home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


О том, что на свете существуют не только рыбки, и о том, что было у Волчеков


Сразу же после Нового года начались заморозки. Снег на улицах уже не таял.

Горка, с которой дети так весело катались на трехколесном Ольдовом велосипеде, побелела. И теперь ребята облепили ее, как пчелы. С одной стороны на нее медленно поднимался длинный караван ребят с санками, с другой стороны они стремительно съезжали вниз.

- С дороги! - то и дело раздавались детские голоса.

Санки быстро катились вниз, а у некоторых счастливчиков они доезжали даже до замерзшей небольшой речки.

Это было прекрасно. Но Анечка не торопится на горку: сегодня они с папой едут покупать рыбок. Поэтому свои санки она оставила внизу у подвала: пусть Геленка их возьмет и катается себе на здоровье.

Рыбки - это настоящая драгоценность, их не купишь где попало. Их ни в каких простых магазинах не продают. Ехать за ними надо через всю Прагу - в Билибанку. Это была бесконечно длинная дорога.

«Когда же мы приедем?» - не терпелось спросить Анечке, но она молчала: боялась, как бы не рассердился папа.

Она уже думала, что они приехали, но папа сказал, что надо пересесть еще на другой трамвай. И они опять ехали. Ехали долго, потом шли пешком, потом папа спросил у прохожего, где зоомагазин.

И вот они вышли на большую площадь, где напротив высокого дома стоит маленький домик, и в нем, в витрине, в огромном аквариуме, плавает черный сом. Оказывается, это и есть зоомагазин на Билибанке.

Вы знаете, что такое улей?

Улей - это домик, в котором в деревянных ячейках за стеклянными окнами живет огромное количество пчел. А здесь в воде, за стеклянными стенками, живет огромное количество рыбок.

Школьный аквариум, по сравнению с этим рыбьим раем, просто ничто.

Папа решил посоветоваться с главным продавцом, который переходил от одного аквариума к другому с сачком в руке.

- Думаю, что вам лучше всего взять павлиний глаз и меченосца, - сказал он. - Это рыбки для начинающих.


Анечка из первого «А» и другие

Он поднялся по небольшим ступенькам, и не успели Анечка с папой глазом моргнуть, как он выловил по две рыбки каждого вида.

Дорога домой показалась еще длиннее.

Анечка держала на коленях баночку, покрытую бумажной крышкой, и согревала ее руками, боясь, как бы эти маленькие создания, извлеченные из рыбьего рая, не простудились на морозе.

Ей очень хотелось заглянуть, что они там делают. Но нет, лучше не надо. Вдруг они почувствуют холод и им станет плохо. Уж лучше потерпеть до дома.

Анечка терпеливо ждала конца пути и дождалась.

До вечера они с папой промыли песок и камешки, подогрели воду. И в тот момент, когда мама вошла в ванную, чтобы сказать, что ей пора купать Ондржея, Анечка с папой торжественно объявили, что все готово.

Аквариум поставили в комнате на тумбочку, рядом с кроваткой Ондржея, и пустили в него рыбок.

Вот уже второй день сидит Анечка перед аквариумом, не говорит, не пьет, не ест и только смотрит.

Мама зовет ее обедать - Анечка не слышит: не может оторваться от аквариума. Приходит Павел, зовет кататься на санках - Анечка показывает ему рыбок и остается дома, чтобы смотреть на аквариум. Приходит Геленка, Анечка вместе с Геленкой любуется рыбками, Геленка уходит кататься на санках, а Анечка остается сидеть у аквариума одна.

- Ты совсем уж не можешь оторваться? - уже сердится мама.

Но Анечка не слышит, так она поглощена рыбками.

Ондржей захнычет в кроватке, замашет ручками, заплачет.

- Что, Ондржеечка? - склонится над ним Анечка, потом вернется на свой стульчик и снова уткнется в аквариум.

Она смотрит и смотрит... А перед ее глазами проплывают рыбки.

