home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


(1947–1972 годы)

Так что же происходило в Европе? Как чувствовало себя «детище» Жана Непота все эти годы, с тех пор как мы его покинули в 1947 году в старой мопассановской квартире на улице Монсо?

В штаб-квартире дела шли с трудом, но все же кое-какой прогресс был. Через год они переехали в более просторные, но мрачные помещения в сборном муниципальном здании на бульваре Гувион-Сен-Сир, 96, зажатом между мужской парикмахерской и пожарной командой.

В течение восьми лет Непот и его медленно увеличивавшиеся кадры работали в неприхотливых условиях, предоставленных бесплатно Министерством внутренних дел Франции. Там они оставались до 1955 года. Англичанин А.Дж. Форрест так описывал эту бесцветную обстановку: «Сейчас постоянная штаб-квартира Комиссии находится в этом длинном, прямоугольном, мышиного цвета блоке. Фасад его ничем не украшен и уныл, как тюрьма. На ступеньках день и ночь дежурят два жандарма. В штате всего сорок человек, и все равно им негде разместиться. У меня создалось впечатление, что кабинеты отделов настолько набиты сотрудниками, насколько это позволяет имеющаяся мебель».

И все-таки работали они неплохо! В 1949 году созрели для вступления в Комиссию Канада и Израиль. На Генеральной ассамблее в октябре в Берне Дюклу объявил, что в банке данных Комиссии находится 35 000 новых личных карточек и «значительное» число специальных досье по категориям преступлений. Организация разрасталась. На той же Генеральной ассамблее была утверждена эмблема для официальных бланков организации: земной шар, меч и весы, окруженные лавровыми листьями на голубом фоне — цвет, предпочитаемый большинством международных организаций. Меч олицетворял полицейскую деятельность, весы — правосудие, лавровые листья символизировали мир, поскольку целью своей деятельности Комиссия считала сохранение мира и порядка в обществе. Официальный текст, сопровождающий эмблему, гласил: «Поскольку организация действует в международном масштабе, а штаб-квартира находится в Париже, глобус изображается в ракурсе, при котором Париж расположен на центральном меридиане». Кто платит, тот и заказывает музыку.

В июне 1951 года на Генеральной ассамблее в Лиссабоне Флоран Луваж, наслаждаясь своими в основном протокольными обязанностями, с радостью согласился на переизбрание президентом на второй пятилетний срок. Но Луи Дюклу — в возрасте 68 лет — ушел в отставку с поста Генерального секретаря. Его преемником стал другой французский полицейский — Марсель Сико. Внешне он выглядел эффектно: симпатичный, немногим более пятидесяти лет, седовласый. Но в отличие от Дюклу он не имел административного опыта и не знал специфики работы. Тогда почему же избрали именно его? Ответ напрашивается сам собой: его рекомендовал премьер-министр Франции. Сама процедура голосования была фарсом. Приведем выразительную цитату из отчета о голосовании, опубликованного в журнале «Обзор международной криминальной полиции»:

«Под продолжительные аплодисменты Ассамблеи президент Луваж занял свое место в президиуме. Он благодарит всех делегатов и обещает работать и впредь на благо МККП с той же самоотдачей, что и раньше.

Он напоминает собравшимся, что необходимо также избрать Генерального секретаря. Уходящий в отставку Л. Дюклу консультировался по поводу своей замены с г-ном Анри Кейем, премьер-министром и министром внутренних дел Франции. Это высокое лицо порекомендовало МККП избрать г-на Марселя Сико, Генерального инспектора Сюрте Насьональ (Национальной Безопасности) в Париже. Г-н Луваж лично знает мистера Сико и его качества и убежден, что он будет служить на благо Комиссии с величайшей преданностью и пользой.

Кандидатура г-на Сико была поставлена на голосование, и его назначение принято единогласно».

Генеральная ассамблея в Лиссабоне оказалась самой неэффективной. И не только потому, что малодушно согласилась с назначением по указке своего Генерального секретаря. Это была первая Генеральная ассамблея после выхода из организации ФБР из-за рассылки красных извещений на чехословацких террористов.

Все это выдвинуло на повестку дня вопрос: может ли Комиссия вмешиваться в «политические» преступления? Было ли преступление угонщиков «политическим», как утверждал Гувер, или нарушением «общего права» — киднеппингом, как считало правительство Чехословакии? Но делегаты предпочли избрать другой путь. Необходима твердая рука: окружающий мир не проявлял ни малейшего желания стать мягче.

