home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Дело судна «Воин радуги»

В июле 1985 года судно «Воин радуги», принадлежащее международному движению за чистоту окружающей среды «Гринпис», стояло на якоре в гавани Окленда, в Новой Зеландии и ожидало скорой отправки в широко освещавшуюся в прессе акцию протеста у французского атомного испытательного полигона на атолле Муруроа в южной части Тихого океана. Внезапно раздался грохот — дно судна разворотило двумя взрывами ниже ватерлинии, и оно затонуло. Девять человек, находившихся на борту, спаслись, но погиб фотограф.

Французское правительство гневно отвергло свою причастность к этому акту, который премьер-министр Новой Зеландии Дэвид Лэндж назвал «актом государственного терроризма». Однако позже правительство Франции признало, что мины были установлены агентами французских спецслужб, и заплатило Новой Зеландии 7,6 миллиона фунтов стерлингов в качестве компенсации.

По предположениям, преступление совершили шестеро террористов, Четырем удалось скрыться, но двое — Ален Мафар и Доминик Прие — были арестованы и отданы под суд. Оба признались в убийстве и были приговорены к 10 годам тюремного заключения. Спустя два года по просьбе ООН и под угрозами экономических санкций правительство Новой Зеландии пошло на уступки и выдало Франции двух осужденных агентов. Их должны были переправить на французский остров Хао, чтобы они пробыли под стражей еще три года, но правительство Франции пошло на нарушение сделки и переправило агентов на родину.

Тем временем, по требованию новозеландского НЦБ, Интерпол прислал четыре красных извещения на агентов, которым удалось скрыться. Однако Франция неизменно отказывалась принять эти извещения и не допустила бы ареста людей и их экстрадиции в Новую Зеландию. И тут совершенно неожиданно в ноябре 1991 года пришло известие о том, что швейцарская полиция приняла одно из красных извещений и арестовала французского спецназовца-аквалангиста Джеральда Андре, упомянутого в одном из красных извещений, как участника нападения. Он был арестован при пересечении границы Швейцарии.

Спустя несколько дней еще один сюрприз: правительство Новой Зеландии во главе с новым премьер-министром объявило о том, что оно не потребует экстрадиции. Новый министр юстиции объяснил это решение «сочетанием политических и юридических причин». Джеральд Андре был выпущен из тюрьмы в Базеле, и находившийся в отставке Дэвид Лэндж заявил, что принятое решение выставило его соотечественников как «полнейших хлюпиков».

Швейцария имеет хорошую статистику по работе с красными извещениями. По красному извещению Генерального секретариата (выданному по требованию французского НЦБ) за два дня до Рождества 1991 года в Берне был арестован 25-летний иранец Зейял Сархади. Имелись сведения о его роли в убийстве в минувшем августе Шапура Бахтияра (последнего премьер-министра иранского шаха), жившего в изгнании в Париже с 1979 года. Иранские газеты угрожали, что швейцарские дипломаты в Тегеране могут встретить беспощадную ответную реакцию, если власти в Берне не выпустят Сархади, который якобы действовал по указаниям иранского правительства. «Безопасность и свобода передвижения швейцарской дипломатической миссии не может быть стабильной, если Сархади не будет освобожден», — писала одна газета. Швейцарцам «придется столкнуться с негативными последствиями», если они не освободят этого человека, угрожала другая. Ответом Швейцарии была экстрадиция Сархади во Францию 25 февраля 1991 года.

Для выдачи красного извещения требуется от четырех до шести недель, включая время, необходимое на рассылку его почтой по всему миру. Почтой?«Да, — подтверждает Джеймс Салливан, — мы всегда так делаем». Он с готовностью соглашается, что процесс занимает слишком много времени. «Оптимально разыскиваемый должен быть взят в течение первых 48 часов или, в любом случае, первых двух недель. Информация должна передаваться быстро, потому что разыскиваемые обычно находятся в бегах. Или вы настигаете их сразу, или погоня превращается в долгий-долгий процесс расследования».

Но он смотрит в будущее с надеждой. «С новой автоматической поисковой системой — АПС, которая будет у нас опробована в течение нескольких следующих лет, мы сможем автоматически связываться со всеми НЦБ. Они будут иметь те же терминалы, что и наша архивная система, и смогут получать информацию сами. В будущем — я бы сказал, в ближайшем будущем, если страны закупят необходимое оборудование — они подсоединятся к этой АПС и смогут передавать необходимую для красного извещения информацию и распространять ее по всему миру. Я думаю, процесс (если только мы не будем загружены работой настолько, что придется расширять штат) сократится по времени с шести недель до 24–48 часов в зависимости от того, сколько времени потребуется переводчикам на перевод извещения на четыре официальных языка».

