home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Шайка угонщиков дорогих машин

В июне 1991 года Юго-Западная региональная криминальная бригада объявила, что ее сотрудниками выслежено более 50 «феррари», «порше» и «мерседесов» общей стоимостью не менее 3 миллионов фунтов стерлингов, украденных в течение последних шести месяцев в Западной Европе. Машины перегонялись во Францию, Италию и Германию, а затем через северный испанский порт Сантандер переправлялись на пассажирском железнодорожном пароме в Плимут, графство Девоншир, Англия.

Появившись в Великобритании с «отмытыми» документами, они далее переправлялись в Юго-Восточную Азию и на Ближний Восток, где их европейские розничные цены поднимались в два раза. Но бригада достигла определенного успеха: после слежки, начатой в связи с запросом Интерпола-Мадрид, в лондонском аэропорту Хитроу были задержаны «мерседес» и «феррари», уже готовые к отправке. Офицер, ведущий расследование, прокомментировал событие: «Действительно, это начало тех дел, которые нам следует ожидать, когда произойдет отмена границ».

Третья разновидность в среде международной организованной преступности — это группа типа «Ярди», с которой мы начали повествование. Вот что думает по этому поводу Пол Несбитт: «Сегодня определенно можно заявить, что новые этнические группы организованной преступности выходят на международную арену.

Трудно понять причины, но, думаю, одна из основных — это неравенство условий жизни иммигрантов, приехавших в новую незнакомую страну и поселившихся в трущобах, где им придется долго жить и зарабатывать на хлеб, и местного населения. Отсюда недалеко до того, чтобы оказаться в организованной банде, состоящей из соотечественников. На практике их часто зазывают в шайки, потому что как иначе заработаешь на жизнь? Это могут быть и нелегальные иммигранты, а, насколько я знаю, их количество все растет.

Каковы бы ни были причины, они представляют собой новую угрозу обществу, с которой приходится считаться».

И это особенно тревожно, потому что, как выразился делегат из Норвегии на лионском симпозиуме в октябре 1990 года, «организованная преступность внутри некоторых этнических групп становится всевозрастающей серьезной проблемой. Конечно, главный ее аспект — то, что они представляют опасность для самой этнической группы и оказывают негативное влияние на общество. Во-вторых, этот тип преступности возбуждает в обществе, которое стало ее жертвой, расистские настроения. И в худшем случае она может представлять угрозу самим принципам государственности».

Проблема эта разрослась вширь: в Норвегии африканские и азиатские (особенно пакистанские) иммигранты «поголовно вовлечены в героиновый бизнес»; в Западной Германии в 1989 году, как явствует из доклада БКА на октябрьском 1990 года симпозиуме, «наибольший вклад» в организованную преступность вносят югославы и поляки, в несколько меньшей степени — турки, кроме преступлений, связанных с наркотиками, особенно с героином; в районах Австрии, граничащих с Югославией, в основном югославы несут наибольшую ответственность за кражи бытовых электронных товаров; в Швейцарии, согласно статье заместителя главы Криминальной полиции г. Берна в «Обзоре Международной криминальной полиции»,семьи югославских цыган останавливаются табором в приграничных районах Франции и Германии и посылают своих подростков «заниматься кражами в тщательно отобранных для этого местах, избавляются от ворованных ценностей и тут же покидают Швейцарию»; в Канаде, как рассказывал на симпозиуме ее делегат, «присутствие азиатских преступников и представителей других этнических групп (он не говорил о ямайских «Ярди», но это было бы желательно) представляет серьезный вызов полицейским силам на федеральном уровне, а также на провинциальном и муниципальном».

В Соединенных Штатах эти цифры, как всегда, выше, чем в любой другой стране. В январе 1992 года в обобщающем отчете о банковской деятельности в США отмечалось, что структуры американского бизнеса каждый год подвергаются ограблениям в среднем на $ 1 миллиард со стороны нигерийской коммерческой преступности, а также, что из 100 000 нигерийцев, проживающих на восточном побережье, «75 000 вовлечены в мошенническую деятельность».

Ситуация становится настолько серьезной, особенно в области наркотиков, что Лион провел два совещания рабочих групп на тему «Hawala Banking» («Хавала Бэнкинг») — очень старой системы денежного обмена, зародившейся в Индии, но сейчас используемой многими этническими группами по всему миру. Эта система строится на высочайшем взаимном доверии между клиентом и банкиром в «новой стране» и банкиром и доверенным лицом клиента в «старой стране». Сама система абсолютно законна и начала функционировать еще столетия назад в субсидирующих деньгами патанских общинах в Пакистане и деловой общиной Марвари в Калькутте. Сейчас она используется и в арабском мире, а под другими названиями и в других странах: «Chop Shop Banking» («Чоп Шоп Бэнкинг») — в Китае, «Chiti Banking» («Чити Бэнкинг») — в других частях Азии и «Stash House» («Стэш Хауз») — в Соединенных Штатах и Латинской Америке.

Но как бы она ни применялась, основной принцип один и тот же: если, например, лицо А в Великобритании желает уплатить 1000 фунтов стерлингов лицу Б в Пакистане, оно платит эту сумму в фунтах стерлингах банкиру «Хавала» в Великобритании, который за комиссионные связывается с членами его семьи в Пакистане и просит их выплатить эту сумму в рупиях лицу Б. Тем самым избегают контроля за валютой и официального обменного курса. Нормальные письменные записи никогда не хранятся, но банкир в «новой стране» иногда может выдать квитанцию. Это что-то наподобие игральной карты, разорванной пополам: одну половинку он дает клиенту, а вторую оставляет у себя.

Прячась за языковыми барьерами, различиями в культуре и пользуясь тайными связями со страной происхождения, этнические преступные группировки представляют особую угрозу мировым силам охраны правопорядка. Вот как подытоживают сложившуюся ситуацию сотрудники германской БКА в докладе на симпозиуме 1990 года:

«С преступной деятельностью криминальных структур иностранцев в Европе можно успешно и эффективно бороться силами МОКП — Интерпола, используя при этом всемирное сотрудничество».


Ограбление на 292 миллиона фунтов стерлингов | Интерпол | Глава 23 Современная белая работорговля