home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

…Влад толкал перед собой тяжелую тележку доверху груженую грязным бельем и большими черными пакетами из перевязочных и операционных. Он уже успел не единожды пожалеть о своем длинном языке. Работа санитара, обещанная Аней, особого ума не требовала, но на этом преимущества закончились. Ему выдали светло зеленую форму, отчего-то сильно смахивающую на пижаму, щетку, набор тряпок и флаконы с дезраствором. Позже к этому набору прибавилась связка пластиковых ключей на длинной цепочке и черная коробочка пейджера, которая противно верещала и тряслась, когда Влада вызывали. Ему на грудь повесили карточку, удостоверяющую, что он Романов Владислав Дмитриевич, прочитали длинную лекцию об обязанностях и выпихнули в свободное плавание.

Аня ни на миллиметр не отошла от правды, расписывая все прелести этой работы. К концу своей первой смены Владу казалось, что он насквозь провонял чужой кровью и рвотой. Менять форму пришлось несколько раз. Нет, он ни в коей мере не мог сказать, что работает больше, чем другие санитары, просто людей не хватало. Не смотря на то, что работал с Аней в одну смену, ее Влад почти не видел. Хозяйка все время проводила в операционной, куда Влада, как простого санитара не допускали, а в те короткие минуты, когда она выходила оттуда, занималась консультациями и осмотрами. Впрочем, у него самого времени катастрофически не хватало, порой некогда было в туалет заскочить.

Выдерживать Анин темп оказалось не просто и это если учесть, что рабочая смена Влада была на несколько часов короче. Влад подавил зевок и помотал головой, прогоняя сон. Если бы еще месяца три назад ему сказали, что его хозяйка будет работать больше, чем он, ни за что не поверил.

Раньше, наблюдая за Аней, Влад, молча, удивлялся, откуда у нее столько работы, ведь на станции не так уж и много людей, всего-то тысяч десять, ну, пятнадцать, и медицина какой поискать. Ему всегда казалось, что больных на станции быть не должно. И лишь когда сам пришел работать в госпиталь, узнал, что большинство пациентов к станции не имели никакого отношения. Кого-то доставляли из близлежащих колоний, кого-то снимали с проходящих мимо лайнеров или грузовых судов, а кого-то привозили с планет, врачи на которых оказались бессильны.

Влад нашарил цепочку, потянул за нее, выуживая из-под форменной рубахи плоский пластиковый ключ, и не глядя, ткнул ключом в замок. Тихий щелчок и зеленый огонек над плоской ручкой возвестили, что Влад, наконец-таки научился пользоваться ключом без ошибок. Влад потянул на себя тяжелую дверь сортировочной и оказался в квадратной комнате, посреди которой возвышался металлический стол. Слева и справа от стола в стенах располагались четыре дверцы. Обработка справа, утилизатор слева. Работая в сортировочной, Влад всегда нервничал — а ну как перепутает и не туда пошлет?

Влад вытянул из тележки плотно набитый черный пакет и бухнул его на стол. Теперь предстоит вывалить содержимое и разобраться, что отправить в прачку и стерилизатор, а что сразу в утилизатор. При мысли о предстоящей работе Влада передернуло. Как-то совсем не тянуло копаться в промокших от крови и выделений тряпках.

Подавив тяжелый вздох, расставил на столе лотки и достал из кармана чистые перчатки, долго натягивал их, поправляя то один палец, то другой, стараясь по возможности оттянуть момент, когда предстоит приниматься за работу.

Влад заканчивал перебирать третий пакет, когда в кармане заворочался пейджер. Выругавшись вполголоса, он стянул перчатку и полез в карман. На экране красным высвечивалось одно лишь слово: «Срочно!». Это слово за последнюю неделю парень успел возненавидеть. Влад подошел к аппарату на стене и набрал код вызывавшего. На вызов откликнулся сердитый Инго.

— Романов! Где тебя черти носят!?

— Я в сортировочной, — пояснил Влад, скорчив унылую рожу радуясь отсутствию камеры, Инго не может видеть его лица.

