home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Операция «Си-Чейз»

Начиная с июля 1986 года группа из двадцати секретных агентов Таможенной службы США, базируясь в офисе в г. Тампа, Флорида, выдавая себя за дельцов, занимающихся отмыванием денег, действовала внутри небольшой местной сети. Она включала пассажирскую авиалинию, финансовую консалтинговую фирму, несколько ресторанов и рыбных рынков. Быстро завоевав доверие главного брокера, обслуживавшего медельинский кокаиновый картель, они стали активно работать в качестве «смурфов» для своего брокера в семи городах США: Чикаго, Детройте, Хьюстоне, Лос-Анджелесе, Майами, Нью-Йорке и Филадельфии.

Им поручили пользоваться двумя банками, принадлежавшими BCCI в Майами, чтобы переводить деньги в Колумбию через Панаму.

Когда группа освоилась, ее роль возросла, только в одной трансакции она уплатила сумму в 1 миллион долларов в два банка Майами. Потом эти деньги были переведены телеграфом в Нью-Йорк и в штаб-квартиру BCCI в Люксембурге. Там они использовались для покупки сертификата вклада (CD), который служил гарантией под заем в 1 миллион, полученный в отделении BCCI на Лиденхол-стрит, Лондон. Этот «заем» был возвращен телеграфом обратно в Тампу и далее на счета в Уругвае, контролируемые медельинским картелем, и наконец достиг конечной цели — базы в Колумбии.

Старший агент в секретной группе пользовался столь высокой репутацией, что его приглашали на совещание с высокопоставленными работниками BCCI в Майами, Париже и Лондоне. В тайне от них он записывал разговоры, из которых стало очевидно: они знали, что занимаются отмыванием денег, полученных за наркотики.

Наконец, после того как более $ 31 миллиона успешно вывезли из США свои же собственные офицеры таможни, приняли решение положить этому конец. В октябре 1988 года ключевые колумбийские наркодельцы и работники BCCI были приглашены на «свадьбу» двух секретных агентов в Тампе — и арестованы на холостяцкой вечеринке за день до намеченного события. Были получены ордера на обыск в BCCI в США, Лондоне и Париже, заморожены и конфискованы банковские счета. Арестовано не менее 84 человек.

Новость вызвала сенсацию в Международном банковском сообществе: со своим имуществом в $ 20 миллиардов и 417 отделениями в 73 странах BCCI считался седьмым в мире частным банком. «Это первый в истории США случай привлечения к уголовной ответственности целого международного финансового института и его высших руководителей за отмывание денег, полученных от продажи наркотиков», — гордо заявила Таможенная служба США в официальном пресс-релизе.

А что дальше?

Многие из 84 арестованных были осуждены и посажены за решетку, но сам банк соскользнул с крючка. Спустя 15 месяцев, в январе 1990 года, правительство США пошло на уступки BCCI. Были сняты все обвинения в отмывании денег против материнской компании в Люксембурге в обмен на два филиала во Флориде, признанных виновными. Они были оштрафованы на $ 15 миллионов (менее половины успешно отмытых денег в операции «Си-Чейз» — и получили испытательный срок пять лет. Вот что говорил контролер штата Флорида Джеральд Льюис: «Отмывание денег — животворная кровь в торговле наркотиками. Нам надо относиться к этому совершенно серьезно. Это прощение — настоящая пощечина нам».

Чего же ожидал Льюис? За пять месяцев до этого «Банко де Оксиденте», располагающийся в Панаме генерала Норьеги после детального расследования, в котором тайные агенты органов правосудия США рисковали жизнями, предстал перед судом по обвинению в отмывании денег (косвенный продукт «Операции Полярная Шапка»). Этому банку также были прощены его грехи, и он отделался смехотворным штрафом в $ 5 миллионов. Иправительство США отказалось от гражданского иска против банка в $ 10 миллионов.

И ведь это президент Кулидж заявил в своем Обращении к нации в январе 1925 года: «Для Соединенных Штатов главное — бизнес».

У полиции и таможни могут быть разные точки зрения, но что значит такая мелочь, как отмывание денег, между друзьями?

Великобритания стала второй нацией, объявившей преступлением отмывание денег, но только лишь в 1986 году, когда парламент принял Акт о преступлениях, связанных с наркотиками. В нем говорится, что каждый, кто помогает в отмывании денег, зная, что эти средства связаны с торговлей наркотиками, может быть лишен свободы на срок до 14 лет, а все заработанное при этом имущество конфисковано. Он применим только в отношении наркотиков, хотя два последующих акта (закона) в 1988 и 1989 годах распространены и на другие преступления в сфере бизнеса, а также и на терроризм. Но он все же не пользуется популярностью у многих судей, поскольку переворачивает вверх ногами традиционную в Великобритании (и в США) обязанность доказывать виновность со стороны обвинения: вместо того чтобы обвинение доказывало, что имущество обвиняемого добыто незаконным путем, ныне обвинение считает априори, что имущество обвиняемого приобретено в «результате получения прибыли либо вознаграждения в ходе торговли наркотиками». Обвиняемый должен доказывать обратное, а это с неудовольствием воспринимается в государствах, которые первые создали презумпцию невиновности, обвинение должно доказывать виновность какого-либо лица, а не лицо доказывать свою невиновность. В явных случаях английские суды с готовностью примут дело к производству, в сомнительных же случаях — едва ли.

С 1987 года не существует юридической обязанности поступать именно так, и еще до появления базельского Заявления о принципах английские банки — или, по крайней мере, самые уважаемые — разработали добровольную систему информации полиции о всех подозрительных крупных трансакциях. Три закона 1986, 1988 и 1989 годов дали им легальное оправдание нарушения правила о тайне банковских вкладов, а Национальное разведывательное подразделение по наркотикам создало круглосуточную телефонную службу при Новом Скотленд-Ярде, работающую как пункт сбора информации. В течение 1987–1989 годов банки сообщили лишь о 1700 подозрительных банковских операциях, в то время как в одном 1990 году они известили уже о 2200 случаях.


Возможная советская «сделка» | Интерпол | Операция «Кугуар»: Пример американо-английского сотрудничества