Вот меченосцы. Они принадлежат к семейству ксифидов. Одни из них зеленые с красной полоской, другие - красные без полоски, третьи -черные со светлой полоской. И у всех у них на хвостовом плавнике - длинный и острый меч. Поэтому они и называются меченосцы. Это самцы. Они удивительно быстрые, стремительные.

Их самочки - полная им противоположность. Уж если они зеленые так зеленые, красные так красные, черные так черные. Их расцветка более однотонная. И еще они напоминают толстых тетушек. У каждой такое брюшко, что можно подумать, что рыбка проглотила изрядной величины камешек. Они еле-еле передвигаются.

Очень на них похожа самка павлиньего глаза. Она немного меньше, а значит, и более подвижна. А ее самец - маленькая шустрая рыбка с флажком вместо хвоста. Этот самец такой взбалмошный, такой безрассудный! Носится по аквариуму, то он здесь, то там, всюду заглянет, ударится носом, схватит что-нибудь и уже летит дальше.

«Он похож на Руду Кагоуна, - думает Анечка. - Его надо бы ненадолго в угол поставить».

Только на Руду, который живет в аквариуме, не подействовали бы ни уговоры, ни угрозы. Он плавает, где ему угодно, и иногда носится так, будто должен сообщить всем о чем-то необыкновенном, например о всемирном потопе. Но всемирным потопом рыбок не испугаешь. Испугать их можно, наоборот, тем, что из аквариума выпустят воду. Тогда рыбки останутся без воды и им будет плохо.

Остальные рыбки его и не любят. Подплывет он к одной толстой тетушке, толкнет ее - она медленно отстранится от него. А он уже устремляется к другой, губами шевелит, наверное, говорит, что из аквариума будут выпускать воду. Но тетушкам он уже надоел, и они не обращают на него внимания. Тогда он начинает приставать к меченосцам.

«Опять пристаешь, вредина!» - сердится на него меченосец и ударяет хвостом, словно мечом. Руда отплывает, но не надолго...

- Анечка, отнеси сегодня Ольде гостинец, - просит мама и не уходит из комнаты до тех пор, пока Анечка не поднимется со стула.

Пока мама готовила подарок Ольде, Анечка рассказывала ей то, что узнала о рыбках.

- Это хорошо, Анечка, что ты с таким интересом их изучаешь. Но ты должна помнить, что на свете существуют не только рыбки, - сказала мама.

Это Анечка знает. На свете много всего! Ну, скажем, Ольда, его мама, серебряная звезда, его папа...

- Мама, ты знаешь Воячека? - спросила Анечка и испугалась. Ведь она же пообещала Ольде, что будет молчать! Но про его папу-то она может спросить?

- У Ольды нет папы, - слышит Анечка в ответ. Так. Значит, Ольда сказал правду.

Анечка взяла гостинец и по дороге зашла к Лиде Стршибрной. Ей еще не разрешают кататься на санках, поэтому она будет рада прогуляться с Анечкой.

Пани Стршибрна положила в коробочку печенье. Это для Ольды. Он так здорово пел с Лидушкой песни. Девочки пообещали, что будут на улице осторожны, что скоро вернутся и что передадут пани Воячековой привет.

Старый дом с открытыми воротами в арке выглядел на фоне белого снега особенно темным и понурым. От стен подъезда веяло холодом.

На зеленых дверях второго этажа Анечка прочитала табличку: «О. Воячек». Фамилия отца, который здесь не живет.

Девочки с минуту переминались с ноги на ногу перед дверью, когда за ней вдруг раздалось пение. Тихое и протяжное, оно словно звучало издалека.


Дикая уточка смело

В небе высоком летела.

Прицелился точно стрелок,

Попал он ей прямо в бочок...


«Кто это у Воячеков поет? На Ольду не похоже». Пение продолжалось:


Он пробил ей крылышко

И поранил ножку.

И упала уточка

С плачем на дорожку.


- Какая грустная песня, - тихо проговорила Лидушка и взяла Анечку за руку.

В старом незнакомом доме воцарилась тишина.

Девочки слышали собственное дыхание. Вдруг раздалось другое пение - более громкое и веселое. Оно доносилось снизу.

