home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Единственное красное извещение Интерпола (январь 1987 года), которое привело к аресту и суду над нацистским военным преступником — начальником концентрационного лагеря Йозефом Швамбергером. В мае 1990 года в возрасте 78 лет он был выслан из Аргентины и в мае 1992 года германским судом приговорен к пожизненному тюремному заключению



И я решил уйти в отставку на год раньше по состоянию здоровья. И рекомендовал на свое место Кендалла».

Джон Симпсон не припоминает, чтобы все было именно так. В мае 1991 года в своем кабинете директора Секретной службы США, восстанавливая в памяти те события, он говорил: «Я дал Боссару перечень из примерно дюжины предложений, которые я хотел бы внедрить в нашей организации до конца XX века. И когда мы встретились с ним в следующий раз, я спросил, сделано ли что-либо. В ответ он лишь пожал плечами.

Эпизод с консультантом был неудачным, но и, конечно, смешным! Я верю, что Боссар пытался продвинуть дело модернизации Интерпола, опираясь на этот счет и надеясь на расширение штаб-квартиры. Никто не обвинял Боссара в недобросовестности, но, просмотрев отчет Карла Перссона, я сказал ему: «Андрэ, я думаю, тебе подошло время уделять больше внимания семье».

Симпсон также рекомендовал Кендалла Исполкому в качестве Генерального секретаря. И он объясняет почему: «Я хотел, чтобы он стал полноправным преемником Андрэ. Впервые мы встретились за два года до этого. Я был вице-президентом, а он пришел ко мне с весьма благожелательными рекомендациями Дика Стейнера. Он выдающийся человек. Если бы Кендалл не занимал пост Генерального секретаря Интерпола, большая часть планов так и осталась бы на бумаге. Я горжусь тем, что четыре года мы работали бок о бок. Это были самые плодотворные годы в моей жизни. Мы представляли собой отличную команду».

Симпсон был полной противоположностью Андрэ Боссару. Они даже разговаривали на «разных» языках. Вот что рассказывает Боссар: «Я — как бы это объяснить?., мне было трудно работать с ним даже физически. Я с вами не говорю по-английски, потому что знаю: у меня акцент, как у Мориса Шевалье. И вот так всегда: я буквально не мог понять его, уловить его дикцию. Мы разговаривали только на английском — ни разу не слышал американца, говорящего по-французски. Я никогда не мог понять его до конца, потому что при разговоре он проглатывал слова!»

Как бы то ни было, Боссар был сыт по горло. И, уже будучи в отставке, признался: «Как говорят у нас во Франции, очень трудно быть Людовиком XV после Людовика XIV», имея в виду под Людовиком XIV Жана Непота. «Неужели вы ни о чем не жалеете?» — спросил я его шесть лет спустя. «Сейчас уже нет», — ответил он с грустной улыбкой.

Замена Генерального секретаря была с неудовольствием воспринята во Франции. «Настал час Америки в Интерполе!», — кричал заголовок в «Монд». В средствах массовой информации начались бесконечные разговоры об «англо-американском захвате власти». Кендалл пытался утихомирить страсти. «Ведь моя жена — француженка, — рассказывал он Лорену Грейлсамеру. — У меня свой характер, свое происхождение, и я никому не принадлежу. Здесь я уже не британец. Я — международный слуга закона».

Только однажды с него соскользнула маска невозмутимости. 10 июня 1985 года, давая интервью французского радио по поводу бесспорной отсталости научных методов, применяемых французской полицией в сравнении с полицией Западной Германии или Великобритании, он сказал: «Я считаю, что будет невероятно трудно ликвидировать отставание, существующее десятилетиями. Есть возможность наверстать упущенное путем повышения ассигнований, но я не верю, что вы когда-нибудь нагоните их». Этот продуманный удар попал точно в цель. В тот же день министр внутренних дел Франции поднялся на трибуну в парламенте и сердито заявил: «Если отставание столь огромно (в вопросах внедрения в практику французской полиции результатов научных разработок. — Авт.),то я отказываюсь согласиться с пессимизмом этого функционера из Интерпола. Он заявил сегодня утром по радио — вопреки всем нормам приличия, и я сделаю представление об этом его правительству! — что французская полиция никогда не сможет решить ее нынешние проблемы».

Раздраженный политик даже не потрудился заметить, что ведет речь о независимом офицере международной полиции. Само упоминание о «правительстве Кендалла» показало, что он еще не усвоил тот факт, что Генеральный секретарь Интерпола уже не имеет «своего» правительства, как это всегда было при французских Генеральных секретарях, а отвечает только перед самим собой и своей профессиональной совестью.

