home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Добрый день, одуванчик, и выйдет ли из Павла настоящий мальчишка


Дети рисовали одуванчики. Повсюду их было полным-полно: на лужайке у реки, вокруг школьного сада, на холме за аллеей, вдоль дорог, где рос клевер.

Они поднимали желтые головки из зеленой травы и, казалось, улыбались всему миру.

Рисовать одуванчик - одно удовольствие. Сначала нарисуешь светло-зеленый стебелек и потом посадишь на него ярко-желтую головку. Потом приделаешь один листик, второй, третий. И одуванчик растет на рисунке, как на лужайке. Если бы тут появился гусь, он пощипал бы его и съел.

Анечка пририсовала к одуванчику гуся.

Так делать можно.

«Если у тебя есть идея, воплощай ее в дело», - говорит учительница. Она любит, когда дети придумывают что-нибудь интересное.

Так однажды случилось с Рудой Кагоуном. Дети должны были сделать из пластилина козу. А Руда Кагоун вылепил лису. Красивую дикую лису с вытянутой головой, ползущую по дощечке к козе, которую лепила его соседка Лидушка Стршибрна.

- Красивая лиса, - похвалила Руду учительница. - Тебе хотелось вылепить ее - пожалуйста, я не возражаю, тем более что она у тебя хорошо получилась.

- Я не хотел лису. Я делал козу, - признался Руда.

Удивительно! Он лепил козу, а получилась лиса!

А вот Анечка придумала гуся, пририсовала его к одуванчику, потому что так хотела. Когда учительница подошла к ее парте, она сказала:

- Гуси очень любят щипать одуванчики. Моя бабушка специально рвет их для гусей.

- Хорошо, Анечка, - оценила ее рисунок учительница, когда он был закончен. - И одуванчик и гусь получились прекрасно.

В конце урока рисунок Анечки занял место в витрине лучших работ первого «А» класса рядом с фигуркой лисы Руды Кагоуна.

Последним уроком было пение. Собственно, это было продолжение урока рисования, потому что дети разучивали песню «Одуванчик». Слова песни написал Ян Рыска, музыку - Вацлав Феликс. И там были такие слова:


С добрым утром, с добрым утром, одуванчик!

Ты похож на круглый желтый барабанчик.

Твое личико под солнцем не завянет!

Подожди, к тебе Андуличка заглянет.


Все повернулись в Анечкину сторону и посмотрели на нее. Анечке песенка очень нравилась.


Доброй ночи, доброй ночи, одуванчик!

Где ж твой круглый желтый-желтый барабанчик?

Сумрак сбросит на поляну покрывало,

Ты натянешь травяное одеяло.


Правда, красивая песня? Одуванчик укроется одеялом. Это не только песня, но, может быть, и загадка. И Анечка ее отгадала.

- Если вечером пойти на луг, то одуванчиков не видно. Они закрылись. Спрятались под одеяло, - сказала она.

Глаза ее светились от радости. Как много узнала она, живя у бабушки в деревне!

Дети весело разучивали новую песню, когда в дверь кто-то постучал. Руда Кагоун и Лида Стршибрна, сидящие за первой партой, увидели в приоткрывшуюся дверь пани Шлехтову. И как только учительница вышла в коридор, сообщили о том, кого они увидели, всему классу.

- Наверное, она зашла сказать, почему Павел не пришел сегодня в школу, - высказал кто-то свою догадку.

Но Ольду бросило в жар. Он так вертелся на парте, словно сидел на углях.

«О чем они могут так долго говорить? - думал он. - Вероятно, она пришла, чтобы сказать не только о том, почему нет Павла, но и о чем-то другом».

Учительница вернулась в класс расстроенная. Она пыталась говорить спокойно, но это у нее никак не получалось.

- Дети! - сказала она. - Павел Шлехта заболел. У него температура. Вызывали врача. Вчера Ольда Воячек толкнул его в речку.

Рядом с Анечкой поднялась рука. Юленька просила слова.

- Да. Мы с Павлом стояли на берегу, -сказала она. - Потом пришел за водой Ольда. Они подрались с Павлом, и Ольда толкнул его в воду.

- Мы сажали рассаду, а Павел с Юленькой ничего не делали, - уточнил Руда Кагоун.

Анечка лихорадочно соображала. Она была так взволнована, что не могла сидеть. Вскочила без разрешения и сказала:

- Мы сажали. Ольда пошел за водой. Когда он нагнулся, Павел обрызгал его. Ольда подбежал к нему, и они стали драться. Ольда был сильнее и бросил Павла в воду. Вот так.

- Все было так.

- Анечка правильно сказала.

Все ребята поддержали Анечку, а не Юленьку.

- Я с ним не хотел драться, - защищался Ольда. - Два раза я ему сказал, чтобы он не задирался и что мне надо набрать воды.

- Да, мы смотрели на них вместе с паном Веверкой, - добавил Енда Калина. - Павел начал первый.

- Веверка так и сказал Павлу: «Не реви, сам виноват», - поддержала Лидушка Стршибрна. - А потом он еще добавил, что Павел не умрет, потому что на улице тепло. Мы все тоже вымокли не меньше Павла, потому что был ливень.

Никто в классе, кроме Юленьки, за Павла не заступился. Вдруг дети стали вспоминать и другие случаи, когда Павел держался в стороне ото всех, вспомнили, что он не собирал бутылки, что он не стал работать в школьном саду.

Анечка слушала и вдруг ей вспомнилось, как Павел подарил ей свечку, как он хотел помочь девочкам довезти тележку с макулатурой, как он предложил сходить с ней в аптеку. И тут Анечка снова не выдержала.

- Павел... Он иногда бывает хороший, - сказала она. - Потом снова портится, а мама его защищает.

Звонок возвестил о конце урока. Все, как было положено, встали.

- Вы правы, дети, - сказала учительница. - Почти три четверти года вы уже ходите в школу, Но Павел за это время не очень изменился... Я сейчас скажу об этом его маме. До конца года у него еще будет время исправиться.

Ребята вышли в коридор. Около двери стояла пани Шлехтова.

- Я все слышала, - с возмущением сказала она учительнице. - Наш Павел хороший мальчик. Ребята к нему просто придираются.

Попрощавшись, она пошла с высоко поднятой головой по коридору и исчезла на лестнице.



Когда начинается весна и придет ли пани Шлехтова в школу | Анечка из первого «А» и другие | О том, как подготавливался первый школьный поход и остались ли дети им довольны