home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Закрыв за родителем дверь, я покопалась в сумке с немногими вещами, в спешке приобретенными для Влада. Разыскав халат, отнесла его в ванну, определив на крючок рядом со своим. Пока он принимает душ, у меня будет время кое-что почитать. Весьма свежая идея, доктор, самокритично подумала я, вот только читать надо было до, а не после! Зацепив пособие по психиатрии, вернулась на кухню. Влад все так же сидел за столом разглядывая пустую тарелку, при моем появлении он медленно поднялся, ожидая приказов.

— Иди в душ, дверь вторая от кухни и помойся.

Раб молча развернулся и потопал в указанном направлении.

— Да, когда из душа вылезешь, там, на крючке рядом с полотенцами висит халат, будь добр, его надеть.

Через некоторое время до меня долетел звук льющейся воды. Я откинулась на спинку стула, день показался неправдоподобно длинным. Так хотелось плюнуть на все и завалиться спать. Я открыла глаза и придвинула к себе умную книжку, попыталась найти в ней что-нибудь по интересующему меня случаю. Мысли скакали, как блохи на раскаленной сковородке, я никак не могла сосредоточиться на изысканиях коллег психиатров.

Как я буду жить в одной каюте с парнем, которого совсем не знаю и который, похоже, ненавидит меня, хоть и скрывает это достаточно умело. Что у него на уме? Может, прирежет ночью по тихой грусти. Хотя нет, для того что бы прирезать нужен нож, а вот подушкой придушить в самый раз — и ходить далеко не надо. Можно, конечно, на ночь запереть его дверь, но это не выход тем более это совсем не будет способствовать налаживанию отношений. Вот и что мне делать? Над головой раздалось тихое покашливание, подняв глаза, увидела перед собой Влада. Парень смущенно переступал с ноги на ногу и виновато смотрел на меня.

— Ты уже помылся? — рассеянно поинтересовалась я.

— Нет, — покачал он головой, — можно с вами поговорить, госпожа?

— С тобой и без госпожи, да, можно. Что случилось?

— Ан…на, — я подперла рукой щеку и изобразила на лице безмерное внимание, — я должен вам кое-что рассказать… — он замолчал.

— Что же ты хотел мне рассказать? — подтолкнула его я, когда пауза слишком затянулась и добавила то, что по-моему мнению ему сейчас больше всего хотелось услышать, — Влад, что бы ни произошло, я обещаю сдержать свое обещание и не наказывать тебя.

— Я хотел сбежать от вас в порту и если бы не Эжен, мне бы это удалось. Он поймал меня и заставил вернуться к вам, и приказал обо всем рассказать, — выпалил он на одном дыхании, глядя куда-то в сторону, — я хотел вам признаться еще там, но вы были заняты…

— Эж не ударил тебя? — прервала я объяснения.

— Нет, — твердо ответил Влад, и лицо его превратилось в непроницаемую маску — врет, опять врет, но оставила свое мнение при себе.

— Хорошо, — кивнула я, снова опуская глаза в книгу и не видя во всем этом ничего хорошего — этого дурака вполне мог пристрелить портовый патруль или он мог попасть в поле взлетающего корабля — насмерть не зашибет, а покалечит запросто… да и мало ли что еще! Но он, очевидно, ни о чем не догадывается, прибывая в блаженном неведении, что с взлетного поля можно вот так просто уйти. Будь оно так, стоянка кораблей превратилась бы в проходной двор!

— Это все? Я могу идти? — севшим от волнения голосом поинтересовался он, все еще не веря, что наш разговор не возымеет никаких последствий.

— Естественно, — вызверилась я, — или ты предпочитаешь, что бы с тебя шкуру за глупость ободрали?

— Нет, — испуганно моргнул он.

— Извини, — вздохнула я, — я не хотела, просто очень устала и поэтому говорю гадости. Иди и не задерживайся, мы оба вымотались сегодня, а еще предстоит тебя осмотреть, так что давай поскорей закончим со всем этим и пойдем спать. Иди.

Через полчаса Влад облаченный в халат, пересек порог смотровой. Я щелкнула пальцами, и лампы залили нас ярким бестеневым светом.

— Проходи, садись вот сюда, — я указала на стоящий рядом со мной высокий табурет. — Прежде чем начать я хотела бы тебя предупредить, что все происходящее в этой комнате будет неприятно, и я постараюсь поскорее закончить. Я не собираюсь скрывать — некоторые вещи могут показаться отвратительными, и заранее прошу у тебя прощения. Ты меня понимаешь?

— Что мне до того, — с вызовом откликнулся он, то ли по глупости, то ли по каким другим причинам продолжая проверять на крепость мое терпение, — я — раб, вы — хозяйка. Приказывайте.

— Да ты раб, — мягко возразила я, гася раздражение, — но ты так же и человек. У тебя точно такая же кровь, ноги и руки, что и у меня, мы с тобой ничем не отличаемся, если не считать, конечно, некоторых половых признаков. Просто тебе повезло много меньше, чем мне и то, что за тебя заплачено некоторое количество денег, не дает мне права издеваться над тобой. Я хочу, что бы ты знал — я не хотела бы проводить этот осмотр прямо сейчас, но время меня поджимает и если завтра не будет отчета о твоей скромной персоне, начальство отвернет мне голову, а ты пойдешь в карантин.

Я помолчала некоторое время, ожидая хоть какой-то реакции с его стороны, но Влад продолжал молча смотреть на меня, глазами полными усталости и покорности судьбе. Черт! Кажись, из-за своей невоздержанной реплики на кухне я потеряла все завоеванные высоты. Ну что ж, начнем сначала.

— Хорошо, — улыбнулась я, убирая руку и поднимаясь, — будем считать твое молчание знаком согласия. Давай начнем? Ответь на несколько вопросов…

Попытка собрать анамнез закончилась полным провалом. Он никак не желал рассказывать ни о своем состоянии, ни о травмах и болезнях, которые у него когда-то были. Очень скоро стало ясно — даже начни на куски резать, все равно ничего не добьюсь! Мои расспросы наталкивались на угрюмое молчание или откровенное вранье. По большому счету мне как хозяйке давно пора призвать зарвавшегося раба к ответу, но это не выход черт вас всех задери!

— Молчать глупо, — вздохнула я, в последний раз взывая к его благоразумию, — я и так все узнаю, когда начну тебя осматривать, только осмотр затянется…

Все тот же упрямый взгляд исподлобья.

— Хорошо. Сними халат.

Снова оказавшись передо мной без одежды Влад занервничал, но в следующий момент глубоко вздохнул, заставляя себя успокоиться и сдаться на волю победителя.


