тоже молодые и здоровые. В отношении одна к семи. А средняя женщина в Империи, да и в странах Альянса, тоже имеет… то есть раньше имела двух мужей. Понимаете, о чём я? Как бы ребятки не передрались между собой. Вплоть до смертоубийства. Сами знаете, чем обычно заканчивается среди мужиков делёж баб. А тут – благородное, трудное, но не сказать что уж смертельно опасное дело. Как раз для них. Чтобы излишний тестостерон было куда девать. Это четыре.

– Не слишком логично, довольно многословно, зато эмоционально убедительно, – сказал я. – Засчитывается.

– Ещё бы ты не засчитал! – фыркнула Оля.

– Нам придётся отдать им оружие и провести инструктаж, – задумчиво произнёс Никита. – А если операция пройдёт успешно, их нынешний статус пленников и врагов изменится. Они уже станут как бы союзниками. В любом случае, можно намекнуть, что всё здесь будет зависеть только от них. Это пять.

– Киркхуркхи у нас в долгу, – жёстко заметила Марта. – Пусть спасибо скажут за то, что оставили им жизнь. А начнут кочевряжиться, можно и припугнуть. Свем прав, не в том они положении, чтобы отказываться. Это шесть.

– К тому же одних мы их туда, на Лекту, не отправим, – привёл наконец свой аргумент и Аничкин. – Среди страшных пятиглазых чудищ должен быть хоть один человек, которому они подчиняются. И нам спокойней, и айредов проще будет убедить, что мы им зла не желаем. В качестве командира и начальника спасательной экспедиции предлагаю себя. Это семь.

– Принято, – согласился я. – Кроме второго пункта. Извини, Жень, но на роль начальника ты не подходишь. Слишком импульсивен. К тому же тут есть и другая тонкость. Боевыми роботами командуешь именно ты.

– И эти роботы не далее как позапрошлой ночью перебили две трети киркхуркхов, – вслух догадалась Маша. – Да уж…

– И так всегда, – вздохнул Аничкин. – За всё приходится платить. Видать, не судьба мне насладиться властью. Спорим, угадаю, кому ты предложишь возглавить это дело?

– Обойдёшься, – сказал я. – Я вообще не готов отпустить тебя на Лекту. Ты нужен мне здесь.

– Надеюсь, и правда нужен, – с некоторым, как мне показалось, вызовом промолвил Женька.

– Нужен, нужен, не сомневайся.

– Так что, мы уже всё решили? – осведомился Влад.

– А у тебя есть серьёзные возражения?

– Серьёзных – нет.

– Вот и хорошо. Значит, готовься.

– ?

– Пойдёшь начальником экспедиции. Давненько ты не был в поле. Пора обновить навыки, не находишь?

– Что ж, – после недолгого размышления сказал Влад. – С учётом того, что я снова молод и здоров… Почему бы и нет?

– Был уверен, что ты согласишься.

– Теперь главное, чтобы киркхуркхи согласились.

– У них там теперь за главного наш общий приятель Рийм Туур, – заметил я. – Находить с ним общий язык нам не впервой. Но прежде, чем пригласить его сюда для соответствующей беседы, я хочу решить ещё один насущный вопрос. Вернее, два.

– Может, сразу три? – с самым невинным видом осведомился Женька. – Чтобы два раза не собираться.

– Отставить шутки юмора, рядовой Аничкин!

– Вообщето младший сержант…

– Извини, постараюсь запомнить. Но – к делу. Отправлять одного человека с целым отрядом вооружённых киркхуркхов я не хочу. Да, скорее всего, они будут вести себя правильно. Хотя бы потому, что здесь в нашей полной власти останется большинство их товарищей. Ну, и по иным причинам. Однако нужен ещё ктото в помощь Владу. Просто на всякий случай. Не говоря уже о моральной поддержке.

– Можно я? – поднялся со своего места Свем. – Я это придумал, мне и выполнять.

– Сегодня у нас утро неожиданностей, – сказал Влад. – И все их преподносит наш друг Свем. Ты уверен, что хочешь этого?

– Я далеко зашёл, – сообщил охотник. – Почему бы не пройти ещё немного?

– Не сомневаюсь, что ты справишься, – сказал я. – Тем более рад, что и сам думал о твоей кандидатуре. Теперь относительно того, о чём мы говорили, если не ошибаюсь, позавчера вечером. Марта и Оля. Думаю, вам пора отправляться на Альтерру. Конкретно – в Сибирь Казачью. Цель: предварительная разведка и прощупывание тамошних Дозорных Реальности на предмет… ээ…

– Вербовки, – подсказала Марта.

– Ну, это чересчур. Сибирь Казачья нам не враг, а уж её Дозорные – тем более. Просто ищите тех, кто желает послужить не только родине, но и человечеству в целом. Даже нескольким человечествам, как ни высокопарно это звучит.

– Бери круче – обитаемой Вселенной, – подмигнул Влад.

– И самое смешное, что это правда. Именно обитаемой Вселенной.

– И каковыми должны быть критерии отбора? – осведомилась Оля.

