home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


О том, как дети играли и чем все это кончилось


На следующий день дедушка и бабушка стали собираться в обратный путь. Никакими силами невозможно было удержать их в Праге. Напрасно упрашивали их и папа, и мама, и Анечка.

Ондржей в коляске агукал, чмокал губками и даже плакал. Анечка была убеждена, что все это потому, что бабушка с дедушкой уезжают. Но и это не помогло.

- Ведь кролики могут погибнуть... а что будет с козами, - говорила бабушка с самого утра. - Уж не знаю, напоит ли их пани Грдличкова теплой водой. Не забыла ли она на ночь отвязать Вшудика. Гусыня уже сидит на яйцах, иногда ее надо выпускать погулять. А у пани Грдличковой уйма своих забот.

Чейка начинал работу после обеда, тик что он проводил бабушку и дедушку на вокзал. Анечка - только до трамвая.

- Как мы уже договорились, Анечка, - погладил ее по щеке дедушка, - в каникулы увидимся и с тобой и с твоим братишкой.

Анечка пообещала, что они непременно приедут, и, распрощавшись, грустная направилась домой.

На улице перед школой ей повстречалась Лида Стршибрна. Она шла за школьную площадку, где Ольда Воячек и Енда Калина пускали змея.


Анечка из первого «А» и другие

«Хорошо бы и мне пойти, - подумала Анечка, - но сначала надо спросить разрешения у мамы».

Они пошли вместе с Лидой к их дому, остановились под окнами и закричали:

- Ма-моч-ка! Ма-моч-ка!

На втором этаже открылось окно, и выглянула пани Тругляржова, потом с третьего этажа - пани Шлехтова, из двери вышла Геленка... Только пани Чейковой не было видно.

- Наверное, в ванной стирает пеленки, - сказала Анечка. - Там ничего не слышно.

Девочки, теперь уже втроем, вместе с Геленкой, набрали в легкие воздух и закричали, как в лесу:

- Ма-моч-ка Чей-ко-ва! Ма-моч-ка Чей-ко-ва!

Результаты сказались немедленно. Штора в окне отодвинулась, и пани Чейкова выглянула на улицу.

Она разрешила Анечке пойти за школьную площадку, но сначала попросила ее сходить в магазин за маслом и хлебом. Лидушка и Геленка решили пойти вместе с Анечкой. Выполнив мамину просьбу. Анечка с подружками весело и радостно побежала играть.

Мальчики стояли в конце аллеи и что-то сматывали.

- Не взлетает змей, - проговорила Геленка.

В этот момент Ольда Воячек вскочил и побежал со змеем по полю. Енда Калина держал в руке колышек с намотанной на нем веревочкой. И прежде чем девочки подбежали к ним, змей был уже в воздухе.

Он немного, словно в нерешительности, покачался, но затем под порывами ветра стал набирать все большую высоту, словно кто-то тянул его вверх. Он таращил на детей свои огромные глаза и улыбался, как какое-то чудовище.

- Меня он мог бы унести? - спросила Геленка, щуря глаза.

- У него нет мотора, - ответил Енда. - А если бы был, то унес бы не только тебя.

- Вот реактивный самолет, - размышлял Ольда, - у него сила, как у автобуса.

- Ну да! -толкнула его Лида. - Автобус больше.

- Не больше! - бросился на защиту самолета Ольда. - Ты видела когда-нибудь реактивный самолет?

- Видела. И он был меньше, чем автобус. Он был такой, как змей... И даже еще меньше.

- Держите меня! - засмеялся Ольда. - Это был не реактивный самолет, а воробей.

Змей в воздухе закачался под новыми порывами ветра. Лида перестала на него смотреть.

- Все равно он у вас упадет, - сказала она обиженно.

На небе между облаками пролегла прямая белая линия. Она была такая прямая, словно учительница начертила ее на доске мелом.

- Реактивный самолет, - показал Ольда пальцем. - Он кажется маленьким, как блошка. А в нем сидит мой отец.