— Мне индифферентно, где ты! — заявил Инго, — Бегом во вторую!

— Уже иду, — со всем возможным спокойствием ответил Влад, с тоской оглядываясь на почти полную тележку. Придется возвращаться и доделывать работу позже.

Распихал полупустые лотки по приемникам. Теперь бегом во вторую смотровую. Хотя нет, бегом нельзя. Бегом можно только реанимационной бригаде, это Влад усвоил еще в первый день, когда Наташка отчитывала его во весь голос и, не стесняясь в выражениях, а потом еще и от Аньки перепало крепко. Нет, его никто и пальцем не тронул, она даже не кричала, наоборот, говорила размерено и вполголоса, а ему хотелось оказаться где-нибудь на задворках галактиона. В какой-то момент Влад подумал, что проще вытерпеть порку, чем стоять посреди ее малюсенького кабинета и слушать вкрадчивый тихий голос, доверху наполненный иронией и ехидством. Это дома она прощала ему все — разбросанную одежду, забытые в гостиной чашки и даже скомканные сырые полотенца, которые Влад постоянно забывал развесить после использования (почему-то особенно полотенца приводили Аню в неконтролируемое бешенство). На работе Аня становилась совсем другой, и Владу здорово перепадало за малейшую оплошность. Впрочем, не только ему…

— Ты что, из другой галактики пешком добирался!? — вызверился Инго, стоило Владу войти в смотровую.

Влад уже хотел съязвить в ответ, но замолчал на полуслове. В смотровой остро пахло кровью, и было страшновато войти. Стены, пол и потолок комнаты забрызганы кровью. Матерь божья! Откуда ее столько?

— Что здесь произошло? — сглатывая подступившую тошноту, спросил Влад

— Ничего особенного — парень решил, что ему под кожу забрались паразиты и пытался их вырезать, когда его к нам привезли, он напоминал лохматый праздничный фонарик, — с охотой пояснил Инго, оттирая кровь с рук влажным полотенцем, — наши ему все дырки заклеили и в психушку свезли. Короче, у тебя есть полчаса, что бы здесь все прибрать. Вперед!

Влад натянул перчатки и, забравшись на высокий стол начал с потолка…


Инго зашел в комнату отдыха вполне довольный собой. Уселся в кресло и с удовольствием отхлебнул поданный Верочкой кофе.

— Ну, что там? — первой не выдержала Наташка.

— Ему гадко и противно, но он работает, — с уважением проговорил Инго, — он уже почти готов — еще немного и парня будет выворачивать от одного упоминания о госпитале!

— У нас нет этого немного! — откинувшись на спинку дивана, пробурчала я, — Уже завтра он должен быть на занятиях. Не думала, что он такой упрямый!

— Вот именно, — поддержала меня Верочка, — сколько ж можно над парнем издеваться!

— А над ним никто не издевается, — Наташка была непреклонна, — Влад изъявил желание работать, вот пусть и работает.

В кармане Инго запищал телефон. Извинившись, Инго приложил трубку к уху. По мере того, как он слушал, его лицо расплывалось в улыбке.

— К нам везут пациентку, — сообщил он, закончив разговор, — она на спор проглотила мозаику из трех тысяч частей, примерно два на три сантиметра каждый.

— Вот это сила воли! — похвалила Наташка неизвестную.

— Попробуем обойтись без операции, — задумчиво проговорила я, — консервативными методами.

— Пойду, подготовлю слабительное, — вздохнула Верочка, неизменно сочувствующая каждому пациенту.

— Если операция не понадобится, я знаю, кто будет собирать картинку! — ухмыльнулся Инго, радуясь, что это будет не он.

— Изверги! — фыркнула Верочка, выходя из комнаты.


…Влад терпеливо промывал содержимое судна под сильной струей воды, выуживая мелкие пластиковые квадратики и прямоугольники. Более отвратительной работы не придумаешь. Влад скинул промытые части мозаики в лоток и принялся пересчитывать их. Вполне неплохо, если так пойдет и дальше, еще с десяток лотков и его каторга закончится. Ага, закончится, как же! В сортировочной его еще с утра поджидает почти полная тележка. И ему стоит поскорее к ней вернуться, иначе можно и нагоняй получить. Помыв руки, Влад заглянул к пациентке, взбалмошной особе, успевшей возненавидеть Влада до глубины души. Ну конечно, девчонке было бы проще, приглядывай за ней женщина, а не молодой парень.