В течение первых же недель своей работы на этом посту Кендалл на практике показал свой фундаментально новый подход, а именно: что он отвечает только сам за себя и не позволит вмешиваться в работу Интерпола ничьим правительствам — и позднее он доказал это как американцам, так и французам. [62]3 апреля 1985 года по просьбе западногерманского НЦБ он разрешил выпустить красное извещение на арест д-ра Йозефа Менгеле, зловещего «ангела смерти» из концентрационного лагеря «Аушвиц» времен Второй мировой войны.

Такое решение Кендалла означало полный разрыв с прежней практикой. И при Непоте, и при Боссаре Интерпол неизменно отказывал в выдаче красного извещения на арест нацистских военных преступников, обосновавшихся на земле обетованной, в основном в Южной Америке. С 50-х годов и Израиль, и Германия постоянно обращались с просьбами о выдаче красных извещений и каждый раз получали ответ: «Нет. Данное преступление носит политический характер». [63]

«Это были убийцы, — однажды сказал мне Кендалл, — но мы ничем не могли помочь правосудию. Это было возмутительно!» И при первой же возможности он поступил согласно своим принципам. Сведения были получены надежные: Менгеле жив и скрывается в Бразилии. Кендалл выдал красное извещение, но, оказалось, лишь для того, чтобы через два месяца узнать: Менгеле действительно жил в Бразилии, но уже умер. В начале июня 1985 года бразильские полицейские раскопали могилу в окрестностях Сан-Паулу и вскрыли гроб с останками местного жителя Жозе Апьверса Аспиазуна, утонувшего шесть лет назад. Медэксперты заявили, что это почти наверняка труп Менгеле, а некая австрийская пара призналась, что предоставила ему кров. «В тот раз мы впервые выдали красное извещение на розыск военного преступника, — говорил Кендалл Лорену Грейлсамеру, — и вот, к несчастью, он оказался мертв!»

Но все же сомнения оставались. Я видел оригинал красного извещения, который до сих пор хранится в Лионе. Ведь по процедуре только западногерманские власти — даже не Генеральный секретариат — имеют право отозвать его из архивов, а НЦБ-Висбаден предпочитает не делать этого. Почему? Даже сегодня нет полной уверенности в том, что Жозе Аспиазун и Йозеф Менгеле — одно и то же лицо. Если этот «ангел смерти», родившийся в 1911 году, жив, то ему сейчас чуть больше восьмидесяти. Так что красное извещение, возможно, еще не утратило свою силу.

В 1987 году в Аргентине по красному извещению, санкционированному Кендаллом, был арестован бывший начальник концентрационного лагеря Йозеф Швамбергер, который всего лишь на год моложе Менгеле. После двухлетних судебных препирательств по поводу экстрадиции в мае 1990 года он был перевезен в Германию, чтобы предстать перед судом по обвинению в личном участии в убийствах 45 евреев и в содействии уничтожению еще 3374 человек. В июле 1991 года в Центральном суде Штутгарта начался уголовный процесс над ним, который, по прогнозам, должен был затянуться надолго. В то время как у здания суда шумно протестовали неонацисты Симон Визенталь, на чью голову извергались проклятия (его Еврейский документальный центр давно мечтал отдать Швамбергера в руки правосудия), сказал репортерам: «Он совершил чудовищные преступления, такие, за которые даже невозможно покарать. Его следует приговорить к 30 пожизненным заключениям и к 50-ти — за каждое убийство, которое он совершил. Он убивал из жадности, он убивал ради обогащения. Он убивал ради удовольствия. Я сорок лет его выслеживал». В мае 1992 года Швамбергер был признан виновным и приговорен к пожизненному заключению.

Мораль здесь в том, что благодаря Раймонду Кендаллу даже в 90-е годы никто из обвиняемых в нацистских военных преступлениях не может чувствовать себя спокойно, пока существует Интерпол.

Генеральная ассамблея, проходившая в Вашингтоне в здании Госдепартамента США в первую неделю октября 1985 года, имела огромный успех. Кендалл, исполняющий обязанности Генерального секретаря, получил полные права. Он был единственным кандидатом, но Ричард Стейнер не желал оставлять ни у кого сомнений в том, что в организации происходят коренные перемены. Прекрасный организатор, он обставил все достойным образом. Делегаты, входя в Министерский зал с высокими сводами, могли ознакомиться с печатными материалами из летнего номера газеты « Terrorism, Violence and Insurgency Journal» [64]— чистосердечными интервью с Симпсоном и Кендаллом, а также статьей, в которой журналисты использовали материалы, предоставленные НЦБ Стейнера.