– Если коротко, то нам нужны романтики, – ответил я. – Возможно, даже авантюристы. В хорошем смысле этого слова. Но не просто романтики и авантюристы, а те, в ком есть честолюбие, талант и упорство. И, конечно же, они не должны быть сребролюбцами. Тем, для кого деньги – основной стимул, делать здесь нечего.

– Это точно, – вставил Аничкин. – Синтезаторы гонят золото прямо из воздуха и бытового мусора, а тратить его негде. Чистый коммунизм. Кроме работы, никаких тебе удовольствий.

– Ещё нам совершенно не нужны ксенофобы всех видов и мастей, – добавил Влад. – Какими бы красивыми лозунгами они ни прикрывались.

– С романтиками в наше прагматичное время напряжёнка, – сказала Оля. – А вот честолюбцев беспочвенных хоть отбавляй. Не говоря уже о ксенофобах.

– Поэтому вы и отправляетесь в Сибирь Казачью. Как, Марта, хватает в казачьем Дозоре Реальности честолюбивых и талантливых авантюристов и романтиков?

– Вся Сибирь Казачья когдато именно такими людьми и создавалась, – усмехнулась Марта. – С замашками ксенофобов. Но это не главное. Главное – у меня есть там коекакие знакомства, и легенду с нуля придумывать нам не надо.

– Верно, – согласился я. – Чем больше в легенде правды, тем лучше. Мол, узнала о разгроме Конторы, находясь на задании. Еле удалось ноги унести.

– А я откуда взялась? – спросила Оля.

– А ты – полевикоперативник из Приказа, – сказал я. – По совместительству – «щупач». Не надо ничего придумывать. Была послана на Альтерру, в Москву, там вы с Мартой пересеклись, потом обеим пришлось бежать, причём очень быстро. Сунулись в нашу Москву, а там то же самое – полный разгром старого Приказа и охота на тебя как возможную предательницу. Сыграешь как бы мою роль. Идите и начинайте разрабатывать легенду прямо сейчас, не мне вас учить. Потом прогоним её на нестыковки, и отправитесь. Хорошо бы прямо завтра. Чем раньше мы узнаем, на что можем рассчитывать, тем лучше.

Сигнал вызова заверещал в кармане комбинезона как раз в тот момент, когда Рийм Туур подумал, что пора бы уже комуто из обитателей Пирамиды или выйти на связь, или появиться на берегу самим.

– Рийм Туур слушает, – сказал он в «телефон», который ещё вчера получил от командора Мартина вместе с инструкцией о том, как им пользоваться. Карманные переносные телефоны были известны киркхуркхам, но у этого прибора, как понял Рийм, был несколько иной принцип действия, и к тому же он обладал крайне полезной функцией автоматического перевода с человеческого языка на киркхуркхский и обратно.

– Доброе утро, Рийм. Это командор Мартин.

– Доброе утро, командор.

– Вы готовы?

– Да, ждём только вас.

– Ясно. Послушайте, Рийм. Нам нужно встретиться. Лучше всего прямо сейчас. Появилась новая информация, которая, я уверен, вас заинтересует. Когда я говорю «вас», то имею в виду всех киркхуркхов, которые ожидают сейчас отправки на далёкий остров в океане.

– Небесная Глубь… Неужели открылся канал на Дрхену?

– Пока нет, увы. Но у вас есть шанс несколько изменить свой нынешний статус.

– Надеюсь, в лучшую сторону?

– Я тоже на это надеюсь.

– Так… Хорошо. Где мы встречаемся?

– Думаю, у нас. Это удобнее всего. Я пришлю за вами «летающий танк». Вам он знаком.

– Договорились. А что мне сказать остальным?

– Странный вопрос. Они кто? Пленные. Значит, пусть сидят и ждут решения о своей дальнейшей судьбе.

– Но… им вчера уже сообщили одно решение.

– Рийм, кончайте этот пустой разговор. Сказано: пусть сидят и ждут. Можете твёрдо им пообещать лишь одно: хуже того, что с ними уже случилось, не будет.

– И на том спасибо.

– Не за что. До встречи.

Рийм Туур спрятал «телефон» в карман и, щурясь, посмотрел на сверкающую посреди озера Пирамиду.

Величественная штука всётаки. Даже сравнить не с чем. И они её достигли. Пусть совершенно не так, как им того хотелось, но факт остаётся фактом: мы находимся практически у её подножия, и наша дальнейшая жизнь во многом, если не во всём, зависит от неё. А те, кто ею владеет (или думает, что владеет – интересная мысль, кстати!), уже неразрывно связаны с киркхуркхами. Потому что так всегда бывает – если ты не убил врага, а взял его в плен, то между вами возникнут хоть какието, но отношения. Что мы и наблюдаем на примере только что состоявшегося разговора.

Что ж, новости так новости. В конце концов, главные враги солдата – это скука, уныние и долгое отсутствие горячего питания. Всё остальное можно пережить.


Глава 26 | Хранители Вселенной. Дилогия | Глава 28