home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


(1939–1945 годы)

В 1940 году, самом тяжком в истории Великобритании периода Второй мировой войны, как обычно, вышел в свет в двух томах ежегодный официальный «Юридический отчет о гражданских и уголовных делах», рассматривавшихся в Верховном королевском суде.

Так как же обстояли дела с преступностью в Европе в годы войны? Существует общепринятое мнение, что она была очень низкой, по крайней мере, в тех сферах, которые относились к компетенции МККП. По мнению Жана Непота, занимавшегося послевоенной реконструкцией Комиссии, «во время войны активность международных преступников была невысокой. И я думаю, что, кроме нескольких упоминаний о карманниках и других совершенно незначительных правонарушителях, относящихся к 1941–1942 годам, вы ничего не найдете».

Это не так. К сожалению, я не смог отыскать ни одного номера журнала Комиссии за 1941 или 1942 годы — в них, конечно, публиковались объявления о розыске преступников, но найденные мной фотокопии выпусков « Международная криминальная полиция»за 1943 и 1944 годы помогают раскрыть подлинную картину.

Как верно то, что во времена страданий и несчастий продолжалось законопослушное существование большинства населения, так верно и то, что даже в военной Европе — мои копии наглядно подтверждают это — «добрая старая преступность» существовала, как прежде. Убийства в корыстных целях, изнасилования, взломы, поджоги, мелкое воровство, [19]грабежи, подделки и мошенничество — ничто не прекратилось только из-за того, что шла война.

Между прочим, стоит упомянуть, что, хотя я в конце концов и отыскал мои журналы в архивах германской Федеральной криминальной полиции в Кобленце, они просто не были переданы гитлеровской полицией ее преемникам мирного времени, в результате попали в соответствующие службы армии США и возвратились в Кобленц лишь много лет спустя после окончания войны.

Роберт Волфе, военный архивариус Национального архива США в Вашингтоне (которого я посетил после поездки в Кобленц), так объясняет ситуацию: «Солдаты армии Соединенных Штатов обнаружили шестнадцать этих журналов в здании германской криминальной полиции в Трире. Они привезли их сюда вместе с массой других, чисто военных материалов. Много времени ушло на то, чтобы разобраться с ними и составить каталог всего, что у нас оказалось, но когда мы наконец выяснили, что это за документы и что они не имеют ничего общего с армией, мы сняли копии для своих архивов, а оригиналы отослали в Бундесархив в Кобленц. Вот как они оказались там сегодня».

Насколько известно Волфе, эти журналы — единственные, существующие на сегодня. Неизбежен вопрос: почему? Как мы увидим позже, картотека Комиссии военных лет — с 1939 по 1945 годы — тоже исчезла. Не сохранилось ни единого клочка бумаги из штаб-квартиры организации в Берлине, чтобы рассказать нам, кто же прошел через Интерпол в те страшные годы и — что может оказаться еще важнее — что же случилось с ними. Даже эти 16 журналов военного периода были обнаружены случайно в дежурной комнате детективов полицейского участка в маленьком западногерманском городке на границе с Люксембургом. Не отдавал ли кто-нибудь приказ в последние дни войны — возможно, и сам Генеральный секретарь Дресслер — уничтожить все, чтобы уберечь от чужого взгляда имена коллаборационистов, симпатизировавших фашизму по всей Европе, появлявшиеся в уголовных делах и текстах журналов?

Копии дресслеровской книги, взятой из Библиотеки Конгресса США, и копий 16 журналов, полученных из Бундесархива в Кобленце, достаточно, чтобы вызвать серьезные опасения у некоторых крупных полицейских чиновников по всей Европе. Они явно свидетельствуют о том, что эти люди вовсе не дистанцировались от гитлеровской Германии, как они хотят нас убедить в этом сейчас.

Но до того, как мы рассмотрим роль Интерпола в военное время, интересно взглянуть, чем же занимались преступники Европы в годы войны.

В 1941 году в оккупированной Норвегии, согласно официальным данным, опубликованным в штаб-квартире Комиссии в Берлине, преступления совершались, несмотря на страх перед гестапо и работу местной полиции. Например, в Осло их было зарегистрировано ни много, ни мало 11 438. Убийств не было, кроме одного неумышленного, 1 покушения на убийство, 1 «смерти в результате наезда транспорта» и 39 «смертей по невыясненным причинам, по которым велось следствие».