Однако Салливан настаивал на том, что и нынешняя система работает тоже неплохо. «Если у полицейского есть красное извещение, фотография, отпечатки пальцев и все прочее, то при аресте никто не сможет заявить «это не я». Полицейский моментально проверит это по отпечаткам.

Здесь несколько раз бывало, например, такое. Один нигериец разыскивался в Балтиморе за контрабанду наркотиков. Нигерийцы — основные героиновые курьеры, работающие главным образом в «Золотом Треугольнике», Пакистане и Афганистане. Так вот, этот тип был арестован в США, содержался под стражей, бежал. Суд заочно признал его виновным в незаконном ввозе пяти килограммов героина. Примерно год спустя мы получаем из США запрос на красное извещение с фотографией этого парня и отпечатками пальцев. Каждый раз при получении отпечатков мы посылаем их в наш дактилоскопический отдел для проверки. И на этот раз они сказали: «Погодите, у нас уже есть этот тип, но под другим именем».

Я исследовал дело и обнаружил, что в последний раз этот преступник встречался нам около полугода назад: его арестовали в аэропорту Хитроу при попытке контрабанды героина — на этот раз из «Золотого Треугольника». Я обратился к Биллу Вудингу из Скотленд-Ярда: «Не могли бы вы проверить этого нигерийца?»

Билл навел справки и сообщил, что парень был судим и признан виновным. В настоящее время сидит в тюрьме в Англии под новым именем. Тогда я сообщаю в США: «Ваш преступник в Англии. Он сидит за новое преступление, и вы можете продолжить процесс, пока он отбывает наказание, и оформить его экстрадицию в Штаты, где он получит еще одно. Я думаю, так будет правильно».

Салливан полагает, что «по меньшей мере 60 процентов» преступников, разыскиваемых по красным извещениям, в конце концов попадают под арест. «Я не утверждаю, что их успевают найти за одну ночь — на это могут уйти годы, некоторые умирают прежде, чем их найдут, но большинство из них заканчивает свои бега в тюрьме. Взять, например, два дела, которые лежат у меня на столе в эту минуту. Швед, разыскиваемый за мошенничество — девять миллионов крон, — в сентябре выдано красное извещение, а уже в ноябре арестован в Дании. А вот другой случай. Голландец, в розыске с 1985 года по красному извещению из Германии за контрабанду наркотиков. Взят в Антверпене (Бельгия) и выдан Германии в ноябре 1990 года. Вот так это и бывает — одно извещение — два месяца, другое извещение — пять лет.

Иногда быстро, иногда не очень, но система работает.

Одно из самых впечатляющих новшеств Раймонда Кендалла на посту Генерального секретаря — введение в Интерполе подобия фэбээровского списка «Десять самых разыскиваемых». В марте 1986 года Международная служба извещений впервые издала плакат лиц, находившихся в международном розыске, под заголовком «Разыскиваются Интерполом». С тех пор плакат регулярно обновлялся, но средства массовой информации не уделяли ему такого внимания, как знаменитому списку ФБР. Плакат Интерпола предназначался для конфиденциального использования полицейскими. В мировой прессе обсуждалось содержание этого списка, и хотя он представлялся как список из 7–10 лиц, многие знают, что правильным числом было 12.

Вот имена из исторического первого плаката:

Личо Джелли:итальянец, 67 лет. Разыскивается Италией за мошенничество и подкупы в размере свыше 70 миллионов фунтов стерлингов. Гроссмейстер противозаконной масонской ложи «Пи-2», он обвиняется также в участии в международной контрабанде оружия и наркотиков, в шантаже и вымогательстве. Соучастник Роберто Кальви, президента обанкротившегося банка «Амброзиано» (известного как «Крестный» — священники Ватикана получали жалованье через этот банк), найденного в июне 1982 года повешенным под мостом Блэк-фрайр в Лондоне. Ранее был арестован при попытке обналичить чек на 20 миллионов фунтов стерлингов, но совершил побег.

