home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Подделка денег и товаров

Двое нигерийцев вошли в магазин ювелирных изделий и часов в одном из районов Франкфурта. Элегантно одетые и свободно говорившие по-немецки, они ничем не отличались от других бизнесменов, приезжающих с деловыми визитами в Германию. И ничего необычного не было в том, что они пожелали уплатить наличными за часы фирмы «Картье», предложив восемь купюр по сто долларов США вместо немецких марок. Зарубежные туристы и гости часто расплачиваются в Западной Европе американской валютой: доллар весомее, и магазин получает выгоду, избавляясь от необходимости платить компаниям комиссионные за кредитные карточки. «Я только позвоню в банк и выясню, какой на сегодня обменный курс», — сказал продавец. Двое мужчин нисколько не удивились: это была обычная практика.

Но продавец не стал звонить в банк, а набрал номер ближайшего полицейского участка: ему не понравился внешний вид предъявленных банкнот. Он часто имел дело с американской валютой и, хотя не был экспертом по ней, все же обратил внимание на то, что глаза Бенджамина Франклина на каждой из стодолларовых банкнот не совсем яркие и четкие, какими должны быть, а будто затуманены. Извиняющимся тоном продавец обратился к сержанту: «Видите ли, я могу и ошибаться, но лучше перестраховаться, чем потом сожалеть».

Сержант согласился с ним. «Займите их разговором, — распорядился он, — мы сейчас подъедем».

Через десять минут появился сержант еще с одним полицейским, и продавец передал им две купюры. Они действительно оказались подозрительными. Но нигерийцы упорствовали, что ассигнации — настоящие. «Мы их только вчера получили в официальном пункте обмена в аэропорту Франкфурта, когда прилетели, — утверждали они, предъявляя квитанцию. — Мы обменяли дорожных чеков на 1000 долларов».

Но полицейских это не устроило. Они попросили двоих нигерийцев проследовать с ними во франкфуртский аэропорт. Там, в пункте обмена валюты, подтвердили факт финансовой операции: действительно этим господам были выданы десять банкнот по сто долларов.

Как быть дальше? Шеф сержанта полиции позвонил в Лион в Интерпол, к специалистам из группы, занимающейся фальшивомонетчиками. Ему необязательно было связываться с НЦБ-Висбаден, потому что, как и все сотрудники федеральной полиции в Германии, он имел статус члена НЦБ. На конференции Интерпола он встречался с одним из членов группы, немцем Петером Вольфрамом, и потому обратился к нему: «Петер, тут у меня двое. Я проверил их купюры через Висбаден и выяснил, что такие подделки неизвестны, их нет в «Review». [87]Но мне все равно не нравится ни вид купюр, ни сами господа. Из их паспортов следует, что последние два месяца они провели в Италии и во Франции. Заявляют, что были на Итальянской Ривьере и на юге Франции. Как ты считаешь, что нам делать?»

Вольфрам ответил, что проверит банкноты через компьютер, а затем позвонит. «Я сел за компьютер, — рассказывал он мне, — и так как мой германский коллега снабдил меня хорошим описанием, я сразу смог определить, что это известная подделка, но последняя, новая разновидность. Недавно Монако и Италия сообщали о конфискации точно таких же подделок. Одну обнаружили в казино в Монте-Карло, а другую — в магазине фотоаппаратуры на Итальянской Ривьере. Даты в точности совпадали с отметками в паспортах: эти джентльмены побывали и в Монако, и в Италии!»

Вольфрам позвонил во Франкфурт через полчаса, и нигерийцы была арестованы. Их сфотографировали, но не только приобщили эти фото к досье, но и разослали их копии в НЦБ в Монако и в Риме. Через четыре дня работник обменного пункта в казино в Монте-Карло и продавец в магазине фотоаппаратуры на Итальянской Ривьере подтвердили сотрудникам местной полиции, что именно эти двое на фотографиях — их бывшие клиенты. Для преступников все закончилось пятилетним сроком заключения в немецкой тюрьме.

«Это не только пример хорошего сотрудничества полицейских разных стран, — говорит Вольфрам, — но и пример обычной технологии, применяемой фальшивомонетчиками. Они добывают для себя легальное прикрытие в виде настоящей валюты из обменного пункта — что впоследствии могут подтвердить квитанцией, — и вот в их распоряжении масса времени на то, чтобы тратить фальшивые купюры».

Перед тем как попасться, нигерийцы прекрасно поужинали в одном из дорогих ресторанов города и, вероятно, успешно путешествовали бы по Германии и дальше, перемешивая настоящие деньги с поддельными, если бы франкфуртский продавец не оказался столь бдительным.