В этот список также входили:

взломы в магазинах, учреждениях, на заводах и в мастерских — 916;

взломы в квартирах, жилых зданиях, погребах, пристройках и на чердаках — 886;

кражи в учреждениях, на складах, заводах и в мастерских — 306;

кражи в квартирах, жилых зданиях, погребах, на чердаках и в коридорах — 1206;

кражи моторизованных средств передвижения — 95;

кражи велосипедов — 1156;

кражи средств транспорта — 448;

кражи на железных дорогах, в автобусах и т. д. — 553;

карманные кражи и ограбления пьяных лиц — 292;

магазинные кражи — 384;

преступления на сексуальной почве — 505;

растраты — 1025;

мошенничества — 617.

В 1942 году в Бельгии полиция обнаружила 11 157 поддельных бельгийских и одну иностранную монету, а также 94 фальшивые бельгийские и 20 иностранных банкнот. Весной того же года на рынке в Осло появились поддельные картины Гюстава Курбе и великих английских мастеров — Гейнсборо, Ромни, Констебля и Тернера, изготовленные местным безработным художником.

К марту 1943 года проституция во Франции стала столь серьезной проблемой, что правительство Виши вынуждено было принять новый, более жесткий закон против сводничества, имеющий силу практически во всей стране.

Это так понравилось доброму доктору Дресслеру, что месяц спустя он поздравил в письме Жана Феликса Бюффе, одного из старших офицеров полиции Виши, с ужесточением преследований сутенеров. Тема эта не раз бывала предметом «озабоченного обсуждения Международной комиссией криминальной полиции и особенно волновала бельгийца М. Флоран Луважа». (С ним мы однажды уже встречались: в 1929 году в Женеве он был одним из представителей Комиссии на конференции Лиги Наций, посвященной борьбе с подделкой валюты.) Однако и в военное время царило лицемерие, когда дело касалось сексуальных отношений. Только в оккупированном Париже продолжали процветать 120 борделей: из них 40 были зарезервированы для немецких солдат, четыре — для офицеров и один — для генералов.

В марте 1944 года в Апельдорне (Нидерланды) взломщик пробрался в дом богатого коммерсанта и выкрал футляр с драгоценностями его жены, в котором находились золотая цепочка с сапфиром и австралийским аметистом, жемчужное ожерелье с рубинами и бриллиантами, бирюзовое кольцо с бриллиантами, серьги с опалом и бриллиантами, опал и бриллиантовая брошь.

В мае 1944 года в Брюсселе произошел инцидент, имеющий вполне современный оттенок: ночью взломщики проникли в аптеку, похитили больше килограмма морфина и 24 грамма кокаина. Да, выгодная торговля наркотиками не прекращалась, несмотря на войну и недоступность обычных каналов снабжения.

Подобное происходило не только в оккупированных странах. Германская полиция также помещала в журнале Оскара Дресслера информацию о своих улизнувших за границу преступниках. В марте 1944 года появилось сообщение: выполненная маслом картина художника XVII века Отмара Эллигера вырезана из рамы и унесена из конференц-зала в самом Берлине. В том же месяце — гласит официальное объявление — некий мошенник, свободно говоривший по-французски, убедил опытного искусствоведа, занимавшегося торговлей картинами, отдать ему полотна семи старых мастеров для якобы надежного покупателя. Разумеется, аферист исчез вместе с картинами.

В том же 1944 году фальшивые банкноты буквально наводнили Центральную и Восточную Европу. Только в течение марта на рынке появились три разные партии подделок:

1) польские банкноты достоинством в 100 злотых, причем настолько неудачно исполненные, что фальшивомонетчики не решились распространять их в Польше, где они являлись национальной валютой, а переправляли в Австрию;

2) грубые подделки английских купюр в 50 фунтов стерлингов были обнаружены в Вене;

3) и, кроме того, 50-долларовые банкноты США появились в Минске, промышленном городе средней величины, в сотнях милях от любого мыслимого международного контакта. Каким образом они оказались в глубине оккупированной России? И какое они могли иметь практическое применение?

Не только Германский рейх и оккупированные страны поставляли журналу Дресслера информацию о различных преступлениях. В круг избранных вошли и фашистские диктатуры Франко в Испании и Салазара в Португалии, а также некоторые так называемые нейтральные страны. [20]

«Нейтральной» официально была и Швеция. Но насколько «нейтрал» действительно нейтрален? Яркий пример тому — доктор Харри Зодерман, бессменный директор шведского Государственного криминального технического института, столь деликатно называвший Артура Небе и Карла Цинделя — двух германских высокопоставленных деятелей Интерпола — «умеренными нацистами». Кроме того, он заявлял: «В послевоенной истерии, сразу же по окончании сражений, создавалось мнение, что нацисты использовали Комиссию в своих целях. Не думаю, что это справедливое утверждение. Насколько я могу судить, они старались сохранять внешнюю пристойность, по крайней мере, из тщеславия, и старательно избегали смешивать политику с деятельностью Комиссии».

