home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Преступление и вероисповедание

Преступление также двусмысленно, если рассматривать его с точки зрения вероисповедания. Евреи и католики нигде не отличаются так резко, как в форме своих преступлений.

Евреи вряд ли станут участвовать в преступлениях, требующих от человека ухода от общества и принятия совершенно пассивного поведения. Они более предрасположены к преступлениям, несущим для них материальную выгоду. Но вот что, помимо прочего, бросается в глаза из статистических данных: это то предпочтение, какое еврейские правонарушители отдают преступлениям, требующим применения хитрости, и, равным образом, их нелюбовь к насилию. Этот статистический тест, с одной стороны, противоречит утверждению довоенных нацистских пропагандистов, а с другой, — объясняет, почему в архивах МККП, которая особое внимание уделяет борьбе с мошенничеством, подделкой денег и проч., столь много еврейских имен».

Не очень приятный факт. Но он почти не имеет отношения ни к сегодняшнему Интерполу, ни даже к Интерполу 1986 года. Спустя 11 лет после обзора Марабуто сэр Рональд Хоув, который ушел в отставку с поста заместителя комиссара Полиции метрополии еще в 1959 году, писал в своих мемуарах: «Есть еще одна разновидность мошенников, с которыми Интерпол имел дело очень давно, с первых дней своего существования. Большинство из них — евреи польского происхождения, пожилые люди с солидными финансовыми навыками, имеющие внешность респектабельных бизнесменов, а руки — фокусников». Сегодня ни один старший офицер английской полиции не позволит себе изъясняться столь открыто по-расистски.

Лорен Грейлсамер цитирует также конфиденциальные показания, которые в марте 1982 года давал Андрэ Боссар французской Национальной комиссии информации и свобод (НКИС) — этот орган создан для укрепления французских законов по защите информации. Боссар сообщил Комиссии, что в 1970 году Интерпол принял решение «избавиться от своей картотеки преступников, разыскивавшихся по старым объявлениям». Это были в основном довоенные объявления, унаследованные от Луважа и включавшие пункт о религии субъекта: еврейской, католической или иной.

При чтении этих слов меня осенила мысль: «Не это ли ответ?!»

«Да, — поясняет Жан Непот, — отношение к религии упоминалось во всех старых карточках, которые мы получили от Луважа, но я вас уверяю, это никогда не принималось во внимание. В бытность мою Генеральным секретарем в Париже религия преступника никогда не заносилась в новую карточку. Я уже говорил вам, что решение — немедленно исключить этот пункт — я принял еще в 1946 году, а в 1970 году он был вычеркнут из всех старых досье.

Хочу особо подчеркнуть, что у нас никогда не было ни еврейской картотеки, ни католической, ни мусульманской. Я немедленно счел бы это посягательством на индивидуальную свободу. И при розыске преступников религия никогда не бралась в расчет».

Я безоговорочно принимаю то, что Непот говорит о собственно архивах Интерпола. Но правда и то, что в ноябре 1991 года, после 47 лет упорного отрицания этого факта французскими властями, неустанный поиск Сержа Кларсфельда завершился успехом. Французский адвокат, посвятивший себя установлению истины о судьбе французских евреев во время войны, обнаружил в архивах французского Министерства по делам ветеранов войны «еврейскую картотеку», составленную французской полициейв годы Второй мировой войны. Аккуратно сложенные в алфавитном порядке, с именами, адресами и возрастом, карточки имели целью облегчить гестапо и СС депортацию в Германию для уничтожения 150 000 евреев, живших в районе Большого Парижа. В этих списках стояла и фамилия отца самого Кларсфельда. «Это настоящая свора чиновников, которой удавалось лгать целые 47 лет», — заявил он репортеру. И кто может сказать, что он не прав?

Мы много времени уделяли картотекам: и пропавшей, и еврейской. Вернемся к воспоминаниям Непота о восстановлении организации после Генеральной ассамблеи в Брюсселе.

«Примерно в октябре или ноябре 1946 года к нам присоединился Поль Марабуто. Он был гораздо старше и опытнее нас как юрист и как офицер полиции. Полагаю, Дюклу понимал, что не совсем разумно иметь в Генеральном секретариате одну молодежь: нам нужен был кто-нибудь с большим весом (я не имею в виду, потяжелее, потому что это был весьма щуплый мужчина). Роль Марабуто в основном состояла в том, чтобы заботиться о юридической стороне дел. Он обычно присутствовал на всех совещаниях по проблемам наркотиков, готовил отчеты для Генеральной ассамблеи: вот такие дела. А я занимался всем остальным.

Вскоре месье Дюклу прислал мне еще одного коллегу, с которым мы проработали вместе целую вечность. Он прекрасно говорил по-английски, ему доверили переводить наш журнал, а затем он стал его редактором.

Мой кабинет стал тесен, поэтому нам выделили еще несколько комнат в перестроенной квартире, принадлежавшей до этого потомку Ги де Мопассана, в старом особняке на улице Монсо, 61. Постепенно мы расширялись. Только в первый год в организацию вступило восемь стран. [32]Работа меня вдохновляла — всего лишь тридцать лет, а мне поручили создать почти с нуля международную организацию. Это было захватывающе».

В июне 1947 года — к исходу того первого года — собралась Генеральная ассамблея, и естественно, в Париже. Делегатов приветствовал министр внутренних дел Эдуард Депре, выразив «признательность за то, что Франции оказана честь стать штаб-квартирой МККП». Четыре дня 54 делегата (на 11 больше, чем в прошлом году) пели дифирамбы собственной мудрости, проявившейся в решении восстановить организацию. Эдгар Гувер сдержал обещание: прислал личного представителя Гортона Телфорда, «юридического атташе» при посольстве США в Париже, [33]последний вызвал горячие аплодисменты, заявив: «В единстве, в соблюдении закона, во взаимопомощи состоит сила организации. ФБР готово для совместной работы».

Атмосфера была столь же деловой, сколь и праздничной. Джузеппе Дози, проницательный и легкий на подъем руководитель римского НЦБ, предложил включить в телеграфные адреса НЦБ слово «Интерпол», следующее за географическим названием места. Была принята официальная резолюция, и вскоре слово «Интерпол» стало частью названия организации. [34]Сегодня НЦБ называют себя «Интерпол-Лондон», «Интерпол-Вашингтон», «Интерпол-Висбаден» в любом обращении, а не только в почтовых или телеграфных.

К середине 40-х годов стали появляться все новые и новые направления в международной преступности. Это было отмечено на Ассамблее одним ведущим французским советником: «Международные преступники уже не те, какими мы привыкли их видеть. После войны остались горы автоматического и огнестрельного оружия, пулеметов, техники. Преступники научились прыгать с парашютом, беспрепятственно пересекать границы и континенты. Появились соблазны для будущих террористов, торговцев женщинами и наркотиками, распространителей порнографии. Мир переполнен всякого рода фальсификаторами».

Делегаты единодушно приняли предложение президента Луважа избрать на пост помощника Генерального секретаря Жана Непота. Он целиком это заслужил. Восстановленная Комиссия заработала.


(1946 –1947 годы) | Интерпол | (1947 –1980 годы)