home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Организованная преступность

Начало 90-х годов. Это было похоже на обычную облаву в английской глубинке. Искали наркотики. Стук в дверь неряшливой муниципальной квартиры — на этот раз в Уайт-Сити, Западный Лондон. Ворвавшиеся детективы, предъявив ордер на обыск, находят в шкафу наркотики — в данном случае маленькие белые крупинки крэка, — двое проживавших в квартире арестованы и обвинены в наркобизнесе.

Дело весьма обычное и заурядное.

Задержанные были чернокожими. Оба заявляли, что они британцы. Это удивило опытного сержанта-детектива, ведущего дело. Он знал, что быстро растущая в Англии торговля крэком — пока этим занимались небогатые ямайцы и выходцы из Вест-Индии — находится под контролем «Ярди», жестоких банд торговцев, а иногда и производителей наркотиков (все, что для этого нужно, — это немного кокаина, две газовые горелки и немного свободного времени), и ими всегда были выходцы с Ямайки.Тогда почему эти двое называют себя британцами?

Казалось, у них было достаточно оснований утверждать это. В течение последних двух лет эти двое занимались непостоянным бизнесом — в качестве продюсеров записывали музыку рег-тайма. У одного из арестованных нашли английский паспорт на имя Нормана Смита, родившегося в Ковентри в декабре 1959 года, а также водительские права и банковскую книжку на это же имя. Второй утверждал, что его зовут Айвен Томас, и у него также имелись права на это имя. Все выглядело вполне правдоподобно.

Но сержант-детектив решил все-таки проверить их через НЦБ Интерпола в Скотленд-Ярде. И правильно сделал: оказалось, что оба родилисьна Ямайке, и в Интерполе имелось красное извещение на их арест по запросу властей США. Оба обвинялись в преступлениях, совершенных в Нью-Йорке за более чем четырехлетний период.

«Норман Смит» и «Айвен Томас» на самом деле были братьями Леру и Виктором Франсис. Леру приехал в Великобританию с настоящим ямайским паспортом, который уничтожил после того, как получил поддельный. Самое удивительное, что действительно существовал совершенно невиновный Норман Джеймс Смит, родившийся в Ковентри в декабре 1959 года, путешествовавший в это время со своим настоящим паспортом по Европе. В Соединенных Штатах (и в Канаде) «Ярди» известны как «Поссы», а братья предположительно были членами «Посса Ренкеров» — одной из самых жестоких и зловещих банд в Нью-Йорке.

Их послали в Лондон с заданием создать форпост для бизнеса с крэком, которым намеревались заправлять «Ренкеры», а также, чтобы дать возможность уйти от преследований ФБР и местной полиции. Они разыскивались и за другие преступления, включая убийство. В красном извещении, содержавшемся в досье на Виктора, говорилось: «Этот человек подозревается в девяти убийствах, ему предъявлены также 48 серьезных обвинений в рэкете и распространении крэк-кокаина».

Одно из убийств, за которое разыскивался Виктор Франсис, имело ритуальный характер: по подозрению в краже денег и крэка у тогдашнего главаря «Ренкеров» Делроя Эдвардса был убит 17-летний парень. В назидание другим подростка жестоко избили, облили лицо кипятком и, подвесив к потолку, бросили его в полубессознательном состоянии, обрекая на медленную смерть в «камере пыток» банды в Бруклине. Но это не принесло пользы Делрою Эдвардсу, прозванному «Узи» за любовь к автомату того же названия: впоследствии ему предъявили 42 обвинения, включая шесть убийств, пятнадцать перестрелок, похищение людей, поножовщину, вооруженное ограбление, отмывание денег и торговлю наркотиками.

Все это, конечно, было несравнимо с каким-то обвинением в торговле крэком. Поэтому англичане не передали в суд дело братьев Франсис и в августе 1991 года выдали их Соединенным Штатам, чего никогда не произошло бы, не будь красных извещений Интерпола.