…Сперва ему показалось, что все как всегда. Раньше его тоже осматривали новые хозяева, правда, они занимались этим во время покупки, и все ограничивалось тем, что снимая одежду, смотрели насколько он крепок физически и обязательно заглядывали в рот, что б увидеть, здоровы ли зубы. Поэтому предстоящий осмотр никакого беспокойства не вызывал и ему даже стало смешно, когда она начала рассказывать о возможных унижениях и даже попросила у него прощение за это. Оказаться в еще большей выгребной яме, чем сейчас Влад просто не мог и поэтому пропустил ее слова мимо ушей.

Начался осмотр довольно глупо. Она стала спрашивать его о том, как он себя чувствует. Раб предпочел отмолчаться. И ребенку известно, что за жалобы на плохое здоровье можно поплатиться не то что спиной — головой. На его счастье терпение хозяйки было безгранично. Пока.

Она усадила его на странное кресло стоящее посередине этой комнаты, застланное белым мягким материалом, так что никаких неудобств пока не чувствовал. От кресла отходили в разные стороны какие-то трубки, заканчивающиеся небольшими утолщениями с металлическими шариками. Возле кресла стоял столик на колесиках, до поры до времени прикрытый куском ткани.

— Постарайся отнестись ко всему с юмором, — вполне дружелюбно попросила она, откидывая со столика ткань, под ней обнаружилось много странных металлических штук угрожающего вида и разного размера.

Влад и представить себе не мог, что осмотр превратится в настоящую пытку. Никто и никогда еще не осматривал его с таким тщанием, как это делала Аня. Он очень удивился, обнаружив, что у этой маленькой с виду хрупкой девушки оказались сильные пальцы, причиняющие иногда нестерпимую боль. Она, не гнушаясь ничем, ощупывала такие уголки его тела, в которые не осмеливался заглянуть самый придирчивый покупатель живого товара.

Она крутила молодого человека в разные стороны, брала кровь, сливая ее в узкие стекляшки, просвечивая их специальными приборами. Влада самым натуральным образом воротило оттого, что она с ним проделывала. Мало всего, так для ее удобства в ход шло многое из того, что лежало на столике. Холодные железки проникали в тело, оставляя неприятные, а подчас и болезненные ощущения.

Под конец ему стало казаться, что он не более чем кусок мяса, попавший на разделочный стол. Даже самые жестокие ее предшественники проявляли к его измученному телу, куда большее почтение. По крайней мере, придерживались некоторых рамок нынешней хозяйкой неведомых. Влад теперь не удивился бы, начни она резать его на куски. В какой-то момент ему стало совершенно безразлично, чем это все закончится, пусть она даже разберет его на составные части. Влад устал, и дела ему до этого нет никакого.

Проделывая все эти мерзкие штуки, она не переставала болтать, так, словно они сидели за столом в кухне. Не смотря ни на что, за это раб был ей благодарен. Болтовня позволяла хоть чуть-чуть отвлечься от происходящего.

Парень терпел долго, но и его терпение истощилось, когда она, повернув его на бок, приказала подтянуть колени к груди, а потом воткнула иголку чуть ниже поясницы. Сначала появилось ощущение давления, он перестал чувствовать ноги, а спустя мгновение адское пламя вихрем пронеслась по оголенным нервам, топя человека в океане боли. Показалось, будто в его теле взорвалась толовая шашка и его рвет на части. Влад вцепился в край стола, что есть силы, сдерживая рвущийся из горла крик. На лбу выступили крупные капли пота. Стиснутые зубы крошились в пыль. Мышцы казалось, вот-вот порвутся от неимоверного напряжения, а измученное сознание скатится в бездну безумия. От этого стало еще больнее, хотя он думал, что такого быть уже не может. Сквозь отупляющий океан боли прорвался ее рык.

— Кричи, идиот! Легче же будет. Кричи! Слышишь!?

И он заорал. Терпеть это было просто невозможно. Показалось или с криком немного схлынула боль?

— Вот так, Владушка, молодец! Только не двигайся, еще немножечко, — упрашивала она, — ты же у меня умница.

А потом все закончилось. Боль ушла, оставляя лишь ноющие отголоски. Через некоторое время Аня помогла ему сесть обняла и, притянув его голову на свое плечо, долго успокаивала, укачивая словно ребенка. От этого стало только хуже…


— Продолжай, со мной все нормально, — заявил Влад, отстраняясь напоследок шмыгнув носом.

— Может не стоит? — усомнилась я, — Давай отложим на завтра.

— И еще раз пройти через все это? — вздрогнул Влад, оглядывая брошенные в лоток инструменты. — Ну, уж нет.

— Ты прав — растягивать удовольствие не стоит, — все-таки согласилась я, — ничего, осталось совсем немного, я тебе обещаю, так больно уже не будет, просто я ввела тебе один хитрый препарат…

— Можешь не объяснять, — покачал он головой, — я все равно ничего не пойму.

Я кивнула соглашаясь. О таком пациенте можно только мечтать, с уважением думала я, возясь с аппаратурой — парень стоически переносил все, что бы я с ним не делала.

К концу осмотра я могла констатировать, что серьезных повреждений у него не наблюдается. Если не считать нескольких застарелых травм и легкой простуды. А что касаемо свежих следов кнута, то после его полного осмотра, их вообще за травмы не считала, так, легкие царапины.

— Да уж, мечта пластического хирурга, — констатировала я, еще раз внимательно оглядывая его спину, — Хорошего же мнения были о тебе твои прежние хозяева. Чем же ты им так насолил?

— Огрызался, врал, воровал, не работал, — пожал он плечами, — дальше продолжать?

— Я думаю, не стоит. Интересно, как же ты мог огрызаться, если и слова лишнего не вытянешь?

— Это только по началу, — хмыкнул Влад, — потом характер начинает портиться, а хозяевам вообще закон не писан.

— Сейчас обработаю спину и можно идти спать, — поспешила я уйти от неприятной ему темы.

Влад без приказа, улегся на кушетку, подставляя спину.

— Ничего, — задумчиво проговорила я, — когда все подживет, я отведу тебя к знакомому пластику, он сделает несколько операций и уберет все шрамы, будешь как новенький.

— Не надо меня жалеть, — попросил он, голос его звучал глухо и как-то странно прерывался.

— Извини, больше не буду, — пообещала я, — можешь положить руки под голову, так будет удобнее. Слушай, а что это за безобразные татуировки на бедре?

— Это не татуировки, — спокойно пояснил он, после прививки он относился ко мне более благосклонно, — это клеймо хозяина. А безобразные они потому, что ставят их каленым железом. Это хорошо если нормально сделают, а то, иной раз, недели три ходить невозможно.