— Чего уставился? — прошипела она.

— Ничего, просто хотел спросить, как дела?

— Пошел вон! — посоветовала ему девица, подтянув повыше тонкое одеяло. — Когда будешь нужен, позову.

Влад пожал плечами и вышел в коридор. Стянув изрядно надоевшую маску, потер лицо, раздумывая, стоит ли пойти к Аньке на поклон и вернуться к учебе. Нет, он не против работы, но от перспективы всю оставшуюся жизнь отмывать стены от крови и выносить судна его уже начинало воротить. Он способен на большее и Влад это знал. Уже давно надо было поговорить об этом с Аней, но гонор не позволял признать свою ошибку, да и просить он не привык. Черт! Сам загнал себя в угол.

— Эй, ты! Иди сюда! — донесся из палаты требовательный голос. Влад натянул маску, свежие перчатки и покорно потопал в палату.

В сортировочную Влад смог вернуться только к концу смены. Тележка стояла в том же виде, в каком он ее оставил. В который раз за день сменил перчатки и принялся за работу.

Затолкав последний лоток в приемник, вздохнул с облегчением. Нажал на неприметную кнопку на стене, панель отъехала в сторону, открывая нишу, куда Влад закатил тележку. Теперь можно идти домой. Хотя нет, сперва заглянуть в душ, Влад с неудовольствием оглядел себя, вот ведь, вроде работал аккуратно, а все одно извозился, как поросенок, да и воняет от него соответственно.

Выглянув в пустынный коридор, испытал нечто похожее на счастье. Хорошо бы так дальше и продолжалось, и никто не узнал, что он здесь, а то еще какую-нибудь мерзопакостную работенку подкинут! Как Влад успел убедиться, хозяйка и ее коллеги не подозревают, что смена иногда заканчивается.

Никем не замеченным пробрался в душевую, скинул надоевшую форму, забрался в кабинку и включил воду.

— Романов! — прорезался сквозь шум льющейся воды чей-то рык, заставив Влада неосознанно сжаться. И дернул его черт принимать душ в отделении, мог бы это и дома сделать!

— Я здесь, — откликнулся Влад. Таиться смысла не было, его силуэт хорошо просматривался сквозь матовое стекло двери. И как они определили, что это я, едва не захныкал Влад, в спешке смывая пену.

— Вылезай, давай, — миролюбиво пророкотал с той стороны Дмитрий Петрович.

Узнав голос генерала, Влад вздохнул с облегчением. Выключив воду, толкнул дверь, с тихим шелестом откатившуюся в сторону и тут же выбросил руку вперед, подхватывая полотенце, брошенное генералом.

— Неплохая реакция, — похвалил Анин отец.

— Спасибо, — пробормотал Влад, наскоро вытираясь.

— Одевайся. Сходим, поедим чего-нибудь, голодный, небось, — позвал генерал, заставив Влада насторожиться. Несвойственно это для генерала, ох несвойственно, но от вопросов Влад предпочел воздержаться.

В кафе они выбрали боковой столик, наполовину скрытый рыбацкой сетью с крупными ячейками Влад опустился на краешек стула, ему было до дрожи любопытно, чем вызвано внимание генерала, который особого интереса к молодому человеку до этого не проявлял. Если не считать того случая, когда Владу пришлось спасаться бегством. Несмотря на все свое любопытство, Влад продолжал молчать, отчасти из осторожности, а отчасти повинуясь рабской привычке не заговаривать первым с хозяином, которую Ане никак не удавалось искоренить. Дмитрий Петрович не спешил, внимательно изучая меню.

— Тебе что заказать? — поинтересовался генерал, отвлекаясь от перечня блюд.

— Все равно, я не очень хочу есть.

— Что, загоняли тебя медики? — ухмыльнулся генерал.

