home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Леона встретила нас иссушающей жарой, что и понятно, два солнца, с небольшим промежутком сменяющие друг друга почти не давали воздуху остывать. Я никогда не понимала, как люди могут жить на таких планетах. Выжженная бурая земля, непостижимым чудом поросшая невысокой жесткой травой, редкие деревья с узкими листьями-желобками, катастрофическая нехватка воды и возможность собирать урожаи едва ли не каждую неделю. Но лишь в том случае, если у вас есть терпение и достаточно финансов добывать воду из глубоких колодцев. Хотя, плодородие этой земли любое оборудование окупает за полгода.

От порта до города добирались в грузовичке. Мне досталось место в кабине, а Эжен, Никита, Влад и Клейтон заняли место в закрытом кузове. Ребятам из группы захвата повезло больше — им подали комфортабельный автобус. Водитель раздраженно тряхнул головой, накручивая ручку кондиционера.

— А у ребят в кузове тоже кондиционер? — поинтересовалась я, не отрывая глаз от однообразного пейзажа за окном.

— Да, — хмыкнул водитель, — только он не работает.

— И что мы получим на выходе? — проворчала я, представив, как сейчас медленно поджариваются в кузове четверо здоровых мужиков.

— Четыре полуготовых бифштекса, мокрых и озлобленных, двое из них вооружены, — меланхолично откликнулся водитель, чуть притормаживая на въезде в город.

— Смешно, — невесело фыркнула я, — остановитесь, пожалуйста, у любой галантерейной лавки, мне нужно кое-что купить.

Унылую равнину сменили городские улицы. Дома, не выше трех этажей, выкрашенные в светлые тона, широкие окна, плотно закрытые бамбуковыми жалюзи. Обычные кварталы, обычного города, вот только растительности почти нет. Памятуя о моей просьбе, грузовичок остановился у большого магазина.

— Я скоро, — пообещала я, выпрыгивая на раскаленную мостовую.

Отдел никчемных безделушек оказался несколько больше, чем я ожидала, около семи тысяч видов. Выловив консультанта, я все же приобрела то, что хотела. Правда, веер оказался немного не таким, как я представляла сантиметров сорок в длину, металлическая основа, красно-черный шелк на узких перекладинах. Главное не ошибиться с ценой, вещица не может быть дешевой. Мой счет уменьшился на восемьсот кредов. Месячная зарплата хирурга за кусок шелка на палочках! Я взвесила приобретение на ладони. Легкий и удобный. А главное, при случае можно кого-нибудь достаточно крепко прихватить по голове в целях самозащиты.

Мое возвращение было встречено неодобрительным ворчанием водителя, что мы выбиваемся из графика. Час блуждания по городу и мы оказались на противоположной его окраине. Извилистые улочки сменил широкий проспект, словно делящий город на две половины. С одной стороны все те же двух — трехэтажные многоквартирные дома, а с другой богатые виллы, отгороженные от остального города глухими заборами. Проехав некоторое время по проспекту, грузовичок вильнул в неприметный переулок.

— Приехали, — сообщил водитель, глуша двигатель.

— Наконец-то, — с искренним облегчением выдохнула я, открывая дверцу. В кабину ворвался раскаленный воздух, сведя на нет все усилия кондиционера.

Я выбралась на пышущую жаром мостовую. Хорошо еще, что на Леоне такое же притяжение, как и на станции, будь оно чуть больше, в туфлях на высоких каблуках мне несладко бы пришлось. Из кузова, ругаясь сквозь зубы, выпрыгивали взмыленные полицейские. Последним из грузовика выбрался Влад. Я с неудовольствием оглядела парня, мокрые, торчащие волосы, темные пятна пота на куртке. И как с таким появится в приличном обществе?

— Посмотри, на что ты похож! — брезгливо процедила я, стараясь заранее подобрать нужный тон.

— Простите, госпожа, — покаянно забормотал Влад, низко склонив голову.

— Вот, — одобрительно кивнул Эжен, — это уже на что-то похоже.

— Пошли, поднимемся в квартиру, — позвал Никита, направляясь в подъезд, — до встречи еще полчаса и Владу действительно не помешает привести себя в порядок.

Квартира, по закону подлости, находилась на третьем этаже и, конечно же, без лифта. Цокая набойками по каменным ступеням, я прокляла все на свете и прежде всего высоту собственных каблуков. Никита толкнул дверь, впуская нас в тесную прихожую.