Френсис Эдвард Терпил:американец, 46 лет. Бывший агент ЦРУ, разыскиваемый США за ввоз оружия и взрывчатки и попытку убийства. Уличен в связях с Ирландской республиканской армией. В бегах после объявления приговора о 53-летнем тюремном заключении, вынесенном американским судом за контрабанду оружия латиноамериканским повстанцам. «Опасен», предупреждал Интерпол.

Альберт Спагиари:француз, 54 года. Знаменитый грабитель банков, дерзко бежал из-под стражи, когда ожидал суда за ограбление (в июле 1976 года он похитил из банка «Сосиетэ Женераль де Нис» 6 миллионов фунтов стерлингов в валюте, ювелирных изделиях и золотых слитках).

Ильич Рамирес-Санчес:венесуэлец, 37 лет. «Шакал», величайший террорист в мире, который не был арабом. В числе многих его злодеяний самым значительным был захват заложниками 11 нефтяных министров во время Венской конференции ОПЕК в 1975 году. После трехдневной осады бежал, убив троих и ранив восьмерых человек. «Опасен», предупреждал Интерпол.

Роберт Тримболь:австралиец, 55 лет. Самый опасный преступник Австралии, — контрабандист оружия и убийца. Опасен.

Исмаил Хасиссулейман-оглы:турок, 43 года. Темная личность в западном мире. Разыскивается Турцией и Италией за убийства и контрабанду наркотиков. Опасен.

Ясар Авни Мусуллулу:турок, 44 года. Разыскивается Турцией, Италией и Швейцарией за контрабанду оружия и наркотиков. По некоторым данным, заработал на контрабанде по меньшей мере $ 40 миллионов. Ключевая фигура в героиновой сети «Связь через пиццерию» — организации, которая за период с 1979 по 1984 годы через пиццерии в США продала героина, по оценкам, на $ 1,65 миллиарда. Опасен.

Карлос Энрико Ледер-Ривас:колумбиец, 37 лет. Разыскивается Колумбией и Соединенными Штатами за крупномасшатбную контрабанду наркотиков. Один из лидеров Медельинского картеля. Опасен.

Инге Йетт:немка, 42 года. Разыскивается Западной Германией за вооруженный терроризм. Бывшая воспитательница детского сада. В 1976 году совершила побег из западноберлинской тюрьмы Моабит, где ожидала суда за участие в убийстве судьи и похищение местного политика. Бывший член банды Баадера-Майнхоф. Опасна.

Арнольдо Родригес-Бек:костариканец, 48 лет. Еще одна темная личность. Разыскивается Соединенными Штатами за совершенный в 1982 году побег из калифорнийской тюрьмы мягкого режима, где он отбывал четырехлетний срок за незаконное прослушивание телефонных разговоров и перехват почты. Что более важно, разыскивается Испанией за серию мошенничеств. Опасен.

Умберто Ортолани:итальянец, 73 года. Разыскивается Италией за злостное мошенничество и соучастие в преступных операциях с делами о банкротствах. Также известен как международный торговец оружием.

Ораль Селик:турок, 27 лет. Разыскивается Турцией и Швейцарией за попытку совершения убийства, контрабанду наркотиков и убийство. Член турецкой ультраправой террористической группы «Серые волки», подозревается в причастности к покушению на Папу Иоанна Павла II в 1981 году в Ватикане. Также обвиняется в нескольких политических убийствах в Турции. Опасен.

Самый свежий плакат «Разыскивается Интерполом» был напечатан летом 1991 года. За истекшие пять лет семь лиц из первоначальных двенадцати исчезли из списка как арестованные или умершие. Ими были Джелли (сдался), Спагиари и Орталани (умерли), Тримболь, Хасиссулейман-оглы, Ледер-Ривас и Инге (арестованы).

Список, таким образом, пополнился «новичками»:

Луис Росадо:американец, 41 год. Разыскивается Соединенными Штатами за взрывы бомб, вымогательство и вооруженное ограбление. На сегодняшний день крупнейшая фигура в пресловутом Fuerzas Armadas de Liberacion National (FALN) — Пуэрто-Риканская сепаратистская группа, совершившая 160 нападений с бомбардировками, стрельбой и поджогами в период с 1977 по 1984 годы, в основном в Нью-Йорке и в Чикаго. Опасен.