Это Ольда бежал вверх по лестнице. Натолкнувшись на девочек, он остановился.

- Что вы тут делаете?

- Идем к вам.

Слегка помедлив, он открыл дверь и вошел первый.

- Проходите, - повернулся он в дверях.

Они робко вошли в коридор и потом в комнату.

У окна заметили стол, покрытый белой скатертью. Над ним склонилась бледная темноволосая женщина.

«Это Ольдина мама», - подумала Анечка.

- Добрый день! - защебетала Лидушка, и Анечка обрадовалась, что взяла с собой такую смелую подружку. - Мы принесли Ольде гостинец с елки. А вам передаем привет.

- Вы чьи будете? - подняла глаза бледная пани.

Анечка заметила, как медленно она говорит, как трудно ей повернуть голову, пошевелить рукой.

Она предложила им сесть, но нет, они не сядут, они не хотят мешать ей.

Ольда принес два стула, вытер их ладонью и любезно предложил:

- Садитесь, девочки. В ногах правды нет.

Девочки сели. Пани Воячекова улыбнулась. Ольда подбросил в печку лопату угля.

- Ему приходится вести хозяйство, - слабым голосом проговорила пани Воячекова. - Но самое тяжелое уже позади. Я потихоньку начинаю ходить.

«Лекарство ей помогло! - обрадовалась Анечка. - Оно помогло и Ондржею. Только пани Воячекова болела очень долго».

Затем стулья пододвинули к столу. Ольда принес настольную игру, и они начали играть. Но так как Анечка не умела в нее играть, то она охотно стала отвечать на вопросы пани Воячековой. А та интересовалась школой, учительницей и каждую минуту спрашивала, как Ольда, как он учится и не сердит ли учительницу и ребят.

- На него никто не сердится, - искренне отвечала Анечка.

Теперь ей уже казалось, что мама Ольды не такая бледная и что она

даже веселая.

- Как у него дела в школе, Анечка?

- Хорошо, - неуверенно ответила Анечка и тотчас же представила себе Ольду, как он читает на уроке букварь: тычет пальцем в строчку, заикается, краснеет, напрягает всю свою память, но сказать ничего не может.

«С чтением у него плохо, - молча думает Анечка. - Но я на него жаловаться не буду».

- Как у него с чтением? - спрашивает пани Воячекова, словно читая Анечкины мысли.

Анечка смотрит на пани Воячекову и молчит. Она чувствует, как у нее начинают гореть щеки.

- Не очень... Правда ведь, Ольда, не очень...

Ольда оторвался от игры.

- Я догоню, - твердо заявляет он, продолжая игру. Делает один ход, другой, но Лида забирает у него фигуру.

- Надо читать вслух дома, - советует Анечка.

Пани Воячекова кивает головой в знак согласия.

Ольде обязательно надо больше читать дома. Теперь она за ним будет следить, потому что у нее есть время.

Вдруг Анечка вскочила, словно кто-то ее уколол, и бросилась надевать пальто. Ведь они так долго засиделись! Ольде надо еще сходить за хлебом, потом в подвал за углем. А его маме, наверное, надо лечь: кровать у печки раскрыта.

Когда они прощались, Ольда вдруг потянул Анечку за рукав в комнату. Рядом со шкафом стояла маленькая новогодняя елочка. На ее верхушке поблескивала серебряная звезда.

- Когда я пришел из аптеки, она стояла на столе, - сказал он девочкам, провожая их по ступенькам вниз.

- А я сама наряжала елку, - похвасталась Лидушка.

- Но ты елке не удивилась, а я удивился, - возразил Ольда.

«Кто ему ее принес?» - размышляла Анечка. Но Лиде она ничего не сказала, потому что обещала Ольде, что будет молчать. Она никому ни словом не обмолвится ни о его папе, ни о елочке, ни о серебряной звезде, сверкающей на верхушке.



О том, как Анечка и Ольда бродили по улицам; о том, что рассказал ей Ольда и что подарили Анечке к Новому году | Анечка из первого «А» и другие | О том, что день был чудесный, словно по заказу, но и в этот день текли слезы