— Повернись на бок, я хочу их рассмотреть.

Влад послушно повернулся. Я направила на его бедро пучок света. Последнее, совсем свежее клеймо нуждалось в срочной обработке сожженная кожа пузырилась мелкими волдырями, некоторые из них лопнули, а попавшая в незащищенные кожей места грязь вызвала воспаление грозившее перерасти в глубокую гнойную рану.

Осторожно, стараясь не задеть волдыри, я вычистила грязь и вскрыла нарыв. Несмотря на обезболивающий укол, парень слегка дернулся, и с шумом втянул в себя воздух.

— Тихо, тихо, — успокаивающе бормотала я, — потерпи. Можешь не геройствовать, как ты помнишь я вполне в состоянии вытерпеть твой крик, только не дергайся, — попросила я, но Влад на этот раз от моего предложения предпочел воздержаться.

— А ты молодец, — похвалила я, приклеивая пластырем мягкую салфетку.

— Спасибо, — сдавленно пробормотал Влад, — но та сволочь, что ставил это клеймо, был пьян, и ему не мешало повыдергивать ноги.

— Скорее голову, — внесла я встречное предложение, Влад хмыкнул, полностью со мной соглашаясь.

— По клейму можно установить хозяина? — поинтересовалась я.

— Всех, — откликнулся Влад, — от первого, до последнего. А ты когда свое ставить будешь?

— Не буду я ничего ставить, — возмутилась я подобному предположению, — поворачивайся на живот, придется еще немного пострадать. Не больно? — спросила я, звякая инструментами о лоток.

— Совсем нет, — отозвался он и глубоко вздохнул, отчего его спина пришла в движение.

— Ты когда вздыхать собираешься, предупреждай, пожалуйста, — попросила я, — я все-таки ножом орудую, отрежу чего лишнего, беда будет!

— А там резать нечего, — мрачно откликнулся Влад, — кожа да кости. Разве что шкуру на ремни попробовать…

— Прекрати сейчас же глупости говорить! — прикрикнула я.

— А я чего! Я же правду сказал! — поспешно заговорил он, — Там действительно кожа да кости.

— Не расстраивайся, я тебя быстро в норму приведу, — утешила я. — На внешней стороне бедра это уже понятно — клеймо, а что на внутренней? Там-то точно татуировка. Рисунок и буквы какие-то.

— Где? — удивился Влад и, приподняв голову, оглянулся на меня.

— Вот здесь, — я легонько провела пальцем по внутренней стороне бедра, он вздрогнул, а повернутую ко мне щеку покрыл густой румянец.

— Извини, — пробормотал он и уткнулся носом в сложенные руки.

— Ничего, — вздохнула я, надо бы поосторожнее, мужик все-таки, — так что это за татуировка?

— Я не знаю, я ее раньше никогда не видел, — буркнул он в стол и добавил с досадой, — да и как увидишь, если на тебе постоянно слой грязи! Я ведь сегодня впервые в жизни отмылся!

— Ну, не знаешь и не надо, — легкомысленно проговорила я, — ты только не нервничай. Я же должна о тебе хоть что-то узнать, а спросить кроме тебя не у кого, вот и пристаю.

Влад тихонько хмыкнул и покачал головой, не отнимая лицо от рук. В кабинете воцарилось недолгое молчание. Я поспешно заканчивала работу, очень не хотелось, что бы парень уснул как тогда в номере и провел первую ночь в моем доме на неудобной больничной кровати.

— Вот интересно, — продолжил он, чуть погодя, — я у тебя целый день, а ты на меня еще ни разу не ударила, со мной такое впервые.

— Ты мне скажи, тебе что — плохо? — Влад отрицательно покачал головой. — Вот мы с тобой сейчас нормально разговариваем, начни я тебя избивать, смогли бы мы вот так? Нет. И к тому же, ты забываешь про подзатыльник в коридоре.

— Это не считается, я сам, намерено, лез на рожон, — пожал он плечами.

— Не дергайся, я еще не закончила! — шикнула я, — А почему ты не стал мне говорить о том, как себя чувствуешь?

— Потому что нельзя, — неохотно признался он.

— Что нельзя?

— Хозяевам об этом говорить нельзя, за нытье к столбу приковать могут, а если решат, что повреждение нанесено намерено, ну, что б не работать, то высекут. Потому и нельзя.

— А мне расскажешь? Мне нужно больше знать о твоих травмах, что бы я могла тебе помочь.

— Про все? — ужаснулся он.

— Хотя бы про те, что вспомнишь.

— А можно не сейчас? — с надеждой попросил он.

— Можно. Все, поднимайся — я закончила. Плечами пошевели, нигде не давит? — он послушно шевельнул плечами и даже выгнул спину.

— Замечательно.

— Пошли, покажу тебе комнату, только оденься, — я подала ему пижаму. — А то сегодня из ванны голый выскочил, чуть папаню своими мощами до инфаркта не довел, — Влад недоверчиво нахмурился, а я хмыкнула, — ты не смотри, что он такой большой и грозный, он вообще-то очень тонкая натура… и жалостливая, — подумав, добавила я.

— Это как раз про него — жалостливый, — пробормотал Влад, не поверив ни единому слову.

— А в морду? — беззлобно поинтересовалась я.

— Не надо, — вполне натурально перепугался он.

Не успели мы переступить порог комнаты, как меня вызвали на работу. Похоже, сегодняшний день и не собирался заканчиваться. Я выругалась себе под нос, словив удивленный мужской взгляд.

— Обживайся, — вздохнула я. — Меня не жди — это надолго. Ложись спать, — я выключила верхний свет, оставляя взамен ночник, а сама поспешила на вечный зов.


…Комната, в которой его оставила Аня очень понравилась — здесь не было ничего лишнего, а на полу лежал мягкий ковер ничуть не хуже, чем в комнате с диваном. На нем будет приятно спать, порадовался он, не слишком расстраиваясь, что ему не досталось ничего, чем можно укрыться. В комнате тепло, а Влад привык спать и в менее приятных местах. Что ж, это не плохая награда за то, что с ним делали.

Пытаясь отвлечься, он прошелся по комнате, открывая внутренние двери, их было всего две. За одной скрывался туалет, а за другой душевая кабинка, удивившись, зачем в сравнительно небольшом доме два санузла Влад закрыл двери. Никаких указаний, где ложиться не было, и Влад устроился в уголке, который присмотрел, осматривая комнату. Влад заполз под стол, там было удобно. Он не лежал посреди комнаты, об него никто не будет спотыкаться, а стол, возвышающийся над ним, создавал иллюзию отдельного угла, оставалось только надеяться, что хозяйка не станет ругаться за самоуправство.