Еще раз повторю: выдающийся криминолог, видимо, имеет избирательную память.

Он писал эти строки в 1954 году. Возможно, всерьез позабыл, что в 1942 году его назначили представителем страны в МККП. И в том же году его собственный институт сообщает в Комиссию (что послушно отражено в журнале Дресслера), что отдел лабораторной экспертизы расследовал 3526 дел (включая такие разные, как 13 убийств и 82 стертых серийных номера на велосипедах) и что в отдел дактилоскопии поступило 19 отпечатков пальцев международных преступников «из Международной комиссии криминальной полиции».

Что же касается заявления, что наци «не использовали Комиссию в своих целях… и старательно избегали смешивать политику с ее деятельностью», можно только догадываться, что бы сказал Зодерман о следующих двух эпизодах:

1) В начале мая 1942 года генерал Карл Оберг прибыл в Париж, чтобы принять на себя обязанности шефа СС и германской полиции в оккупированной Франции, вернее, в ее северной части, хотя несколько позже в том же году немецкая армия оккупировала и юг страны, оставшийся под номинальным управлением марионеточного вишистского режима. 8 августа 1942 года Оберг созвал конференцию в Париже с участием французских старших полицейских чиновников и региональных руководителей гестапо и СД (разведывательное подразделение германской Службы безопасности), функционировавших на севере Франции. В работе конференции участвовал также Рене Буке, недавно назначенный вишистским правительством шефом французской полиции. Формально власть его распространялась на всю территорию страны. Оберг прочел собравшимся лекцию о важности борьбы с международной преступностью и о главной роли, которую играет в этой борьбе Комиссия — под неусыпным оком наци.

Этот близорукий низкорослый человечек с коротко стриженными волосами — впоследствии он был заключен союзниками в тюрьму — вещал перед почтительно застывшей аудиторией: «Деятельность полиции всегда имела и имеет международное значение, особенно в плане энергичной борьбы с преступниками. Вы знаете, что много лет назад несколько стран создали Международную комиссию криминальной полиции, чтобы достичь общей цели». Отдав дань уважения самоотверженной деятельности на благо Комиссии его «коллеги и близкого друга» Рейнхарда Гейдриха, недавно погибшего «в результате бандитского нападения», Оберг заявил, что хотел бы посвятить себя служению ее благородным идеалам.

А далее он уточнил: «Французская полиция с полной ответственностью обязана исполнять свой долг — вести борьбу с нашими общими врагами — коммунистами, диверсантами, саботажниками — в едином ансамбле с силами СС и германской полиции под моим общим руководством».

Иными словами, генерал Оберг великолепно прикрывал респектабельностью Комиссии свои отвратительные цели, убеждая руководящих работников французской полиции (некоторые из них стали коллаборационистами, но большинство отвергло путь измены) помочь гестапо сохранить и укрепить «немецкий порядок» в их оккупированной стране.

2) Это была одна из самых блестящих, если не безумных, идей. И нацисты — почти достоверно — использовали Комиссию в ее реализации. Самая необычная в истории преступности операция по подделке денег называлась «Операция Бернхард». Она была разработана Альфредом Наужоксом, молодым офицером СД и протеже своего непосредственного начальника Рейнхарда Гейдриха — «что-то наподобие интеллектуального гангстера», как его называет Уильям Л. Ширep в своей книге «Взлет и падение Третьего рейха». К концу 1940 года стало очевидным, что Гитлер не намерен рисковать, осуществляя прямое вторжение в Великобританию через негостеприимные воды английского канала Ла-Манша. Поэтому Наужокс предложил: «А почему бы не поставить Англию на колени не военным путем, а экономически? И лучший для этого способ — наводнить мир фальшивыми английскими банкнотами до такой степени, что экономика страны просто рухнет, а деморализованное правительство само запросит мира».