В статье в деталях излагалась энергичная деятельность Симпсона, возглавившего движение за перемены в отношении организации к терроризму. В интервью Симпсон подчеркнул свою уверенность в возрастающей роли обновленного Интерпола. А Кендалл сообщил, что «около 1000 профессиональных международных террористов» орудуют сегодня в мире. Внимательно изучая материалы Интерпола, он сделал вывод, что это число растет. Его ответ на последний вопрос: «Какое направление в развитии терроризма вы считаете наиболее опасным?» — заслуживает того, чтобы привести его полностью:

«Я думаю, главная опасность в том, что к терроризму в конце концов все привыкнут. Терроризм становится обыденностью, и народ мирится с ним. И если он останется безнаказанным, мы в будущем столкнемся с серьезными проблемами. Мы не можем допустить, чтобы возникло какое-то приятие терроризма в беззаконном обществе. У нас есть некоторые законы, которые кажутся маловажными. Например, в большинстве стран-членов хранение и употребление каннабиса — незаконный акт. Но поскольку им широко пользуются, полиция уже не может применять соответствующий закон. Это значит, что закон остается таковым на бумаге, а на практике никто не обращает на него внимания. И такая опасность растет, как мне кажется. Если полиция не может справиться с проблемой, никого это не волнует. Наше дело — следить за тем, чтобы к терроризму не возникло привычки в обществе».

…Генеральный прокурор США Эдвин Миз произнес приветственную речь. Затем Джон Симпсон как президент Интерпола призвал делегатов приступить к голосованию за избрание Кендалла в первый же день конференции. Была нарушена традиция. «Как вам известно, — объяснял Симпсон шесть лет спустя, — обычно выборы проводятся в конце Генеральной ассамблеи, но в таком случае в президиуме не было бы законно избранного Генерального секретаря. Андрэ благоразумно решил не участвовать в Ассамблее, и я хотел, чтобы Рей был рядом со мной».

Тайное голосование дало ожидаемый результат: 99 голосов — «за», 3 — «против» при одном воздержавшемся. Согласно установившейся практике, никто не мог узнать, как голосовала каждая делегация.

«Новые очертания» Интерпола были закреплены на следующий день, когда сам президент Рейган вошел в зал, чтобы впервые в истории организации обратиться с приветственным адресом. Мне пришлось прочесть немало утомительных приветственных речей политических лидеров на Генеральных ассамблеях, но слова Рейгана просто излучали поток теплоты и доброжелательности. По свидетельству присутствовавших, речь произвела на делегатов сильное впечатление. Она была опубликована на страницах журнала «Обзор Международной криминальной полиции»:

«Соединенные Штаты горды тем, что им выпала честь быть местом проведения вашей конференции. Мы испытываем особое удовлетворение от того, что вы отдали предпочтение одному из достойнейших слуг общества Джону Симпсону, избрав его вашим президентом…

Вы знаете, за годы своей активной общественно-политической деятельности я разговаривал со многими работниками правоохранительных органов, и думаю, что обязан сказать: ваша профессия — одна из самых трудных профессий в цивилизованном обществе. Нет более жизненно важной для общества работы, чем ваша. От нее зависят безопасность и свобода ваших сограждан.

…Хочу пожелать всем вам благополучия в профессиональной жизни, приятного пребывания здесь, в Соединенных Штатах, и передать вам самые теплые приветствия и дружеские пожелания от имени американского народа».

Это было торжественное представление, прекрасно рассчитанное на публику.

В одном из своих первых интервью в качестве Генерального секретаря, еще в старом кабинете в Сен-Клу, Кендалл сказал мне: «Присутствие Генерального прокурора США на церемонии открытия последней Генеральной ассамблеи и визит президента Рейгана на следующий день стали ярким свидетельством того, какое значение американцы придают этой организации. И, конечно, президент Джон Симпсон дал ясно понять, что не собирается терпеть неудачи — так же, как и я!»

Наконец-то Интерпол готов был полностью подтвердить свое предназначение.


Первое извещение Интерпола, выпущенное в мае 1985 года на розыск нацистского военного преступника — медика концентрационного лагеря «Аушвиц» Йозефа Менгеле. Предпо | Интерпол | ( с 1985 года и до наших дней)