Сальваторе Гоеко:итальянец, 64 года. Разыскивается Италией за участие в преступном заговоре, убийстве, контрабанде оружия и наркотиков, а также в мошенничестве. Сицилийский мафиози, подобный «Крестному отцу». Был заочно приговорен судом к 18 годам тюрьмы за заговор и торговлю наркотиками в 1987 году. Позже был оправдан за недостатком улик по нескольким обвинениям в убийствах.

Том Дж. Биллман:американец, 51 год. Разыскивается США за вымогательство, почтовое и телефонное мошенничество и подделку паспортов. Единственный «белый воротничок» в настоящем списке. Подозревается в тайном переводе по меньшей мере 22 миллионов со счета своей ныне не существующей Коммунальной сберегательной и залоговой ассоциации в г. Бесезда, Мэриленд. Успел бежать в Европу, бросив жену и троих детей до того, как был осужден Верховным судом. В мае 1991 года Служба маршалов дала в «Интернэшнл геральд трибьюн» платное объявление, обещавшее вознаграждение за информацию, которая может помочь розыску.

Ицхак Шварц:израильтянин, 63 года. Разыскивается Италией за «кражу с отягчающими обстоятельствами». Специализируется на хищениях еврейских религиозных ценностей — книг и литургических реликвий.

Алоис Бруннер:австриец, 79 лет. Разыскивается Германией за убийство. Всемирный еврейский конгресс считал его «наиболее зловещим нацистским военным преступником, оставшимся в живых»; послал на смерть по меньшей мере 143 000 французских евреев в «Аушвице». «Старый» Интерпол не выдавал красных извещений на военных преступников, но в 1987 году после нескольких лет деятельности активистов Раймонд Кендалл разрешил выдачу. Как известно, Бруннер долго жил в Сирии, и в красном извещении (номер А-261/8–1987) был дан его адрес: Шариат Джорж Хадцад, 7, Дамаск. Но сирийское НЦБ настаивало на том, что там нет никого, кто бы жил под таким именем. На самом деле его новое имя было Джордж Фишер. Француженка Беата Кларсфельд, известная охотница за нацистскими преступниками, была арестована и депортирована в декабре 1991 года после проникновения в страну и акции одиночного протеста перед сирийским Министерством внутренних дел.

Сальваторе Риина:итальянец, 61 год. Разыскивается Италией за заговор с отягчающими обстоятельствами и контрабанду наркотиков. Сицилийский мафиози, по официальным сведениям, был в бегах свыше 20 лет, но все же умудрился жениться в местной церкви и общаться со своими детьми в твердыне мафии Корлеоне. Подозревается в причастности к нескольким убийствам. В 1987 году был заочно приговорен к пожизненному заключению. Интерпол до сих пор считает его опасным.

Помимо красного, Интерпол выдает еще несколько типов извещений — синее, зеленое, черное и желтое. Группа Салливана выписывает около ста синих извещений в год. В первую очередь это запросы на детальную информацию по какому-либо лицу. Типичным можно считать извещение, выданное по запросу НЦБ-Висбаден на 47-летнего морского офицера, который взял напрокат передвижной дом в Килхберге (Швейцария) в ноябре 1987 года. Через две недели он заявил о краже передвижного средства в цюрихскую полицию, но она не смогла проверить его историю, так как не знала, где его искать. В конечном счете, пропал передвижной дом.В этом случае НЦБ-Висбаден запрашивает у Генерального секретариата синее извещение, ограниченное в действии европейскими и средиземноморскими странами. В извещении изложена стандартная просьба к национальным бюро «обнаружить и организовать наблюдение» за этим человеком с целью узнать, что же произошло на самом деле.

Синие извещения выдаются чаще всего на международных карманников. «Множество этих типов приезжает в Европу из Южной Америки, — говорит Джеймс Салливан. — Они работают командой, когда происходят различные значительные события, например, на Кубке мира. Полезно знать, с кем именно ты общаешься».

Первый американский преступник, возвращенный в марте 1991 года в США из бывшего Советского Союза, на самом деле пал жертвой синего, а не красного извещения, как можно было бы ожидать. Это 42-летний Феликс Колбовский, русский по происхождению, эмигрировавший в США и получивший американское гражданство. Подозревается в обмане частной американской врачебной фирмы путем проведения в своей диагностической клинике в Сент-Луисе (Миссури) ненужных клинических анализов на сумму 10 миллионов долларов. Бежал. По просьбе вашингтонского НЦБ Лион выпустил синее извещение — «обнаружить и организовать наблюдение».