В течение пяти дней работы Генеральной ассамблеи об инциденте не обмолвились ни словом. Под обычным заголовком «Запросы по международным расследованиям» «Обзор международной криминальной полиции»сообщал о вялых дебатах, в которых приняло участие менее полдюжины не совсем обленившихся делегатов. И к чему это привело? К единодушной резолюции, что «в случае сомнений о политическом, расовом или религиозном характере запроса» Генеральный секретарь имеет право принять или отклонить его. Были выработаны «рекомендации» членам и главам НЦБ:

«1) следить за тем, чтобы никаких запросов по преступлениям преимущественно [41]политического, расового или религиозного характера не поступало в Генеральный секретариат, даже если — в запрашивающей стране — факты свидетельствуют о нарушении общего права;

2) заботиться, насколько это возможно, о том, чтобы запросы, которые поступают от зарубежных полицейских властей, не нарушали эти принципы».

Вряд ли эту позицию можно считать мужественной. Делегаты переложили бремя решений на плечи Генерального секретаря, оставив ему инструкцию, как вести себя в случае обычных ханжеских отписок. Организации выпал шанс подавить проблему в зародыше, но она им не воспользовалась.

В парижской штаб-квартире наблюдался определенный прогресс. Картотека уже содержала около 60 000 досье в алфавитном и фонетическом порядке; 1650 карточек с отпечатками пальцев; 277 карточек с описаниями и 2500 фотографических снимков. В 1952 году в организацию вступила Западная Германия. В 1954 году заработал собственный радиопередатчик Интерпола в Помпоне, под Парижем (на территории, бесплатно предоставленной Интерполу Францией). Была создана система «извещения по всем пунктам» (АРВ): в срочных случаях по радио можно было отправить подробную информацию, позволяющую полиции страны-члена задержать подозреваемого до получения письменного подтверждения. В 1955 году организация утвердила свой флаг с тем же рисунком, что и на эмблеме, и теперь он развевается над штаб-квартирой и над местом проведения Генеральных ассамблей. Примерно в это же время была принята на вооружение Система секретных кодированных сообщений, иллюстрируемых ниже не совсем типичным примером:

Слово «SOPEF» означало: «Прошу прислать всю соответствующую информацию, имеющуюся в вашем распоряжении, или ту, которую вы сможете получить в отношении указанного лица. Включите его фотографию, отпечатки пальцев, подробности последней судимости и, если он разыскивается, дайте знать, требуется ли (или будет требоваться) экстрадиция и при каких условиях.

Слово «CARMO» расшифровывалось: Прошу прислать всю соответствующую информацию, имеющуюся в вашем распоряжении, или ту, которую вы сможете получить в отношении указанного лица, особенно данные о его уголовном прошлом, настоящее имя и род преступных занятий.

Слово «DUDOL» означало: В случае обнаружения данного лица в Европе просьба задержать его. В любой другой части света прошу организовать наблюдение за его передвижением и действиями».

Несмотря на трудности, Интерпол придавал борьбе за укрепление законности новые ракурсы.

Жан Непот неохотно рассказывал о годах правления Луи Дюклу или Марселя Сико на посту Генерального секретаря: «Не хочу говорить ничего такого, что могло бы возвысить меня за счет моих предшественников. Это несправедливо. У них обоих была своя основная работа». Но после 1951 года совершенное отсутствие опыта у нового Генерального секретаря означало то, что на плечи его молодого помощника лег груз еще большей ответственности.

Непот признает, что вскоре после назначения Сико подготовил доклад, который не показывал никому. «Он по-прежнему лежит у меня дома в Париже. Его найдут после моей смерти. Но я составил еще и план:

1) нам нужны деньги;

2) нам нужна новая штаб-квартира;

3) нам нужно купить землю для этого штаба;

4) как только у нас появится настоящая штаб-квартира, тогда появится и доверие к нам как к международной организации».

«Для достижения этих целей нам пришлось изменить Устав 1946 года: необходима была твердая правовая основа. Тогда мы можем обращаться за деньгами и строить что-нибудь приличное.