Группу по борьбе с организованной преступностью в Лионе возглавляет сейчас Пол Несбитт, суперинтендант-детектив из Гонконга, родившийся в Шотландии. «Когда используют выражение «организованная преступность», — говорит он, — то большинство связывают его с мафией. Таково общепринятое, традиционное толкование этого термина. Тут и влияние фильма «Крестный отец»,и Марлон Брандо, и прочее. Но банды с Ямайки — это уже часть новых, очень серьезных и опасных этнических формирований организованной преступности, которые существуют сегодня».

Конечно, трудно сказать что-либо новое об организованной преступности. Сама мафия как организация возникла на острове Сицилия у южной оконечности Италии в середине XIX столетия. Промелькнувшее в ряде книг утверждение, что это слово происходит от лозунга «Morte alia Francia Italia amela!» («Смерть французам — боевой клич Италии!») и появилось в XII веке, когда итальянские государства боролись против французских завоевателей, — совершенная нелепость. Луиджи Барцини в книге «Итальянцы» объясняет, что происходит оно от сицилийского «maffia», которое пишется со строчной буквы «м», и дает ей следующее определение:

«Мировоззрение, философия жизни, концепция общества, моральный кодекс, особая восприимчивость, присущие всем сицилийцам. С колыбели их учат помогать друг другу, быть рядом с друзьями и сражаться с общими врагами, даже если друзья не правы, а враги — правы. Каждый из них обязан защищать свое достоинство любой ценой и не прощать ни малейшей обиды или оскорбления; хранить тайны и всегда остерегаться официальных властей и законов. Эти принципы разделяют все сицилийцы и тщательно оберегают их, находясь в других районах Италии или за рубежом.

В этом смысле mafioso — это тот, кто наделен особой гордостью. «Что за mafioso лошадь!» — так восклицают сицилийцы при виде гарцующего жеребца в красивой сбруе, с изящно изогнутой шеей, раздувающимися ноздрями и диковатыми глазами. Наверняка они не подозревают под этим, что лошадь — член ужасного тайного общества».

Это «смертоносное тайное общество» появилось, когда стала слабеть власть продажных королей Неаполя и двух Сицилий, правивших издалека, из Неаполя. Зародившись как раннее движение сопротивления, оно в то же время цинично эксплуатировало свой народ, за освобождение которого якобы боролось. Когда в 1861 году было провозглашено Королевство объединенной Италии, а Бурбоны бежали из Неаполя, mafiosiот всей души предались беззаконию. Это уже были не борцы за свободу с уголовным оттенком, скрывавшиеся в горах и спускавшиеся в долины, чтобы нести разрушение поселкам; теперь они стали открыто править островом — его властителями они остаются и по сей день. [90]

В Соединенные Штаты они эмигрировали в начале 80-х годов прошлого столетия. Мафиози оказались частью первой гигантской волны трансатлантических мигрантов из Италии. Самым популярным городом в США среди первых сицилийцев стал Новый Орлеан из-за сходства его климата с родным, а первой известной жертвой мафии в Америке был Винченцо Оттумво, убитый в Новом Орлеане 24 января 1889 года в драке, вспыхнувшей между бандами, соперничавшими за контроль над доками на р. Миссисипи. Война за раздел территории продолжалась около года, а вскоре попал в засаду и был убит шеф городской полиции Дэйвид Хеннесси. Большое жюри, вынося приговор по обвинению в убийстве девятнадцати сицилийцам, без затруднений установило факт «существования подпольной организации, известной под названием «мафия». Все это происходило более ста лет назад.