Свернувшись калачиком, он блаженно закрыл глаза, собираясь обдумать все, что с ним произошло за этот невероятный день, показавшийся длинною в жизнь, и чем все это может закончиться. Но этого сделать ему не удалось — парень так вымотался, что заснул, едва успев смежить веки…


Домой я вернулась спустя час. Один из пациентов впал в истерику из-за предстоящей операции и желал поговорить только со мной. На протяжении всего разговора я на разные лады повторяла ему, что беспокоиться не о чем, что такие операции проводятся уже добрых два века и отработанны до мелочей и все в том же духе. Выйдя из палаты, устало потерла лицо руками, подобные разговоры выматывают до предела.

Перед тем как отправиться спать я заглянула к Владу, посмотреть, как он устроился. Комната оказалась пустой — аккуратно расстеленная кровать, приглушенный свет ночника, создавал в комнате приятный полумрак и никого. Я заглянула в подсобные помещения — и там пусто. В недоумении я опустилась на кровать и только тогда заметила его. Влад проигнорировав кровать улегся на полу под столом, неудобно подобрав ноги. Я осторожно тронула его за плечо.


…Его разбудил легкий толчок в плечо. Кому-то понадобилось его место!? Еще пребывая в полусонном состоянии, молодой раб среагировал мгновенно. Пальцы сжались в кулак и он, не открывая глаз, нанес сокрушительный удар в ту сторону, где, по его мнению, находился нахал претендовавший на личную территорию и припрятанные крохи обеда. Но вместо морды обидчика кулак встретил лишь пустоту. Эт-то еще что за?.. Глаза удивленно распахнулись…


Реакция оказалась непредсказуемой, даже не зрением, а интуицией я почувствовала летящий кулак, нацеленный мне в лицо. Я плавно качнулась назад, уходя из-под удара, и мрачно хохотнула — шустрый, однако, парень. Но его необходимо разбудить, не хватало еще получить по мозгам от собственного раба!

— Эй, эй, только без нервов! — прикрикнула я, привязывая парня к реальности.

Влад, осознав кто перед ним, не на шутку перепугался. Пришлось успокаивать, тем более в его выходке я виновата сама — не привык он еще к человеческому отношению.

— Я, конечно, понимаю, — весело проговорила я, заглядывая под стол, и упорно не замечая его испуга, — у каждого свои привычки, но не мог бы ты выбрать для сна более подходящее место?

— Какое? — непонимающе моргнул он.

— Например, кровать, — я зазывно похлопала по подушке.

— А разве мне можно? — почему-то шепотом спросил он и опасливо огляделся.

— Ты попробуй, а там увидим, — таким же шепотом предложила я.

Влад переместился на кровать, вытянулся в полный рост под теплым мягким одеялом

— Устроился? А теперь спать.

Поставив чайник, устроилась на стуле, подобрав под себя ноги. Меня одолевали невеселые мысли, завтра предстоит нелегкий разговор с начальством. Необходимо полностью менять график. Это, когда я была одна, я могла позволить себе несколько дней не появляться дома. А теперь я вдвоем, и с этим придется считаться всем. С этими мыслями я отправилась спать, машинально поставив будильник. На кухне выключаясь щелкнул забытый чайник.


…Подвал… плохо оструганный столб перед глазами… руки пристегнутые кандалами к самому верху, так что ноют плечи… кнут, безжалостно врезающийся в беззащитную спину, равномерно, с оттяжкой и ухмыляющееся лицо молодого хозяина…

Влад проснулся от собственного крика. По ребрам и лицу стекали противные струи холодного пота, так что одежда липла к мокрой коже. В темной комнате едва угадывались очертания разных предметов и еще толком не успев отойти от кошмара, он не мог понять, где ему выпало оказаться. Это не невольничий корабль и не барак на плантации или у перекупщиков… бледная фигура, возникшая из темноты, склонилась над ним, прохладные ладони легли на лоб, стирая горько-соленую влагу и тихий шепот: «Не бойся. Это всего лишь сон».

Владу показалось, что это продолжение сна, виденного им в каменном мешке чулана. Он двинул рукой, ожидая почувствовать колючую солому, но ладонь скользнула по прохладной ткани. Вспыхнул приглушенный голубоватый свет ночника и Влад осознал, что это вовсе не сон, а фигура рядом с ним — его новая хозяйка.

— Не возражаешь, если я немного посижу? — Влад судорожно кивнул. С каких это пор хозяину нужно разрешение?

— Расскажешь, что приснилось?

Влад отрицательно мотнул головой, но опомнившись, забормотал что-то нечленораздельное. Она хмыкнула и приложила к его губам палец, заставляя замолчать.

— Расскажешь, когда будешь готов, только запомни — чем дольше держишь в себе, тем труднее будет избавиться от этого. Может, хочешь побыть один?

— Не уходи, — пробормотал он.

— Хорошо, — улыбнулась она, — тогда подвинься — у меня ноги мерзнут.

Влад, пряча поглубже удивление, отполз, вжавшись спиной в стену, освобождая ей место…


Поспать этой ночью удалось в общей сложности четыре часа. Через час, после того как я заснула, меня разбудил душераздирающий вопль. Я подскочила, спросонья еще толком не понимая, что случилось. Потом, вспомнив, что я теперь не одна, побежала в комнату Влада. К моему облегчению ничего страшного не случилось, просто ему приснился кошмар. Я просидела с ним довольно долго, позволив себе уйти, лишь убедившись, что он спит. Я забралась под свое одеяло и еще долго не могла заснуть.


…От чего проснулся на этот раз, сказать не мог. Просто глаза сами собой открылись, может это свет ночника? Мысль, что он может бояться темноты, рассмешила. Ночь была его временем. Тьма — верной любовницей, подругой, охранительницей и ласковой матерью, которой у раба никогда не было. Ночью трогали редко — надсмотрщикам тоже нужно спать. Тьма укрывала молодого раба черным пологом, надежно отгораживая от беспокойных соседей. Давала отдых, усмиряя боль в разбитом теле и израненной душе. Утирала слезы, когда был маленьким, и позволяла открыто ненавидеть, когда стал большим. А теперь ему оставили ночник. Влад тихо хмыкнул, покрутил головой, удивляясь глупости хозяйки — неужели она не понимает таких простых вещей. Дотянулся до лампы висящей почти у самого пола. Комната погрузилась в непроглядный мрак. Парень сразу почувствовал себя гораздо увереннее.