«Дюк» Смит продолжает повествование: «Из-за разницы во времени все происходило в 3 часа ночи. Люди из Интерпола-Москва позвонили в Вашингтон и сообщили, что они готовы выслать этого человека, но толком не знают, что действительнонужно делать. Это было их первое дело, и они собирались подойти к нему неординарным образом. Я имею в виду, неординарным по нашим меркам.

Вслед за этим мне звонят из НЦБ и сообщают, что русские арестовали парня на 72 часа и тем самым свое дело сделали. Но я попросил подождать. Нам нужно послать маршалов США и сделать все так, как полагается. Я узнал, кто из федеральных агентов сейчас ближе всего к Москве. «Ну, — говорят они, — у нас есть агент в Брюсселе». Его задание не имело ничего общего с медициной, но все же я сказал: «Отлично! Шлите его в Москву. Пусть он просто стоит в международной зоне аэропорта и ждет, когда русские передадут ему парня, а затем летит с ним в Хитроу. Я организую двух маршалов США к его приезду в Лондон». Вот так это и было организовано».

Следующий тип извещений — зеленый. Их тоже обычно выдается около ста в год. Они выпускаются Генеральным секретариатом по собственной инициативе, то есть без всяких запросов из НЦБ. Это случается, когда Джеймс Салливан как глава Международной службы извещений решает, что необходимо предупредить страны-члены о каком-либо лице, которое им может встретиться. Как объясняет Салливан, «он должен быть известным международным преступником с четко определенным типом преступлений в трех различных странах, каждая из которых еще не предприняла против него мер». Например, в январе 1989 года в НЦБ были извещены о ловком 34-летнем перуанце, за которым кражи тянулись по всему миру и который «в настоящий момент подозревается в краже кейсов в аэропортах и использовании украденных автомобилей».

Черных же извещений выпускается около 50 в год. Как подразумевает название, они относятся к обнаруженным в разных странах трупам, идентифицировать которые местная полиция затрудняется. К ним прилагаются фотография, отпечатки пальцев и, как в деле 25–30-летнего мужчины, найденного в январе 1988 года в Зальцбурге, детальное описание одежды, вплоть до нижнего белья.

Четвертый тип извещений Интерпола — желтый — является особенным. Только он может быть выпущен НЦБ без участия Генерального секретариата. Их также бывает около 100 в год. Это извещения на пропавших людей, выпускаемые странами-членами в последней попытке узнать их местонахождение, причем всего лишь части тысяч людей (как детей, так и взрослых), пропадающих ежегодно. Говорит Салливан: «Если мы находим пропавшего — а такое иногда случается — и он совершеннолетний и дееспособный и не хочет, чтобы его семья знала о его месте жительства, то к его воле мы относимся с уважением. Мы известим НЦБ, что человек жив и с ним все в порядке, но это будет вся информация».

Он также говорит: «Мы всегда сверяем желтые извещения с черными, и бывает, что пропавший мертв. По крайней мере, тогда семья может его похоронить. Я искренне убежден, что родственники предпочтут знать правду, чем оставаться в неведении. И я стараюсь помочь. Другие извещения — тоже работа, но эти — особенная работа».

Жак Мерсье, помощник Салливана, рассказал о случае, который навсегда останется в его памяти: «В 1987 году я работал над одним французским делом — нашли тело четырехлетней девочки, которую изнасиловали и задушили. Были повсеместно расклеены плакаты — на железнодорожных станциях, в полицейских участках, в аэропортах — но не появился никто, кто бы знал ее. Поэтому парижское НЦБ попросило нас распространить черное извещение.

Через несколько дней из Кувейта пришел запрос на желтое извещение, и тоже на четырехлетнюю девочку. Я посмотрел на фотографию, и понял, что это — она. На ней даже был тот же самый шарф. Тогда я отослал фотографию назад, вместе с вновь выпущенным черным извещением и просьбой к родителям попытаться опознать свою девочку. Однако родители не признали ее. Они просто не хотели верить в это. В арабском мире изнасилование ребенка — еще более вопиющее дело, чем у нас. Я до сих пор убежден, что это была та самая девочка, но родители просто не принимали тот факт, что она была обесчещена».


Убийца-палач из мафии | Интерпол | ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ БУДУЩЕЕ ИНТЕРПОЛА