Однако в течение десятилетий органы охраны правопорядка США упорствовали во мнении, что в их стране мафии не существует. Аресты, конечно, производились, но полная картина преступлений мафии редко представала перед судом. Наконец в 1963 году осужденный мафиози Джо Валаччи — одна из ключевых фигур американской мафии — стал первым, кто нарушил «омерту» — клятву молчания, и выдал своих братьев. Опасаясь за свою жизнь после того, как он получил «поцелуй смерти» от своего ex-padrino, с которым сидел в одной камере, этот смуглый убийца с пронзительным голосом держал в напряжении миллионы телезрителей примерно в течение двух месяцев своих детальных показаний. Он выдал самые сокровенные секреты организации сенатской подкомиссии в обмен на обещание круглосуточной защиты со стороны федеральных властей. Спасая от неприятностей директора ФБР Эдгара Гувера, он заявил, что организация называется не мафия, а «La Cosa Nostra» («Наше дело»). Как отмечал ученый Ричард Хаммер, занимающийся историей преступности, «для того чтобы снять Гувера с крючка, было придумано новое название».

Сегодня уже никто не отрицает существование мафии и ее огромной мощи. «Мафия», «Коза ностра», «Каморра», «Ангелы ада», колумбийские кокаиновые картели и многие другие зловещие организации являются синонимами коррупции, убийства, вымогательства, террора, махинаций и коварства. «Это само воплощение организованной преступности», — писал Раймонд Кендалл в «Обзоре Международной криминальной полиции».

И что удивительно: до 1 января 1990 года Генеральный секретариат Интерпола не имел своей Группы по борьбе с организованной преступностью. Менее чем за три года до этого, в марте 1987 года, была создана небольшая подгруппа, которая вместе со сверхзагруженной командой по борьбе с отмыванием денег функционировала как часть объединенной группы (OC-FOpac). До последнего времени Интерпол относился к проблеме организованной преступности весьма индифферентно. Примерно так же вело себя и ФБР до того, как Джо Валаччи нарушил клятву молчания.

Вопрос состоял даже в самом определении понятия «организованная преступность». В различных системах защиты правопорядка существуют и различные определения этого понятия. В мае 1988 года OC-FOpac созвала в Сен-Клу под эгидой Интерпола Первый Международный симпозиум по организованной преступности, где присутствовали делегаты от 46 стран. И сразу же встал вопрос о формулировке. Симпозиум остановился на «временном» определении: «Любое предприятие или группа лиц, занятые непрерывной противозаконной деятельностью, главная цель которой — извлечение доходов, невзирая на национальные границы».

Можно подумать, что тут нет ничего страшного. Но такая формулировка далека от принятой повсеместно. Италия и Испания отметили, что, к сожалению, такое определение исключает необходимость в управляющей структуре внутри организации. Таков же был аргумент и Германии. Еще в 1982 году рабочее совещание при БКА определило организованную преступность как «любую группу лиц, которые сознательно и преднамеренно объединились для противозаконной деятельности в течение определенного периода времени, распределив между собой задачи и зачастую используя современные системы инфраструктуры(курсив автора) с основной целью — извлечение как можно быстрее больших прибылей».

Американцы и канадцы также не были удовлетворены формулировкой. Они пришли к выводу, что симпозиум упустил в своем определении существенный момент: жестокое применение насилия. В состав Группы по борьбе с организованной преступностью в свое время входила женщина — офицер канадской полиции. Она отмечала такой момент: «Когда речь идет об организованной преступности в Канаде или в Соединенных Штатах, подразумевается одно: организации типа мафии, имеющие структуры управления, корпоративные организации, но при этом готовые достичь своих целей с применением, если понадобится, любого насилия. Когда я приехала сюда летом 1990 года, [91]я впервые осознала, что у европейцев совсем иное представление о ней. У них нет нашего опыта общения с жестокой организованной преступностью и для них это просто банда, имеющая организованную структуру».

Пол Несбитт признает, что наличие различных концепций «организованной преступности» снижает эффективность работы его группы, как это произошло с OC-FOpac, которую она заменила. «У нас в составе группы пять человек. Я занимаюсь Юго-Восточной Азией, потому что сам оттуда. Офицер полиции из Канады ведет Северную Америку, чилийский офицер — Латинскую Америку, итальянский и шведский офицеры поделили Европу, а шведский к тому же взял на себя сейчас и Россию. Но, как и любая другая группа или подразделение в Лионе, мы способны действовать эффективно, лишь тесно взаимодействуя с другими НЦБ. Мы поняли, что надо расширить нашу рабочую концепцию организованной преступности, чтобы она соответствовала опыту самого широкого круга стран — членов Интерпола».