Подделка валюты — и банкнот, и монет — существовала испокон веков. Есть сведения, что еще 1900 лет назад император Нерон, первый известный фальшивомонетчик крупного масштаба, распорядился чеканить монеты из простого металла, лишь покрытого серебром, тем самым обманывая своих подданных. В октябре 1990 года в Англии, в канаве, найдены инструменты фальшивомонетчика, пролежавшие там 1700 лет. Подделка валюты всегда была предметом беспокойства суверенных государств, стремившихся сохранить неприкосновенность своей валюты и тем самым свою экономическую стабильность.

Борьба с фальшивомонетчиками стала также постоянной и важнейшей задачей Интерпола. Уже на первом Конгрессе международной криминальной полиции в сентябре 1923 года в Вене, когда была создана Международная комиссия криминальной полиции, делегаты договорились издавать «Counterfeits and Forgeries Review» [88]и приняли резолюцию, в которой говорилось: «Огромнейшее значение имеет создание в каждой стране учреждения, отвечающего за борьбу с подделкой валюты… Поэтому делегаты обязаны обратиться к своим правительствам с призывом создать такие центральные учреждения».

Многие страны организовали тогда собственные службы контрмер. Спустя три года в Вене был создан Отдел по борьбе с фальшивомонетчиками — предшественник нынешней Международной группы по борьбе с подделкой валюты. В 1929 году Международная конвенция по борьбе с подделкой денег придала отделу легальный статус официального центра сбора всей полицейской международной информации. Нынешняя группа остается таким центром и по сей день… Она существует в рамках Подотдела по борьбе с экономическими и финансовыми преступлениями Интерпола. Группой руководит работающий по контракту сотрудник Секретной службы США, высокопрофессиональный специалист, итальянец американского происхождения Гвидо Гомбар. Вместе с ним в группе восемь человек: Петер Вольфрам, еще один сотрудник Секретной службы США, два офицера полиции из Франции, офицер полиции из Исландии и два французских гражданских служащих, занимающихся изданием « Обзора».

Как и всех, Гомбара мучает проблема комплектования своей группы специалистами, имеющими опыт работы в этой области. «Они же не все специалисты, — говорит он. — Некоторые — да, а некоторые — нет. Офицеров набирают по контракту в соответствии с потребностями Интерпола, а их знания не учитываются. Как только у нас выпадает вакансия, тут же присылают любого, кто к ним поступит. Изредка удается выбирать самому. Несколько месяцев назад ко мне направили итальянского офицера, имеющего опыт работы с фальшивомонетчиками, и то лишь потому, что я знал о его приезде. Два года назад мы вместе вели одно дело в Италии, и я поддерживал с ним связь. Поэтому я смог подать заявку на него персонально. И как раз в это же время от меня уходил один парень. Кроме того, — дополняет рассказ Гомбар, — мы являемся единственной в Интерполе группой, которая получает из стран-членов образцы на экспертизу. Никто не присылает, например, наркотики в подотдел наркотиков, а мы каждый год получаем сотни подозрительных банкнот для анализа в нашей лаборатории и многие образцы купюр. Только сегодня утром пришло двадцать штук! Из развитых стран, таких, как Великобритания, Соединенные Штаты, Германия, Канада, их не присылают, но все остальные страны-члены шлют образцы своих новых банкнот. У нас самое большое в мире собрание настоящих и поддельных купюр!»

Как это принято в Генеральном секретариате, группа работает в контакте со всеми НЦБ. Без них она не может функционировать. «Если бы НЦБ-Монако и НЦБ-Рим не прислали нам свои отчеты о конфискации последнего, самого нового вида банкнот в 100 долларов, у германской полиции не нашлось бы доказательств, для того чтобы осудить двоих нигерийцев, — говорит Петер Вольфрам. — В интересах группы знать о всех новинках среди подделок. В идеале она бы хотела знать обо всех случаях выявления известных подделок. Это позволило бы проследить пути распространения фальшивых денег… В некотором смысле подделки — как отпечатки пальцев. Я всегда могу сказать, какая подделка поступила и от какого синдиката. Каждый вид подделки по-своему уникален».

Существуют различные формы и методы обнаружения известных и неизвестных подделок. Вот несколько примеров, в которых имена и даты изменены, чтобы сохранить конфиденциальность, а также циркуляр, разосланный группой по всем НЦБ. Ранее они не были известны широкой публике. Кстати, в несколько необычном аспекте они освещают отношения, сложившиеся между Лионом и различными НЦБ:


Человек, который чуть не сделал миллион долларов | Интерпол | Новая подделка