В 1946 году Луваж опирался на венскую модель еще 20-х годов, когда весь персонал состоял из восьми — десяти человек, нанятых из местного австрийского населения. Взносы рассчитывались, исходя из численности, что по сути является бессмыслицей: например, Швейцарию с ее шестью с половиной миллионами человек международная преступность тревожит больше, чем Индию с ее почти семьюстами миллионами. По Уставу 1946 года у нас был совершенно смехотворный бюджет, а без денег ничего не сделаешь. Деньги — основа борьбы с преступностью».

Полтора десятилетия Непот трудился над реализацией своей выдающейся программы. Прежде всего надо было избавиться от этих мрачных помещений на бульваре Гувион-Сен-Сир. Министерство внутренних дел благосклонно заявило, что готово снять для Интерпола подходящие площади, если он сумеет договориться о приемлемой плате за аренду. Непот отправился на розыски и недалеко от Триумфальной арки на улице Поля Валери, 93-бис нашел великолепный старинный особняк на сорок комнат. В нем еще недавно располагалось посольство Ирландии. Министр внутренних дел согласился выплачивать аренду в течение девяти лет с 1 октября 1955 года, если организация сумеет найти начальную сумму на обустройство в размере 200 000 швейцарских франков. Непот подсчитал, что деньги можно собрать, если все страны-участницы согласятся выплатить взносы за будущий год вперед. И такое соглашение было достигнуто на Генеральной ассамблее в сентябре 1955 года в Стамбуле.

Наконец-то у организации появилось место, где можно нормально работать, и выглядело оно весьма прилично. «Никакое другое здание не было менее похоже на полицейский штаб, — вспоминал сэр Рональд Хоув. — Вход через мощенный булыжником дворик мог принадлежать какому-нибудь средневековому трактиру в Центральной Европе. Комнаты с высокими потолками, украшенными лепниной в стиле барокко, и с великолепными канделябрами, — как в маленьком дворце, более подобающем для приемов, нежели для вместилища огромнейшей криминальной картотеки, обладающей наиболее эффективной в мире системой поиска данных».

Теперь Комиссия могла не стыдиться за свою штаб-квартиру. Непот получил возможность переключиться на более долгосрочные задачи.

В июне 1956 года на Генеральной ассамблее в Вене после длившихся более двух лет закулисных дискуссий был принят новый Устав. Он стал более современным, но некоторые статьи не изменились. Статья 1 гласила: «Местом пребывания организации является Париж», [42]а статья 43 Генеральных правил, добавленная к Уставу, повторяла старую формулировку: «Предпочтительно, чтобы Генеральный секретарь избирался из числа жителей страны пребывания организации». (После назначения в 1985 году Раймонда Кендалла эта статья была нарушена как по духу, так и по букве.)

Статья 2 нового Устава определяет задачи организации: «а) обеспечить и способствовать постоянной взаимопомощи между органами криминальной полиции в рамках законов, существующих в различных странах, и в духе Всеобщей декларации прав человека; и б) создавать и развивать институты, способные внести эффективный вклад в профилактику и подавление преступности против общего права».

Статья 3 вводит запрет на «действия политического, военного, религиозного или расового характера».

Каждая страна-участница, независимо от ее размеров, имеет право на один голос. Президент, три вице-президента и девять членов Исполнительного комитета (ранее собирались два раза, а отныне — три раза в год) избираются тайным голосованием: президент — на четыре года, а Исполнительный комитет — на три года. Никто из них не может быть избран на два срока подряд. Переизбрание возможно лишь с перерывом. [43]

Представительство от всех основных географических регионов мира было достигнуто в 1964 году «джентльменским соглашением». Президент, вице-президент и члены Исполнительного комитета представляли различные континенты в следующей пропорции:

— трое из Африки;

— трое из Северной и Южной Америки;

— трое из Азии;

— четверо из Европы.

По уставу 1956 года Генеральный секретарь в отличие от других руководящих лиц может избираться только Исполнительным комитетом тайным голосованием. Его первоначальный срок полномочий — 5 лет, но в отличие от других должностных лиц он может переизбираться без перерыва. Однако Генеральный секретарь обязан уйти в отставку по достижении 65 лет, даже если эта дата наступит до истечения срока его полномочий. Он избирается «из лиц, высококомпетентных в делах полиции» и «при исполнении своих обязанностей представляет организацию в целом, а не какую-либо конкретную страну».