Итак, основываясь на идее, предложенной командором Роем Пенроузом из Скотленд-Ярда, он пришел к следующему определению понятия «организованная преступность»:

«Любая группа, имеющая корпоративную структуру, чьей главной целью является получение денег путем противозаконной деятельности, зачастую опирающейся на запугивание и подкуп».

«Теперь все довольны, — заявляет Несбитт, — и мы спокойно занимаемся работой, для которой предназначены».

Итак, каково же, с точки зрения самого Интерпола, сегодня состояние организованной преступности?

Как считает Пол Несбитт, существуют три ее разновидности. Первая — это традиционные, хорошо структурированные группы. Наиболее известные из них — мафия и колумбийские наркокартели, сюда же относятся японская «Якудза», китайские «Триады» и порожденные Америкой «Ангелы ада».

«Якудза» главенствовала до сих пор внутри своей страны, а сейчас перемещается и во внешний мир. Японское Национальное полицейское агентство называет ее менее лестно — «Борьекудан» («Вогуо Kudan» [92]). Эта организация давно стала основой для японских преступных синдикатов. Когда-то грабя богатых, чтобы поделиться с бедными, она имела славу Робин Гуда, но сейчас так же запросто выворачивает карманы неимущих. «Якудза» — наиболее прибыльная в стране корпоративная организация: в 1990 году она получила около 5,56 миллиардов фунтов стерлингов дохода, в восемь раз больше, чем занявшая второе место «Тойота».

Щупальца «Якудза», так же как мафии в США и в Италии, глубоко проникли в юридически чистую экономику. Японская полиция подтверждает, что 20 процентов ее доходов происходит из сферы законного бизнеса. Насчитывающая примерно 87 тысяч членов, «Якудза» завоевала общественное признание во многих сферах жизни общества. Она создала нового гангстера со вполне благопристойным деловым обликом, отказавшись от высмеянного американского типа, одетого в темный костюм с темным галстуком и в солнцезащитных очках. И все же он еще с гордостью носит отличительную для своего круга булавку в лацкане и приветствует незнакомцев визитной карточкой, удостоверяющей его ранг внутри организации. Самый крупный синдикат — «Ямагучи гуми» — даже печатает свой внутренний телефонный справочник на 18 страницах.

Иногда «Якудза» попадает в неприятные ситуации, как это случилось в мае 1991 года. Президенты двух крупнейших японских брокерских фирм «Номура секьюритиз» и «Никко секьюритиз» были вынуждены уйти в отставку после того, как выяснилось, что их отделения одолжили два миллиарда иен (около 8 фунтов стерлингов) Сусуми Ишии — хозяину «Инагава каи», второму по величине преступному синдикату. Оба президента клялись, что не знали, кого субсидировали.

Но бизнес есть бизнес. В ноябре 1991 года токийская газета «Асахи симбун»обнаружила, что «Ямагучи гуми» получил займы еще на два миллиарда иен от 17 финансовых учреждений и четырех частных фирм для строительства новых служебных зданий и финансирования легального бизнеса. Как и прежде, кредиторы заявляли, что не имели представления о подпольных связях своих клиентов. В атмосфере экономического спада большинство из них, будучи завязано в этом ростовщическом бизнесе, отказалось разорвать договоры о займах.

В международном плане «Якудза» с начала 70-х годов имеет крепкие связи с Северной Америкой, и не в последнюю очередь потому, что со времен Второй мировой войны частным лицам в Японии запрещено иметь огнестрельное оружие. Синдикат, однако, получает свое оружие из США и, не колеблясь, применяет его. А сейчас «Якудза» полностью загружена поставками айса в Соединенные Штаты и импортом кокаина из Колумбии.