Пока Влад приводил себя в порядок, я ознакомилась с местом будущего спектакля. К моему глубочайшему сожалению пришлось рассматривать снимки со спутника, поскольку установить камеры внутри периметра у ребят не было никакой возможности. Первое, что пришло в голову, когда я смотрела на снимки, что хозяин поместья имеет астрономический счет в банке. Поместье утопало в зелени, а растения, как известно, требуют обильного полива. Сверху поместье напоминало трапецию, четко очерченную полосой каменной ограды. Недалеко от въезда прямоугольное строение, скорее всего, сторожка, за сторожкой длинное здание с широким подъездом, похоже, гараж. Прямые лучи дорожек, сходящиеся у большого строения, с высоты спутника напоминающего нелепое нагромождение скатов и острых углов. Замок, что ли с башенками и флигелями!? У нормального дома не может быть такой крыши! Слева, ближе к забору хозяйственные постройки, их я насчитала не меньше десяти. Справа синее пятно неправильной формы. Пруд!? Ну, ничего ж себе! Туда ж воду нужно постоянно подкачивать, иначе пересохнет к чертовой матери! То, что пруд искусственный я не сомневалась. Нет на Леоне естественных водоемов! Точнее они есть, но не в этой части, а далеко на севере, где не так жарко.

— Впечатляет! — покачала я головой, имея в виду в основном пруд. — Это во сколько ж обходится такое великолепие!?

— Дорого, — пожал плечами Эжен, — кстати, о деньгах. Вот твоя карточка.

— Спасибо. А можно посмотреть на хозяина особняка? — поинтересовалась я, пряча карту в сумочку.

— Сколько угодно, — мне передали лист тонкого пластика с записью изображений.

Первый снимок сделан с приличного расстояния. Невысокий блондин, вполне респектабельного вида в дорогом костюме выходит из банка. Я провела рукой над экраном, вызывая другое изображение. Тот же блондин, но уже гораздо ближе. Короткие волосы, нос с едва заметной горбинкой, тонкие губы, голубые глаза. Хотя нет, голубые это очень громко сказано, скорее, какие-то выцветшие, почти белые с легкой придурью, за которой проглядывал самый натуральный садист. Такой будет убивать медленно и с изощренным изыском.

— И как же нас зовут? — сглатывая ком, спросила я.

— Артур Коражо, — представил Никита объект, — первосортный ублюдок.

— Я готов, — на пороге комнаты появился посвежевший Влад, — а кто ублюдок?

— Вот, — я протянула Владу снимки, — его ребята разрабатывали, а нам предстоит добить.

— Да, действительно, ублюдок, — кивнул Влад, возвращая снимки. Мне показалось, или парень едва заметно побледнел? — Ну, что, мы идем?

— Да, пора начинать, гости съезжаются, — оператор указал на один из экранов, показывающий ворота, в которые только что въехала машина.

Эжен проводил нас до стоянки, где меня ожидал сюрприз. Малюсенькая двухместная машинка с открытым верхом, больше напоминала игрушку, чем средство передвижения.

— Что это за инвалидное кресло!? — прикрывшись сложенным веером, ужаснулась я.

— Это самое модное сейчас средство передвижения у богатых жителей Леоны, — обиделся Эж за транспорт, — электрическая тяга, простое управление, с ним и ребенок справится. Кстати, оно развивает скорость до двухсот пятидесяти километров в час!

— А Влада мне, куда прикажешь девать? — хмыкнула я, — В багажник? Так он там не поместится! Разве только по частям!

— Не надо меня в багажник! — испуганно замотал головой Влад, глянув на малюсенькое багажное отделение. — Я рядом побегу.

— Эж, — нерешительно улыбнулась я, — мне кажется, что это глупая затея, может, проще было бы явиться туда с группой захвата… ну и сам понимаешь.

— Проще-то, оно может и проще, но не всегда лучше, — Эжен почесал за ухом, — есть опасения, что в случае опасности они уничтожат всю документацию. А без доказательств, сама понимаешь, все наши версии так и останутся теорией, и задержать мы никого не сможем.

— Да, я понимаю, — согласилась я, — просто волнуюсь немного.

— Не бойся, мы рядом, через дорогу, и только, ради Бога, не делай никаких глупостей, — Эж легонько щелкнул меня по носу, — Сейчас проедешь до конца квартала и выворачивай на главную дорогу, поняла? Влад, слушай сюда, отвечаешь за Аньку головой, если с ее головы, хоть волос упадет…

— Да я понимаю все, — отозвался Влад, открывая дверцу и помогая мне сесть в машину.

