home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


О том, как синичка Барборка взяла Анечку за руку, как скворец писал на песке клювом и как потом была перемена


- Анечка! Андулька! Андуличка! Поздравляем тебя с началом занятий! - неслось со всех сторон.

Анечка не успевала поворачивать голову.

- Андулька... Анечка! Всего тебе доброго!

«Что такое? Кто это мне желает всего доброго? А! Да это синички! Ну конечно, синички. Они сидят и здесь, на ольхе, и на иве, а одна пристроилась даже к стебельку щавеля».

- Лети, а то сломаешь стебелек!

Но стебелек не сломался.

Синичка сидела на самом его кончике и качалась, как на качелях - вверх-вниз, вверх-вниз. Опускаясь прямо к ногам Анечки, она открывала клювик и попискивала:

- Андуличка! Андуличка! Идешь в школу? Поздравляем!

- Да, да! - встрепенулась Анечка. - Ведь сегодня мне идти в школу.

Она уже повернулась, чтобы отсюда убежать.

Но та синичка, которая сидела на щавелинке, взяла ее за руку...

Ты не можешь себе представить, как это приятно, когда синичка берет тебя за руку своим крылышком, таким маленьким хрупким крылышком... Она взяла Анечку за руку, подержала ее и защебетала:

- Никуда не ходи, никуда, никуда!

Как только она это произнесла, Анечка остановилась.

И тотчас же остальные синички начали снова петь, пищать, щебетать, тараторить, что они приветствуют и еще раз приветствуют Анечку, при этом они летали туда-сюда, вертелись в воздухе, кувыркались, проказничали, шалили.

Они радовались, что Анечка сейчас вместе с ними, на лужайке.

И Анечке было с ними тоже хорошо.

Едва она огляделась вокруг, желая определить, где же все это происходит, и едва поняла, что она действительно на лужайке за домиком Грдличковых, как кто-то засвистел так пронзительно и сильно, что у нее зазвенело в ушах.

И снова свист повторился такой пронзительный, будто это свистели мальчишки, заложив пальцы в рот. Но все же это был не мальчишеский свист. Он был куда приятнее. Да никаких мальчишек тут и не было.

Это свистел один скворец.

Он сидел на низкой ольхе над ручьем и слегка покачивался взад и вперед, потому что с лету уселся на самую ее верхушку. Потом он выпрямился, поднял голову и вытянул клюв, как указку.

- Кто сегодня у нас отсутствует? - потряс он клювом и немного приоткрыл его. И снова это прозвучало так пронзительно, громко и яростно, что Анечка вздрогнула.

- Никто! - ответила она.

Скворец на ольхе повернул голову и одним глазом, круглым и блестящим, как бусинка, посмотрел вниз на Анечку.

- Кто у нас здесь?

Анечка испугалась.

Ей было неприятно, что скворец так свысока смотрит на нее, и захотелось спрятаться за иву. Синички снова взяли ее за руки, так же осторожно, как раньше, и подвели ближе к ручью.

Скворец спокойно прыгал по ольхе. И свист его был не таким громким и резким.

Звучало это так, словно кто-то играет на деревянной дудочке.

Синички расселись на веточках ивы вдоль ручья. Анечка - на траву у самой воды, как за первую парту. Так что ей пришлось следить, как бы не намочить в воде туфельки.

Скворец завертелся, и крылья его шевелились. Анечке показалось, что он снимает с себя пиджак. Действительно. Он остался только в рубашке да еще в манишке в крапинку.

«Крапинки, наверное, от чернил», - подумала Анечка, но тотчас же сообразила, что это не от чернил и не может быть от них, потому что в этой школе чернилами вообще не пишут.

Скворец слетел с ольхи на желтый песчаный островок, повернулся к ученикам, намочил клюв-указку в воде и просвистел:

- Внимание!

Синички притихли, хотя некоторые из них еще тихонько кое-где попискивали, и одна за другой склонились на своих веточках над песчаным островком. Они были полны внимания.

Скворец снова нагнулся к воде, намочил указку, которая служила и пером и мелом, - короче, всем, что пишет, и начал что-то выводить на гладком, нежном, желтом песке.