Этот Устав действует и по сей день. Во многих отношениях он устарел: не учитывает возникновения новых политических и экономических отношений в регионах, в нем ничего не говорится о заместителе Генерального секретаря или о том, как исключить члена организации (Куба, например, не платит своих членских взносов с 1959 года). Нынешний президент Интерпола Иван Барбо считает, что он устарел во многих деталях. «Пересмотр Устава входит в наши планы, — говорит он, — но сейчас у нас множество более срочных дел».

Устав 1956 года был большим шагом вперед для своего времени, и Жан Непот вполне может гордиться им. Более того, отмечает он: «Я пришел к выводу, что нельзя получить денег, пока нет настоящего Устава. Мы его разработали — и сразу же появились деньги!»

В июне 1958 года на Генеральной ассамблее в Лондоне были приняты новые Финансовые правила. Они определяли, что каждая страна отныне сама решает, каких размеров взносы она может платить — довольно-таки оригинальный подход к финансированию столь крупной международной организации.

Прежние жесткие рамки взносов пропорционально размерам населения перестали действовать, и члены теперь сами выбирали после консультаций с Генеральным секретариате том, [44]к какой из одиннадцати категорий они могут себя отнести. Каждая категория имела свое число «бюджетных единиц» — от одной единицы в 1-й группе до 60 единиц в 11-й группе. «Бюджетные единицы», выражавшиеся до сих пор в швейцарских франках, подлежали пересмотру каждые три года. (Почти двадцать лет спустя, на Генеральной ассамблее в Аккре в 1976 году была добавлена новая высшая категория — 12-я группа — с 80 единицами на члена для наиболее богатых стран, но лишь США решились войти в эту категорию. Великобритания, Франция, Западная Германия и Япония предпочли остаться в 11-й группе, выплачивая лишь 60 единиц.)

В тот период новые Финансовые правила, как и сам Устав 1956 года, полностью устраивали Непота. Пока Франция несла финансовую ответственность за организацию, а ее нужды встречали нужный отклик, такого бюджета было достаточно. Но когда количество членов возросло (с 51 — в 1956 году до 154 — в 1990 году), а спектр действий расширился, финансовая инфраструктура уже была не в состоянии отвечать требованиям дня — даже учитывая пересмотр раз в три года величины основной «бюджетной единицы». [45]

«Вне всяких сомнений, — писал Майкл Фунер в 1989 году, — Интерпол — наиболее нуждающаяся в финансовой помощи международная организация и потому наименее влиятельная в мире. Его годовой бюджет до 1969 года не превышал $ 1 000 000. Десять лет спустя он возрос до $ 3 000 000, а к середине 80-х годов — до $ 6 000 000».

На Генеральной ассамблее в Оттаве в сентябре — октябре 1990 года страны-члены, неохотно смирившись с финансовыми реалиями, приняли новые Финансовые правила. Они вступили в силу в начале 1991 года.

Но это — в будущем. В конце же 50-х годов Непот и его титулованный шеф Марсель Сико (переизбранный на второй срок в 1956 году), упивались своими достижениями. Они готовились к Генеральной ассамблее, которая впервые должна была состояться в сентябре 1959 года за пределами Европы: в Лахоре, Пакистан. Все предвещало хороший исход для этой новой важной вехи на пути развития организации. Но так не получилось. Вместо этого пришлось преодолевать самый худший кризис со времен драматического ухода Гувера в декабре 1950 года.

Сэр Ричард Джексон, тогдашний британский член Исполкома, пересказывает эти события в мемуарах, как обычно, в своем прямолинейном стиле: «Вдруг, незадолго до начала Ассамблеи, нас извещают, что Пакистан — страна-организатор (и мусульманская страна) — отказывается пригласить делегацию Израиля и выдать визы израильским делегатам, несмотря на приглашение Генерального секретаря.

Исполком собрался на срочное чрезвычайное заседание, в результате которого было решено: Генеральный секретарь обязан известить страну-организатора, что Ассамблея проводиться не может, пока делегаты Израиля не будут допущены в Пакистан. Визы выданы не были, и Ассамблея в Лахоре не состоялась. Вместо этого созвано внеочередное заседание Генеральной ассамблеи в 'Париже в декабре 1959 года».