Сон не шел. Влад долго ворочался в темноте, обдумывая свое положение. На первый взгляд хозяйка попалась, каких поискать — не распускает руки, накормила хоть и не вкусной, но вполне приемлемой едой и спать уложила на кровать, не стала ругать когда разбудил ее криком. Вроде бы все хорошо, что еще надо? Зачем с ослиным упорством ощупывать границы дозволенного, раз за разом испытывая ее терпение? Не понаслышке зная о людской жестокости, Влад страшился, что утро может оказаться не таким уж безоблачным. Может это все показное, и она просто хочет, заставить его почувствовать себя в безопасности, расслабился, а потом нанести хитрый и жестокий удар? Влад усиленно гнал от себя эти мысли, но они возвращались с незавидным постоянством, а значит надо бежать. Бежать! Сейчас самое время. Все спят, ошейник больше не давит шею, и раздобыть одежду не составит труда. Она лежит в ванной, где Влад ее оставил, раздеваясь перед тем, как принять ванну. Если хозяйка ее не спрятала, впрочем, если и спрятала, это его не остановит. Неимение денег его волновало мало, главное сбежать, а там он что-нибудь придумает. Наймется куда-нибудь… О том, что у него нет никаких документов, раб старался не думать. Он подумает об этом позже, когда в том возникнет необходимость. Нужно прихватить немного еды, на первое время. Нет, он мог обойтись и без этого, дня четыре, но зачем пренебрегать тем, что предлагает сама судьба?

Влад откинулся на стену и, покусывая губу, еще раз продумал побег. Прежде всего, пробраться на кухню. Он успел приметить, где у хозяйки бутылки с водой и хлеб. Потом в ванну, забрать одежду. Одеваться нужно у входной двери, чтобы не разбудить хозяйку. Влад прикрыл глаза, вспоминая путь к той странной комнате, в которой они приехали сюда. Выходя из каюты повернуть налево пройти вперед, до следующего поворота еще раз повернуть, и уткнешься в двойные металлические двери, а там уж дело за малым — ткнуть на неприметную кнопку, потом на еще одну, уже в самой комнате. А когда окажется на стоянке кораблей останется незаметно прокрасться на один из них и значения не имеет, куда тот направляется. Рабу все дороги хороши, главное подальше отсюда. Ну, что? Пора? Влад медленно выдохнул, унимая поднимающееся волнение, и спустил ноги с кровати.

Тихо ступая в темноте, выскользнул в гостиную. Комната освещалась несколькими круглыми фонариками, расположенными на полу вдоль стен. Их света вполне хватало, что бы разглядеть комнату, что значительно облегчало задачу. Прокравшись на кухню, Влад оказался почти в полной темноте, но это ему не мешало. Привычка отмечать малейшие детали обстановки помогла. Прихватив краюху хлеба и всего одну бутылку воды, можно взять и больше, но Влад рассчитывал спрятать еду за пазуху, и если взять больше будет слишком заметно. Прижимая трофеи локтем к боку, раб направился в ванну. Вещи лежали на том самом месте, где он их оставил. Злорадно ухмыльнувшись наивности хозяйки, значительно облегчившей его положение, раб сгреб вещи.

В прихожей Влад сумел перевести дыхание. Кое-как одевшись и надежно уместив съестные припасы, потянул дверь, с ужасом думая, что она может не открыться. Если дверь заперта, то весь его побег провалится, вряд ли ему удастся тихо справиться с замком, а выбивать нельзя — слишком шумно. Дверь легко поддалась. Освещенный призрачным дежурным светом укрепил раба в уверенности, что на этот раз у него все получится. Коридор пуст, значит, некому встретить одиноко бредущего незнакомого человека и поднять тревогу. Еще пара шагов и он будет на свободе. И вот уже перед ним металлические двери лифта. Из последних сил сохраняя спокойствие, раб нажал на кнопку на стене, светящуюся красноватым светом…


Я открыла глаза, прислушиваясь к едва слышным шевелениям в каюте. Для своей комплекции он двигается достаточно тихо, глядя в темноту, думала я. И чего ему не спится? Ага, на кухню пошел, сейчас нажрется чего не попадя, потом желудок болеть будет. Встать что ли, уши надрать? Я уже приподнялась на локтях, когда легкие шаги прошелестели в сторону ванны, там Влад пробыл считанные секунды. Что он еще задумал?

Едва слышно стукнула дверь прихожей. Опять? Я весело хмыкнула, поднимаясь с кровати. Вы становитесь жутко предсказуемым, дорогой Влад. Натянув штаны и свитер, заглянула в ванну. Так и есть — одежда раба испарилась. Покачав головой, отправилась на кухню, поставила чайник и, включив небольшой телевизор, вышла в меню наблюдения. Камера над входной дверью как раз запечатлела затылок Влада осторожно выбирающегося в коридор. Вид он имел забавный. Кое-как застегнутая и заправленная за пояс штанов рубашка причудливо топорщилась в самых странных местах. Хорошо, хоть штаны без приключений застегнул, мрачно подумала я.

— Спорим, ты пойдешь налево? — спросила я у изображения, и Влад послушно повернул в указанную сторону, а я довольно хмыкнула.

Никаким даром предвидения я не обладала, просто логически рассуждая никуда в другую сторону, он пойти и не мог. Единственный известный ему путь бегства через лифт в ангар. Ох-хо-хонюшки! Опять моего раба подводит недостаток информации. Его ж охрана лицом по полу возить начнет, едва ему стоит показаться в ангарах. Я б на его месте сперва обжилась чуток, разузнала, что к чему, а уж после и на рывок, как говорят подопечные моего папаши, собиралась. Но парню, видно совсем уж невтерпеж! Хорошо хоть идет медленно и достаточно уверено, что бы ни привлекать к себе лишнего внимания.

Я переключилась на камеру над дверями лифта, рассуждая, воспользоваться ли своим пропуском и позволить ему спуститься в ангар или все-таки не стоит. Желание было почти непреодолимое. В конце концов, пора уже проучить наглеца. Но по здравому размышлению пришлось от этой идеи воздержаться. На часах полчетвертого утра, а в это время у людей с чувством юмора просто беда. Владу, конечно же, перепадет не слабо, но после и мне достанется, что выпустила его одного. А мне лишние проблемы сейчас ни к чему, одной выше крыши. От размышлений меня отвлекло появление Влада. Парень остановился у лифта и принялся задумчиво изучать кнопку, хотя, это, пожалуй, сказано громко, на деле он тупо на нее уставился. Мысленно сплюнув, я отправилась за своим имуществом.


…Кнопка послушно утонула в стене и… И ничего не произошло. Влад отпустил палец. Кнопка с тихим щелчком выскочила обратно. Может он чего не так сделал? Да нет, все правильно. Именно так отец хозяйки заставил открыться двери в том зале, куда они прилетели. Где-то внутри зародилось беспокойство, неужели опять ничего не выйдет? Раб медленно выдохнул и еще раз нажал на кнопку.