— Да не особо, — осторожно откликнулся Влад.

— Убедительно врешь, — хохотнул Анин отец, — уж я-то их знаю, извергов в белых халатах. Санитар не самая приятная профессия.

— Неприятная, — согласился Влад, — но я не против. К тому же мне приходилось делать и более отвратительные вещи, чем выносить судна.

Перед Владом появилась тарелка с жареными овощами и большим куском мяса. Себе генерал заказал салат и рыбу.

— Осторожный, — второй раз за час похвалил генерал, — это хорошо. Я наблюдал за тобой все это время. Парень ты наблюдательный и с головой все в порядке.

— За что же бедный раб удостоился стольких похвал от благородного господина? — не удержался Влад от сарказма, не поверив ни единому слову генерала.

— Прекрати этот балаган! — вполголоса рявкнул генерал, заставив Влада вздрогнуть.

— Извините, — пробормотал Влад и, что бы скрыть смущение принялся отрезать от куска мяса маленькие кусочки, сдвигая их на край тарелки.

— Ты знаешь, — проговорил Дмитрий Петрович, понаблюдав за парнем некоторое время, — это мясо уже убили один раз и даже успели приготовить, так к чему же убивать его еще раз? Или ешь, или оставь кусок в покое.

Замечание генерала вызвало у Влада слабую улыбку.

— Так-то лучше. Так вот, как я уже говорил, ты мне нравишься и будет обидно, если твои способности будут похоронены в госпитале, где выше санитара тебе ни за что не подняться. Не хочешь поработать у меня?

— Что? — от неожиданности Влад едва не поперхнулся.

— Ничего, — передразнил его генерал, — работать, говорю, ко мне пойдешь? Не то что бы моя служба приятнее, чем Анькина, но уж интереснее, это точно. Ну, что — согласен?

Влад помолчал, ковыряя вилкой в тарелке, не столько обдумывая предложение генерала, сколько с целью потянуть время. Такие предложения с ходу не принимаются. С Анькой работать тяжело, он все время находился в напряжении боясь совершить ошибку. Но будет ли легче работать с ее отцом? Может и не легче, но уж интереснее, в этом генерал прав.

— Давай, решайся, — мягко поторопил его Дмитрий Петрович, — не каждый день тебе целый генерал предложения делает.

— Согласен, — вскинув глаза на Аниного отца, тихо ответил Влад.

— Вот и хорошо, — кивнул генерал, — но только у меня одно условие — ты должен закончить учебу.

— Это мне уже доходчиво объяснили, — невесело хохотнул Влад.

— Иначе всю жизнь будешь судна выносить и кровь со стен отмывать, — дурным голосом пропел генерал, умело копируя интонации дочери, заставив Влада зафыркать от смеха.

Дожидаясь Аниного возвращения с работы Влад заметно нервничал, прокручивая в уме предстоящий разговор и до того измучился выдумывая за двоих вопросы и ответы, что когда пришла Аня прямо с порога заявил о своем желании вернуться в центр.

— И откуда у нас такая тяга к знаниям? — левая бровь хозяйки насмешливо изогнулась.

— Да так… — замялся Влад, не зная, стоит ли говорить ей о разговоре с генералом.

— Что именно — так? — Аня сложила руки на груди, показывая тем самым, что не будет принимать никаких решений, пока Влад не объяснится.

Коротко выдохнув, Влад поведал Ане о предложении генерала, не забыв при этом упомянуть, что и своим умом дошел, что доучиваться надо.

— Хорошо, — просто кивнула Аня, когда Влад закончил, — завтра можешь приступать. Я сообщу в центр. Да, кстати, я жду извинений.

— Простите, госпожа, неразумного, — взвыл Влад, со всего маху рухнув на колени и молитвенно простирая к ней руки, быстро прополз разделявшее их расстояние, громко бухая по полу коленями. Бесенята, то и дело проскакивающие в его глазах начисто ломали всю игру в покаяние.

— Паяц, — покачала головой Аня и, ухватив его за шкирку, заставила подняться…


Глава 5 | Вершина мира. Книга первая | Глава 7