На совещании Марсель Сико, верный принципам невмешательства в межнациональные отношения, подчеркнул: «Из этого происшествия необходимо извлечь урок и не допустить повторения подобных эксцессов в будущем. Все, что надо сделать, — это убедиться, что делегация, рассылая приглашения, торжественно обязуется, именем своего правительства, принять всех делегатов из любой страны, являющейся членом нашей организации, без исключений или каких-либо условий». Не было даже необходимости ставить это предложение на голосование. Как комментировал эти события журнал «Международный обзор криминальной полиции», «инцидент был исчерпан, и Генеральная ассамблея перешла к другим вопросам повестки дня».

Наконец-то организация проявила силу. И это оправдало себя: обе стороны продолжали направлять делегации на Генеральные ассамблеи в течение двух арабо-израильских войн. Почему бы офицерам полиции арабских стран и Израиля не сотрудничать? Так же как поступали арабские и израильские правонарушители: четыре года назад на Генеральной ассамблее в Стамбуле сообщалось, что смешанные преступные группы израильских и арабских торговцев наркотиками перевозят опиум-сырец через Израиль в Египет. У преступников не существует межнациональной розни.

Подобное происходило и тогда, когда иракцы и иранцы убивали друг друга в жестокой войне 1981–1989 годов: обе страны продолжали направлять делегатов на Генеральные ассамблеи.

И это единственно верное решение: международная организация призвана быть выше споров между отдельными ее членами, выше подозрений, предвзятости или недобрых чувств по отношению к любой нации. На Генеральной ассамблее в Оттаве в 1990 году я наблюдал, как один из руководителей ливанской делегации гневно надрывался с трибуны о том, что с его НЦБ не посоветовались по каким-то аспектам дела, связанного с ливийскими террористами, а Генеральный секретарь Раймонд Кендалл отвергал обвинения спокойно, ни разу не возвысив голос.

Через несколько месяцев, стоя в очереди в кафетерии в лионской штаб-квартире, мне пришлось объяснять любезному иранскому полисмену, говорившему по-английски и проходившему подготовку в тренировочном центре НЦБ, как могло случиться, что Маргарет Тэтчер покинула свой пост, все еще оставаясь лидером правящей в Великобритании партии. И мы ни на один миг не задумались, что мы — наследники разных культур или что наши страны много лет яростно и жестоко противостояли друг другу.

Полицейские, как и все, могут иметь свои политические взгляды, но на международном уровне они обязаны себя сдерживать и работать сообща.

Вернемся к совещанию в Париже. Не успел Марсель Сико покончить со щекотливой пакистанской проблемой, как Жорж А. де Кастроверде, глава НЦБ Кубы, взорвал царившую доныне учтивость дебатов. В январе 1959 года жестокий диктаторский режим Фульхенсио Батисты был свергнут Фиделем Кастро. Сам Батиста получил убежище в Доминиканской Республике, но несколько высокопоставленных полицейских чиновников бежало в Соединенные Штаты. «Эти офицеры полиции, — заявил де Кастроверде, — совершили преступления против общего права. В течение многих лет в моей стране полицейские органы действовали, пренебрегая своими обязанностями и нарушая закон. Эти люди фактически сами воры и преступники, выдающие себя за полицейских. Они убили свыше 20 тысяч человек… и подлежат наказанию. Они должны быть возвращены на Кубу, где предстанут перед судом».

Но Генеральный секретарь Сико отказался выдать красные извещения для их ареста и последующей экстрадиции и тем самым, как доказывал разгневанный кубинец, «защитил преступников, объявив их политическими беженцами».

Жорж А. де Кастроверде предложил проект резолюции, «осуждающей жестокость и негуманные методы, используемые служащими полиции, и требующей их немедленного рассмотрения гражданским судом с целью наказания». Но Марсель Сико предостерег делегатов, что «такое решение представляет серьезную опасность для всей организации», а Ричард Джексон добавил: «Когда одна страна требует, чтобы поведение ее полиции при изменившемся политическом режиме было расследовано другими странами, это означает, что такое требование вызвано политическими мотивами». Остальные делегаты высказывались в подобном духе, лишь представители Гаити и Венесуэлы поддержали кубинца. Проект резолюции был исключен из повестки дня подавляющим большинством голосов — сорок против двух.