Вы верите, что он отлично все написал? И написал водой. Ему приходилось только слегка нажимать на перо. И появлялись слова:


Погляди - растет малина

Недалёко от Колина.

Ягода чудесная,

Школа интересная [1].


Потом он спросил:

- Что мы написали?

И вызвал Барборку.

Барборка была Анечкина соседка, та, что так мило взяла ее крылышком за руку и подвела к самому ручью.

Она соскочила с веточки, подбежала к доске - гладкому, нежному, желтому песку, поклонилась и прочитала:


Погляди - растет малина

Недалёко от Колина.

Ягода чудесная,

Школа интересная.


Затем она снова поклонилась и вернулась на свою веточку.

- Хорошо прочитала! - похвалил ее учитель-скворец, удовлетворенно кивая головой. Потом повернулся к классу и снова одним глазом -круглым и блестящим, как коралл, - посмотрел, кого же вызвать следующим. И тут он обратил внимание на Анечку. Смотрел долго, испытующе и наконец направил на нее свою указку:

- Кто у нас здесь?

Анечка поняла, что еще тогда, когда скворец первый раз задал этот вопрос, она должна была назвать свое имя. Она встала со своей парты, сделала два маленьких шажка к доске, но таких маленьких, что их и шажками-то не назовешь, и сказала:

- Меня зовут Анечка.

Потом она вспомнила, что забыла поклониться, и поклонилась.

- А дальше? - продолжал спрашивать учитель-скворец.

- Анечка Чейкова.

- У нас ты будешь Андулька! - запел скворец и залился: - Анечкой пусть зовут тебя дома. В школе ты будешь Андулькой. Андулька Чейкова!.. Андулька, читай! - повернулся скворец к доске и стал водить указкой по буквам.

Сердце у Анечки так и екнуло.

Ведь она впервые в школе. А здесь - уже не первый, а какой-то более старший класс. Но тут она вспомнила, как прекрасно прочитала Барборка, как она складывала буквы в слоги и затем в целые слова, и, набравшись духу, произнесла:


Погляди - растет малина

Недалёко от Колина.

Ягода чудесная,

Школа интересная.


- Хорошо прочитала! - похвалил ее учитель-скворец и, как и в первый раз, удовлетворенно покивал головой. - А теперь вытрите доску, - засвистел он весело и добавил: - Объявляю перемену!


Анечка из первого «А» и другие

И в тот же миг на песчаный островок опустились две трясогузки. Они важно прошлись вместе по строчкам, ударяя длинными хвостами по выдавленным на песке буквам. На глазах у всех доска стала снова гладкой, нежной и желтой, короче говоря, чистой, прилежно вытертой.

«Замечательно, - подумала Анечка и огляделась по сторонам. - Интересно, что бывает в школе, когда начинается перемена?»

Синички попрыгали со своих мест, все окружили Анечку и защебетали, зачирикали, затараторили, так что невозможно было понять что-нибудь.

«Наверное, они интересуются, как мне нравится учиться в их школе», - подумала она...

- Подождите минутку! - защищалась Анечка.

Она хотела сказать им, чтобы они угомонились, но одна из птичек с налету - тюк! - ударила Анечку прямо в лоб.

- Ну и хороша же ты! - отмахнулась Анечка, но птичка снова налетела на нее...

Анечка приподнялась и открыла глаза.

Над ней склонилась мама. Она будила свою крепко спавшую дочку. Было уже семь часов утра.

- Через полчаса за тобой придут пионеры. Так что не залеживайся!

Анечка встала медленно, нехотя.

«Как жаль, что нет больше школы с синичками и со скворцом! Жаль, что не продолжится учеба на лужайке у ручья! Еще неизвестно, какая она будет, эта большая кирпичная школа за углом на соседней улице».



О том, как Анечка твердила только свое, как потом она поехала в Цитов, а папа с мамой поссорились, но быстро помирились | Анечка из первого «А» и другие | О том, как пионер сообщил Анечке то, чего не должен был говорить; о том, как учительница запомнила Юленьку и как у Павла покраснели уши