— Надеюсь, — пробормотал Эжен, цепляя к ошейнику раба тонкую цепочку поводка, — и ты, того, сам поаккуратней там.

Опасаясь, что Эжен опять начнет инструктировать, я отобрала у него поводок и повернула ключ зажигания. Остановив машину на перекрестке, повернулась к Владу, благоразумно прикрыв ладонями его и мой микрофоны, что вызвало взрыв недовольства в наушниках.

— Влад, — тихо позвала я, — мне с фотографией показалось, или я должна что-то знать?

— Ты о чем? — удивление вышло не очень убедительно.

— Я о хозяине вечеринки.

— Это не имеет значения, госпожа, что-то менять поздно, мы уже прошли точку невозврата, — покачал головой он.

— Он тебя не узнает?

— Не должен, — не слишком уверено проговорил Влад, — я тогда был в несколько другом виде.

— Хорошо. Как меня зовут?

— Диляра Нуреддин, госпожа, дочь мультимиллиардера, свободного торговца и флотовладельца.

— Ты прав, раб, — холодно произнесла я.

Машина выехала на широкую дорогу и неспешно покатила вдоль глухой серой стены поместья. Черт, не было печали, а если он Влада узнает? Чем это может грозить? Чем, чем — провалом! Теперь нужно продумывать, почему у Влада нет ни одного шрама и объяснить это раньше, чем спросят, по возможности между делом, не вызывая подозрений. Черт! Памятуя о босых ногах Влада, я старалась ехать не особо быстро, но парню все равно приходилось бежать.

У ворот нас встретил охранник, спросивший мое имя, удостоверившись, что я есть в списке приглашенных, указал направление, куда следует двигаться дальше.

— Как твои ноги? — тихо спросила я, скорее всего, это последняя возможность перекинуться с Владом парой слов.

— Нормально, — чуть задыхаясь от бега, ответил он.

Проехав метров двадцать по дорожке, я остановила машину на площадке, где стояло уже с десяток самых дорогих средств передвижения. Раб открыл дверцу и, опустившись на колени, подал руку, помогая выбраться из машины.

Не успела я толком оглядеться, а к нам уже привязались два слуги, один из них забрал Влада и повел его куда-то вглубь парка, на проверку, как мне объяснили, принося нижайшие извинения, а другой вызвался проводить меня к дому.

Я оказалась права. Это был самый настоящий замок. В небо, словно зубья диковинного чудища, щетинились остроконечные башни и флигели. К дому вела дорожка мощеная булыжником. Вероятно, хозяин дома очень любит старые книги, я не удивлюсь, если под стенами замка обнаружиться ров с протухшей зеленой водой.

Парк был не так мрачен, как замок. Мне даже подумалось, кабы убрать отсюда уродливую громадину, сложенную из темно-серого камня, картина окажется более привлекательной. Высаженные ровными рядами деревья создавали тенистую аллею, ряды ухоженных клумб сходились лучами у фонтана со скульптурой девушки держащей наклоненный кувшин, она была окружена тремя лебедями с раскрытыми крыльями. Мой провожатый болтал, стараясь развлечь гостью, рассказывая о замке, парке и даже немного о системе охраны. Я слушала его болтовню, лениво обмахиваясь веером, пришедшимся как нельзя кстати. Как же здесь все-таки жарко и где, черт возьми, Влад! Куда его увели, что делают?


…Охранник немилосердно дергал за поводок, и Владу приходилось почти бежать, чтобы не удушиться ошейником. Острые камни дорожки больно кололи босые ноги. Охранник зашел в помещение не потрудившись придержать тяжелую дверь, Влад едва успел увернуться и не получить по носу. Крутанул головой, давая полицейским увидеть, что замок просматривается по всему периметру камерами, выведенными на пульт охранника. За свое излишнее любопытство получил оплеуху, аж в ушах зазвенело.

Влада затолкнули в небольшую квадратную комнату, где заставили раздеться и встать под рамку металлоискателя, наподобие тех, что устанавливают в портах. Рамка мелодично звякнула, реагируя на металл, впаянный в клеймо. После чего позволили одеться, и повели дальше вглубь помещения. Влад почувствовал нешуточную тревогу — их с Аней разделили, это совсем не входило в их планы, но пришлось, молча следовать за охранником. Оставалось только надеяться, что Аня обеспокоенная его отсутствием закатит истерику…


Услышав за спиной торопливые шаги, я обернулась, ко мне спешил блондин, тот самый с фотографии, одет он был в легкий белый костюм, под широким пиджаком угадывались очертания пистолета в руках он вертел совершенно не нужную ему трость с начищенным до блеска металлическим набалдашником. Артур Коражо. Он оказался немного ниже, чем я себе представляла.