С тех пор Куба перестала платить взносы в Интерпол и отказалась участвовать в каких-либо его действиях. Но чего же они ожидали? В прежние годы к тем офицерам полиции режима Батисты, как и нынешним их коллегам при новой власти, которые были делегатами Генеральной ассамблеи, обращались с трибуны, как к «уважаемым делегатам». И справедливо заметил Райнер Шмидт-Нозен, бывший глава германского НЦБ: «Наша организация старалась никогда не вмешиваться в полицейские действия против людей, которые ранее стояли у власти, а затем подверглись преследованиям со стороны деятелей, сменивших их. Никогда не знаешь, когда наступит твоя очередь!»

Наш мир многогранен и далек от совершенства. И, как придется признать это самым преданным сторонникам Объединенных Наций, существуют пределы возможного даже у самых могучих международных институтов. Это не значит, что Интерпол возглавляют люди, благосклонно относящиеся к диктатурам или странам с тоталитарными режимами. Это не так. Но неизбежно существует граница, до которой может себе позволить действовать этот полицейский клуб (а именно им он и остается). Задача Интерпола никоим образом не состоит в том, чтобы изменить существующий порядок: его роль в том, чтобы трудиться в его рамках.

Усталый цинизм сэра Ричарда Джексона заслуживает того, чтобы процитировать его еще раз: «Иногда различные полицейские структуры конфликтуют из-за якобы недостаточной помощи, оказываемой друг другу. Но это бывает довольно редко по сравнению с почти всеобщим мнением полицейских, что правительства их зажимают. Некоторые резолюции Ассамблей по существу представляют собой попытки оказать давление на правительства для достижения каких-либо целей: например, обязательная госпитализация наркоманов.

Политика с завидным упорством пытается воздействовать на работу организации, и приходится постоянно прилагать усилия, чтобы этого не допустить».

В 1951 году Генеральная ассамблея проходила в Португалии — стране с фашистским режимом.

Луваж, бывший коллаборационист и президент Интерпола, рассыпался в похвалах той «грандиозной» работе, которую проделал в качестве организатора Агостиньо Лоренсо — директор «Внутригосударственной безопасности» диктатора Салазара. Это был тот самый Лоренсо, который в 1943 году отправил Эрнсту Кальтенбруннеру полную грубой лести телеграмму с благодарностью за соболезнования, выраженные ему тогдашним президентом Интерпола по поводу кончины жены. [46]Когда десять лет спустя на Генеральной ассамблее в Мадриде испанский министр внутренних дел в приветственной речи к делегатам отдавал дань безмерного уважения своему диктатору, Франко, сэр Ричард Джексон удовольствовался тем, что поблагодарил того за теплые слова и напомнил делегатам, что их Устав запрещает «какую бы то ни было дискуссию на политические, военные, религиозные и расовые темы».

Мы можем, конечно, предпочесть англо-саксонский подход Джексона, но дело здесь лишь в различии стилей. Оба президента тянули одну и ту же упряжку, но по разным дорогам.

В это время Жан Непот, который официально стал Генеральным секретарем только после отставки Сико в 1963 году, настойчиво трудился над делом своей жизни — превращением Интерпола в жизнеспособную организацию. С 1959 года в штаб-квартире в Париже начали проводиться международные симпозиумы по обмену конфиденциальной оперативной информацией на такие специфические темы, как наркотики, организованная преступность, криминалистика и международное мошенничество. Они длились три-четыре дня, и посещало их от 40 до 120 офицеров полиции. Сейчас они проводятся в форме «рабочих групп» и участвуют в них около двадцати офицеров. Обсуждаются не общие вопросы, а конкретные уголовные дела или проблемы. Такая форма более полезна с повседневной, практической точки зрения.

В марте 1962 года была реализована еще одна блестящая идея Непота. В Монровии, столице Либерии, состоялась первая региональная конференция Интерпола. Этим дано убедительное доказательство странам «третьего мира», что организация создана не только для Западной Европы или так называемых «великих держав».

Эта проблема существует и сегодня. «Укреплять и поддерживать еще большие региональные связи Интерпола — основная задача на 90-е годы», — подтвердил президент Иван Барбо на нашей встрече в Париже в июне 1991 года.