— Что — никак? — с участливым любопытством поинтересовались за спиной, заставив раба вздрогнуть от неожиданности, — А ты попробуй еще раз, — предложила хозяйка, раб тупо выполнил приказ, но осознав, что делает, отдернул руку от кнопки.

Влад медленно выпрямился, чувствуя, как все внутри обмирает от мимолетного страха. Раб усилием воли заставил себя повернуться к хозяйке. Да что же это такое!? Ну, почему, почему ему так не везет!? А впрочем… Влад исподлобья разглядывал хозяйку, просчитывая свои шансы. Она стояла, привалившись плечом к стене в нескольких, шагах от него. В достаточно больших шагах, надо сказать. Одетая в широкие штаны болотного цвета и в свитер размера на полтора больше, чем полагалось, она выглядела еще более хрупкой и беззащитной чем раньше. Тонкая, изящная шейка с бледной нежной кожей легко поддастся грубым мужским пальцам. Влад едва раздвинул губы в ухмылке, представляя тихий хруст, с каким поломаются шейные позвонки. Она одна, в коридоре никого, до ближайшего жилья достаточно далеко, обитатели станции спят, так что если все сделать быстро, то никто и не услышит возни короткой схватки. Правда, потом нужно где-то спрятать тело… Хотя, это тоже не беда — тело он спрячет в ее же комнате и до утра ее не хватятся, а у раба будет достаточно времени добраться до кораблей.

— Ты что это задумал, голуба моя? — подозрительно сощурилась она, отлепляясь от стены…


Нет, он точно идиот, с тоской думала я, понимая, что парень загнан в угол и так запросто свою свободу не отдаст. И совсем не его вина, что у него ничего не выйдет. Откуда ему знать, что он вытянул заведомо проигрышный билет? А все его поспешность виновата. Но при всем моем благодушии я не собиралась позволять ему причинить мне вред, а в том, что он задумал что-нибудь этакое, не было никаких сомнений, вон как глазами сверкает. Пауза затягивалась. Ну, давай же, решайся! Мысленно поторопила я незадачливого раба. Мне поспать надо, на работу же с утра! Занятая этими мыслями я едва не пропустила его. Влад бросился вперед, намереваясь повалить меня, подмяв под себя. Еще чуть-чуть и его пальцы вцепятся мне в глотку. Я качнулась влево, по плавной дуге уходя от атаки и пропуская тем самым парня вперед. Если бы не вакцина, вколотая мной несколько часов назад и не его изможденность, если бы он был в чуть лучшей форме, страшно подумать, чем это все могло закончилось. Я сделала небольшой шажок, обходя раба сзади, как раз когда он, не сумев остановиться, пролетал мимо, одновременно хватая его за запястье и делая подсечку. Не было необходимости применять много сил, за меня все сделали инерция и его вес. В следующую секунду Влад оказался на полу с сильно завернутой за спину рукой, мне даже показалось, что я уловила едва слышный треск, остается надеяться, что я со своей дури не вывихнула парню руку. Что бы окончательно выветрить из его головы ненужные мысли я уперлась коленом в мужскую поясницу.


…Влад так и не понял, что же произошло, и как он оказался на холодном металлическом полу с больно заломленной назад рукой, а в спину упирается острая девичья коленка. Бессильная ярость затопила сознание молодого мужчины, в беспокойном прошлом достаточно удачливого гладиатора. Растоптанные остатки гордости требовали мести. Было стыдно перед самим собой, что его сумела уложить мордой в пол какая-то девчонка, не получившая при этом никакого урона. Одна! Одна, м-мать ее!!! Ну, ничего, он сейчас поднимется. Для этого и надо-то всего-навсего выкрутиться так, что бы оказаться на одной линии с заломленной рукой, а там уж не составит труда стряхнуть с себя нахалку. Он разорвет ее в клочья, как только освободится.

Раб застонал, отвлекая внимание хозяйки и движением, которое он надеялся, выглядит неосознанным от боли, подтянул свободную руку к поясу, чуть повернул ее, упираясь ладонью в пол, одновременно напружинивая ноги, что бы в нужный момент опереться на колени. Полежал с секунду и, в последнем рывке собрав все силы, дернулся, стараясь вернуть неестественно вывернутую конечность в нормальное для нее положение, одновременно стряхнув с себя маленькую стерву. И был тут же наказан за свою прыть. Хозяйка навалилась на вывернутую руку, заламывая ее до самого последнего предела, вызвав очередную вспышку боли, а ее колено, скользнув вдоль позвоночника, уперлось между лопаток. Теперь уж точно все, отстраненно подумал раб, задыхаясь от бессильной злобы, прижимаясь горячей щекой к прохладному полу. Мышцы противно подрагивали, расслабляясь, напряжение постепенно отпускало. В довершении всего Влад почувствовал, что рубашка на животе и штаны, намокая, прилипли к телу, а под ним растекается подозрительная лужа. Он старался не думать, откуда она появилась…


Я ослабила давление, едва почувствовала, что последние крохи сопротивления сломлены. И его и себя было жалко до слез. О каком, скажите, пожалуйста, установлении дружеских отношений теперь может идти речь?

— Ну, что успокоился? — миролюбиво поинтересовалась я. Ответом было лишь сердитое сопение.

Я подождала несколько секунд, позволяя ему придти в себя, после чего повторила свой вопрос.

— Успокоился, — процедил он сквозь сжатые зубы.

— Ты мне не рычи, — прикрикнула я, — если успокоился, я тебя отпущу, только пообещай не дергаться. Обещаешь?

— Да, — выдохнул он уже спокойнее.

— Вот и молодец, — я похлопала его по щеке, надеясь, что он не воспримет это как пощечину.

Я убрала колено с его спины, отпустила руку, и отпрыгнула в сторону, опасаясь нового нападения. Но Влад и не думал нападать, он перевернулся на левый бок, стараясь не тревожить пострадавшую руку, и тяжело сел подтянув колени к груди. Вид у него был пришибленный.

— Вставай, пошли домой, — позвала я обиженного мужчину, протягивая ему руку, что бы помочь подняться.

Влад хмуро посмотрел на протянутую ладонь. Если бы он мог сломать ее, это доставило бы ему гораздо большее удовольствие, чем принимать помощь от обидчицы-хозяйки. Эти преступные мысли явно читались в его глазах. Но, слава богам, благоразумия парня вполне хватило не повторять попытки. Я фыркнула и убрала руку. И как мне теперь спать ложиться!? Если он сбежит, это полбеды, а вот если все же захочет закончить начатое, читай придушить меня?

