home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


О том, как пионер сообщил Анечке то, чего не должен был говорить; о том, как учительница запомнила Юленьку и как у Павла покраснели уши


Окна кухни выходили во двор. Анечка завтракала и смотрела в открытое окно. Двор у них небольшой, четырехугольный. Со стороны стоящего напротив дома его отделяют гаражи, слева - перекладина для выбивания ковров, справа - несколько ящиков для мусора. Типичный двор большинства пражских домов. Невеселый, холодный.

Но в середине двора, на гладком асфальте, не так уж плохо. Через гаражи сюда заглядывает солнце. Вот Геленка, дочка дворничихи, выкатила свою колясочку. Куклу положила на асфальт, а сама перестилает в колясочке белье.

- Хорошо идти бы в школу завтра, - неожиданно сказала Анечка.

Сказала и испугалась: что же это? Она просто подумала, а слова сами слетели с ее губ.

- Что, что ты сказала? - Мама подняла брови и немного повысила голос.

- Ничего, - замялась Анечка. - Это я просто так.

И она опять повернулась к окну.

В этот момент в коридоре раздался звонок. У Анечки по спине побежали мурашки.

«Это уже они!» - с сожалением подумала она.

Пионеры вошли на кухню.

Их было двое. Более высокого, черноволосого Анечка не раз видела на улице. Но сегодня он выглядел так, словно выкупался в чудодейственной реке: чистый-пречистый и волосы расчесаны на пробор, на шее пионерский галстук. Все это ему очень шло!

- Анечка Чейкова, мы пришли за тобой, - сказал черноволосый и замахал руками так, словно хотел схватить Анечку и куда-то ее унести.

- Мы проводим тебя в школу, - добавил второй пионер, меньшего роста, светловолосый, с красным лицом.

Анечка не знала, что сказать.

Она неподвижно стояла в своем наглаженном розовом платьице с голубыми полосками на юбочке, похожая на свечку с новогодней елки. Печальную розовую свечку.

Что-то мешало ей идти по лестнице, потом по тротуару, потом через улицу и снова по тротуару, потом снова через улицу. Это не был страх и не было нежелание.

Так что же это было?

И то и другое понемножку.

Пока они дошли до школы, а это было недалеко - можно было даже шаги посчитать, что-то произошло и с горлом. Его сдавило, и Анечке показалось, что воротничок стал уже.

Но у школы все эти ощущения пропали. Они прошли неожиданно, мгновенно. Детей там было столько, сколько цветов на лугу, и все были веселые и нарядные.

«Сколько нас! - подумала Анечка. - Нас много, очень много. Неужели все мы войдем в эту школу?»

- Мы все там уместимся? - осмелилась она спросить и снизу вверх посмотрела на черноволосого пионера.

Тот засмеялся:

- Конечно. Анечка! Как же иначе! Ты пойдешь в первый «А» класс. У тебя уже есть свое место на парте.

- На нем лежат две груши и одно яблоко, учебник арифметики и букварь, - сказал второй пионер, тот, который был меньше ростом и у которого были светлые волосы. - Это положено на парту каждому.

- Вот этого ты не должен был говорить, - напомнил ему черноволосый. - Ведь это сюрприз для первоклашек.

Но слово - не воробей, вылетело - не поймаешь.

Анечка узнала тайну.

Она вошла в класс, и он сразу же очень ей понравился. На стенах висели картины, на подоконниках стояли цветы, на учительском столе - ваза с красными розами. И на каждой парте - две бумажные корзиночки с фруктами и учебники.

Пионеры подвели Анечку к третьей парте у окна.

- Вот это твое место, - сказал высокий пионер, - запомни! Здесь ты будешь сидеть.

Он подал Анечке руку на прощание и удалился.

Светловолосый пионер попрощался тоже, но, уходя, шепнул:

- Твоя корзиночка - вот с этого края. Смотри, чтобы у тебя ее никто не взял!

Кто может у меня ее взять? - удивилась Анечка, глядя на красное яблоко. - Ведь я же здесь сижу одна.

Но сидеть одной ей не пришлось.

Через минуту другие пионеры подвели к парте Анечкиного соседа - вихрастого мальчишку с веснушками на носу, крикуна и озорника из их дома Павла Шлехту. Того, кто уже за неделю до начала занятий ходил по улице с ранцем за плечами.


Анечка из первого «А» и другие

- Ты здесь будешь сидеть? - спросила Анечка.

- Да. Директор меня сюда послал, - протараторил Павел.

Ну, от такого соседа мало радости! Дома во дворе он вечно толкал Анечку и Геленку, вытаскивал у них из колясочек кукол, а Геленкину куклу однажды ударил железкой так, что на ее лице навсегда остался шрам.

- Это твои корзиночки? - переводил Павел глаза с одной корзинки на другую.

- Вот эта - моя, - показала Анечка.

- С чего это ты взяла?

- Пионеры сказали.


Анечка из первого «А» и другие

- Они ничего не знают. Я лучше спрошу директора, - вскочил непоседа и устремился через класс в коридор.

В дверях появилась учительница:

- Ты куда? - И она вернула его назад.

Потом она медленно подошла к учительскому столу, повернулась к детям, внимательно посмотрела на каждого и сказала:

- Здравствуйте, дети! Я - ваша учительница. Моя фамилия - Новакова.

Она была молодая, светловолосая, приветливая.

- Я вас знаю, - выкрикнул Павел Шлехта с третьей парты, сосед Анечки. - Я видел вас вчера в магазине.

«Какой невоспитанный», - подумала Анечка и устыдилась, что сидит рядом с ним.

- Сегодня вы в первый раз пришли в школу, - спокойно продолжала учительница. - Наш класс - первый «А».