— Я рад приветствовать дорогую гостью, — начал он, галантно поцеловав мне руку, — простите, что не встретил вас раньше, оставив на попечение секретаря, мне нужно было отдать некоторые распоряжения, надеюсь, он не заморочил вам голову своей болтовней. Вы, благородная госпожа Диляра Нуреддин? Я сразу вас узнал, мы совсем недавно говорили с вашим отцом и братом, — ого, мысленно хмыкнула я, у меня уже и братья завелись! — мне очень жаль, что они не смогли приехать.

— Да, я Диляра Нуреддин, — нетерпеливо взмахнув веером, ответила я, — Где мой раб?

— Понимаете, милейшая Диляра, — пустился хозяин в объяснения. — Я содержу этот скромный клуб и хочу, чтобы мои гости не были ничем стеснены, вот, например, все приезжают с рабами, но таскать их все время за собой одна головная боль, поэтому мы отправляем их в специальное помещение, где они находятся под постоянным надзором.

— Я все понимаю, и вы, вероятно правы, — протянула я, — но я хочу, что бы мне вернули мое имущество!

— Как же можно отказать такой милой девушке, — расплылся Артур в милейшей улыбке, не тронувшей, однако, его глаз, и, взмахнув тростью, приказал секретарю, — Приведите сюда имущество госпожи!

Секретарь склонился в почтительном поклоне и заспешил вглубь парка.

— Пойдемте в дом, здесь слишком яркое солнце, оно может повредить вашу нежную кожу, — Артур с нежностью провел пальцем по моей руке и, хотя меня внутренне передернуло от его прикосновения, я заставила себя мило улыбнуться.

— Я предпочитаю здесь дождаться свою обезьянку. Считайте это моим маленьким капризом.


…Влада завели в длинное холодное помещение, разгороженное перегородками, такие же были на невольничьих кораблях. Одетый лишь в тонкие штаны Влад скоро продрог до костей, похоже, они находятся в глубоком подвале, даже не верится, что там, наверху стоит удушающая жара. Раба толкнули в свободное отделение и надежно пристегнули цепь поводка к кольцу в стене, намерено сделав ее настолько короткой, что сесть, не было никакой возможности, можно только опуститься на колени, да и то, если не боишься удушиться.

Влад потоптался на месте, стараясь согреть озябшие ноги, растер плечи и, почувствовав себя достаточно сносно, тихонько прошелся костяшками пальцев по перегородке. С той стороны сразу же послышался такой же тихий шелест.

— Ты кто? — шепотом поинтересовался Влад у своего невидимого соседа.

— Я «домашний», — ответил ему хриплый мужской голос, — отсюда с Леоны. А ты кто?

— Я тоже вроде «домашний». Слышь, моя молодняка прикупить хочет, здесь говорят, еще не клейменные есть.

— Здесь только такие и есть, кроме нас, — заметил мрачный женский голос справа.

— А ну, молчать, скоты! — рявкнул охранник совсем рядом и крепко перетянул парня по плечам коротким хлыстом, заставив не в меру любопытного раба упасть на колени. Цепь натянулась, Влад захрипел придушенный ошейником, дернулся пару раз, веселя охранника. «Влад, спокойно, — приказал далекий голос Никиты, предупреждая опрометчивые действия, — не трогай его, Анька тебя сейчас вытащит. Мы видели все, что надо».

— То-то же, будешь знать, как тявкать.

Влад замер вытянув шею, едва шаги охранника затихли, уцепился за цепь поводка, поднимаясь с колен, раздумывая о том, как все-таки было бы приятно придушить охранника…


По боковой дорожке к нам спешил секретарь, таща за собой на поводке Влада. Они приблизились к нам, и охранник подал мне поводок, я поблагодарила его кивком головы.

— Где тебя носит!? — напустилась я на раба.

— Простите, госпожа, — жалобно забормотал Влад, смиренно опустив голову.

— Как ты посмел оставить меня одну в незнакомом месте? — процедила я, подцепив Влада за подбородок сложенным веером, потянула вверх, заставляя его поднять голову, — Тебя, зачем купили? Меня охранять! Я тебя спрашиваю, животное, как ты посмел оставить меня одну!? Молчишь, — я недобро ухмыльнулась, пошлепав парня веером по щеке, — правильно делаешь, что молчишь! Ладно, живи пока, но вернемся домой — будешь наказан! Будешь вести себя хорошо, сама накажу, нет — отдам отцовским опричникам!