Гейдриху эта идея, похоже, пришлась по душе, и он, возможно с помощью Гиммлера, добился одобрения Гитлера. В результате правительством Германии было изготовлено фальшивых фунтов на 630 миллионов. Часть этих банкнот удалось переправить в саму Великобританию, некоторые были запущены в обращение в нейтральных странах. Использовались поддельные фунты и для обмена на американские доллары — в надежде пошатнуть могучий американский рынок. Однако все это имело эффект безвредной хлопушки и никак не повлияло на экономику Англии, тем более не убавило решимости британцев продолжать войну. В конце концов фальшивые купюры сработали по своему назначению: немцы расплачивались ими со своими малозначащими сообщниками и шпионами. Например, произошел такой изумительный случай — классический пример надувательства. Некий «Цицерон» — лакей английского посла в Турции — продал немцам секретные документы, похищенные им из сейфа посла, за 20 000 фунтов и вскоре обнаружил, что все купюры — фальшивые.

Работа велась — вначале под надзором Гейдриха — со столь крупным размахом, что необходима была целая гвардия опытных фальшивомонетчиков. Так где же организаторы «Операции Бернхард» находили их? Без сомнения, пригодились материалы германской полиции по своим соотечественникам. Однако Симон Визенталь — знаменитый охотник за нацистами послевоенных лет — заявляет в документальном фильме «Досье Интерпола» (Нидерланды), снятом в 1977 году, что фашисты использовали также картотеку Интерпола, выслеживая наиболее искусных фальшивомонетчиков мирового класса, в которых они действительно нуждались. И в этом нет сомнений: говоря словами Генерального секретаря в отставке Жана Непота, подозреваемого в использовании картотеки Интерпола в охоте за евреями — кандидатами в концлагеря: «Это было бы очень практично».

Установлен следующий факт: фальшивые банкноты, помимо прочих мест, выпускались в концентрационном лагере «Заксенхаузен» под контролем старшего офицера СС Фридриха Швенда. Он предоставлял злосчастным фальшивомонетчикам простой, но эффективный выбор: или засучив рукава принимаешься за работу, или умираешь в газовой камере.

Время не помогло восстановить детали — они расплывчаты, а сама «Операция Бернхард» остается одним из немногих таинственных эпизодов Второй мировой войны, о котором мы еще не знаем всей правды. Вряд ли Гейдрих хоть мгновение колебался перед тем, как отдать приказ просмотреть картотеку МККП — организации, подвластной ему, чтобы реализовать сумасбродную идею Альфреда Наужокса, тем более что последний также служил в подчиненной ему СД.

Кажется, я вижу его дьявольскую ухмылку при мысли, что тут могла возникнуть проблема.

(Стоит упомянуть, что в ежегодном отчете Генерального секретариата на Генеральной ассамблее в Рио-де-Жанейро в июне 1965 года прозвучал финал истории об «Операции Бернхард»: «В ноябре 1963 года австрийская полиция обнаружила около 100 000 фальшивых купюр в 5, 10, 20 и 50 фунтов стерлингов и 41 печатную форму — остатки подделок, сработанных в лагере «Заксенхаузен» в годы войны для германского плана «валютного блицкрига».)

Возвратимся к журналу Комиссии. Еще одни «вечные нейтралы» Европы — швейцарцы, так же как и шведы, с удовольствием делились с ним информацией. «Международная криминальная полиция»за 30 июня 1943 года публикует два сообщения из Швейцарии. В одном из них серьезный рост преступности обосновывался введением ночного затемнения. Второй материал рассказывал о подделке валюты, хотя в куда меньших масштабах, чем «Операция Бернхард».

В обращении появились банкноты достоинством в 20 и 50 швейцарских франков, причем в каждой из них недоставало полосы шириной 1,5 см.

Фальшивомонетчик — разгуливавший пока на свободе — острым предметом вырезал их из хорошо сохранившихся подлинных банкнот. Затем укороченные части купюр он склеивал и перед тем, как пустить их в обращение, аккуратно складывал так, что дефект можно было заметить, лишь приглядевшись к портрету на купюре. Таким образом преступник изготавливал девять банкнот из восьми или десять из девяти [21]

В марте 1943 года Артур Небе, исполняя обязанности президента Интерпола после смерти Гейдриха, разослал всем странам — членам МККП циркуляр, включавший новую стандартную форму, по которой нужно посылать информацию в штаб-квартиру в Берлин. Скомпилированная из двух прежних форм, она все еще сохраняла пункт 8 о вероисповедании субъекта.

Это, однако, не помешало нейтральной Швейцарии — да и другим странам — по-прежнему посылать информацию в Берлин, а объявления о розыске — в журнал Комиссии. Вот три примера, взятые из 1944 года:


Глава 6 Преступность и коллаборационисты в годы войны | Интерпол | Мошенник