- Я уже как-то здесь был, - снова раздался голос Павла. Он прямо кричал, потому что хотел, чтобы все его слышали.

Каждый день в школе мы будем узнавать что-либо новое, - спокойным голосом говорила учительница. - Мы будем рисовать, петь, заниматься физкультурой, а также читать, писать, считать.

Ребята не спускали с нее глаз.

- Учеба - это работа, - продолжала она. - Ну, а после работы можно поиграть, посмеяться, повеселиться.

Учительница улыбнулась, и ее улыбка перешла на лица детей.

- Вот будет здорово, - толкнул Павел Анечку так, что она чуть не свалилась с парты.

Но этот его поступок не остался незамеченным.

- Подойди-ка сюда! - поманила его учительница пальцем.

Павел покраснел как рак, но не двинулся с места. Он съежился и уставился в пол.

- Ты слышал? Подойди сюда к столу.

Павел не двигался. Он только моргал глазами - ждал, что же будет дальше, а потом снова уставился в пол.

- Он еще не знает, как надо вести себя в школе, -направилась учительница по проходу. Но она специально пошла не к Павлу, а по другому проходу. И будто даже забыла о нем.

- Никто не должен в школе кричать с места, когда ему вдруг захочется, - говорила она, спокойно обращаясь к классу. - Если бы все вдруг начали говорить одновременно, то никому от этого не было бы никакой пользы. Если кто-нибудь хочет сказать, что он должен сделать?

На второй парте поднялась маленькая ручка.

- Скажи нам!

- Кто хочет что-нибудь сказать, тот должен поднять руку. Правильно. Этого, дети, вы не забывайте, - похвалила учительница маленькую школьницу и спросила, как ее зовут.

- Юлия Павкова.

- Мы будем звать тебя Юленька. Вот, Юленька, тебя я уже запомнила.

«Как жаль, что я не подняла руку, - досадовала Анечка. - Тогда учительница могла бы и меня запомнить».

- Меня учительница уже помнит, - тихонько толкнул локтем Анечку Павел.

Ему явно полегчало. Вид у него был такой, будто ничего и не произошло.

Анечка не обращала на него внимания.

- Слышишь! - приставал к ней Павел. - Меня учительница помнит, а тебя нет.

-Товарищ Новакова, зайдите в дирекцию, - раздался вдруг громкий голос, и дети удивленно переглянулись, кто это мог сказать.

- Это наше школьное радио, - объяснила учительница, показав на темную коробочку, висящую над доской. - Посидите тихо, я сейчас вернусь.

Едва дверь закрылась, как Павел начал приставать снова:

- Видишь, она меня помнит, потому что я отвечал на все вопросы, а тебя она не знает, потому что ты сидишь, как клуша.

Последние слова он сказал так громко, что все их услышали, и по классу пронесся смешок. Это подбодрило Павла. Он встал и уже во весь голос стал смеяться над Анечкой:

- Клуша! Эта клуша - из нашего дома.

Анечка решила не связываться с ним. Может быть, он так скорее от нее отстанет. Он всегда был таким зловредным.

Но Павел не унимался.

Он принялся дергать ее за платье, потом сталкивать с парты. Обозвал шляпой, а потом еще дурочкой. В конце концов толкнул ее так, что она не удержалась и упала на пол.

Слезы брызнули у нее из глаз. Она ушиблась и поэтому встала не сразу.

Дети вскочили со своих мест, окружили ее. Они уже не смеялись. Им было жаль Анечку.

- Зачем ты ее столкнул? - строго спросил Павла большой кудрявый мальчик.

- Я ее не толкал.

- Толкал, мы все видели, - не отступал мальчик. - И я скажу учительнице.

Анечка вытирала слезы платочком. В это время в класс вошла учительница.

Она заметила кучку ребят вокруг Анечки и сразу же поняла, что произошло. Ей даже не надо было никого ни о чем спрашивать.

- Так вот что, - сказала она, обращаясь к Павлу. - Не хочешь быть хорошим соседом, будешь сидеть один.

Она взяла его за руку и подвела к первой парте, где никто не сидел.

- Парта для ослов, - шепнул кто-то сзади. Учительница это услышала.


Анечка из первого «А» и другие

- Нет, первая парта не для глупых. Я каждый год не занимаю ее и пересаживаю сюда тех, кто плохо слышит то, что я говорю.

Анечке было не по себе.

С одной стороны, так ему и надо, противному мальчишке. А с другой стороны, ей чуть-чуть было жаль его. Кроме того, она его немножко боялась. Конечно, он опять будет обижать ее, мстить ей.

Волнение не покидало Анечку. Она слушала учительницу, а мысли ее то и дело возвращались к Павлу. Опять и опять. А он опять съежился, и сзади была видна только его голова со светлыми, взъерошенными волосами да уши, которые стали красными, словно их надрали.

Когда занятия кончились, учительница попросила детей положить учебники в ранцы.

Анечка была в нерешительности.

- Это ваши книжки, - сказала учительница. - В нашей стране дети получают учебники бесплатно. Они новые. Берегите их.

Затем очередь дошла и до корзиночек с фруктами.

- Их вы тоже возьмите с собой. Это вам подарок от пионеров. Яблоки и груши они собрали с деревьев, которые сами посадили.

Павел моментально бросился к третьей парте, где сидела Анечка, потому что на первой парте никакой корзиночки не было.

- Это моя, - протянул он руку.

- Да, твоя, - задержала Павла учительница. - Но ее мы уберем в шкаф. Ты получишь корзинку только тогда, когда докажешь, что ты -член коллектива нашего первого «А» класса.




О том, как синичка Барборка взяла Анечку за руку, как скворец писал на песке клювом и как потом была перемена | Анечка из первого «А» и другие | Что такое школа, что в ней трудного и что случилось на чердаке во время дождя