«Анька, ты передергиваешь!» — послышалось в наушнике предупреждение Эжена. А не пошел бы ты к черту, родной! Не мешай фантазировать на заданную тему.

— Спасибо, госпожа, — с униженной радостью отозвался Влад.

Во время всей моей речи Артур одобрительно кивал.

— В чем ваш секрет? — поинтересовался хозяин поместья. — Впервые вижу, что бы раб так радовался наказанию.

— А никакого секрета тут нет, — легкомысленно тряхнув головой, проговорила я, — просто мое положение обязывает, и мой раб должен выглядеть соответственно. Чистая кожа, красивые формы. Когда я увидела его пару лет назад, он выглядел отвратительно, он тогда работал у нас на рудниках. Битый, завшивленный, еще пару недель и подох бы. Жалкое зрелище. Брат даже хотел его пристрелить, что бы кормежку зря не расходовать, но я уговорила этого не делать — я тогда увлеклась косметологией и поспорила с братом, что за три месяца приведу эту обезьянку в порядок. Теперь, как видите, он выглядит вполне прилично, — я заставила Влада повернуться, демонстрируя раба во всей его красе, — отец, потакая моему капризу, позволил оставить раба у себя, как телохранителя. Но раб знает, стоит хоть одному шраму появиться на его теле и раб сразу вернется на рудники, где и подохнет, так что он боится не наказания, а его последствий.

— Очень необычная история, — усмехнулся Артур, — а теперь вы чем увлекаетесь?

— Да всем понемногу, — я жеманно распустила веер. — Может, вы мне покажете свое хозяйство? Я предупреждаю, я приехала сюда не просто так, а с неограниченным кредитом и не собираюсь возвращаться с пустыми руками.

— Да-да, — встрепенулся хозяин поместья, вспомнив о своих обязанностях, повел меня в замок.

Как я и предполагала, замок был окружен рвом с водой, вот только вода была не зеленая и затхлая, поскольку ей не давали застаиваться. Как мне объяснил, Артур, видя мой заинтересованный взгляд, подо рвом стоят два мощных насоса, которые беспрестанно гоняют воду, создавая быстрое течение. Он говорил что-то еще про хищных животных и рыб в воде, но только я его не слушала, размышляя о том, что бы такое придумать дальше, что бы со мной захотели заключить сделку. Наживку я бросила и Артур, как гончая собака, почуял выгодного покупателя. Вот только как доходчиво и не вызывая подозрений объяснить ему к чему мне столько молодых неклейменых рабов, если я еще напущу тумана во мне могут начать сомневаться, ведь я человек незнакомый, а мне это вовсе ни к чему. Проверить мою личность труда не составит и тогда нам с Владом придется несладко. Хоть Эж и обещал прибыть сюда через минуту со своими ребятами, эту минуту еще надо будет продержаться. Мы прошли по подъемному мосту к огромной двери, обитой железными полосами, дверь бесшумно распахнулась при нашем появлении.

Зайдя внутрь, я была поражена обстановкой, минуя просторный холл, каменные стены которого были увешаны панорамными картинами, мы попали в огромный зал, где уже толклись с десяток человек гостей. Комната обставлена безвкусно, самым невероятным образом соединяя в себе несколько стилей. На полу расстелен ярко-красный ковер, по которому разбросаны шелковые подушки, у стен вполне современные диваны, обтянутые белой кожей, у правой стены огромный камин, в котором без труда мог стоять человек внушительной комплекции. Посреди комнаты длинный стол, покрытый белой скатертью заставленный всякими вкусностями, мой желудок тут же вспомнил, что с утра в нем побывала только чашка кофе. Огромная каменная лестница, застланная ковровой дорожкой, вела на второй этаж, по бокам лестницы стояли две огромных напольных вазы с пышными белыми цветами, испускающими дурманящий аромат. По стенам развешано оружие, которое перемежалось с головами диковинных животных, видимо охотничьих трофеев. Завершала эту картину многоярусная люстра, состоящая из хрустальных «слез», которые сверкали и переливались в лучах электрических лампочек не хуже чем мои бриллианты. Я оглядела это варварское великолепие, изумляясь отсутствию вкуса. Артур, заметив мой критический взгляд, пояснил:

— Я понимаю, что выглядит все довольно дико, но мне приходится принимать у себя разных людей, вот, и пытаюсь угодить им всем. Дорогие мои гости, — возвысил он голос, — в нашем полку прибыло, прошу любить и жаловать — Дяляра Нуреддин.

