home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Папа говорит «Роберт»


Бертик не торопился идти на кухню.

- Ну ты и тащишься! - приветствовал его папа.

Бабушка, мама, папа - все уже сидели за столом, и только стул Бертика был пуст. Бертик поздоровался с родителями и пошел мыть руки. Мама разливала суп.

- Роберт! - сказал папа.

Бертик был рад, что стоит к папе спиной. Если папа говорил «Роберт», это всегда означало, что сейчас ему предстоит выслушать что-то неприятное. Но на сей раз папа сказал только:

- Роберт, кончай, наконец, мыть руки!

Бертик вытер руки и пошел к столу. Папино «Роберт» было только вступлением. Самое главное начнется после ужина. За едой папа никогда не разговаривал. За едой говорила бабушка. Рассказывала о том, сколько работы у нее было за день, и что собака на углу целый день визжит (об этом Бертик давно знал), и что кошка Фанинка принесла в кухню мышь (об этом Бертик не знал).

- Живую? - спросил он.

- Ну да, -ответила бабушка, - еще живую.

Мама расспрашивала про Штепанку, и бабушка теперь рассказывала только про Штепанку. Весь ужин. Бертику это было неинтересно. Он доел компот и спросил:

- Я уже могу идти?

- Да, Роберт, - сказал папа, - но сначала принеси мне свою тетрадь. Ты знаешь какую.

- Бертичек, я сегодня разговаривала с учительницей, - тихо сказала мама.

- Быстро за тетрадью, Роберт, - напомнил папа.

Бертик пошел. За дверью он остановился и приложил ухо к двери. Он услышал, как бабушка говорит:

- Представьте себе. Он два раза пошел туда, а обратно не вернулся.

В этот момент сзади щелкнул замок, и Бертик отскочил от двери.

- Ты меня напугал! - прошептал он.

В дверях комнатки стоял Робин и протягивал Бертику тетрадь.

- Нехорошо подслушивать за дверью, - назидательно сказал Робин.

- Я знаю, - отрезал Бертик, - а ты что-то слишком торопишься.

- Тороплюсь, - кивнул Робин, - я рано ложусь спать. Давай скорей кончай с этим.

Бертик взял тетрадь и поплелся назад на кухню.

Папа сидел у стола, пил чай и казался еще больше, чем был. А он и в самом деле был очень высокий. Он даже не брал табуретку, когда заводил часы на стене.

- Ну, показывай, - предложил он Бертику. - Писать каракулями нельзя, - сказал он.

«Каждый только и учит, чего нельзя, а я и сам знаю», - подумал Бертик. Он подал папе тетрадь и уставился в пол.

В такие минуты самое лучшее смотреть в пол. Это было проверено. У пола нет глаз, он не смотрит на вас укоризненно и ничего не говорит.

- Ну-ну, - листал папа тетрадь, - вовсе не так плохо, наоборот. Меня это вполне устраивает.

Он подал тетрадь маме и сказал:

- Нынче в школе повышенные требования. Слишком многого они хотят от детей! - И обратился к Бертику: - Ты должен больше стараться.

Бертик оторвал глаза от пола и увидел, что папа не сердится.

- Больше старания, Бертик, и дело пойдет!

Из Роберта он снова стал Бертиком. Как он боялся сегодняшнего вечера, и смотрите-ка, ничего не случилось!



Еще одна неприятность | Анечка из первого «А» и другие | Робин уже хочет спать