Требовали решения и более серьезные проблемы. Вспомним два последних из четырех пунктов амбициозного плана Непота, составленного еще в 1951 году: Интерполу необходимо приобрести собственный участок земли и построить штаб-квартиру. Наконец в начале 60-х годов такая возможность появилась.

В июле 1962 года организации пришлось до предела напрячь силы. Израсходовав почти весь резервный фонд, она купила участок на вершине холма в Сен-Клу, западном пригороде Парижа, с чудесным видом на столицу и куда легко было добраться на поезде, метро или такси. В июле 1963 года французское правительство гарантировало 20-летний заем в размере 4 миллионов франков с самым благоприятным процентом (5,25 %). В июле 1966 года Интерпол переехал в построенную по заказу штаб-квартиру — семиэтажное здание на улице Арманжо, 26, а 25 мая 1967 года оно было торжественно открыто министром внутренних дел Франции в присутствии 48 послов и 20 других представителей стран-участниц.

Несомненно, для Непота это был великий день. Но тут же перед ним встала другая организационная проблема. В ходе переговоров с французским правительством по поводу займа на строительство он предусмотрительно обратился в Министерство финансов Франции с просьбой об освобождении от некоторых налогов — это разрешалось другим организациям государственного сектора. Последовал убийственный ответ. Оказывается, Интерпол не имеет официального законного статуса. Все эти годы организация нанимала и увольняла работников, вела банковские дела и почтовые счета, платила ренту, страховку и обговаривала займы, будучи в полном неведении, что «в этих обстоятельствах и без всяких предубеждений ко всем контрактам, обсуждавшимся Интерполом, организация не имеет законного статуса во Франции» — так тактично ответило Министерство финансов в письме от 16 июля 1963 года.

Едва обошли «трудности» с освобождением от налогов, как перед Непотом встала еще одна задача: придать своей организации законный статус. На это ушло шесть лет тонких и упорных переговоров. Наконец в мае 1972 года было подписано с французским правительством соглашение о штаб-квартире, определившее легальный статус организации. Интерпол получил также налоговые льготы и другие особые права и привилегии, позволяющие легально защитить здание, документацию и корреспонденцию Интерпола.

Годом раньше Непот, воспользовавшись покровительством всесильного де Голля обратился с просьбой в ООН присутствовать на заседаниях Комиссии ООН по наркотикам вместе с делегатами межправительственных организаций, а не с неправительственными организациями, со статусом консультанта. Объединенные Нации согласились придать Интерполу полный легальный статус межправительственной международной организации.

Теперь Интерполу оставалось лишь судебным путем защитить собственное имя. До получения полного международного законного статуса он этого сделать не мог. В 50-х и 60-х годах вышли, по крайней мере, два кинофильма и несколько книг, незаконно использовавших на титуле название «Интерпол». Все эти фальшивки содержали надуманные диалоги между преступниками и создавали совершенно ложное представление о «человеке из Интерпола». Но до тех пор, пока организация не приобрела законного статуса, она не могла предотвратить появление таких лжепроизведений.

Получив легальный международный статус от Организации Объединенных Наций, Непот мог наконец привести в движение сложный судебный механизм, созданный Парижской конвенцией по защите промышленной собственности, и зарегистрировать в 1980 году во Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) название межправительственного международного института вместе с его инициалами, эмблемой и флагом. Это заняло много времени, но теперь название и эмблема «Интерпол» были защищены законом от произвольного использования своих атрибутов. Я не мог бы поставить это слово в заголовок своей книги, и мои издатели не поместили бы эмблему на суперобложку без разрешения Генерального секретаря Раймонда Кендалла.

Но мы забегаем вперед в своем повествовании. А тогда, в 60-е годы, Интерпол продолжал развиваться и расширяться. Франция по-прежнему несла финансовые расходы. И вот впервые Великобритания и Западная Германия (но пока без США) отправили несколько своих офицеров на работу на два-три года в Генеральный секретариат, продолжая выплачивать им жалованье по месту прежней работы — это был хороший подарок Интерполу.