— Диляра, — поправила я его.

— Ох, простите, — он немного смутился, — но ваше имя настолько сложное.

— Ничего, — милостиво откликнулась я, — имя это просто набор символов, главное, что скрывается под ним.

— Да вы философ! — восхитился невысокий худой мужчина, подходя к нам. Одет он был в темно-синий фрак, который при желании можно было обернуть вокруг владельца раза два не меньше, волосы у него были длинные и абсолютно седые, заплетенные в тугую косу, он был похож на древнего флибустьера только, что сошедшего с картинки к учебнику истории.

— Позвольте представить, — запел соловьем мой спутник, — герцог Ратри, давнишний член нашего клуба.

Мы с герцогом чинно раскланялись и, хотя он все время улыбался, глаза его оставались пустыми. Он остановил взгляд на Владе и парень невольно напрягся. Ратри повернулся ко мне, желая что-то сказать, но передумал и, подойдя к парню начал разглядывать его более внимательно. Он развернул Влада к свету, заставил открыть рот, и осмотрел его зубы, Влад отнесся к этим действиям спокойней, чем я, меня возмутило такое бесцеремонное поведение.

— Нравится? — поинтересовалась я, отвлекая внимание герцога на себя, и притягивая Влада поближе, безотчетно выступила вперед, заслоняя собой беззащитного молодого человека.

— Да, очень, — задумчиво проговорил герцог, — он кажется не испорченным. Не желаете продать?

— Боюсь, что нет, — мягко отказала я, — мне самой нравится моя обезьянка.

— Что ж, тогда простите мою навязчивость.

— Прощаю, — бросила я, чувствуя, как, несмотря на мою хваленую выдержку, которой я так гордилась, колени начинают подгибаться. Ратри взглянул на меня колючим взглядом и отошел в сторону, — господин Коражо, у меня не так уж много времени, мой корабль отправляется через два часа и я бы хотела обсудить цель моего визита. Вы же понимаете, что время деньги, и я не могу тратить его просто так.

— Золотые слова, — закивал головой Артур, подводя меня к столу и подавая бокал вина.

— Я бы хотела приобрести у вас партию товара, что и сколько вы можете мне предложить?

— Сейчас в моем распоряжении большой выбор, целых триста экземпляров, — похвастался он.

— Сколько? — деловито спросила я.

— Триста экземпляров, — повторил хозяин.

— Вы не поняли, — недовольно сказала я, — сколько вы просите за все.

— Как за все? — закашлялся Артур, расплескав вино из бокала, — а как же другие члены клуба они ведь тоже хотят…

— Я что не достаточно четко выражаюсь? — я проявила признаки нетерпения, — мне говорили у вас хороший клуб, а у вас здесь черте что! Я беру оптом, розница меня интересует мало, мой отец открывает отель, очень дорогой, в перечень услуг которого будет входить определенные формы отдыха. Я, надеюсь, вы понимаете, о чем я и потомственные рабы мне не подходят, — только бы он не потребовал от меня объяснений, с легкой паникой подумала я, потому что у меня их нет! — мне нужны работники обоего пола. Но, если вы не хотите, не надо, тогда я отправлюсь в другое место, — я развернулась на каблуках и сильно дернула за поводок.

«Ты играешь на грани фола, осторожней!» — послышался тихий шелест в наушнике. Поучите меня еще!

Я царственно поплыла к выходу из зала, в дверях меня поймал за руку Артур и, обойдя меня преданно, точно дворняжка, заглянул в глаза.

— Ну, зачем же искать кого-нибудь другого? — залебезил он, — У нас первосортный товар и элитарный клуб. В другом месте вам обязательно подсунут испорченный товар. Пойдемте в кабинет, там все и обсудим, тем более другие члены клуба могут приобрести товар в другое время, а вы, как я понимаю, проездом. — Галантно предложив мне руку Артур, повел меня вверх по лестнице.