Как относится японская полиция к такому повороту дела? Вот о чем она докладывала на Втором Международном симпозиуме по организованной преступности в Лионе в октябре 1990 года:

«Полиция не прекращает своих усилий по уничтожению «Борьекудан». Но, к сожалению, за последние годы «Борьекудан» развила активную деятельность за пределами Японии. Чтобы справиться с этой ситуацией, необходимо международное сотрудничество, поэтому полиция Японии укрепляет свои связи с зарубежными следственными органами.

Печально, но факт, что до сего времени «Борьекудан» продолжает ускользать от полиции, сохраняя свое могущество и нанося серьезный ущерб обществу. Кроме того, сейчас «Борьекудан» расширяет сферы своего влияния за счет иностранных государств.

Национальное полицейское агентство Японии заявляет, что, сотрудничая с заинтересованными странами, приложит все силы, чтобы уничтожить «Борьекудан».

Примерно с таким же призывом к более широкому международному сотрудничеству на октябрьском симпозиуме обратился от имени коммунистического Китая Цхоу Няншан, заместитель директора представительства Интерпола в Пекине. Речь шла о «Триадах», которые он называл «черными обществами». Эти традиционные китайские тайные общества контролируют большую часть торговли героином в Юго-Восточной Азии, поступающим из пресловутого «Золотого Треугольника». Китайский представитель совершенно честно изложил события, происходящие в его стране с начала 80-х годов, когда она приступила к проведению, по его словам, «экономической реформы и открытой политики».

«Многие уголовные группировки похожи на тайные феодальные общества. Влияние остатков тысячелетней феодальной идеологии и осуществленная поддержка извне в период нашей экономической реформы и открытой политики привели к тому, что некоторые преступные группировки стали подражать «черным обществам», известным по кино-и телефильмам, присваивать себе такие названия, как, например, «Банда Зеленого Дракона», «Коммандос с Западного Берега» и т. п. Воспользовавшись моментом, преступные организации и «черные общества» за рубежом начали проникать в континентальный Китай и развертывать свою преступную деятельность в контакте с местным криминальным миром. В результате замены старых структур новыми и развития производства предметов потребления некоторые районы и определенные сферы вышли из-под контроля.

Поэтому практически уже подготовлена почва для роста и распространения «черных обществ». Многие банды уголовников постепенно переродились в хорошо организованные преступные группы с четкой структурой и связями. Особенно активные элементы «черных обществ» из Гонконга, Макао и Тайваня расширяют сферу своей деятельности на восточном побережье Китая, что приводит там к росту бандитизма, рэкета, краж и ограблений. Их щупальца протягиваются и на континент. В некоторых прибрежных районах процветают контрабанда, торговля наркотиками, людьми, мошенничество, осуществляемые в тесном сотрудничестве с зарубежными преступниками. Эта преступная деятельность, несущая угрозу общественному порядку и стабильности страны, вызывает серьезную озабоченность у нашего правительства».

Вот почему его страна придает важное значение своему члену в Интерполе и надеется на более тесное, чем прежде, сотрудничество: «Господин председатель, уважаемые делегаты, без международного сотрудничества трудно бороться с повсеместным проникновением этих сил зла. Поэтому мы надеемся наладить более тесные связи с полициями различных стран и регионов. В нашей будущей борьбе с организованной преступностью мы хотели бы пожелать Интерполу мобилизовать все силы для ускорения процедуры обмена информацией, для разработки новых направлений и приемов в различных странах и регионах, а также общей идеи, понятной и полезной для каждой страны-члена. Мы надеемся на оперативное распространение информации, касающейся международных преступных организаций и улик против них, и на возможно быстрое получение из заинтересованных стран и регионов».

Мы уделили достаточно много места «Якудза» и «Триадам». А что такое «Ангелы ада»? Это моторизованные, бездумно гоняющие и так же бездумно живущие банды, похваляющиеся тем, что живут «вне закона» и игнорируют нормальное общество. Впервые они появились в США 4 июля 1948 года в ходе беспорядков в маленьком городке Холлистер, Южная Калифорния. Американская ассоциация мотоциклистов заявила, что 99 процентов мотолюбителей в стране — это порядочные, уважающие законы граждане. Но «Ангелы ада» поспешили заявить, что принадлежат к оставшемуся одному проценту и объявили слово «гражданин» худшим своим ругательством.