Эта организация еще была способна трогательно верить в свои наивные резолюции, взлелеянные на Генеральных ассамблеях. Взять хотя бы резолюцию о проституции, одобренную в июне 1965 года в Рио-де-Жанейро, где содержалась «рекомендация» «приложить все усилия по надлежащему воспитанию подростков с тем, чтобы они смогли избежать вовлечения в проституцию». Или, например, «рекомендация» из 8 пунктов в резолюции по наркотикам, принятой на конференции в Локарно в 1966 году, где, помимо прочего, можно прочесть:

«Все плантации, где незаконно выращивается опиумный мак, кокаин и каннабис, должны быть выявлены и уничтожены;

тайные лаборатории по производству наркотиков должны быть выявлены и уничтожены;

существующие законы против торговцев наркотиками подлежат более строгому исполнению». (Как будто есть государства, приветствующие торговлю наркотиками и проституцию.)

Были и другие примеры политического лицемерия на Генеральных ассамблеях. Амир Аббас Ховейда, премьер-министр Ирана, приветствуя делегатов Ассамблеи в Тегеране в октябре 1968 года, заявил: «Все ваши усилия, направленные на предупреждение и борьбу с преступностью в национальном и международном масштабах, представляют собой всего лишь одну сторону медали. Как недавно сказал Его Величество шах, истинными врагами человечества являются болезни, невежество, голод и социальная несправедливость. Преступление совершается лишь там, где царит нищета или бездействует правосудие. Нам необходимо бороться с этими пороками». Эта напыщенная речь прозвучала из уст человека, представлявшего один из самых социально несправедливых и тиранических режимов в мире, чья секретная полиция по своей варварской жестокости могла сравниться с гитлеровским гестапо.

Но Интерпол продолжал оказывать неоценимое содействие полицейским силам во всем мире. Например, в 1971 году НЦБ-Висбаден через сеть Интерпола сотрудничало с 98 странами, НЦБ-Токио — с 55, а НЦБ-Нью-Дели — с 37 странами. Статистическая информация за этот год, представленная в Генеральный секретариат, свидетельствует: по запросам разных НЦБ было произведено 994 ареста в 19 странах, и эти 19 стран — главным образом, в Западной Европе — отправили 87 981 единицу информации другим НЦБ и получили соответственно 66 608.

В 1972 году штаб-квартира в Сен-Клу получила телеграмм, телексов и других сообщений больше, чем за все предыдущие годы, — 178 431, переданных через 50 радиостанций Интерпола по всему свету. Но большинство из них из-за дороговизны было передано азбукой Морзе, а не по телетайпу. Спустя три года во время моего первого посещения Сен-Клу мне рассказывали: «Можно отправить сообщение азбукой Морзе в космос, и это ничего не будет стоить, а телекс слишком дорог!» Материальные ограничения из-за того, что финансирование велось французским правительством, начинали сказываться. Однако полицейские органы других стран предпочитали оставаться в стороне и предоставить Франции как столице Интерпола возможность наслаждаться славой.

Именно в этот период у Непота появилась новая идея: если правильно распределить имеющиеся финансы и если страны-участницы пойдут на более широкое сотрудничество, то появится шанс придать полицейской деятельности в мире новые волнующие возможности. И 1 января 1972 года в Сен-Клу утвердили новую категорию полицейских офицеров связи Интерпола.

Наконец-то сотрудник организации сможет приблизиться к уже знакомому публике облику «человека из Интерпола». По правде говоря, и двадцать лет спустя он так и не переступил этот порог. Однако сейчас там уже нет людей, постоянно проводящих все свое время за канцелярским столом. Отныне они выезжают в большой мир, за пределы Франции и работают совместно с другими полицейскими силами: координируют действия, делятся информацией, предлагают новые пути расследования.

Вначале офицеров связи было всего трое. Они выезжали в регионы и действовали в основном в сфере наркотиков. Сегодня их все еще немного — около двадцати. Они часто присутствуют при задержании наркодельцов соответствующими службами, но права лично арестовать преступника не имеют.

Тогда, во время моего первого визита в штаб-квартиру весной 1975 года Жан Непот радостно воскликнул: «Наконец-то, началось! Это, я убежден, одно из самых важных направлений нашего дальнейшего развития. Это — наше будущее, один из элементов будущего!» Но я вспоминаю старшего детектива Скотленд-Ярда, поделившегося со мной следующей мыслью: «Если бы французы не поддерживали Интерпол, вся организация рухнула бы».

Это, несомненно, похвала в адрес французского правительства, но едва ли делает честь самой организации.


Глава 10 Двадцать пять лет французского господства | Интерпол | Глава 11 Как обстоят дела с преступностью?