home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пять минут в штаб-квартире Интерпола

Это похоже на кадры из обыкновенной киноверсии о Джеймсе Бонде. Огромная стерильно чистая комната, прохладная и ничем не выделяющаяся, — такой кабинет может быть где угодно, в любой стране мира. А на самом деле мы находимся в информационно-справочном отделе (ИСО), [1]расположенном на третьем этаже «крепости» из стекла и гранита, впечатление неприступности которой придают глубокая траншея и стальная ограда, оберегаемые самыми совершенными электронными устройствами контроля безопасности.

Чарльз Козлофски, один из ведущих работников в Лионе, ранее служил почтовым инспектором в США. «Дома я обладал такой же властью арестовывать людей и носить оружие согласно закону, принятому Конгрессом, как и работники ФБР», — рассказывает он. Его новые хозяева не полагаются на волю случая. «Обратите внимание вон на те большие ящики, — показал он на четыре ЦПУ IBM, молчаливо стоявшие отдельно. — В них содержится вся память Интерпола. Но если вдруг произойдет невероятное, и здание будет повреждено или уничтожено — до нашего отъезда из Парижа уже были две попытки взорвать нашу штаб-квартиру, — ЦПУ будет полностью восстановлено менее чем за сорок часов».

В углу кабинета стрекочет принтер. Оператор отрывает раскодированное сообщение, поступившее из Лондона: в Англии был убит гражданин Туниса. Ранее Лондон уже запрашивал у Туниса информацию о жертве напрямую, по сети Интерпола, не затрагивая Лиона. «Но сейчас, — объясняет Козлофски, — они стали терять терпение и стараются выжать из Туниса как можно больше данных. Поэтому они дают и нам одну копию, на случай, если у нас в банке данных имеется что-нибудь о погибшем человеке. Мы проведем поиск, и, что бы ни случилось в Тунисе, Лондон получит наш ответ менее чем через сутки».

Поступает еще одно сообщение, на этот раз из Тегерана в Нью-Дели. Судья из Ирана выписал ордер на арест нескольких иранцев за коммерческую мошенническую сделку в размере 200 000 000 риалов. Эти лица бежали из страны, и известно, что они находятся в одном из отелей в Калькутте. Тегеранская полиция обратилась с просьбой к индийской полиции задержать их с целью дальнейшей высылки обратно в Иран. «Они могли не посылать нам это сообщение, — объясняет Козлофски, — а отправить его без нашего ведома напрямую. Однако, извещая нас об этом деле, они надеются получить информацию на кого-либо из перечисленных лиц, если они зарегистрированы у нас. Если же этой информации у нас нет, то коллеги дают нам возможность завести досье и на этих мошенников».

А вот и третья телетайпограмма. Лондон отвечает на запрос Копенгагена, одновременно передавая копии в Италию, Швейцарию, Францию, Гаагу, Анкару и Лион, что им ничего не известно о британце, арестованном в Дании по серьезному обвинению в связи с наркомафией. Зачем понадобилось отправлять копии по другим адресам? «Эти страны и города в деле также фигурируют. В Лондоне знают, что у нас есть досье по этому делу, поэтому и сообщают нам, чтобы мы могли внести эти сведения, даже если они и негативного характера, в свою картотеку».

Принтер настучал еще одно сообщение, напечатанное на французском языке с пометкой «очень срочно»: полиция в Люксембурге перехватила двоих — австрийца и немца по пути из Вены в Брюссель с восемью килограммами героина. Есть подозрения, что с партиями такого же груза где-то движутся другие курьеры. Известно ли что-либо в связи с этим? Может ли Интерпол чем-нибудь помочь?

«Ничего особенного. Весьма скучные пять минут, — к такому выводу приходит Чарльз Козлофски. — Вот вы бы пришли, когда мы по-настоящему заняты!»

Моим детям Бесани, Николас Кэтрин и Билли посвящается


Что такое Интерпол? | Интерпол | ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ИСТОРИЯ И ПОЛИТИКА