При спаянной командной системе и строгом соблюдении клятвы верности они скоро установили связи с американской мафией и не без удовольствия выполняли убийства по ее заказу, наводя ужас своими накачанными мускулами. К началу 70-х годов они просочились и через границу с Канадой, а к 80-м годам уже основали «отделения» в Западной Европе, Австралии и Новой Зеландии.

К 90-м годам при их очевидной мобильности и скорости они стали идеальными торговцами наркотиками, часто действуя в роли своих собственных курьеров. «Есть все признаки того, что их угроза для Европы намного возрастает, когда откроют границы», — предполагает женщина-офицер из Канады, сотрудник Группы по борьбе с организованной преступностью. Пол Несбитт поручил ей подготовить специальный доклад с прогнозом вероятных событий. Она не нарушала режима секретности, но нам стало известно, что во Франции при облаве на логово «Ангелов ада» в Париже в июле 1991 года уже имела место первая крупная конфискация: 28 кг марихуаны, 750 г кокаина, револьверы и автомат.

Вторую разновидность международной организованной преступности представляют те, кого Несбитт называет «профессионалами». У них есть командный центр. Рядовым членам поручаются определенные задания. Однако это не постоянные организации. В Западной Европе, например, они обычно не получают регулярных доходов от совершенных актов насилия. Они сформированы для выполнения особой, разовой работы или нескольких заданий, а потом либо исчезают навсегда, либо перегруппируются для подобной работы в будущем. В Италии по-прежнему существуют старинные мафии и «Каморра», [93]но и «профессионалы» стали привычным явлением в организованной преступности, как внутренней, так и международной, во многих частях Европы.

Эта разновидность организованной преступности принимает разнообразные формы в разных районах земного шара: Австрия и Болгария обращались в Интерпол по поводу обосновавшихся у них международных банд из стран Ближнего Востока и Северной Африки, которые занимаются контрабандой. Швеция и Норвегия страдают от подделок кредитных карточек, изготавливаемых организованными бандами, базирующимися в Северной Африке и Азии. В июле 1991 года шведская полиция арестовала трех североафриканцев, у которых были найдены фальшивые кредитные карточки, украденные в основном у скандинавских туристов или представлявшие копии, а в сентябре 1990 года, по информации Интерпола, в аэропорту Осло были арестованы четыре малайца, у которых обнаружили 30 поддельных золотых карточек «Виза», все они принадлежали норвежцам, посетившим в свое время Юго-Восточную Азию. В марте 1992 года Ассоциация по услугам безналичных платежей в Лондоне сообщила, что ущерб, нанесенный в прошлом году организованной преступностью британским банкам и строительным компаниям путем использования поддельных кредитных и банковских карточек составил 165,6 миллиона фунтов стерлингов, что эквивалентно потере или краже 5500 карточек в день. Австрия прислала в Интерпол детальный отчет о южноамериканских карманниках, нанятых частично в Италии, которые регулярно наезжают в Вену и в другие крупные города. НЦБ-Висбаден сообщило о специализированных группах жуликов из вернувшихся в лоно демократии Чехии и Словакии, которые занимались контрабандным ввозом в Германию краденого металла для продажи вторичного сырья баварским заводам за твердую валюту.

Мода меняется, но суть остается. В 70-е годы и в начале 80-х годов кражи роскошных автомобилей по всей Европе совершались специальными шайками в интересах богатых арабских, североафриканских наркодельцов да немногих покупателей из Соединенных Штатов (краденный с континента «роллс-ройс» ценился выше английского, потому что у последнего было левостороннее управление). И эта торговля все еще процветает: в мае 1990 года в Лионе проводилось рабочее совещание, уделившее особое внимание банде, занимающейся кражей машин в Италии и переправляющей их через Германию в Бельгию, где они проходят перерегистрацию и «продаются» на экспорт. Но в конце 80-х и в начале 90-х годов крах коммунистического режима в России и в Восточной Европе привел к возникновению нового рынка.