Первой и самой логичной мыслью было приковать его наручниками к трубе в ванной (единственное место в каюте, где можно отыскать эту самую трубу!). Но от этой идеи пришлось отказаться по одной простой причине — отсутствия наручников. Нет, никто не спорит, можно обратиться к родителю, у него обязательно найдется лишняя пара браслетов, но, как бесплатное приложение к ним явится сам генерал, и уж тогда Владу придется лихо.

Вколоть ему, что ли снотворного, что б до утра спал, а еще лучше до вечера, пока я с работы не приду? Ага, вколи, вколи! Мерезенько так усмехнулся здравый смысл. Вколи и добей парня окончательно! Откуда ты знаешь, как его организм отреагирует на снотворное? К тому же организм подорванный твоей чудо-прививкой! И какой ты после этого врач? Так, фелшир-недоучка! Заткнись, а? Жалобно попросила я свой внутренний голос, тем не менее, полностью с ним соглашаясь.

Пока я разбиралась со своей совестью, Влад успел подняться. Разогнав остатки мрачных мыслей, я глянула на парня и мои брови помимо воли поползли вверх. Его рубашка на животе и штаны едва ли не до колен были насквозь мокрыми.

— Это еще что за..? — не сумев сдержать глупую ухмылку, поинтересовалась я.

— Ничего, — буркнул он, густо краснея и отводя взгляд куда-то в сторону.

— Не хами, — посоветовала я и, шагнув к нему, распахнула промокшую рубашку.

Все сразу стало ясно. Ничего постыдного не произошло. Из-за пояса штанов торчало горлышко покореженной пластиковой бутылки. Очевидно, падая, он раздавил эту самую бутылку. Влад, так же уставившийся на горлышко не сумел сдержать вздох облегчения.

— Ладно, пошли домой, — я подтолкнула его в сторону каюты.

Снова оказавшись в каюте, Влад заметно присмирел и теперь выглядел до смерти уставшим. Осмотрев его плечо, я выругалась про себя, до вывиха, конечно, не дошло, но повязку тугую накладывать пришлось. Закончив с бинтами, я подала ему пижаму, он с явным удовольствием переоделся в сухое.

— Так лучше? — улыбнувшись, спросила я. — Пошли чаем тебя напою.

Влад послушно поплелся на кухню. Я усадила его за стол и, подав чаю с хлебом и сыром разъяснила, всю нелепость его поступка, продемонстрировав по телевизору, что легко могла отследить его путь, не выходя из каюты, сделав при этом особый упор на охрану ангара. Влад внимательно следил за мной, не забывая при этом жевать.

— Понял теперь, как было глупо пытаться сбежать? — мягко спросила я, в ответ Влад лишь тяжко вздохнул. — Оставить твой поступок просто так я не могу, поэтому остаток ночи тебе придется провести под замком в кладовке. Там, конечно, тесновато, но мне так будет спокойнее. Мне нужно поспать хотя бы пару часов. Мне завтра на работу, людей потрошить, а я это делаю лучше, когда отдохну. Ты допил свой чай? Тогда вперед.

Влад не возражал, впрочем, он вообще не произнес ни звука с тех пор, как переступил порог каюты. Я открыла дверь кладовки, внутри зажегся неяркий свет, осветив крохотное квадратное помещение всего-то шаг в длину и ширину. И не кладовка даже, а ниша в стене закрытая дверью. Там еле помещался пылесос, впрочем, агрегату особый простор не требовался, а вот Владу придется помучиться. У него не то, что лечь, сесть не получится. Или стоя или на корточках, я прикинула рост парня, нет, похоже, только стоя. Я выставила пылесос и жестом указала Владу на кладовку. Влад с подозрительной покорностью зашел внутрь, я закрыла дверь и два раза повернула ручку замка. Вот теперь можно спокойно лечь спать.


…Едва закрылась дверь, Влад оказался в полной темноте. Он вздохнул, проведя руками по близким стенам. Как она сказала? Тесновато? Это было явным преувеличением. Стоять было тяжело, Влад слишком устал за этот длинный день. Очень хотелось лечь, свернувшись калачиком и немного поспать, но лечь здесь было невозможно. Влад привалился спиной к стене и устало закрыл глаза, толку от этого в смысле удобства было чуть, но все же хоть немного легче. Он бы с большим удовольствием устроился на корточках, тем более, что ему не запретили это сделать, но молодой человек предпочел воздержаться, опасаясь, что когда настанет утро и придет время выходить из этой клетки он просто не сможет этого сделать.

Время в темноте, да еще и в неудобной позе тянется ужасно медленно, раб переступил с ноги на ногу и мрачно усмехнулся, вспоминая обиженное выражение глаз хозяйки, когда она поняла, что он собирается напасть на нее. Что ж, по крайней мере, он заставил ее бояться, эта мысль не принесла никакого удовлетворения. Еще бы, не будь он настолько безрассуден в своем стремлении к свободе, не был бы сейчас наказан, расплачиваясь за собственную глупость. А впрочем, нечего прибедняться, его не избили, и, для большего удобства, не связали по рукам и ногам. Он представил, какие мучения добавили бы веревки, перетягивающие заведенные за спину запястья и невольно вздрогнул.

В полной тишине щелчок открываемого замка показался громом и по глазам больно резанул яркий свет, вызвав слезы…


Спокойно лечь спать не получилось, я ворочалась с боку на бок не в силах уснуть, а не в меру разошедшаяся совесть твердила на все лады, что я не права, что так поступать нельзя, что в его желании свободы нет ничего предосудительного. Он никому не верит. Он один, он всю жизнь один и ему страшно, а ты, вместо того, что бы пожалеть, заперла в тесной кладовке, куда не проникает даже лучик света. Да ты же доктор, в конце концов, и ты знаешь, что через полчаса он потеряет ориентацию, где верх, где низ, а еще через два часа попросту сойдет с ума.

Черт с тобой! Ты меня убедила. Выругавшись сквозь зубы, я вскочила с кровати и помчалась вызволять пленника. Влад подслеповато щурился на свет и никак не мог понять, что я от него хочу. Пришлось почти за шкирку выволакивать его из кладовки и за шкирку же тащить в свою комнату.

— Ложись, живо! — злясь на себя, я указала ему на свою кровать.

И впервые увидала в серых глазах отголоски самого настоящего страха, но через секунду страх сменился иронией. Влад оскалившись, разлегся на моей кровати и насмешливо уставился на меня, мол, и что дальше?

— А теперь отворачивайся носом к стене, и спать! — насмешку сменило неподдельное изумление. — Я кому сказала!? — рявкнула я. Влад тут же перекатился на правый бок, действительно ткнувшись носом в стену.