Поднявшись на второй этаж, мы прошли почти в конец длинного ярко освещенного коридора. В коридоре, как и на лестнице, лежала ковровая дорожка, почти полностью заглушающая шаги. С одной стороны это было хорошо — меня никто не услышит, когда я пойду за базой данных, с другой стороны это очень плохо — я тоже никого не услышу и могу попасться, а это чревато последствиями. Артур толкнул предпоследнюю дверь, и мы оказались в большом кабинете. Извинившись, Артур быстро подошел к компьютеру и набрал код доступа. Девять цифр, которые я не успела запомнить. Черт! Я отвернулась, разглядывая обстановку. Здесь все было обставлено с некоторой долей вкуса. Посреди комнаты стоял массивный стол, на котором возвышался вожделенный компьютер, в углу бар, рядом с ним удобный диван. Другую стену занимала невиданная роскошь: стеллажи с книгами, которые терялись где-то под потолком. Я посочувствовала Артуру, наверное, что бы снять нужную книгу, окажись она на самом верху приходится долго карабкаться по приставной лестнице. Хотя, Артур не похож на человека читающего книги, скорее всего они, были приобретены только для интерьера. Я пробежала глазами по корешкам и с удивлением отметила ровный ряд книг по медицине и судмедэкспертизе.

— Это не мое, — извиняющимся тоном заявил Артур, — жена покойница собирала, причем все без разбору.

— А что с ней случилось? — для соблюдения приличий поинтересовалась я.

— Нелепая случайность, — спокойно начал рассказывать хозяин дома, — она утонула в фонтане, день был жарким, она присела на край фонтана и опрокинулась в него, и представьте — утонула.

— В каком фонтане? — спросила я чуть испуганно.

— В том, что во дворе, — пояснил с удовольствием Артур, видя какое впечатление на меня произвели его слова, — Да вы не волнуйтесь так, это было давно, полгода назад.

— А я и не волнуюсь, — парировала я и подумала: «Да, дружочек, похоже, что ты сам помог своей дрожащей половине поплавать в фонтане, надо бы натолкнуть Никиту на эту мыслишку». — Вернемся к нашим делам, вы говорили триста экземпляров, называйте вашу цену.

— Ну, я не знаю, — замялся Артур, боясь продешевить, — Триста тысяч кредов. — выдохнул он.

— По тысяче за голову? — с сомнением проговорила я, — Я своего раба так не оцениваю, хотя он легален, в отличной форме и кое-чему обучен, а вы требуете тысячу за возможно проигрышный вариант, их же еще натаскивать придется. Вы не боитесь потерять клиентку? Я даю вам по пятьсот за штуку и не полкреда больше! — сказала я уверено, — Тем более я уверена, на их приобретение вы не очень сильно потратились, так что сто пятьдесят тысяч я считаю хорошей ценой.

— Да, действительно, я не сильно потратился на приобретение этого товара, — не сдавался Артур, — но вы забываете о риске, на который я иду.

— Кстати о риске, — я склонила голову набок, — я и мой отец хотим быть уверены, что если случится непредвиденное, наши имена не всплывут. А под непредвиденным я подразумеваю, появление полиции или не приведи Бог безутешных родственников.

— Об этом можете не беспокоиться, — успокоил меня Артур, — стоит только кому-то чужому попасть в комнату и через сорок секунд вся база данных компьютера будет уничтожена, если не ввести правильный пароль, разумеется.

— Что ж, если ваша система защиты так хороша, то придется накинуть по двести кредов за штуку товара. Но об окончательной цене можно будет говорить не раньше, чем я осмотрю товар.

— О боже, — рассмеялся Артур, — да вы просто акула, моя очаровательная Диляра!

— Спасибо за комплемент, — я чуть склонила голову, — наверное, поэтому мой отец и послал меня сюда, отговорившись делами.

— Что ж, пойдемте, посмотрим товар.

Артур провел нас в конец коридора и открыл дверь на черную лестницу. Мы спустились на три этажа вниз и остановились у железной двери с кодовым замком. Еще пару таких спусков и подъемов и я останусь без ног! И дернул меня черт надеть эти туфли! Набирая код, Артур встал так, что я не могла его увидеть.

Я примерно представляла, что мне предстоит, но не думала, что придется так тяжело. Анфилада комнат, разделенных решетками, казалась бесконечной. Пятнадцать комнат. Тринадцать решеток и всего сто пятьдесят метров от стальной двери входа до глухой стены. Сто пятьдесят метров длиною в жизнь. Жизнь, готовую оборваться, не успев толком начаться. В каждой комнате содержалось не более двадцати человек. Дети. Как и предупреждал Эжен, возраст детей был самый разный. Маленькие, заплаканные и тихие, как мышки. Они смотрели на меня огромными от страха глазами и молчали. И это молчание пугало гораздо сильнее, чем крик. А их еще приходилось осматривать и обсуждать достоинства и недостатки с хозяином дома, сбивая цену. С осмотром выручил Влад. С безразличной холодностью он выполнял все положенные действия, о необходимости некоторых из них я и не подозревала. В покупке живого товара свои тонкости, как, впрочем, и в любом другом деле, постичь которые сходу нереально и если бы не присутствие Влада, вся моя игра не стоила бы и ломаного гроша. К концу осмотра мне казалось, что я сойду с ума, каково же приходится Владу?