Ныне Польша стала расчетной палатой мирового масштаба для краденых престижных автомашин, которые переправляются далее в бывший Советский Союз и другие экс-коммунистические страны. Согласно данным БКА, количество украденных в Западной Германии автомобилей возросло с 17 000 в 1989 году, когда рухнула берлинская стена, до примерно 40 000 в 1991 году. Из прежних 17 000, как считает БКА, 10 000 оказались в Польше. Все понимают, что такая ситуация существует во всем бывшем коммунистическом блоке, где полиция испытывает недостаток в профессиональных кадрах, не получает зарплату и не имеет самого необходимого современного оборудования.

«Социальные и политические перемены, упадок экономики, переоценка ценностей, отмена ограничений на поездки и либерализация уголовного кодекса — все это в сочетании с низким профессионализмом вновь создаваемых полицейских служб привело к количественному и качественному росту преступности», — признавал на ежегодной европейской региональной конференции шеф польской криминальной полиции Кжиштоф Козловски в апреле 1991 года.

Почти то же содержалось и в докладе Геннадия Чеботарева — заместителя начальника Управления по борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел России. Он говорил о том, что деморализованные работники милиции безуспешно пытаются сбить нарастающую новую и мощную волну преступности, что его управлением выявлено около 700 подпольных главарей, занимающихся мошенничеством, рэкетом, подделкой денег и вымогательством. «Наши преступники очень жестоки, значительно более жестоки, чем ваши. Они не задумываясь применяют оружие и пытки. Любимое орудие пыток — раскаленный железный прут. Для этого даже есть выражение: «Смягчить клиента».

Бывший Советский Союз был полицейским государством, а в таком государстве организованная преступность обычно не имеет условий для существования. Но сейчас «мафиози», «рэкет», «бизнес» стали наиболее употребляемыми словами. «Забудьте, что в Кремле сидит Ельцин или кто бы то ни было, — говорил мне в своем московском офисе британский бизнесмен в феврале 1992 года. — Сегодня Россией правит организованная преступность. Она перехватила власть у коммунистов и является настоящим хозяином страны».

В 60-е годы воплощением британской организованной преступности могли служить лондонские братья Крей, ныне отбывающие пожизненное тюремное заключение за убийство, и банда Ричардсона, тоже выловленная и водворенная за решетку — все вместе это были закоренелые бандиты, правившие с помощью пистолета и ножа. Члены банды Крей даже пробовали войти в контакт с нью-йоркской мафией и экспортировать ее в Великобританию, но не вышло. Они послали в Лондон своего эмиссара, которого быстренько арестовали в «Мэйфэйр-отеле» и посадили в брикстонскую тюрьму, чтобы переждать время до депортации. «Кажется, вы мне говорили, что вы — хозяева положения?» — сказал он с возмущением, когда близнецы посетили его в Брикстоне.

В 90-х годах уже превалировали «профессиональные» организации нового типа. Как излагал в своей книге о современной британской преступности Данкен Кэмпбелл, «респект» — то, чего хотели старые гангстеры, — современных гангстеров интересует весьма отдаленно. «Респект» — это уважение, почтение, что всегда означает быть на виду. Из «респекта» не заплатишь за учебу сына в муниципальной школе или за членство в клубе сквоша. Поэтому признание в клубе Северного Лондона — это последнее, чего желал бы преступник нового поколения, а его благоразумие заключается в нежелании бросаться в глаза, тем более красоваться на плакате о розыске. [94]

Но этим новым мошенникам 90-х также нужны контакты и полезные рабочие связи за границей. И даже еще больше, чем старым мускулистым злодеям 60-х. Вот над чем работает — и не без некоторого успеха — Интерпол.

Взгляните на эти два примера:


«Проблема поддельных запасных частей | Интерпол | Ограбление на 292 миллиона фунтов стерлингов