Я закатила глаза к потолку от подобного рвения, устроилась рядом, повозилась, укрывая нас двоих одеялом, погасила свет и продолжила, несильно ткнув его в бок локтем:

— Сплю я чутко, так что только попробуй дернуться, видит Бог, я оглушу тебя чем-нибудь тяжелым по голове, и отправлю в кладовку, и будешь там сидеть, но не до утра, а пока с работы не приду! Понял? Я не слышу!

— Понял, — буркнул он в стену.

— Вот и хорошо, спокойной ночи.

Я закрыла глаза, почти сразу провалившись в тяжелый сон.


…Влад лежал вытянувшись в струнку, ткнувшись носом в холодную стену. Лежать, не шевелясь, было невыносимо, но рабу ничего другого не оставалось. После всех сегодняшних злоключений у него не было никакого желания и дальше испытывать хозяйское терпение. Снова оказаться в кладовке не тянуло, а уж с проломленной головой и того более. В любом случае, лежать пусть и неудобно, гораздо приятнее, чем стоять!

Влад порывисто вздохнул, ощущая себя самым несчастным человеком на свете. Ее кровать, слишком узкая для двоих и сколько бы ни вжимался в стену, все равно чувствовал ее тепло через тонкую ткань пижамы, вдыхал ее запах. Легкий, почти неуловимый, он нашептывал о том коротком миге в году, когда все просыпается после долгой зимы и неимоверно хочется жить… Запах был бы приятным, если бы не был ЕЕ запахом.

Как же он ее ненавидел! За то, что не похожа на других (за все его сегодняшние подвиги любой другой уже нарезал бы ремней из его спины!), за свой страх перед ней, от непонимания, чего она хочет. За то, что ее прикосновения не были такими уж отталкивающими. И еще немного за то, что она его все-таки не захотела!

Он так и не понял, за какой надобностью оказался на этой узкой койке, да еще и под боком у хозяйки! Ведь все знают, что отменять или облегчать наказание нельзя, его можно только ужесточить. Это знают и рабы и их хозяева, поскольку накрепко связаны одними и теми же законами. И когда она вытащила его из кладовки и приволокла в свою кровать, раб заметно струхнул. Да что там! Он был в панике оттого, что хозяйка решила забыть об утреннем разговоре и потребует удовлетворить ее, как женщину. Черта с два он сегодня что-нибудь смог бы. Сегодня у раба ничего бы не шевельнулось, не говоря уж о том, что подняться, а это грозило большой бедой. И дело даже не в том, что хозяйка может разгневаться и избить раба, на это было ровным счетом плевать. Ее гнев волновал мужчину меньше всего. Просто и без того раздавленная гордость не перенесет еще и этого удара. Но хозяйка отвернулась спиной, напоследок пригрозив проломленной головой, если раб вздумает пошевелиться. Количество непонятностей возрастало с каждой минутой.

А с другой стороны, чего ты так бесишься, поинтересовался внутренний голос. Не захотела она тебя и ладно! Тебе же, дураку, проще. Как говаривал один знакомый садист, перед тем как приступить к очередной бесправной жертве — расслабься и получай удовольствие! Воспоминания о том, что проделывал с ним тот невысокий человечек со слащавой улыбкой на тонких губах и колючими глазами убийцы, заставили молодого раба передернуться, чувствуя, как спина предательски взмокла от холодного пота, а волосы на затылке встали дыбом.

Похоже, хозяйка не врала и действительно спала очень чутко. Почувствовав, что с ее беспокойным соседом твориться что-то неладное повернулась к нему и, обняв за плечо, отлепила от стены, в которую раб вжимался, грозя проломать тонкую перегородку.

— Тихо, тихо. Ну чего ты маешься? — сонный голос звучал хрипло, — Спи, давай.

Влад покосился на ее руку, ему были неприятны ее прикосновения, как впрочем, и любые другие. Жизнь научила его сторожиться чужих рук. Раб повел плечом, сбрасывая с себя женскую руку. Рука исчезла с плеча, чтобы тут же оказаться на талии.

— Спи, — повторила она легонько, почти неслышно поглаживая его по животу, прогоняя озноб и против воли заставляя успокоиться.

И действительно, чего он так дергается? В конце концов, все не так уж плохо. Пока. Мерное дыхание спящей девушки убаюкивало. Влад зевнул, напряжение понемногу отпускало, и глаза наконец-то начали закрываться…


Я проснулась за минуту до звонка будильника, протянув руку, нащупала в темноте часы, отключая бесполезный звонок. И уставившись в темноту, лениво подумала, что нужно больше отдыхать, во всех смыслах этого слова, а то уже всякая дрянь сниться начинает. Я с удивлением вспомнила мужчину из своего сна, за которым за каким-то чертом гналась по коридорам станции, а потом еще и руку ему выворачивала, когда он решил свернуть мне шею! Это ж надо было такому…

В темноте что-то слабо завозилось, шумно вздохнуло, стараясь устроиться поудобнее. Я приподнялась на локте, осторожно потрогала это что-то, все еще не веря себе, щелкнула пальцами, заставляя включиться свет на самую низкую мощность. Мужчина в моей постели действительно имел место быть. Твою мать! От души и молча, выругалась я, падая на подушку. Выходит это не сон. А если это не сон, то он мой… Еще раз — твою м-мать!

Я грубо тряхнула его за плечо, несостоявшийся сон тут же открыл глаза. «Я на работу, — шепотом сообщила я, — заглянешь в холодильник, серый ящик на кухне, там найдешь себе что-нибудь на завтрак, только много не ешь. Одежду возьмешь на диване в гостиной. Я попробую освободиться пораньше, без меня из каюты ни ногой. Ясно? Все спи». Он закрыл глаза и снова уснул.

Я плотнее укрыла его одеялом, мимолетно удивившись происходящему. Почти всю ночь со мной делил комнату мужчина, которого я знаю чуть меньше суток, а я воспринимаю это, как само собой разумеющееся заботливо накрывая его одеялом. Будет о чем поразмыслить на досуге.

Отыскав под кроватью скомканный халат, накинула на плечи и пошла в душ. Стоя под теплыми тугими струями с некоторым раздражением я раздумывала, что если каждая ночь превратиться в подобную корриду, то придется серьезно подумать, как ограничивать свободу парня на ночь. Выбравшись из душа, завернулась в огромное пушистое полотенце и пошлепала на кухню. Наскоро выпив кофе, побежала на работу, чуть не забыв прихватить с собой карточку Влада, которую сделала вчера.


Глава 8 | Вершина мира. Книга первая | Глава 10