- А почему же он маленький?

- Да потому, что он высоко. Если бы он опустился на землю, ты бы глаза вытаращила.

Лида с Ольдой вечно спорили, так что тут ничего особенного не было.

Енда воткнул колышек в сырую землю, Ольда положил на него большой камень, чтобы змей не улетел, и дети стали играть в салки.

Вот это было здорово! В Лиду словно вселился бесенок. Она носилась по полю, и никто не мог ее поймать.

- Ты бегаешь, как куница, - сказал Ольда.

И тотчас же они начали играть в новую игру. Это игра во вьюнка. Потом в жмурки. Лица их разрумянились, на ботинки налипла грязь, потому что бегали они не только по аллее, но и по полю.

Потом внимание всех привлек трехколесный велосипед, принадлежавший Ольде. Рядом с полем был покрытый травой холмик. Велосипед летел с этой горки с невероятной быстротой! И внизу, как правило, падал и перевертывался.

Как это раньше им не приходило в голову кататься с этой горки на велосипеде!

Наверх каждый тащил велосипед за веревку сам. А вниз каждый ехал на той машине, которая ему больше всего нравилась: Енда - на «мерседесе», Анечка - на «фиате», Геленка - на «Спартаке», Лидушка - на «вартбурге», а Ольда - на «бугатке» или «бугарне».

- «Бугатка» - это самая лучшая машина. На ней ездит мой отец на соревнованиях! - кричал Ольда. Он был единственным, кто, съехав с горы, не упал, потому что сумел ногами повернуть переднее колесо так, как было нужно.

«Кто же у Ольды отец? - вертелось в голове у Анечки. - Он летает на реактивном самолете и участвует в автогонках. Наверное, это очень смелый человек».

О том же самом думал и Енда. Они уже хотели поинтересоваться, спросить у Ольды... но в это время что-то случилось с Лидушкой.

Съехав с горки на своем «вартбурге», она перевернулась, вскрикнула и схватилась обеими руками за ногу.

Она стонала от боли и лежала, свернувшись клубочком.

«Сильно ударилась, - думал Ольда, - ничего, это скоро пройдет».

Но боль не проходила.

Лида даже не могла встать на ногу. Дети посадили ее на велосипед и довезли до дома. Там пани Стршибрна взяла ее на руки и унесла домой.

На следующий день дети в школе узнали, что Лида сломала ногу. Не меньше двух недель она пролежит в больнице. Потом пробудет еще две недели дома. Короче, до Нового года в школу она уже не пойдет.

Учительница обо всем расспросила, в том числе и о трехколесном велосипеде, и напомнила детям, что они должны вести себя более осторожно.

- Если у Ольды папа ничего не боится, то и сам Ольда такой же, - сказала Анечка.

Учительница посмотрела на Ольду. Тот покраснел и, казалось, погрустнел.

- Теперь мы должны Лиде помогать, чтобы в больнице ей не было скучно и чтобы она не отстала в школе, - предложила учительница.

- Мы будем ходить к ней, - поддержала Юленька.

- Мы будем заниматься с ней, - твердо добавил Енда Калина.

Учительница похвалила ребят и тотчас же спросила, кто какими предметами будет с Лидушкой заниматься. Енда Калина - математикой. Юленька - чтением. Анечка - письмом. Павел Шлехта сказал, что он будет учить с Лидой стихотворения.

- А ты, Ольда, почему молчишь? - спросила учительница.

Ольда медленно встал.

- Я буду с Лидой петь... - и затем добавил: - Чтобы ей было весело.

Но сам он сказал это отнюдь не весело, сказал так, словно ему самому было очень жаль чего-то. Может быть, того, что Лида сломала ногу именно на его велосипеде. А может быть, чего-то другого.



О том, как Анечка все время думала об Ондржее, как Павел снова обозлил своим хвастовством ребят и как в Прагу приехали бабушка и дедушка | Анечка из первого «А» и другие | Что значит иметь брата, при, этом быть школьницей, да еще дежурной по классу