— Мне понравился ваш товар, — заявила я, поднимаясь вверх по лестнице, — теперь, пожалуй, можно и подписать документы, скрепляющие нашу сделку, скажу больше, мне кажется, и я думаю, что мой отец со мной согласится, что ваша первоначальная цена вполне справедлива, и я готова ее заплатить.

Я лихорадочно соображала, как заставить Артура показать код доступа к компьютеру. В голову совершенно ничего не приходило, а мне нужен этот код, за которым прячутся сотни загубленных жизней и нераскрытых преступлений. Сорок секунд недостаточно, что бы взломать код, даже для профессионала. Ну, же, доктор, соображай!

— А что вы думаете о долгосрочном сотрудничестве? Если товар будет такого же качества, я согласна платить по полторы тысячи за штуку.

Правы были древние — деньги правят миром. Почуяв прибыль, на которую и несмел, рассчитывать, Артур расслабился настолько, что позволил мне считать код доступа. С формальностями покончили быстро, впрочем, в них не было ничего особенного. Я перевела на счет Артура деньги, а он написал мне гарантийную расписку, значения которой я так до конца и не поняла. Я все равно не смогу ее нигде предъявить.

— Приятно вести с вами дела, — Артур пожал мне руку, получив подтверждение из банка о том, что его счет пополнился, — а теперь я предлагаю присоединиться к остальным и отпраздновать начало нашего сотрудничества.

Мы спустились к гостям и едва взяли по бокалу вина, как к нам подплыла дама, царственного вида, затянутая в платье из лилового шелка.

— Артурчик, миленький, рассуди наш небольшой спор, — капризно завела она тонким голоском, — Мы поспорили с бароном о том, как лучше выбирать товар.

— Я не могу… — начал было отбрыкиваться мой спутник.

— Ничего, идите, — благосклонно разрешила я, — мне все равно нужно посетить дамскую комнату припудрить носик.

— Идите на второй этаж, третья дверь налево, — объяснил мне Артур, увлекаемый своей спутницей к кружку спорщиков.

Я медленно поставила бокал и направилась к лестнице. Указав Владу на первую ступеньку, приказала сидеть там и не двигаться с места, даже если люстра рухнет на головы собравшимся. Медленно поднявшись по лестнице, я вошла на второй этаж, и бегом припустилась по коридору, на ходу доставая из-под подкладки сумочки флеш-карту. На удивление ни Никита, ни Эжен не прореагировали на мои передвижения, ладно, потом разберусь.

Я влетела в кабинет и, заперев за собой дверь, бросилась к компьютеру, если кто-нибудь явится, придется что-то выдумывать. Я включила компьютер и набрала код, молясь всем богам, что бы ничего не перепутать второй попытки у меня не будет. Я зря нервничала, компьютер загрузился без особых проблем. Вставив флешку в компьютер, принялась копировать информацию со всех дисков, на это ушло больше времени, чем я ожидала. За это время никто не потревожил меня ни в наушниках, ни через дверь. Компьютер тихо щелкнул, подавая сигнал об окончании копирования. Стараясь не торопиться, извлекла флешку из компьютера, выключила машину и вышла из комнаты. Колени подгибались от напряжения и усталости. Нет, в таком виде нельзя идти обратно, нужно успокоиться. Я подошла к окну в конце коридора, недалеко от черной лестницы и выглянула на улицу.

Окно выходило на задний двор. Утоптанная площадка в окружении цветущих клумб, и два столба торчащих из земли. Совершенно лишняя деталь пейзажа. Я потерла лицо руками, собираясь с силами, колени перестали дрожать. Давай, доктор, соберись. Осталось совсем чуть-чуть — спуститься вниз, забрать Влада и бежать из этого отвратительного места, позволив ребятам выполнять свою работу. Я еще раз посмотрела на улицу. Внизу происходило что-то странное. Потребовалось несколько секунд, что бы осознать, что именно.

— Твою мать! Романов, ты идиот! — простонала я, выскакивая на черную лестницу, напрочь забывая о недавней усталости и высоких каблуках.


Глава 7 | Вершина мира. Книга первая | Глава 9